А что если и в самом деле. Глава седьмая. Девид и Оксана.

Очистка площадки была действительно необходимым и неотложным делом. Площадка, занимаемая отрядом, была так завалена погибшими и искалеченными шершнями, что некуда было ступить, не опасаясь быть укушенным или ужаленным бьющимися в конвульсиях тварями.

Вначале попытались привлечь к этой работе роботов-разведчиков и наблюдателей, но их манипуляторы оказались совершенно не приспособленными для этого.

Поэтому командир приказал мужской половине отряда лично заняться очисткой, проявляя особую осторожность. И, как всегда бывает, без происшествия не обошлось. Первым под раздачу попал Славка. Он приблизился к неподвижному шершню и неосторожно наступил ему на лапу. Тот, ожив, вцепился всеми уцелевшими лапами в ногу Славки и стал кусать своими мощными жвалами бронированный ботинок Славкиного экзоскелета. Но прежде чем он смог что-то повредить Славка метким выстрелом в голову добил шершня.

Вторым, подвергшимся нападению, был Девид. Он ухватил за лапы сразу двух искалеченных шершней и тащил их за территорию площадки пятясь задом. Почти у самого края площадки он наступил на валявшегося шершня. То-ли, дернувшись в конвульсиях, то ли просто деформировавшись под тяжестью ноги Девида, но брюшко шершня изогнулось, вонзив конец жала в икру его ноги. Рана была не очень глубокой, но боль пронзила всё его тело. Девид наклонился, отбросил брюшко шершня с торчащим жалом и машинально потёр место укола. Боль быстро утихла. И Девид продолжил работу, всё сильнее прихрамывая. Это не укрылось от опытного взгляда доктора Оксаны.

– Рассказывай, что случилось? – остановила она Девида. Ему пришлось всё рассказать и, задрав штанину, показать место укола. Нога покраснела и распухла. Яд всё-таки попал из жала в рану и Девид разогнал его потерев ногу. Начинался отёк и это грозило серьёзными последствиями. Оксана сообщила о случившемся командиру.

– Лечи, ты же у нас доктор – коротко приказал ей Сергей.

– Но я не могу запитать своё оборудование, к моей “Осе” подключен облучатель. – напомнила Оксана.

– Придётся подождать пока закончится синтез второго облучателя. Включить его на сферическое излучение, запитав от “Осы” Олега. Первый облучатель переключить на питание от “Осы” Андрея и освободить “Осу” доктора. Этими работами занимаются Олег и Андрей. А доктор готовит к работе свой биосинтезатор – чётко и решительно, как положено командиру, распределил обязанности и поставил задачу исполнителям Сергей.
Через пять минут синтез второго излучателя был завершён. Ещё пять минут потребовалось на переключение питания синтезаторов.

Вначале запитали и включили на сферическое излучение новый излучатель чтобы сдерживать на расстоянии шершней. Затем остановили работу и переключили питание от другой “Осы” первый облучатель. Перевели его в режим излучения узким лучом и привели в действие. Навели луч на самое плотное скопление шершней и начали облучение.

А в это время Оксана подготовила к работе биосинтезатор, расположенный в грузовом отсеке её “Осы”. Он напоминал операционный стол, герметично закрывающийся сверху прозрачной крышкой. Девид разделся, оставшись лишь в специальной набедренной повязке, выданной Оксаной. Улёгся на ложе синтезатора. Крышка закрылась и процесс регенерации пошёл. Для него это был привычный процесс.

Девид был инженер-ядерщик. Он входил в группу разработчиков портативных атомных источников питания. Он был не теоретик, а практик и в силу специфики своей работы ему приходилось периодически получать дозу радиационного облучения. Когда эта доза приближалась к границе безопасного уровня, Девид направлялся в “Санаторий”.

В “Санатории” он проходил обследование и регенерацию. Если в результате обследования ему выдавалось предписание на инплантацию какого либо органа, при регенерации одновременно выполнялась и его замена.

Замена органа стала рутинным процессом. Перед регенерацией в электронной копии тела человека один из органов или сразу несколько заменяются электронными моделями инплантируемых органов. Вносятся коррективы, исключающие отторжение новых органов, и в процессе синтеза нового тела происходит их замена.

Подобных регенераций у Девида было уже столько, что он и со счёта сбился.

В одном из таких “Санаториев” он и познакомился с Оксаной. В то время она там возглавляла отдел регенерации.

После нескольких посещений и регенераций с инплантациями Оксана стала проявлять к нему повышенное внимание. Наверное сработало чувство нерастраченного материнства или проявилась жалость к человеку у которого почти не осталось ни одного собственного органа. Девид почувствовал её расположенность и ответил ей тем же.

В отряде Девид и Оксана были единственной семейной парой.

Девид был отобран в отряд как специалист для выяснения причины повышения уровня радиации в пустыне на берегу Каспия.

А Оксана – доктор отряда была автором проекта «Повышения жизнестойкости локальной группы людей при выполнении совместного задания».
И была включена в группу для практической отработки своего проекта. Как выразился её куратор, представитель “старой школы”, для натурных испытаний.

В грузовом отсеке её “Осы” находился в личном распоряжении новейший быстродействующий биосинтезатор. Он способен в считанные минуты воссоздать человека в случае его гибели или увечья.

Синтезатор воссоздавал человека в таком состоянии, в котором тот находился за секунду до гибели. Состояние стресса в момент гибели игнорировалось и сохранялось в памяти синтезатора лишь в научных целях.

Знали бы люди эпохи начала “оцифровки личности” до чего дойдёт прогресс в этой области!

Из истории Оксана знала сколько недовольства и сопротивления вызывали первые попытки оцифровки персональных данных о физиологии человека (отпечатков пальцев, радужки глаз, тембра голоса). Особенно у представителей старшего поколения. В их среде бытовала даже такая поговорка “Если тебе нечего скрывать, значит жизнь прожита напрасно”.

А младшее поколение напротив, идя навстречу прогрессу готово было открыться всему миру. Вначале стало обычным появление молодых людей в нижнем белье в общественных местах, затем демонстрация в соцсетях экстравагантного поведения и интимных частей тела и, наконец, съёмки ради хайпа хулиганских поступков в непотребном виде.

Но и то и другое вскоре прошло и цифровой портрет личности стал обыденностью. Он достиг такой широты и глубины, что позволял с помощью биосинтезатора воссоздать точную копию человека со всеми его мыслями, чувствами и переживаниями на тот момент, когда эта информация была сохранена.

А сохранялась она ежедневно во время сна. Всепланетный центр здоровья сравнивал полученную информацию с предыдущей и оценивал произошедшие изменения. Периодически, а при необходимости немедленно, человеку предлагалось пройти коррекцию здоровья. Во время коррекции устранялись все возрастные изменения, а так же первые признаки заболевания. Вопрос старения был решён. и возраст человека определялся не прожитыми годами, а количеством коррекций.

В этом смысле Девид был самым пожилым в отряде.

Но это в обычной жизни, а сейчас, в условиях полной автономности, ответственность за состояние здоровья членов экспедиции и действие системы спасения полностью лежала на Оксане. Для этого в памяти синтезатора хранилась полная информация о каждом члене группы из 8 человек. Записывалась, ежесекундно обновлялась не только информация о физиологическом состоянии организма человека, но и его мысли, чувства, психическое и эмоциональное состояние.

Биосинтезаторы открыли огромные возможности для здравоохранения и медицины в целом. Доктор Моро и доктор Сальватор наверное обзавидовались бы, узнав каких животных создавали студенты медицинских вузов на кафедрах экспериментальной хирургии, осваивая курс биологической совместимость живых организмов.

В то время пока Девид проходил регенерацию, а Оксана следила за её ходом остальные с интересом наблюдали за поведением шершней под воздействием облучения.

Плотное облако куда был направлен луч облучателя начало хаотично двигаться то распадаясь, то сжимаясь и метаться из стороны в сторону. Шершни, окружавшие сплошным кольцом лагерь, устремились к этому облаку, чтобы защитить его от воздействия облучения. Через некоторое время это плотное облако начало стремительно удаляться, увлекая за собой всех остальных шершней. Бой был выигран. Но расслабляться было рано. Исход битвы ещё не был ясен. Шершни могли вернуться. Жёлтое облако ещё виднелось на горизонте и на приличном расстоянии от лагеря барражировали одиночные разведчики. В целях безопасности облучатель, работающий в сферическом режиме, оставили включенным и командир отправил двух роботов-наблюдателей на самые высокие скалы в том направлении куда улетели шершни.

Регенерация Девида завершилась, он был как “новенький”. Оксана свернула синтезатор и перевела его в походное положение. Сергей принял решение свернуть лагерь и продолжить полёт на юг. Но в пылу битвы время пролетело незаметно и настала пора обеда. Было решено пообедать здесь. Площадка была расчищена. “Осы” рассредоточены по кругу. В центре можно было расположиться и спокойно пообедать.

19
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments