2020 год. Операция “Харли Квинн”.

Глава 1. Выбор Лукашенко.

9 августа 2020 года.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко нервно курил в своей резиденции в Минске. Он сидел на стуле за столом, потягивал сигарету и задумался, погрузившись в свои мрачные мысли.

Вот и пришел день выборов. Много времени прошло до этого дня. Лукашенко пережил распад СССР, лихие девяностые и пандемию китайского коронавируса в 2020 году. Но что будет дальше, если он оставит свою страну?
Лукашенко умудрился догнать Путина по количеству президентских сроков, лавировал в отношениях между Россией и США. Но теперь пришли выборы. Что теперь будет дальше?

В целом, армия, милиция и спецназ оставались ему подконтрольны — силовики поклялись защищать его и быть готовыми выполнять любые его требования. Но народ не хотел видеть его на посту и желал выбрать другого кандидата. Лукашенко знал об этом и поэтому он приказал арестовать Цепкало и Бабарико, которые представляли его реальную альтернативу, а также стянул белорусские войска на границе с Россией, чтобы отвлечь народ от выборов на антироссийскую риторику. Но оставались две реальные проблемы — протесты народа, который уже нельзя было обмануть фальсификациями и третий кандидат на выборах — Светлана Тихановская. Лукашенко долго решал, стоит ли ему уйти в отставку после выборов или стоит напрячь свои мозги, выкрутиться на очередной срок и хоть как-то попытаться вытащить страну из кризиса. В итоге, он сделал свой выбор.

Приближался рассвет, на часах было 8 утра.

В двери раздался стук.

— Входите! Я давно вас ждал. Спешить надо, голубчик. — сказал Лукашенко.

Дверь открылась. В кабинет вошел министр МВД Белоруссии Павел Громов. Вид его был уставшим.

— Значит так. Сегодня состоятся выборы, но я не собираюсь уходить с поста. Нужно сделать так, чтобы у этих болванов не осталось никаких кандидатов. Если они опять изберут очередную дуру вроде Ксении Собчак — Белоруссия рухнет. Ты понимаешь о чем я говорю? —

— Да. Я готов сделать все, что вы прикажете. — ответил Громов.

— Хорошо. — продолжил Лукашенко. — Я задумал провести одну спецоперацию. Но это будет необычная операция и она пройдет в рамках государственного масштаба. Нужно сделать так, чтобы проголосовали только за меня — чтобы как у Путина избиратели поставили одну “галочку” в участках только за меня. Но пока Тихановская остается непотопляемой — меня не переизберут. Ее нужно отстранить и это для остальных должно пройти дерзко, но безболезненно для страны. И в этом будут задействованы отряды белорусского ОМОНа. Паша, сейчас я с тобой говорю по секрету, как друг — если я не пробуду президентом Белорусии до 2025 года, все станет только хуже. Мне нужна твоя помощь, Громов. Сейчас на тебе лежит не только сохранение моей жизни — на тебе лежит ответственность за историю страны. —

— Я вас понял — спокойно ответил Громов — Что я должен сделать?

— В 10 утра вы начнете спецоперацию. Я решил дать ей кодовое название “Харли Квинн”. Кстати, ты слышал про американскую Харли Квинн? —

Громов немного усмехнулся, но затем быстро подавил в себе смех и ответил:

— Так точно, слышал. Видел по телевизору. —

— Отлично! — продолжил Лукашенко — Так вот, Харли Квинн — это подружка Джокера в фильмах про Бэтмена. В США и в постсоветских странах многие обожают эти фильмы. Признаюсь, я тоже их смотрел. Но вернемся к теме. Харли Квинн — это дерзкая девчонка, которой плевать на права человека. Мы конечно, не будем нарушать права человека и бегать за Джокером, но наша операция тоже будет дерзкой. Мы нарушим процедуру выборов, но спасем Белоруссию от майданов. Ты все понял? —

— Я готов выполнять ваши распоряжения. Что прикажете сделать. — сказал Громов.

— В 10 часов утра вы объявите, что всем нужно надевать маски. Несогласных — скручивайте и доставляйте на протокол в милицейские участки. Расставьте на участках отряды ОМОНа. И когда Тихановская придет на избирательный штаб — арестуйте её и посадите рядом с Цепкало и Бабарико в изолятор. Не забудьте подбросить ей в штаб наркотики. И еще учтите — на арест Тихановской уйдет основная часть операции “Харли Квинн”. Вы должны будете её скрутить силой и доставить в изолятор. Не смотрите на то, что она женщина — библейского Самсона тоже погубила женщина. В общем, не поддавайтесь на жалость — это приказ! Вы должны спасти Белоруссию, а не цацкаться с женщинами. После этого, все белорусы проголосуют за меня — потому что после ареста Тихановской останутся только слабаки. Все, теперь я все сказал. Подготовь ОМОН и начинай операцию. —

— Вас понял. Я все сделаю. — ответил Громов и вышел из кабинета.

Через час Громов уже был в здании МВД — он заранее отправил по планшету сообщение об операции в отряды ОМОНа и те начали скрытно готовиться к операции. Громов взял телефон, набрал номер и произнес:

— В 10 часов утра приступайте к действиям и выезжайте на арест Тихановской в её штабе. Операция “Харли Квинн” начинается. —

Глава 2. Арест Тихановской.

Светлана Тихановская сидела в штабе, готовясь к выходу избирателей. Было уже 10 часов утра и сегодня она пришла в пустующий штаб раньше всех.

Тихановская уже знала об аресте Цепкало и Бабарико, и поэтому вчера она покинула свою свою квартиру под предлогом безопасности. Но она не хотела покидать избирательный штаб и решила бороться на выборах любой ценой.

Неожиданно в дверь кабинета раздался стук. Светлана оторопела. Члены штаба уже пришли? Так рано? Но она не стала задумываться, встала со стола, подошла к выходу и открыла дверь.

То что произошло дальше шокировало Тихановскую. На пороге кабинета она увидела нескольких рослых спецназовцев ОМОНа в масках и с автоматами наперевес. Пока Светлана не успела опомниться, двое из них подошли к ней, положили руки на плечи, развернули ее и усадили обратно на стул и оставили свою руки на ее плечах, нагло похлопывая по ней, как по психбольной. И еще от них пахло сигаретным перегаром.

Из отряда вышел главный из них. Он тоже был одет в форму, но маска на нем отсутствовала и он не имел при себе оружия. Судя по всему это был капитан ОМОНа. На вид ему было 38 лет.

— Здравствуйте, гражданка Светлана Тихановская. — проговорил главный омоновец — Что же вы так захотели перейти дорогу самому Лукашенко? Опочивальня Батьки вам покоя не давала? Я капитан ОМОНа Роман Шурыгин. Мне поручили задержать вас, так как в вашем штабе не все чисто как может показаться. —

— Я ничего не нарушала. — стараясь сохранить спокойствие проговорила Тихановская. — Я могу показать все что имею у себя. И я имею право уйти… —

— Сиди, не рыпайся, тварь!!! Ты никуда не пойдешь. — заорал один из спецназовцев, трепавших ее плечи, прямо ей на ухо.

Светлана вздрогнула. Она поняла, что теперь она влипла по-настоящему и что ОМОН оказался в ее штабе раньше всех не случайно — спецназовцев прислал по распоряжению лично Лукашенко.

— Не советую злить моих ребят — продолжил Шурыгин — Иначе вы сразу отправитесь на крематорий в морге. Ладно, Светлана, все отговорки это лирика. Давайте прямо начистоту. Меня поручили задержать вас в рамках спецоперации под кодовым названием “Харли Квинн”. Вы сядете в тюрьму, Тихановская. И сядете надолго. Ваш муж вам не поможет и когда вы выйдете из колонии — поедете встречать свою старость не в Минске, а в Вырице. Не советую сопротивляться моим бойцам — они тертые калачи. И сядете вы за хранение наркотиков в своем штабе и за попытку организовать белорусский майдан на 30 лет. Не нужно было переступать дорогу Лукашенко — вы во всем виноваты сами. —

Светлану охватила небольшая дрожь. Роман усмехнулся, вытащил из кармана три пакетика с наркотиками и бросил перед Тихановской на стол.

— Ты в тюрьму сама поедешь? Или тебя связать? — насмешливо спросил Роман.

— Я только возьму свои вещи из шкафа. — ответила Светлана.

Она встала со стула и потянулась к своему шкафу, стоявшего рядом со столом. Там она хранила свои семейные фотографии, пару романов и небольшую косметичку. Но это была ее роковая ошибка.

— Ну, раз не получается с тобой по-хорошему… — проговорил первый спецназовец и схватил ее за шиворот.

Спецназовец отбросил Светлану к столу. Она ударилась носом об край стола. Тихановская почувствовала резкую боль, из ее носа потекла кровь и она упала на пол. Она сломала нос при ударе об стол.

Разъяренные два спецназовца, которые держали ее за плечи, вновь схватили ее. Первый спецназовец накинул ей на шею удавку и стал душить её. В белорусском ОМОНе удавка предназначалась для усмирения буйных бандитов из ОПГ. Второй спецназовец стал крутить ей руки.

Светлана задыхалась, ей не хватало воздуха.

— Тихо, тихо… Не дергайся, майдановская шлюха. — проговорил душивший её спецназовец — Мы тебе поможем. —

Второй спецназовец надел наручники на её руки и отошел. Первый спецназовец продолжил ее душить.

Светлана начала постепенно терять сознание. У нее усилилось головокружение и в глазах посыпались тысячи искр.

— Паша, хватит. — сказал Шурыгин — Она уже все поняла. —

Но спецназовец продолжал ее душить.

— Я сказал хватит! — заорал Шурыгин — Оставь ее, иначе я убью тебя прямо на месте. Она нужна живой. —

Спецназовец отпустил удавку с шеи Светланы. Она резко вздохнула чистый воздух, которого ей не хватало. Спецназовцы усадили ее обратно на стул и вновь положили ей руки на плечи.

— За что вы так со мной? — тихо проговорила Светлана. Я же вам ничего не сделала.

Омоновцы в ответ рассмеялись.

— За что мы так с ней? — сквозь смех проговорил первый спецназовец, душивший её удавкой — Странный вопрос от майдановской шлюхи. Света, а ты сама на кого работаешь? На Викторию Нуланд с печеньками, на гитлеровского Петра Порошенко с шоколадками или на Шута Украины — Владимира Зеленского? Хотя нет, ты же лесбиянка в постели с Ксенией Собчак. Из-за таких уродов как ты на Украине в Евромайдане погибли люди. И моя сестра в том числе. Её убили на Донбассе! —

Спецназовец ударил Светлану прикладом автомата Калашникова. Она упала со стула на пол.

— Отставить! — заорал Шурыгин — Это приказ! У нас не гестапо. Берите её и грузите в нашу кутузку. Мы передадим ее следователям КГБ Белоруссии. —

Спецназовцы подняли Светлану. Она едва могла передвигаться после полученных травм. Спецназовцы потащили ее на улицу.
На улице уже было светло, небо было полностью закрыто серыми облаками. У штаба стоял омоновский микроавтобус “Мерседес”. Спецназовцы отодвинули дверь, бросили Светлану в салон к остальной группе спецназовцев и захлопнули дверь. “Мерседес” тронулся с места и помчался по улице, набирая скорость.

Спецназовец с удавкой спокойно вздохнул, присел на ступеньках избирательного штаба и снял маску. У него потекли слезы, он не выдержал напряжения и заплакал.

Роман Шурыгин, в этот момент вышел из штаба.

— Паша, я что-то не знаю? — спросил Шурыгин — Орехов не молчи. Ты мог убить Тихановскую и сорвать нам всю операцию. Ты понимаешь, что тогда ты сам оказался бы на ее месте и тебя осудили бы за убийство — Лукашенко нам этого бы не простил. Какого черта ты не слушал моих приказов? Что случилось с твоей сестрой? —

Орехов вытер слезы.

— Старшая сестра у меня была на Украине. Екатерина Орехова. Ей было сорок лет, а мне тридцать. Судьба нас разлучила после распада СССР — я остался в Белоруссии, а она на Украине в Донецке. Осталась одна, без мужа. Потом, в 2014 году начался Евромайдан и война на Донбассе. Мы окончательно потеряли связь с друг другом. Я не мог дозвониться до нее по Скайпу, а ехать за ней побоялся после бомбежек. Струсил. Но теперь я жалею об этом. Потому что моя сестра не струсила. Она записалась в ряды пророссийских группировок в ДНР, боролась за свободу на фронте и стала офицером армии ополченцев. Во время боёв в Донецком аэропорту Катю убил украинский снайпер. —

Спецназовец Павел Орехов вновь заплакал. Шурыгин не сдержал правила омоновского кодекса и обнял Павла.

— Ничего, Паша. — сказал Шурыгин — Поплачь. Это и есть наша звериная жизнь. Твоя Катя рано или поздно будет признана Героем РФ, если ДНР и ЛНР вернутся в состав России. Она погибла не напрасно. —

Новости НТВ 9 августа 2020 года:

— “Сегодня в Белоруссии состоялись президентские выборы. Многие люди были вынуждены вновь прийти в масках на избирательные участки, так как ношение масок никто не отменял. По мнению западных аналитиков, эти выборы проходили с нарушениями — вбросы в пользу Лукашенко, задержание Цепкало и Бабарико, протесты на улицах. Также в день выборов была арестована кандидат Светлана Тихановская — её поместили в СИЗО КГБ. Но несмотря на это, результаты выборов оспаривать никто не собирается. Президент Белоруссии Александр Лукашенко был переизбран на шестой срок.” —

Вячеслав Миронов. 09.08.2020.

71
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments