А что если и в самом деле. Глава седьмая. Девид и Оксана.

Очистка площадки была действительно необходимым и неотложным делом. Она была так завалена погибшими и искалеченными шершнями, что некуда было ступить, не опасаясь быть укушенным или ужаленным бьющимися в конвульсиях насекомыми. Сначала попытались привлеч к этой работе роботов-разведчиков и наблюдателей, но их манипуляторы оказались совершенно не приспособленными для того, чтобы хватать и таскать. Поэтому командир приказал мужской половине отряда лично заняться очисткой, проявляя особую осторожность. Первым делом решили расчистить дорожку, по которой можно было бы вытаскивать шершней, или что от них осталось, за пределы площадки и складывать в кучу. С этим делом управились быстро передвигаясь на индивидуальных воздушных платформах. Но потом пришлось спешиться и разбирать завалы, осторожно вытаскивая шершней по одному. И, хотя все старались быть предельно внимательными и работать аккуратно, без происшествий не обошлось. Первым под раздачу попал Славка. Он приблизился к неподвижному шершню с повреждённым брюшком и неосторожно наступил ему на лапу. Тот, ожив, вцепился всеми уцелевшими лапами в ногу Славки и стал кусать своими мощными жвалами бронированный ботинок Славкиного экзо-скелета. Но прежде чем он смог что-то повредить Славка метким выстрелом в голову добил шершня.

Вторым, подвергшимся нападению, был Дэвид. Он ухватил за лапы сразу двух искалеченных шершней и тащил их за территорию площадки пятясь задом. Почти у самого края площадки он наступил на валявшегося на краю дорожки шершня. То-ли, дернувшись в конвульсиях, то ли просто деформировавшись под тяжестью ноги Девида, но брюшко шершня изогнулось, вонзив конец жала в икру его ноги. Рана была не очень глубокой, но боль пронзила всё его тело. Дэвид наклонился отбросил брюшко шершня с торчащим жалом и машинально потёр место укола. Боль быстро утихла. И Дэвид продолжил работу, всё сильнее прихрамывая. Это не укрылось от опытного глаза доктора Оксаны.

– Рассказывай, что случилось? – остановила она Дэвида. Ему пришлось всё рассказать и, задрав штанину, показать место укола. Нога покраснела и распухла. Яд всё-таки попал из жала в рану и Дэвид разогнал его потерев ногу. Начинался отёк и это грозило серьёзными последствиями. Оксана сообщила о случившемся командиру.

– Лечи, ты же у нас доктор, – коротко приказал ей Сергей.

– Но я не могу запитать своё оборудование, к моей “Осе” подключен облучатель, – напомнила Оксана.

– Придётся подождать пока закончится синтез второго облучателя. Включить его на сферическое излучение, запитав от “Осы” Олега. Первый облучатель переключить на питание от “Осы” Андрея и освободить “Осу” доктора. Этими работами занимаются Олег и Андрей. Доктор готовит к работе свой био-синтезатор, а остальные заканчивают расчистку площадки, – чётко и решительно, как положено командиру, распределил обязанности и поставил задачу исполнителям Сергей.

Через пять минут синтез второго излучателя был завершён. Ещё пять минут потребовалось на переключение питания синтезаторов.

Вначале запитали и включили на сферическое излучение новый излучатель, чтобы удерживать на расстоянии шершней. Затем остановили работу и переключили питание от другой “Осы” первый облучатель. Перевели его в режим излучения узким лучом и привели в действие. Навели луч на самое плотное скопление шершней и начали облучение.

А в это время Оксана подготовила к работе био-синтезатор, расположенный в грузовом отсеке её “Осы”. Он напоминал операционный стол, с герметично закрывающийся сверху прозрачной крышкой. Оксане предстояло выполнить полную регенерацию тела Дэвида. Это был самый надёжный способ избежать всех последствий воздействия яда. Дэвид разделся, оставшись лишь в специальной набедренной повязке, выданной Оксаной. Улёгся на ложе синтезатора. Крышка закрылась и регенерация началась. Для него это был привычный процесс.

Дэвид был инженер-ядерщик. Он входил в группу разработчиков портативных атомных источников питания. Он был не теоретик, а практик и в силу специфики своей работы ему приходилось периодически получать дозу радиационного облучения. Когда эта доза приближалась к границе безопасного уровня, Дэвид направлялся на профилактику в “Санаторий”.

В “Санатории” он проходил обследование и регенерацию. Если в результате обследования ему выдавалось предписание на инплантацию какого-либо органа, при регенерации одновременно выполнялась и замена этого органа.

Замена органа стала рутинным процессом. Перед регенерацией в электронной модели тела человека один из органов или сразу несколько заменялись электронными моделями инплантируемых органов. Вносились коррективы, исключающие отторжение новых органов, и в процессе синтеза нового тела синтезировался и новый орган, то есть происходила его замена. Так было до того времени пока не научились раздельно генерировать физическое тело и сознание человека. После этого никакая инплантация стала не нужна. В памяти суперкомпьютера центра здоровья стали сохранять идеально откорректированные электронные модели абсолютно здоровых физических тел каждого человека. И при очередном плановом медицинском обследовании, а при необходимости и вне плана, как в случаях с Дэвидом, проводилась регенерация физического тела человека по его эталонной копии. Сознание оставалась прежним.

Подобных регенераци у Девида было уже столько, что он и со счёта сбился.

В одном из таких “Санаториев” он и познакомился с Оксаной. В то время она там возглавляла отдел регенерации. Тогда ещё регенерация проводилась по старой схеме

После нескольких посещений и регенераций с инплантациями Оксана стала проявлять к нему повышенное внимание. Наверное сработало чувство нерастраченного материнства или проявилась жалость к человеку, у которого почти не осталось ни одного собственного органа. Дэвид почувствовал её расположенность и ответил ей тем же.

В отряде Дэвид и Оксана были единственной семейной парой.

Дэвид был отобран в отряд как специалист для выяснения причины повышения уровня радиации в пустыне на берегу Каспия.

А Оксана – доктор отряда была автором проекта «Повышения жизнестойкости локальной группы людей при выполнении совместного задания».

И была включена в группу для практической отработки своего проекта. Как выразился её куратор, представитель “старой школы”, для натурных испытаний.

В грузовом отсеке её “Осы” находился в личном распоряжении новейший быстродействующий био-синтезатор. Он способен в считанные минуты воссоздать человека в случае его гибели или увечья.

Синтезатор воссоздавал человека в таком состоянии, в котором тот находился за секунду до гибели. Состояние стресса в момент гибели игнорировалось и сохранялось в памяти синтезатора лишь в научных целях.

Знали бы люди эпохи начала “оцифровки личности” до чего дойдёт прогресс в этой области!

Из истории Оксана знала сколько недовольства и сопротивления вызывали первые попытки оцифровки персональных данных о физиологии человека (отпечатков пальцев, радужки глаз, тембра голоса). Особенно у представителей старшего поколения. В их среде бытовала даже такая поговорка “Если тебе нечего скрывать, значит жизнь прожита напрасно”.

А младшее поколение напротив, идя навстречу прогрессу, готово было открыться всему миру. Вначале стало обычным появление молодых людей в нижнем белье в общественных местах, затем демонстрация в соцсетях экстравагантного поведения и интимных частей тела и, наконец, съёмки ради хайпа хулиганских поступков в непотребном виде.

Но, то и другое вскоре прошло и цифровой портрет личности стал обыденностью. Он достиг такой широты и глубины, что позволял с помощью био-синтезатора воссоздать точную копию человека со всеми его мыслями, чувствами и переживаниями на тот момент, когда эта информация была сохранена.

А сохранялась она ежедневно во время сна. Всепланетный центр здоровья сравнивал полученную информацию с предыдущей и оценивал произошедшие изменения. Периодически, а при необходимости немедленно, человеку предлагалось пройти коррекцию здоровья. Во время коррекции устранялись все возрастные изменения, а так же первые признаки заболевания. Вопрос старения был решён. и возраст человека определялся не прожитыми годами, а количеством коррекций.

В этом смысле Дэвид был самым “пожилым” в отряде.

Но это в обычной жизни, а сейчас, в условиях полной автономности, ответственность за состояние здоровья членов экспедиции и действие системы спасения полностью лежала на Оксане. Для этого в памяти синтезатора хранилась полная информация о каждом члене группы из 8 человек. Записывалась и ежесекундно обновлялась не только информация о физиологическом состоянии организма человека, но и его мысли, чувства, психическое и эмоциональное состояние.

Био-синтезаторы открыли огромные возможности для здравоохранения и медицины в целом. Доктор Моро и доктор Сальватор наверное обзавидовались бы узнав каких животных создавали студенты медицинских вузов на кафедрах экспериментальной хирургии, осваивая курс биологической совместимости живых организмов.

В то время пока Дэвид проходил регенерацию, а Оксана следила за её ходом остальные с интересом наблюдали за поведением шершней под воздействием облучения. Ол в обличье шершня находился в гуще облака шершней и корректировал направление излучения. Предводителей было несколько и ему приходилось перенацеливать луч излучателя с одой точки в другую, чтобы “досталось” всем вожакам.

Плотное облако, куда направлялся луч облучателя, начинало хаотично двигаться то распадаясь, то сжимаясь и метаться из стороны в сторону. Шершни, окружавшие сплошным кольцом лагерь, устремились к этому облаку, чтобы защитить его от воздействия облучения. Через некоторое время это плотное облако начало стремительно удаляться, увлекая за собой всех остальных шершней. Бой был выигран. Но расслабляться было рано. Исход битвы ещё не был ясен. Шершни могли вернуться. Жёлтое облако ещё виднелось на горизонте и на приличном расстоянии от лагеря барражировали одиночные разведчики. В целях безопасности облучатель, работающий в сферическом режиме, оставили включенным и командир отправил двух роботов- наблюдателей на самые высокие скалы в том направлении, куда улетели шершни.

А сам уединился в своей “Осе” и занялся составлением и отправкой отчёта об итогах стычки с шершнями. Ол вернулся в лагерь и опять принял вид леопарда. Все обступили его, хвалили, гладили по голове и трепали за уши. Нитка и Бусоль тоже получили свои порции ласки и восхищения. Бусоль предстала в образе рыси, а Нитка превратилась в чёрную пантеру.

Ирина втайне завидовала Юле, особенно когда видела как Юля с Олом сидят рядом прижавшись друг к другу и о чём-то беседуют.

– Доктор, – обратилась она к Оксане, – а не могла бы ты нам с Олегом синтезировать по норну? У тебя есть Дэвид, у Андрея, Славки и Юли есть свои норны, только мы с Олегом совсем одни. Скучно ведь! Олег ты не против?

– Конечно нет, я был бы рад заиметь такую подружку, – оживился Олег, – а то с настоящими мне что-то не везёт.

– Ну что же, попробовать можно. А вдруг получится, – поразмыслив согласилась Оксана, – для тебя мы скопируем Ола, а для Олега – Бусоль.

– А норны согласятся, чтобы их копировали? – спросил Олег, – давайте сначала у них спросим. А то размечтались!

Они подозвали к себе Юлю и Андрея. Те подошли вместе со своими норнами.

Изложив свой замысел, они вопросительно уставились на норнов и их хозяев.

Первым нарушил молчание Ол, – если Юля не будет против, я согласен. Но сразу хочу предупредить, новые норны не смогу изменять свой вид. Они не смогут трансформироваться, а навсегда останутся в таком виде в каком будут созданы.

– А почему? – не скрывая разочарования спросила Ирина, – почему вы можете, а они не смогут?

– А потому, что нас создала Бася, а не эта ваша машина.

– Да, в живом организме ещё много тайн, и чего-то наши анализаторы пока не ухватывают при создании электронной копии, – задумчиво произнёс Олег и добавил, – я пожалуй пока воздержусь заводить себе подружку. Нужно хорошенько подумать, чтобы решить в каком виде она мне будет нужна.

– А я уже решила, – заявила Ирина, – Ол под моим руководством создаст образ норна, который мне нужен, а потом мы его скопируем. Ол, ты согласен?

– Да, Ира, я согласен. Юля, ты же не будешь против? Ведь это только на время.

– Ладно, так и быть поможем подруге, а заодно и поглядим, что она задумала.

– Ну раз все согласны, тогда начнём, – Ирина вплотную подошла к Олу, – скажи, Ол, а ты мог бы принять облик человека?

– Вообще-то Бася нам запретила это делать. Но Бася далеко и ничего не узнает, так что попробуем. Я думаю Нитке и Бусоли тоже не терпится предстать в образе девушек.

– А не отметить ли нам нашу победу массовым купанием, – вдруг предложил Славка, давно поглядывавший на залив, – девчонки, присоединяйтесь!

К каким девчонкам он обращался было не совсем понятно, но Нитка и Бусоль приняли это обращение на свой счёт и, учитывая неявное разрешение Ола, тут же предстали в виде очень милых и стройных девушек в купальниках. Ловя на себе восхищённые взгляды мужской половины отряда, да и женской тоже, они с шумом и брызгами бросились в воду. Трое мужчин устремились за ними. Вода в Каспийском море в апреле месяце ещё довольно холодная, но в заливе на мелководье она уже достаточно прогрелась. Она приятно освежала, но заставляла энергично двигаться. Девушки носились между мужчинами как торпеды. И если бы их купальники не были нарисованными, они бы послетали в первую же минуту. Славка, как ни старался поймать свою Нитку у него это не получалось. Он хотел на ощупь проверить, холодная она, как рыба или тёплая как человек. Хотя Славка толком не успел запомнить, которая из них Нитка блондинка или брюнетка. Если Нитка была чёрной пантерой, а Бусоль светлой рысью, значит Нитка должна быть брюнеткой, а Бусоль – блондинкой. Хотя ради прикола они могли и “перекраситься”. Андрей не был так решителен в отношении с Бусолью, опасаясь ревности Юли. Но Юле в это время было не до ревности. Она была занята более важным делом. Они втроём колдовали над образом будущего друга Иры, заставляя Ола выполнять все свои прихоти. Ира командовала, а Юля и Оксана стояли рядом и старались своими советами помочь Ирине довести, создаваемый ею образ, до совершенства.

– Ростом ты, Ол, должен быть на полголовы выше Иры. Вот так, отлично.

– Волосы на голове русые, брови тёмные, глаза голубые.

– Бороды и усов не надо.

– Нос прямой, губы средние, подбородок волевой.

– Телосложение спортивное с рельефной мускулатурой.

– Нет, нет, не такое, мне “качок” не нужен!

– Тело должно быть не как у штангиста, а как у гимнаста. Ты понимаешь разницу?

– Ну попробуй стать ещё немного стройней!

– Всё сделаю, Ирочка, как ты скажешь, всё смогу, даже когти зелёные смогу.

– А что, когти зелёные это идея!

– Это что за Ирочка, Ол, изменник!

– Прости, Юленька, это я вживаюсь в образ. Когда меня скопируют, я же должен быть Ириным другом, а не твоим.

– Ну хорошо, с внешностью вроде порядок, – Ира на секунду замялась и слегка покраснела, – а как насчёт всего остального?

– Я прекрасно осведомлён, чем мужской организм отличается от женского, – без тени смущения произнёс Ол, – а так же я и моя копия, разумеется тоже, можем отлично справляться со всеми мужскими обязанностями.

– Как приятно иметь дело с понимающим человеком!

– Человеком? Ира, мне не послышалось!?

– Да, да, Оксаночка, человеком. Да в плане интеллекта и всего остального Ол больше человек, чем некоторые из тех, что гоняются сейчас за девушками в воде, не при них будь сказано!

– А как ты назовёшь этого человека?

– Я назову его Александром.

– А это что за юноша и откуда он взялся? – увлечённые спором, они не заметили как подошёл командир.

– Это Ол. Таким он стал по просьбе Ирины. Это её творение, – первой обрела дар речи Оксана.

– Да вы что, совсем с ума посходили, девчонки! Как это вам в голову такое пришло!

– Так ведь грех не воспользоваться! Кто из молодых девчонок не мечтает встретить своего единственного на все времена? А тут такая возможность, не просто встретить, а самой слепить тот идеал, о котором мечтаешь, – продолжала защищать Ирину и Юлю Оксана и, показывая рукой на залив, добавила, – вы лучше взгляните, кто там плавает.

– Устроили тут секс-шоп, – буркнул командир, внутренне соглашаясь с доводами Оксаны.

– Ух ты, – только и смог произнести он, вглядевшись в пловцов и начал раздеваться на ходу, устремляясь к берегу, чтобы присоединиться к купающимся.

Регенерация Дэвида завершилась, он был как “новенький”. Оксана помогала Дэвиду одеться, а Юля и Ирина тем временем укладывали Ола в капсулу био-синтезатора, чтобы снять электронную копию своего творения. Дэвид, одеваясь, расспрашивал Оксану, пытаясь вникнуть в происходящее. Оксана между ответам на вопросы Дэвида проверила всё ли сделано как надо и запустила процесс копирования. Синтезатор работал тихо и только по приборам было видно, что копирование идёт. Ол лежал спокойно и улыбался. Юля от волнения слегка побледнела. Через пять минут копирование закончилось, замки крышки со щелчком открылись и Ол, так же улыбаясь, поднял крышку и сел.

– Вылезай скорее и пойдём купаться, – Юля потянула Ола за руку, – дальше пускай Ирка переживает. Мы и так много для неё сделали. Ол, останься, пожалуйста в таком образе как сейчас.

– С удовольствием, моя госпожа, и купаться, и оставаться, – Ол подхватил Юлю на руки и побежал с ней к берегу.

– Стой, подожди, сумасшедший, дай хоть комбинезон скинуть! Хорошо, что на мне купальник, – мелькнуло в голове Юли, – и, пожалуйста, перестань называть меня госпожой, никакая я тебе не госпожа, мы же с тобой были и остаёмся друзьями.

– Ну прости, Юля, это я никак из роли не выйду. Мне показалось, что Ира как раз и хотела стать госпожой для своего норна. Хотя это её личное дело. Норн всегда готов подчиняться.

Оксана закрыла крышку синтезатора. Щёлкнула несколькими переключателями на пульте управления. Крышка затуманилась и стала непрозрачной.

– Вот теперь сиди и жди своего Александра, – обратилась она к Ирине, – регенерация будет подольше чем шло копирование. Так что придётся подождать.

– Дэвид, пойдём купаться, – потянула она Дэвида к воде, на ходу сбрасывая халат.

А Ирина осталась стоять возле синтезатора, в волнении теребя молнию своего комбинезона и размышляя, как сложится её дальнейшая судьба.

А купающиеся тем временем взяли девушек в плотное кольцо, отрезали им все пути отступления и, по очереди в шутку обнимая их, все убедились, что никакие они не русалки с холодной рыбьей кровью, а самые настоящие теплокровные, правда не понятно кто. Когда Славка попытался обнять свою брюнетку, то к своему удивлению почувствовал полное непротивление с её стороны, а даже наоборот. Так они обнявшись и скрылись под водой под смех и одобрительные возгласы окружающих.

Юля с Олом с криком, смехом и брызгами влетели в круг купающихся, присоединившись к общему веселью. Взглядом Юля поискала Андрея. По его напряжённому лицу и натянутой улыбке она вдруг поняла, что с Олом она заигралась. Ей стало неловко и она принялась лихорадочно соображать как ей исправить положение никого не обидев. Ей было дорого внимание обоих и она никого не хотела терять.
На помощь ей пришла Оксана, поняв ситуацию с первого взгляда.

– Дэвид, будь умницей, поплавай один, – сказала она в полголоса мужу, застрявшему с раздеванием на берегу, – Ол, будь другом, поучи меня плавать. Юля ты не против?

– Займись Бусолью, – шепнула она Олегу, проходя мимо, – гляди как она на тебя смотрит.

Пока Олег соображал шутит Оксана или говорит серьёзно, его опередил командир и они с Бусолью уже плыли от берега о чём-то оживлённо беседуя. Олег, наконец поняв замысел Оксаны, вышел на берег и присоединился к Дэвиду, который почему-то совсем передумал купаться. Юля и Андрей остались одни. Они обнялись как после долгой разлуки и вместе поплыли вдоль берега подальше от того места, где Ол учил Оксану плавать.

– Андрей, ты не думай ничего плохого. Норны ведь не настоящие люди.

– Не нужно ничего говорить, Юля, я всё понимаю. Давай лучше поплаваем, когда-то ещё придётся!

Наплававшись вдоволь, все собрались к тому месту где на берегу была разбросана их одежда. И тут из под воды показались Славка с Ниткой, всё так же обнимаясь, как и перед погружением.

– Везёт же некоторым. Под водой сидят сколько захотят!.

– Ну и как там на дне?

– Слава, я чисто как доктор интересуюсь…..

– Потом, потом, все вопросы и комментарии потом, не до вас сейчас!

– Смотри какой озабоченный! Слава, с тобой всё в порядке?

– Нитка, ты что с нашим Славкой сделала?

Вдруг поток вопросов прервался пронзительным криком восторга, донёсшимся из центра лагеря. Это кричала, не в силах сдержать свою радость, Ирина.

Она стоял возле синтезатора и держала за руки молодого человека в точности похожего на Ола. Все посмотрели на Ола, чтобы сравнить, но на месте Ола стоял леопард. Нитка и Бусоль тоже превратились в пантеру и рысь.

– Всё, сказка закончилась. Вернёмся к нашим баранам, – раздался спокойный голос командира, – предлагаю пообедать и продолжить движение на юг.

32
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments