А что если и в самом деле. Глава четвёртая. Сергей.

Вёл группу Сергей – командир группы.

Командир был довольно замкнутой личностью. Ещё на этапе тренировок и слаживания группы появились слухи, что он был представителем комитета межпланетного контроля. А что? Исходя из специфики задачи выполняемой группой и особых полномочий командира, это вполне могло быть правдой. В его поведении чувствовались неукротимая внутренняя сила и уверенность в себе, которые передавались всем, кому приходилось с ним общаться.

В его биографии были подробности отличающие его от остальных.

Во-первых, его считали дважды рожденным, и оба раза совершенно необыкновенным образом.

Во-вторых у него была Мать и он был её Сыном. Сейчас это крайняя редкость. Дело в том, что около десяти веков тому назад «Всепланетный Центр Здоровья, Репродукции и Совершенствования Человечества» утвердил «Единые Нормативы Состояния и Развития человека до его рождения». В Нормативах определялись критерии оценки состояния развивающегося плода и утверждались меры по их контролю.

Эти критерии были настолько строги и неукоснительны, что все меньше женщин отваживались обречь себя на девять месяцев ограничений, диет и постоянного контроля. Да и Центр Репродукции не особо приветствовал это, так как значительно проще было вырастить человеческий эмбрион в искусственной среде.

В ней проще было выдержать все нормативы, проще было контролировать и регулировать эту среду, а значит легче было избежать отклонений в развитии Плода, раньше диагностировать их и легче корректировать.

Особенно ощутима эта разница становилась на последнем месяце развития Плода, когда он обучался разговорной речи. Ведь младенец должен рождаться умеющим понимать человеческую речь и говорить.

И всё-таки иногда находились женщины, которые отваживались обречь себя на все лишения и испытания, решались вычеркнуть из своей жизни эти девять месяцев и посвятить их началу будущей жизни нового человека.

Мать Сергея была как раз одной из таких женщин. Мало того, она преподала всем настоящий урок материнства, заставив усомниться в том, правильное ли решение было принято, когда человечество отказалось от способа вынашивания плода дарованного нам природой и проверенного тысячами поколений.

И, родившись, с первых лет жизни Сережа ежедневно доказывал, что он вырастет достойным поступка своей матери….

Второе его рождение связано с освоением Венеры, когда он провалился в кипящее озеро сквозь корку застывшего шлака и сгорел вместе с вездеходом. Система спасения воссоздала его заново. Воссоздание человека по его электронной копии было обыденным делом и осуществлялось при каждой нуль-транспортировке. Но одно дело отлаженная работа стационарного синтезатора, создающего точную копию перемещаемого объекта и совсем другое дело воссоздание внезапно погибшего человека с отсечением памяти за мгновение до гибели. Но возможно что-то сохраняется в уголках подсознания потому, что когда Сергей вернулся с Венеры, мать заметила, что он изменился. Несмотря на протесты матери, он не переставал участвовать в межпланетных экспедициях и полётах к другим экзопланетам нашей галактики.

На сей раз, к счастью матери, он возглавлял экспедицию на поверхность Земли, в центр Туркменского субтропического района Фирюза.

Там обосновалась колония гигантских муравьёв. Они научились строить каменные муравейники, мостить тропинки и пасти скот. Но в последнее время было замечено возрастание радиоактивного излучения в прибрежной части Туркменской пустыни севернее Фирюзы. Группа и летела туда, чтобы разобраться в чём дело.

Впереди открывался вид на огромный залив, на берегу которого когда-то располагался город Красноводск. От города давно не осталось и следа, а залив, так же как и раньше, был заполнен перелётными птицами весной летящими на север.

“Осы” подлетали к той точке, с которой можно наблюдать интересное явление. Утром в одно и тоже время в солнечную погоду над горизонтом появляется тёмный силуэт горы “Кара-Даг”.

Гора находится далеко от побережья и обычно не видна. Минут через двадцать силуэт исчезает. Так было написано в старинном описании достопримечательностей этих мест.

И точно, когда до залива оставалось совсем немного, над горизонтом замаячила тень “Черной горы” – по туркменски “Кара-Даг”. Но тень почему-то минут через пять исчезла.

– Что-то напутали в описании… – подумал Сергей и не придал этому значения.

Группа находилась в воздухе уже около трёх часов и пора было остановиться для отдыха. Решено было сделать привал на берегу залива. Залив был мелководным, особенно его западная часть, дно которой постепенно поднималось переходя в песчаную косу, отделявшую залив от моря. Эта часть залива заросла подводной растительностью, изобиловала мелкой рыбёшкой и донными животными. Идеальное место для отдыха и восстановления сил птичьих стай после утомительного перелёта.

В юго-восточной части залива глубина была больше. Сюда прямо в воду спускались отроги скал каменного плато, подпирающего берег Каспия. Здесь плескались тюлени и выбирали места помельче для нерестилищ каспийские осетры и белуги. На камнях у самой воды отогревались ужи после подводной охоты на бычков. Вокруг них сновали скорпионы, подбирая с камней икринки, которые бычки-самки выбрасывали когда ужи заглатывали свою добычу.

В одном месте скалы отступали от кромки воды оставляя у берега большую песчаную площадку свободную от ужей и скорпионов. На этой площадке Сергей решил сделать привал. Оглядевшись, он машинально отметил: горизонт со стороны пустыни был закрыт близко подошедшими к воде скалами. Это настораживало и требовало принятия особых мер безопасности.

По привычке, приобретённой в дальних межзвёздных походах, Сергей распорядился организовать защиту от внезапного нападения. “Осы” расположились по кольцу головами наружу. Снаружи кольца было создано сенсорное поле, реагирующее на приближение к лагерю живого существа. На господствующие вершины вокруг лагеря были выставлены роботы-наблюдатели.

Предприняв эти, как некоторым казалось, бесполезные меры предосторожности, путешественники принялись завтракать, отдыхать и осматривать окрестности.

Женскую половину экспедиции сразу же заинтересовали черепашки, во множестве ползающие по песку и спешащие как можно больше съесть свежей весенней зелени, чтобы запастись энергией на долгую летнюю бескормицу. Юля, понаблюдав за черепашками, принялась изучать поведение скорпионов. Насекомые её интересовали больше как биолога, конструктора и воспитателя “Ос”

Работая над созданием “Ос”, ей пришлось изучать генотип и инстинкты множества насекомых, но с живыми скорпионами ей так близко общаться не приходилось. А вот Андрея больше заинтересовали ужи. Он раньше никогда не слышал, чтобы ужи так могли ловить рыбу. Они ныряли под воду и, затаившись между камней, подкарауливали неосторожного бычка. Выползали с ним на сушу, ждали когда он уснёт и уберёт колючки и только тогда заглатывали целиком. Андрей обратил внимание Юли, что нигде так больше ужи не поступают. И продолжая спор с ней, принялся доказывать, что этот навык ужи передают от поколения к поколению. То есть здесь наблюдается процесс обучения. И сама природа выбрала именно его как наиболее эффективный способ передачи информации и ДНК здесь не причём.

А остальные мужчины бродили по берегу, наблюдая как плещутся тюлени, с шумом взлетают стаи водоплавающей дичи. Они с трудом подавляли проснувшийся инстинкт охотников и рыболовов.

Первыми беспокойство проявили птицы у западного берега залива; для них горизонт не был закрыт скалами. Они с криком взлетали стаями и устремлялись на север. Скоро паника овладела и остальными. Они стремились побыстрее убраться из залива.

35
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments