Баллада о ведьме

В избушке маленькой у нас,
Лампа не гаснет, третий час.
Горят в печи дрова,
А за околицей зима.
Вьюга бьется об стекло,
Метелью занесло крыльцо,
А нам уютно и тепло.
У печки засиделись мы давно
Не обращая, что темно
Бабушкин слушая рассказ,
Про то как жили они до нас
О том что не вернется вновь
Та прежняя любовь,
Убийство и кутеж
Как ведьмы жили по соседству
Нам лишь – рассказы по наследству.

Была еще я молода
Настали новы временна
Изменилась вся страна
И перемены пришли сюда.
В глухой, забытый богом уголок,
Что стоит, от больших дорог.
Мы жили плохо, хорошо?
Я расскажу вам не про то.
В лампе поправив фитилек
И по молясь на образок
Рассказ свой начала
Про то что видела сама.

1

Избенка от деревни, недалеко стояла,
Там бабка, одиноко проживала
Совсем как все жила,
Хлеб ела, квас пила.
Но были временна
Когда та бабка ночью не спала.
Творились у нее разны чудеса
Ходили слухи, будто ведьмою была
И обходили ту избу
За целую версту.
А днем за помощью шагали;
Кому корову залечить
Кому чирей заговорить,
И так жила.
Покуда смерть к ней не пришла
Зашли однажды до обеда,
И; ох как беда
Знахарка наша умерла
Не кто, не смеет, закрыть глаза
Ведь не крещенная она.
И как ее блаженно тело,
Земле предать;
Не кто не смеет отвечать.
Стали тут решать,
Что лучше закопать.
В чистом поле на холме
От избы не вдалеке.
Порешили все на том,
Вот дождался и третьим днем,
Унесем во чисто поле,
И зароем на просторе!
Оставив без присмотра
Бедную женщину нагой,
Расходись все домой,
Ни задумался не кто,
Что их ждет там, на утро!

2

Сумрачные дни у нас настали,
Дожди беспросветно поливали.
Лишь под вечер дождь стихал
Когда закат вдали чуть догорал.
И опускался сумрак ночи
На землю так хоть выколи очи.
И тишина безмолвно наступала
Лишь где-то собака завывала,
С воя переходя на лай
Скулила и орала
Тоску и страх, нагоняла.
К полуночи взошла луна
Багряная и полная была
И только иногда,
За тучи пряталась она
И будто отблеск от луны
В избенке виделись огни,
Кому-то слышались шаги,
Как будто, кто-то там кричал?
В деревне никто не спал.
Страх всех обуял.
Перед рассветом до третьих петухов
Раздался страшный рев.

Но вот петух в сенцах прокукарекал
И с нетерпеньем,
Стали ждать рассвета.
И только первый луч на землю пал
Как дождь опять настал
Все жители деревни
Закутавшись в плащи,
Сжимаясь от дождя и страха,
К избушке подошли.
Дверь тихо отворили
И гурьбой туда ввалили.

Как видимо тут кто- то был,
Избу всю здесь перерыл
Искал чего-то и не найдя,
Отправился туда.
В разбитое окно.
Но труп что с ним произошло,
Все волосы выдраны давно
А все лицо сплошной синяк
Тут кто-то ахнул и сказал;
Все не так
Бесовский дух здесь побывал
За жертвой он приходил,
Но много видно в ней греха
И не берет ее пока,
Пока грехи не замолили.
Но кто же грех ее замолит,
Что здесь произошло,
И видя это все
Не взойдет уж на крыльцо.
Но вот старейшины,
Посовещавшийся сказали;
Мы эту ночь переживем
А там увидим, что по чем!
Все расходились домой
С опущенною головой
То грех какой мы совершаем
В сыру землю, неотпеваючи закопаем
Все отразиться нам потом
И как еще не знаем,
Но будет худо, нам пока,
Не успокоиться ее душа.
2-я ночь
Ни кто в деревне, ночью не гулял
А одиноко кто здесь проживал
Двор свой оставлял
К соседям шел и там он ночевал.
Луна светила, полночь наступала
Лишь иногда, собака завывала
Беду тем самым накликала.
Но вот в один момент
Исчез   лунный свет
И кто не спал, -тот видел; как старушонка с протянутой рукой
Прося защиты, стучалась в каждый двор.
Но не кто ей не отпер
И до окраины дойдя, исчезла;
Та старушка была
Воплощение духа- добра и зла.
А утром солнышко взошло
Было ясно и тепло,
Как будто позабылось все…
После обеда;
Народ собрался и беседа,
У той избы была.
Потом зашли туда.
Три здоровых мужика
На плечи мощные подняв
Пошли до выхода – и вот беда;
Гроб не туда и не сюда.
Не видимая сила,
Косяки дверей сдавила
И там примеряют и сяк
А гроб не идет ни как.
Мужики те осерчали,
Крышу дома разобрали,
Вытащили и на возок
А сами след пошли.
Бог, ей грехи прости,
Зарыли и ушли.

3

Уже много лет прошло,
Как это все произошло,
Но забыть такое я,
Не могу, до сего дня.
Девять дней после смерти отсчитали
Бояться люди перестали.
Избенку растаскали на дрова
Но нету дыма без огня.
Пора осенняя настала
Страда уборочная пришла
И население после трудового дня
Урожай свой отмечала.
Кто так слегка, а кто и до пьяна
И стали происходить такие чудеса
Кто утонул или сгорел с «вина».
Кто исчезал, сойдя с крыльца?
Мол, что такого от вина
Случается беда
Но связь такая здесь была:
Однажды пришел домой отец.
На утренней заре
И молвил он с порога;
Бабка та жива.
И меня к себе звала
Но я ее уговорил
И молитву сотворил.
В вечернею пору
Была полна изба народу
Отец рассказ свой начинал.
И в сотый раз он повторял;
Пошел за баньку
Да спустился в реку
Я там поставил сеть
И вот решил взглянуть
Наклонился к колышку и ба,
Бабкина стоит изба,
Я обомлел, она сама
Шла прямо на меня
Я пятиться пока река
Не стала забирать меня.
Кричать на помощь не могу,
Сдавило горло и лишь молитву я шепчу.
А она все ближе, ближе,
Уж локоть расстояния
Чувствовалась ее мертвецкое дыханье
Предо мной, остановилась,
Лицо во гневе, наклонилась,
В ее оскал зубов
Я видел кровь.
Закрыв глаза; взмолился я
Господь! -Спаси меня.
Достал на тельный крест и на нее
Бежал, кричал, пока сознанье не потерял.
Очнулся лежа на траве
Все это приснилось мне.
Так себя я утешал
Когда домой шагал.
На этом он смолкал.
И шепот по дому, пробегал.
Ну что слыхал,
Ну что понял.
Пока вновь кто –то не забегал.
К услышанному свое он добавлял
В углу сказали-Ведьма
И началася перепалка
Нам надо ее остановить
Да, но душу не берет,
Ни черт и ни господь
А нам за что страдать?
Что побоялись отпевать
Но средство есть еще одно,
Сжечь надобно ее.
Тогда душа без тела пропадет,
И смерть от нас уйдет.
Седой старик рассказ свой тихо начал;
Я знал ее еще младой
За ней ухаживал, да по напрасно
Она красива и ретива
Не дотрогою была,
Не только для меня
А вечерами у себя
Тайно ровней собирала
Я видел их однажды голых
По небу летящих.
Молчанье длилось будто век.
Пока не сказал, в все тот же человек;
Утро, вечера мудрей
Давайте расходиться,
Помоги мне Пелагеей.
На утро подвыпившие мужики
К могиле подошли;
Но все же боясь греха
Работать стали не спеша.
Гроб на свет, земной подняли.
Крышу гроба оторвали
Удивились, что цела
Подняли и до костра,
Осторожно положили, перекрестили.
Долго молча все стояли
Про себя все рассуждали
Как же так она одна,
Беззащитна и мертва.
Может сказки это все?
Но помолвить не осмелился не кто
Кто поджег уже не важно,
Только как огонь возник
Из толпы раздался крик.
Через пламя языка
Виделись ее глаза.
Безучастно и тоскливо
На нас смотрели они уныло.
Тут рассказа она прервала
тихо стало, бабушка дремала,
Может просто притворяясь,
Воспоминание удаляясь.

48
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments