А что если и в самом деле. Глава четвёртая. Сергей.

Вёл группу Сергей – командир группы.

Командир был довольно замкнутой личностью. Ещё на этапе тренировок и слаживания группы появились слухи, что он был представителем Комитета Межпланетного Контроля. А что? Исходя из специфики задачи выполняемой группой и особых полномочий командира, это вполне могло быть правдой. Во всех его поступках чувствовались неукротимая внутренняя сила и уверенность в себе человека, привыкшего принимать ответственные решения и отвечать за их результаты.

В его биографии были подробности отличающие его от остальных.

Во-первых, его считали дважды рожденным, и оба раза совершенно необыкновенным образом.

Во-вторых у него была Мать и он был её Сыном. Сейчас это крайняя редкость. Дело в том, что, около десяти веков тому назад «Всепланетный Центр Здоровья, Репродукции и Совершенствования Человечества» утвердил «Единые Нормативы Состояния и Развития человека до его рождения».

В Нормативах определялись критерии оценки состояния развивающегося плода и утверждались меры по их контролю. Эти критерии были настолько строги и неукоснительны, что все меньше женщин отваживались обречь себя на девять месяцев ограничений, диет и постоянного контроля. Да и Центр Репродукции не особо приветствовал это, так как значительно проще было вырастить человеческий эмбрион в искусственной среде.

В ней проще было выдержать все нормативы, проще было контролировать и регулировать эту среду, а значит легче было избежать отклонений в развитии Плода, раньше диагностировать их и легче корректировать.

Особенно ощутима эта разница становилась на последнем месяце развития Плода, когда он обучался разговорной речи. Ведь младенец должен рождаться умеющим понимать человеческую речь и говорить.

И всё-таки иногда складывались обстоятельства когда женщины решались обречь себя на все лишения и испытания, решались вычеркнуть из своей жизни эти девять месяцев и посвятить их началу будущей жизни нового человека.

Мать Сергея была как раз одной из таких женщин. Мало того, она преподала всем настоящий урок материнства, заставив усомниться в том, правильное ли решение было принято, когда человечество отказалось от способа выращивания плода дарованного нам природой и проверенного тысячами поколений. И говорить Сергей учился уже после рождения как когда-то в древности сначала “агу”, потом “ма”, а потом уже всё остальное С первых лет жизни он ежедневно доказывал, что вырастет достойным поступка своей матери….

Сергей родился и вырос на космическом корабле, летящем к звездам нашей галактики, возле которых были обнаружены экзо-планеты. Корабль вёз оборудование для налаживания нуль-транспортных коридоров с этими планетами. Тем самым осуществлялся процесс заселения нашей галактики, начавшийся сотни лет назад.

Звездолёт был старой рабочей лошадкой, проверенной веками конструкции, которые когда-то десятками бороздили ближний космос.

Он ещё не использовал эффекта выхода в подпространство, который был открыт позже его постройки и который используют новейшие разведывательные звездолёты.

Но перед отправкой в полёт он был модернизирован и оснащён нуль-транспортным коридором связывающим его с Землёй. По этому коридору звездолёт пополнялся всеми расходуемыми материалами, информацией о новейших открытиях науки и достижениях в технике. По этому коридору осуществлялась смена экипажа звездолёта.

Звездолёт был огромным – целый город. Свыше тысячи жилых помещений, парки, спортивные площадки и бассейны. Фермы, оранжереи и пункты общественного питания. Склады, хранилища и ангары с различной техникой и оборудованием, необходимым для обустройства жизни на заселяемых планетах.

На этом корабле Сергей провёл первые шестнадцать лет своей жизни. Он рос решительным упрямым и целеустремлённым мальчиком. То что он посвятит свою жизнь космосу было определено самим фактом его рождения и он готовился к этому. Он получил техническое образование, которым руководили его родители. Мать – опытный биолог руководитель лаборатории синтеза белка. Отец – инженер, пилот космопланов, небольших автономных летательных аппаратов, предназначенных для разведывательных полётов в атмосфере планеты или за её пределами.

Родители составляли программу его обучения и корректировали её в соответствии с результатами проверки усвоенного учебного материала. А знания и учебную информацию Сергей черпал у суперкомпьютера звездолёта через свой персональный видеофон. Учиться Сергей любил. Родители так умело руководили процессом обучения, что всегда могли заинтересовать его узнать что-то новое, найти объяснение какому-то процессу или явлению, наблюдаемому в жизни или природе.

В свободное от занятий время Сергей увлекался спортом. Будучи интровертом, он не очень любил коллективные виды спорта, а предпочитал индивидуальные тренировки. В крайнем случае единоборство с партнёром. Подростая и взрослея, Сергей перепробовал почти все, доступные на корабле, виды спорта от дайвинга до скалолазания. Но особенно по душе ему пришлось плавание. К четырнадцати годам Сергей в совершенстве освоил все известные стили плавания. Благо, что на звездолёте было несколько бассейнов с адаптивной терморегуляцией.

На тренировках он мог подолгу плавать меняя стили плавания с кроля на брасс или на баттерфляй. Он плавал в очках и ластах или без них. Но в последние годы он особенно увлёкся плаванием на спине в комплекте Акваплан. Этот способ плавания позволял не только тренировать сердечно-сосудистую систему, органы дыхания и кровообращения, но и активно развивать мускулатуру и весь опорно-двигательный аппарат.

Его увлечение аква-термо-аромо-терапией с использованием тренажёра Акваплан привело к новому изобретению. Совершенствуя оборудование для этого вида терапии, Сергей, незаметно для себя, разработал новый водный тренажёр. Небольшой персональный бассейн размером 2 х 4 метра он оснастил водяными форсунками, которые подавали воду различной температуры. Эти форсунки были распределены по зонам: ноги, спина, грудь, плечи, голова. Температура воды, подаваемой форсунками в каждую зону, регулировалась отдельно и зависела от температуры части тела пловца в этой зоне. В зависимости от этапа тренировки и её интенсивности эти зоны пловца разогревались в разной степени и форсунки управляемые компьютером осуществляли терморегуляцию этих зон по определённой программе. На начальном этапе тренировки понижение температуры стимулировало интенсивную работу. В процессе тренировки препятствовало перегреву организма. А на завершающем этапе действовало успокаивающе. Для передачи на компьютер информации о температуре этих зон Сергей перепрограммировал работу персонального Браслета Здоровья, который каждый человек носил на левом запястье. Точнее он создал новый браслет специально для этого тренажера на основе Браслета Здоровья. Сергей запрограммировал новые функции, отключил не используемые и перенаправил информацию передаваемую браслетом с звездолётного Центра Здоровья на компьютер тренажёра.

С аромотерапией Сергей освоился совсем быстро. Просто пришлось подобрать наиболее эффективно действующий именно на его организм тонизирующий и успокаивающий ароматы и менять их на различных этапах тренировки.

Регулярные тренировки на этом новом тренажёре позволяли поддерживать атлетическое телосложение сочетающееся с отменным здоровьем.
Родителей немного тревожило полное отсутствие в нём состязательного азарта, попытки победить, стремления быть первым.

– А почему ты не хочешь участвовать в соревнованиях? – спрашивал отец.

– А зачем? – вопросом на вопрос отвечал Сергей, – кому и что я должен доказывать. Я занимаюсь спортом для себя, чтобы быть сильным и здоровым, а не для того, чтобы кого-то побеждать или в ущерб здоровью устанавливать какие-то рекорды.

И отец соглашался с его доводами, хотя немного удивлялся его рассудительности.

Иногда мать, увлекающаяся оздоровительным бегом, пыталась вытащить сына на пробежку.

– Нет, бег это не то, – вежливо, чтобы не обидеть мать, уклонялся от приглашения Сергей, – в беге совершенно не работают руки, их придётся тренировать отдельно. А в плавании руки работают очень активно. А при плавании в комплекте Акваплан тренируются и руки и ноги. И потом, при беге можно легко перегреться или переохладиться, а при плавании в бассейне с адаптивной терморегуляцией воды это исключено.

А когда Сергей предложил родителям испытать на себе гидро-термо-аромо-терапию с Аквапланом на своём новом тренажёре, они поняли, что такого оздоровительного воздействия на организм не возможно добиться ни одним другим видом спорта.

Кстати, оценив выделение энергии отдельными зонами, компьютер выдал результат. У отца отстают в развитии мышцы ног, а матери необходимо заняться тренировкой рук и всего плечевого пояса. О новом тренажёре вскоре стало известно всем обитателям звездолёта. Многие так увлеклись регулярными занятиями на этом тренажёре, что пришлось переоборудовать несколько общих бассейнов в индивидуальные и оснастить их оборудованием, придуманным Сергеем. Его изобретение было оформлено документально и передано в межпланетный центр регистрации изобретений. Так в пятнадцать лет Сергей стал известен за пределами звездолёта.

Прожив шестнадцать лет на звездолёте, Сергей вместе с родителями, которые к тому времени провели на корабле двадцать лет, вернулся на Землю. Через два года он улетел на Марс для учебы в Космической Академии.

Окончив академию, Сергей вторым пилотом несколько лет бороздил дальний космос на разведывательном звездолёте нового поколения. Этот звездолёт почти не тратил время на дорогу за счёт выхода в подпространство. Время расходовалось в основном на обследование экзо-планет. У них было задание посетить и обследовать планеты, которые по данным радио и оптических телескопов были обитаемы или имели условия пригодные для жизни. Звездолёт был небольшим четырёх местным. Кроме командира и второго пилота на нём находились два эксперта – странные человечки маленького роста. Именно они и занимались обследованием планет и оценкой степени пригодности их к обитанию. Они изучали состав атмосферы и почвы в различных районах и на различных широтах. Анализировали сейсмическую активность и фиксировали извержения действующих вулканов. Фотографировали пейзажи, животный и растительный мир планет. И всё это они фиксировали в накопителях информации неизвестной конструкции. Командир и Сергей предоставляли экспертам транспортные услуги как в поиске новой планеты так и в перемещении в пределах изучаемой планеты. Пока один из пилотов “возил” экспертов по планете, второй оставался в звездолёте на орбите искусственного спутника. Периодически звездолёт возвращался на Цереру для пополнения запасов продовольствия и топлива для космоплана. Церера, обладая небольшой гравитацией и разреженной атмосферой, была очень удобной базой для звездолётов. Эксперты в это время убывали на Землю и отвозили туда результаты обследования очередной планеты. Через пару дней они возвращались с новым заданием и всё повторялось.

После посещения полутора десятков планет полёты по экзо-планетам внезапно прекратились. Экипаж был расформирован и Сергея назначили заместителем начальника учебного центра при подводной ферме на одной из планет Альдебарана.

Там он впервые встретился и познакомился с Андреем и Юлей.

Прибыв в учебный центр, Сергей стал первым, кто отказался от норна. Он перекинулся парой фраз с Басей и категорически заявил начальнику, что от спутника и соглядатая в виде непонятного существа он отказывается.

Начальник сильно удивился, однако настаивать не стал. Этот поступок сразу выделил Сергея из остального коллектива.

Вначале все, и начальник в том числе, недоумевали кому и зачем здесь понадобился заместитель начальника, да ещё и совершенно не имеющий отношения к генетике. В работу учебного центра Сергей почти не вникал, но зато всё больше времени проводил на ферме, посещая самые отдалённые её филиалы. Начались пересуды, догадки и предположения. Наконец стало известно, что Сергей на этой планете выполняет особое задание центра. При его назначении было учтено его увлечение плаванием.

И не просто увлечение, а мастерство отточенное до совершенства.

Центру стало известно, что планета, на которой располагались фермы и которая ранее считалась необитаемой, заселена разумными существами. Эти существа почему-то таятся и не выходят на контакт с людьми. Поскольку суша этой планеты была досконально исследована и на ней разумной жизни обнаружено не было – оставался океан.

Вот океаном Сергею и предстояло заняться. Ему стало известно о подводных археологических изысканиях Андрея. У Андрея к этому времени заканчивался срок стажировки в учебном центре и он был откомандирован в распоряжение Сергея. От Андрея Сергей узнал о Славке, который как “водный человек” мог оказаться очень полезным в продолжительной работе под водой. И Славка звездолётом-разведчиком был немедленно доставлен на исследуемую планету. Этим же звездолётом было доставлено всё необходимое для подводных работ оборудование. Глубина океана в некоторых местах достигала восемнадцати километров. Дно было покрыто горными хребтами с глубокими ущельями. Посередине центрального океана, вблизи экватора на глубине четырёх километров располагалось обширное подводное плато размерами с целый континент. С этого плато и решено было начать исследования.

Эхолокация и электромагнитное сканирование поверхности плато никаких особенностей не выявили. Огромную помощь в обследовании поверхности плато оказали норны. Их в группе стало трое. В начале Андреева Бусоль настояла на том чтобы ей помогал в исследованиях Юлин Ол. Для этого Сергей подключил к поискам и Юлю. А потом и Славка обзавёлся собственным норном. Славка назвал её Ниткой.

Норны, в зависимости от обстоятельств, легко трансформировались то в рыб, то в осьминогов. Они подолгу могли находиться на глубине и обследовать каждый закоулок в заданном квадрате. Так же легко с особенностями работы на большой глубине справлялся и Славка, переключаясь на дыхание кожей. Чтобы не тратить время на спуск на глубину и подъём на поверхность, решено было оборудовать на дне жилой модуль со всем необходимым для длительного проживания четырёх человек.

Там исследователи и поселились, появляясь в учебном центре лишь в случае крайней необходимости.

В процессе обследования плато было выявлено несколько особенностей.

Во-первых температура почвы плато и воды над ним была аномально высокой для этих глубин. На отдельных участках температура достигала плюс двадцати пяти градусов. Эти участки имели прямоугольную форму и были расположены в определённом порядке словно кто-то всё это аккуратно и умело разметил.

Во-вторых эти участки покрывала буйная подводная растительность. Глядя на них, создавалось впечатление, что это возделанные угодья.

Но никаких других признаков разумной жизни и особенностей на поверхности плато обнаружить не удалось. Поэтому всё внимание было перенесено на обследование его краёв. Края плато обрывисто уходили на глубину, образуя иногда отвесные стены. На один из таких обрывов и обратил внимание Андрей. Уж очень одно место напоминало ему колонны и порталы древнего храма, обнаруженного им когда-то на Земле под водой. Норны, запущенные на разведку, быстро обнаружили вход заваленный камнями. Причём завал был свежим. Этот вход куда-то должен привести.

– Будем разбирать, – решил Сергей, – трое норнов вполне справятся. Камни не очень крупные и под водой они весят в несколько раз меньше.

И работа закипела. Вначале разборка завала шла быстро. Норны выбирали камень поменьше и сбрасывали его с обрыва. Но по мере того как мелких камней становилось всё меньше и таскать камни к обрыву становилось всё дальше, работа замедлилась.

В помощь норнам подключились Андрей и Славка. Было тяжело, но другого пути, как им казалось, у нах не было.

Но вдруг, когда они прервали работу чтобы передохнуть, выше места их работы и чуть правее часть колонны отошла в сторону и из открывшегося отверстия выплыли четыре существа. Они выглядели необычно, были одеты необычно и передвигались необычно.

Трое из них держали в руках предметы в которых явно угадывалось вооружение.

Андреева Бусоль тут же скопировала их внешний облик и поведение, чем вызвала среди них крайнее волнение, выразившееся жестикуляцией и резкими звуками. Бусоль тут же вернула свой облик рыбки, но сообщила Андрею, что научилась понимать их речь. Незнакомцы успокоились и начали о чём-то оживлённо спрашивать Бусоль, а затем Ола и Нитку. Через минуту общения все вдруг заговорили на понятном людям языке. То-ли незнакомцы освоили человеческий язык, то-ли норны обучили людей понимать их речь, осталось загадкой; главное, что они все смогли общаться между собой.

И начались взаимные расспросы.

– Меня зовут Игл, – выдвинулся вперёд и дотронулся рукой до своей груди один из группы ихтиандров, – я уполномочен провести с вами беседу, ответить на ваши вопросы и задать свои. А остальные моя охрана.

– Меня зовут Сергей, – сделав шаг вперёд представился Сергей, я старший группы, занимающейся поиском разумной жизни на вашей планете.

– А что привело вас к мнению, что на планете есть разумная жизнь?

– Аномальное распределение температуры океана, которое невозможно объяснить чисто геологическими процессами.

– Вы правы, как ни старались мы скрыть следы своего присутствия на планете, пищевые биологические цепочки всё-таки прорываются на поверхность океана.

– И зачем вы разбираете этот завал? – Игл указал на заваленный вход.

– Мы хотим проникнуть внутрь, чтобы познакомиться с вами.

– Что же вы хотите о нас узнать?

– Мы хотим узнать кто вы и почему прячетесь от нас.

Пока шёл этот обмен вопросами руководителей остальные внимательно разглядывали друг друга, отмечая различия и сходства между собой.

В телосложениях особых отличий не было. Те же руки и ноги без перепонок. Для перемещения они использовали платформы с водомётными движителями. Голова ихтиандров по меркам землян выглядела не совсем обычно. Скошенный назад лоб, удлинённые носы, у некоторых с горбинкой. Огромные глаза без ресниц и бровей. Короткая почти неподвижная шея. Ушные раковины отсутствовали, ушные отверстия были закрыты перепонками. Под челюстями ближе к шее при разговоре появлялись небольшие кожистые пузыри. Одеты они были в облегающие комбинезоны. По бокам от подмышек до пояса комбинезоны были украшены бахромой, шевелящейся при дыхании и движении.

Основное отличие организмов, как потом выяснилось, представляли органы дыхания и зрения. Они дышали жабрами, расположенными в межрёберных щелях, поэтому их дыхание так же как и у людей сопровождалось подъёмом и опусканием грудной клетки.

– Хотите знать кто мы? – Игл жестом подозвал своих спутников, – мы аборигены этой планеты, единственные на ней разумные существа. Когда-то наши далёкие предки жили на суше, но из за повышения активности нашего светила они были вынуждены уйти вначале под землю, а затем в просторы океана под защиту толщи воды.

Через несколько веков радиация светила вернулась к прежнему уровню, а мы, привыкнув к жизни в воде, так и остались в океане. Мутации организма адаптировали нас к жизни под водой на большой глубине. Мы дышим жабрами и видим в инфракрасном диапазоне. Для вас, к примеру, здесь полная темнота и без фонарей вы ничего не видите. А для нас здесь светло, потому что плато подогревается из недр планеты. Во всех наших помещениях нет искусственного освещения, потому что тепло, а всё тёплое светится. Вот, хорошо, что вы применяете люминесцентные фонари, а то бы тепло ламп накаливания ослепляло нас.

Это внешне мы вроде одинаковые, а на самом деле между нами бездна. Мы с вами живём как буд-то в параллельных мирах.

В начале ваше прибытие на нашу планету и оборудование здесь своих ферм было воспринято нами крайне негативно. Высказывались даже предложения всех людей уничтожить. Но пропавших людей станут искать и мы будем обнаружены. Выяснив, что дальше устройства подводных ферм для выращивания животных интересы пришельцев не идут, мы решили просто не выдавать своего присутствия. Это было не сложно. Нас разделяло несколько километров воды, которые вы без крайней надобности преодалевать не собирались. Когда же здесь был создан учебный центр генетиков мы поняли, что можем у вас кое-чему поучиться. А сейчас, когда вы нас обнаружили, скрываться дальше бессмысленно и я буду рекомендовать своему руководству сотрудничество с вами.

– И что же, если не секрет, заставило вас так резко изменить своё мнение о нас, – в самом деле удивившись спросил Сергей.

– Нас поразили два факта, которые характеризуют вас как высоко развитую цивилизацию. Первое – среди вас есть человек-амфибия. Для нас это пока недостижимо. Второе – это ваши биороботы-странсформеры, которые нам очень бы пригодились. Мы тоже могли бы предложить вам кое-что интересное для вас в сфере биотехнологий, например растения развивающиеся без фотосинтеза..

– Хорошо, – согласился Сергей, – обмениваться достижениями к взаимной пользе всегда лучше чем прятаться и скрываться. Я доложу своему руководству о результатах нашей встречи. Думаю отныне наши контакты станут регулярными. Теперь мы ждём вас в гости. На прощание я оставляю вам маячок, который предупредит нас о вашем визите. А мы со своей стороны подготовим помещение на подводной ферме где и вы и мы будем чувствовать себя непринуждённо во время беседы. А переводчики у нас уже есть, – Сергей указал на норнов, которые внимательно вслушивались в переговоры и постоянно вертели головами переводя взгляд с одного говорящего на другого словно вели документальную видеосъёмку встречи на высшем уровне.

Андрей, незаметно для окружающих, включил диктофон, встроенный в Инфофон, подаренный ему когда-то сенатором, и записал весь ход переговоров.

Видеосъёмка, выполненная норнами, причём с трёх разных точек и аудиозапись Андрея очень помогли Сергею при составлении отчёта о проделанной работе и достигнутых результатов. Миссия Сергея была завершена и он, захватив с собой Славку, убыл на Землю.

Там его поблагодарили за успешное выполнение задания и удовлетворили его просьбу продолжать исследовать космос.

Второе его рождение связано с изучением Ио, спутника Юпитера, когда он при посадке провалился в кипящее озеро серы сквозь корку застывшего шлака и сгорел вместе с космопланом. Система спасения воссоздала его заново. Воссоздание человека по его электронной копии было обыденным делом и осуществлялось при каждой нуль-транспортировке. Но одно дело отлаженная работа стационарного синтезатора, создающего точную копию перемещаемого объекта и совсем другое дело воссоздание внезапно погибшего человека с отсечением памяти за мгновение до гибели. Но возможно что-то сохраняется в уголках подсознания потому, что когда Сергей вернулся из полёта, мать заметила, что он изменился. Поскольку космоплан они потеряли, а без него какая на планете работа, пришлось срочно вернуться на Цереру, а с неё на Землю. Там Сергей получил выговор за то, что погиб сам и потерял космоплан, но от полётов отстранён не был. Несмотря на протесты матери, он не переставал участвовать в межзвёздных экспедициях и полётах к другим экзо-планетам нашей галактики.

На сей раз, к счастью матери, он возглавлял экспедицию на поверхность Земли, в центр Туркменского субтропического района Фирюза. Там обосновалась колония гигантских муравьёв. Они научились строить каменные муравейники, мостить тропинки и пасти скот. Но в последнее время было замечено возрастание радиоактивного излучения в прибрежной части Туркменской пустыни севернее Фирюзы. Группа и летела туда, чтобы разобраться в чём дело.

47
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments