Боевая единица

В последние месяцы армейской службы, меня держали на высокой горе в пригороде Батуми, чтоб не отсвечивал. Мне, рядовому советской армии, и раньше нечего было терять, а уж под дембель я способен был морально разложить целый корпус. И не «залетами». Никогда не залетал. А дурацкими вопросами на грани.Типа: «Товарищ капитан, как вы считаете, вот Вы сегодня на службе все сделали от Вас зависящее, для обороноспособности нашей Родины? Не зря советский народ кормит Вас, шьет Вам сатиновые трусы и хромовые сапоги? Вам не стыдно будет смотреть людям в глаза по дороге домой? Извините за вопрос, просто я собираюсь поступать в военное училище, и мне интересно — каково быть офицером..?»

Или: «Товарищ майор, я вот в свободное время изучал устав, но не нашел там одного важного параграфа. Скажите, а как по уставу правильно сдаваться в плен? Ведь устав регламентирует всю жизнь военнослужащих, а тут такой пробел… Нет ну, правда, вот если нашу роту окружили враги, а у нас закончились патроны. Так и так придется сдаваться, но нужно сохранить при этом воинскую дисциплину: В колонну по два в плен бегом, марш! Или еще как? А то ведь мы не знаем. Опозоримся в бою перед врагом, при сдаче в плен…»

Короче, несмотря на мой живой интерес к армейской службе на политзанятиях, командиры меня почему-то не любили. Вот и спрятали на горе, с глаз долой, как человека в железной маске.

В изгнании и спокойствии доживал я последние свои солдатские деньки, но вдруг меня решили поставить в караул. Авральная ситуация, все заняты на боевом дежурстве и больше просто некому. На улице дубак и по пояс снега, хотя двумя километрами ниже люди сидят в приморских кафе и даже купаются.

Подготовился я основательно: раздобыл тулуп гигантского размера (его хватило бы на постройку чукотского клуба). Взял товарища и пошел на пост. В шинели и валенках, вхожу в тулуп, подгибаю под ноги меховой подол. Товарищ меня застегивает снаружи. В результате верхняя пуговица воротника где-то над моей головой, руки тоже не в рукавах. Короче, чик чирик — я в домике. Между мной и стенами тулупа, сантиметров 10 и можно не думать о температуре воздуха за бортом. В руках у меня радиоприемник с подсветкой шкалы. Быт налаживается. Ну и последний дизайнерский штрих — товарищ вешает на меня автомат.

Быстро и познавательно пролетел час, вдруг сквозь вражьи голоса и вой помех, слышу хруст снежных шагов. А окнА в тулупе, как назло не предусмотрено. Понимаю, что если это враг, то все, что я смогу сделать — это мощно упасть. А до моего оружия скорее доберется отдыхающий из приморского кафе, чем я, задраенный снаружи, с пристегнутыми ремнем рукавами.

Самые страшные опасения подтвердились. Я почувствовал, как незнакомец снял с меня автомат, будто подарок с новогодней елки… Послышалось металлическое клацанье, которое ни с чем не спутаешь… Здравствуй глупая смерть, от моего же оружия… Я стал отчаянно орать. Текст был нецензурный, а смысл банальный: СТОЙ! КТО ИДЕТ? СТОЙ! СТРЕЛЯТЬ БУДУ! ПОВЕСЬ АВТОМАТ НА МЕСТО! Человек на улице только прибавил ходу, и шаги его затихли.

Дело пахло трибуналом. Я стоял как памятник и понимал, что у врага огромная фора в мобильности, плюс самый надежный в мире автомат, а у меня из оружия, только идеологическое, радиоприемник с подсевшими батарейками. Ох, как не хотелось в дисбат. Хотя это уже не дисбат, а просто тюрьма, явно же больше четырех лет. Нужно пускаться в бега. Но куда? Без денег, без документов. Причем ловить меня будет весь Советский Союз, шутка ли, убежал с оружием… Необходимо разработать план…

Нет! Не могу я в бега! Я должен срочно предупредить наших, что рядом враг с автоматом и это главное, а там — будь что будет. Через три минуты я был уже снаружи на морозе, но мне было горячо. Чувствую, что-то душит. С удивлением обнаружил, что это на шее висит автомат, только со стороны спины… и не мой.

Оказалось, что наш командир, поручил молодому солдатику почистить все автоматы роты. Всего 20 штук. Перечистив те, что были в казарме, боец проявил трогательную заботу и вспомнил обо мне. Не поленился, пришел на пост, снял с меня автомат, разрядил его, навесил на спину другой, и зарядил. (Все же я на боевом посту, шутка ли, как же я без патронов?) А в диалог со мной он не вступил по причине полного отсутствия русских слов в своем лексиконе… Мы иногда даже сомневались, а знает ли он хотя бы свой родной туркменский..? Хороший парень, чтоб ему пусто было…

494
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Анонимно

202
Истории и рассказы от анонимных авторов!
Комментарии: 0Публикации: 2447Регистрация: 28-09-2017

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000