Чемодан

Играет радио, и я подпеваю популярному в этом месяце шлягеру, сидя за рулём автомобиля. И пускай у меня нет ни слуха, ни голоса, но кому до этого есть дело. Я в своей машине, а радио орёт так громко, что мой голос теряется в его шуме.

А если честно – мне наплевать – услышат меня или нет!

Я еду домой. И еду не с пустыми руками. И у меня отличное настроение.

На сегодняшнем аукционе забытых вещей я урвал зразу несколько неплохих лотов. Да что там неплохих – просто отличных!

Я успел на месте, в аэропорту, мельком заглянуть в один из трёх саквояжей, продаваемых одним лотом. Он битком набит брендовыми вещичками.

Да я только с продажи его содержимого окуплю свои расходы!

А ещё два его близнеца! А старый, замызганный и местами порванный рюкзак какого-то хипаря!

Он мне достался за десятку. А внутри кучи грязного белья и бумажного хлама был спрятан аккуратно завёрнутый MacBook. Причём, ноут последней модели.

Вот это я понимаю удача!

Прибавьте к этому дорожную сумку, полную дорогущей косметикой и всевозможными женскими штучками, стоящими тоже недёшево.

Но изюминкой моих покупок стал чемодан! Очень старый чемодан!

Когда я торговался за выставленный лот, я не знал, что мне выпадет такая удача. Чемодан был завёрнут в упаковочный стрейч. Причём на него навертели столько слоёв плёнки, что понять принадлежность этого кокона к семейству чемоданов можно было определить лишь по характерному силуэту.

Я не стал распаковывать свою покупку в аэропорту. Очень много любопытных было вокруг, и все они хотели узнать, что же я приобрёл.

Нет! Мне завистники и чужие пересуды не нужны! В моей профессии зависть – плохой подспорщик в заработке. Конкуренты из принципа начнут у меня все стоящие лоты перехватывать. А мне это надо?.. Нет!

Поэтому я потихоньку, отшучиваясь на ходу, погрузил чемодан (а он оказался тяжёлым!) вместе с остальными своими приобретениями в машину, и свалил из этого осиного гнезда.

Лишь на заправке, сгораемый от любопытства, я позволил себе надрезать упаковку.

И!.. Бинго!..

В расширенной мной прорези показался выдавленный на светло-коричневой коже логотип известной марки – Hartmann. Причем сам форма логотипа была старой – начала двадцатого века!

У меня даже перехватило дыхание от увиденного. Выходило что чемодану почти сто лет!.. Да это же чёртов раритет!..

Меня не удивило, что кто-то до сих пор пользуется чемоданом столь преклонного возраста. Компания Hartmann всегда славилась качеством своих изделий, и мне уже приходилось сталкиваться с несколькими экземплярами их продукции, хоть и не настолько старыми. Могу с уверенностью сказать, что их дорожные сумки неубиваемы.

Я сдержал себя и не стал взрезать упаковку дальше.

Теперь я еду домой, напеваю песню и предвкушаю момент, когда я сниму укрывающую мой приз плёнку!

—————

Я уже вскрыл все свои покупки. По гостиной разложены вещи из саквояжей и сумки. Дорогой ноут оказался рабочим, и сейчас он стоит на подзарядке.

Продажа этих вещей, как и самих сумок, во много раз окупит мои затраты. Сегодня я сделал удачные приобретения, и мне осталось разобраться с «вишенкой на моём торте».

Сейчас всё моё внимание приковывает светло-коричневое чудо, стоящее на середине комнаты.

Упаковку с чемодана я срезал сразу же, как приехал домой – ещё в гараже. И я пребывал в восхищении.

Чемодан был в превосходном состоянии. Создавалось впечатление, что он был куплен совсем недавно, и это его первое путешествие. Но форма логотипа и старомодный фасон говорили об обратном. Да и сам чемодан создавал впечатление солидной надёжности и неброской элегантности. Всё это никак не тянуло на новомодную подделку.

Мне оставалось открыть его. Я оттягивал этот момент до последнего. Вес у чемодана, не смотря на его средний размер, был приличный. Я прочувствовал его своей спиной, когда тащил чемодан в гостиную.

Итак, хватит откладывать! Начнём, помолясь!

Я кладу чемодан на бок и с затаённой надеждой надавливаю на планки замков. Раздаётся сдвоенный «щёлк», и замки открываются.

Я облегчённо вздыхаю –  главная проблема разрешилась сама.

Медленно, затаив дыхание, я приподымаю крышку.

Ничего!..

Открываю полностью, и…

Ничего!

Чемодан пуст! Его внутренности, обшитые тёмным атласом, были девственно чисты!

Я ощупал подкладку руками и обследовал чемодан.

Пусто! Никаких потаённых карманов или двойного дна. Чемодан совершенно пуст, как мой банковский счёт после выплаты залога за дом.

Но откуда такая тяжесть? Я ещё раз приподнял чемодан. Тяжёлый! Может внутри он укреплён железными пластинами?.. Не знаю! И не хочу узнавать!.. Разбирать я его точно не буду. Пускай будущий покупатель доискивается до причины.

—————

Стоило моей жене увидеть это чуда, и она влюбилась в него. Сара уговорила меня не продавать чемодан.

Я с лёгкостью согласился. Мы и так неплохо наварились на остальных вещах, а чемодан мне и самому очень понравился, и я не хотел расставаться с ним. Он притягивал к себе, подкупал своей солидностью и элегантностью.

И я с лёгким сердцем оставил его, разместив в нашей гардеробной.

На следующее утро всё и началось.

Когда я пил свой утренний кофе, жена пожаловалась, что куда-то запропастился Питер – наш шпиц – семейный любимчик.

Я предположил, что он мог удрать к соседям через дорогу. У них тоже есть собака – сучка, и наш кобелёк частенько заглядывает к ней в гости.

Успокоив жену, я уехал по своим делам. А ближе к вечеру жена позвонила мне, и в слезах рассказывала о том, что Питер не прибегал к соседской сучке, и вообще его не могут найти.

Весь вечер и часть ночи мы провели в бесплодных поисках, распечатки объявлений о пропаже и их расклейки по району.

Ближе к утру мы, обессиленные физически и опустошённые морально, легли спать. Но нам не удалось отдохнуть.

Около девяти утра нас разбудил дверной звонок. Это был сосед. Он разыскивал свою собаку. Она тоже пропала.

Наши любимцы так и не нашлись. А в районе, в течении следующей недели пропало ещё несколько собак и кошек.

Все решили, что это дело какого-то сумасшедшего. Полицейские машины стали чаще наведываться в наш район. К ним добавились и копы на велосипедах. Они разъезжали по улицам, высматривая что-нибудь подозрительное, но им не удалось никого поймать, а пропажи животных прекратились.

Жители нашего района успокоились, а мы с женой смирились с вероятной гибелью нашей собаки.

Но спокойная жизнь продолжалась недолго.

Дней через десять мы были потрясены новостью о том, что у молодой пары, проживающей через два дома от нас, пропали дети.

Двое мальчишек-близнецов. Им было лет по восемь. Мать, заглянувшая утром к ним в комнату, обнаружила лишь пустые кровати.

Что тут началось! К поискам полиции присоединилось FBI. Район был оцеплен. Опрашивали жителей. Обыскивали дома. Но всё безрезультатно. Мальчишки словно испарились. Никто ничего не видел, а следов борьбы или похищения полиция не обнаружила.

Жители были напуганы не на шутку. Следующий месяц мы прожили как при осадном положении. Кроме полиции, мы сами следили друг за другом. Был объявлен негласный комендантский час в районе. После девяти вечера улицы и дворы словно вымирали. Детей загоняли по домам. Были врезаны дополнительные запоры и замки, установлены камеры видеонаблюдения, куплено оружие для самообороны.

Так прошёл месяц. Ничего больше не происходило. Люди устали постоянно бояться и постепенно стали возвращаться к обычному образу жизни. Произошедший кошмар воспринимался ими уже как что-то далёкое и случившееся не с ними.

В спокойствии прошёл и второй месяц. И третий весенний месяц уже подходил к концу, когда произошло очередное исчезновение.

Соседская девочка-подросток не вернулась домой. Она с компанией с друзей уехала вечером на машине к одной из подруг, и собиралась заночевать у неё. Но поссорилась с именинницей и психанув, бросила гуляющую компанию.

В свой дом она больше не вернулась.

Родители не сразу подняли тревогу. Девчонка была из трудных подростков. Частенько убегала из дома, но погуляв пару дней, всегда возвращалась.

Родители забили тревогу только через трое суток, когда не смогли дозвониться до своей блудной дочери.

И началась повторная карусель с полицией; опросы, расследование. Но так, как не было конкретно известно, что девчонка пропала из нашего района, то и действия полиции не были столь тотальными и жесткими.

Эта суматоха как-то проходила мимо меня, не сильно цепляя внимания. И сейчас, когда двое полицейских, удобно устроившись на диване в нашей гостиной, опрашивали меня, я слушал их в пол-уха.  Я больше был озабочен воспоминаниями о странном происшествии, случившемся в ту ночь, когда девчонка якобы не вернулась домой.

Я неплохо так вечером напился пива, и под утро мне приспичило в туалет. Когда я шёл в уборную, то заметил открытую дверь в нашу гардеробную. Я ещё тогда чертыхнулся на жену. Забыла закрыть, а я с спросонья чуть не уткнулся лбом в неё.

Закрывая дверь, я увидел, что наше приобретение – старый чемодан, стоит почему-то не в углу, а по середине гардеробной. И в полутьме мне показалось, что бока его сильно раздуты.

Неправильное местоположение чемодана и округлость его боков я отметил машинально – краем сознания. Мне в тот момент было совсем не до рассматривания деталей. Мой организм просто вопил о необходимости посещения уборной.

Пока я опорожнял кишечник из моей головы вылетели все лишние мысли, и я благополучно забыл о том, что увидел. А утром, когда я зашёл в гардеробную за бельём, чемодан стоял на своём месте и мне ничего не вспомнилось.

Но сейчас, когда полицейские опрашивали меня, забытые моменты моего ночного хождения в туалет почему-то всплыли в моей памяти и не давали мне покоя. Особенно отчётливо я видел перед собой странную пульсацию раздутых боков чемодана.

Мне очень хотелось, вместо дачи показаний, подняться наверх, вытащить на свет божий чемодан и открыть его. Хотелось так сильно, что приходилось с трудом сдерживать себя, контролируя свои движения.

Было бы очень странно с моей стороны вскочить и побежать наверх. Чтобы подумали полицейские? Сейчас, когда нервы у всех накалены, любое неадекватное поведение может вызвать массу кривотолков и подозрений. А мне оно не надо! Я почему-то это чувствовал каким-то шестым чувством самосохранения.

Еле дождавшись, когда полицейские закончат задавать свои вопросы, я выпроводил их, взлетел по лестнице наверх и ворвался в гардеробную. Включив свет, я вытащил чемодан на середину комнаты и положив его дном вниз – открыл.

Чемодан был пуст. Так же пуст, как и при первом моём осмотре. И бока его не были раздуты. Обычный чемодан! Да, дорогой! Да, старый! Но обычный!

Только вот запах!.. Сквозь запахи кожи и какого-то парфюма, которые я запомнил, исследуя раньше своё приобретение, пробивался какой-то химический запах. Вернее, не так. Запах был не совсем химический, но неприятный и главное знакомый. Только как я не принюхивался, я не мог вспомнить, что он мне напоминал.

Так и не вспомнив, я закрыл чемодан и поставил его в угол. Беспокоившие меня мысли куда-то делись. Теперь я уже и не мог сказать почему меня так встревожили ночные воспоминания. Скорее всего они были результатом совокупной мешанины моего непроснувшегося разума и замысловатой игры теней в слабоосвещённой комнате.

Успокоенный я благополучно забыл обо всём до следующей пропажи!

А случилась она совсем скоро. Всего через две недели после исчезновения девчонки.

На этот раз исчез мужчина.

Пожилая пара купила себе дом в нашем районе около года назад. Их участок граничил с нашим задним двором.

Страдающий бессонницей мужчина, вышел подышать свежим воздухом, и всё… Обратно он уже не вернулся.

Утром, после рассказа моей женой этой истории, у меня в голове что-то щёлкнула. Я отставил недопитый кофе, и не прислушиваясь больше к словам жены, встал из-за стола и поднялся наверх.

Осторожно, с каким-то затаённым страхом, я открыл дверь в гардеробную и включил свет…

Чемодан стоял в углу.

Я выдохнул. Я и сам не заметил, что сдерживал дыхание, пока открывал дверь и включал свет.

Я зашёл в комнату и подошёл к чемодану. И сердце у меня замерло, пропуская удар!..

Кожа на боках чемодана была натянута. Не сильно. Она чуть выпирала по серединам, возвращаясь в свои нормальные состояния ближе к краям. И она пульсировала. Совсем слегка!., но сейчас, при хорошем освещении, я не мог ошибиться. Я отчётливо видел, как бока чемодан слегка подрагивает и по его бокам пробегает еле заметная, дрожащая рябь.

Я с трудом сглотнул скопившуюся слюну и, против воли, сам не зная зачем я это делаю, потянулся рукой к ручке чемодана.

Ухватился!..

Ничего не произошло. Но дрожь, пробивающую чемодан, я видел теперь не только глазами, а стал ощущать и ладонью.

Я потянул чемодан на себя, собираясь вытащить его из угла.

Тяжёлый!.. Он стал тяжелее в несколько раз!

Я добавил усилий, и чемодан нехотя, словно не желая покидать своё убежище, выкатился из угла.

Кряхтя, я повалил его на бок, и попытался открыть, чтобы увидеть, что там внутри.

Меня постигла неудача. Замки даже не шелохнулись. Откидные планки словно приварили. Повозившись с минуту, я оставил свои бесплотные попытки, и встав, раздосадовано пнул носком туфли чемодан.

Из закрытого нутра чемодана раздалось недовольное, злобное рычание!..

Да!.. Я не придумал!.. Чемодан зарычал на меня!

Я отпрыгнул назад и застыл в нелепой позе, пребывая одновременно в испуганном и ошеломлённом состоянии.

Так я простоял с полминуты, но из чемодана больше не доносилось никаких звуков. Он спокойно лежал, слегка подрагивая полными боками.

Тогда я потихоньку, пятясь задом выскользнул из гардеробной и захлопнул дверь. Причём закрыл её на замок, и вынул ключ из замочной скважины.

Я простоял наверху ещё минут пять, приходя в себя.

Только когда я услышал шум машины жены, которая уехала на работу, я нашёл в себе силы и спустился вниз.

Весь день я, сославшись на нездоровье, провел дома.

Приходили полицейские. Расспрашивали про пропавшего соседа. Я им ничем не смог помочь. Я ничего не видел, а свои подозрения я оставил при себе – не сильно хочется сойти за сумасшедшего.

Когда полицейские ушли, я развернул кресло в гостиной так, чтобы мне был виден вход в гардеробную, и провел весь день, сидя в нём и наблюдая за дверью.

Лишь под вечер, когда вот-вот должна была вернуться жена, я решился.

Вооружившись каминной кочергой. Я поднялся по лестнице, отпер закрытую комнату и приготовившись к возможному нападению, распахнул дверь.

Ничего не произошло. Внутри всё осталось так же, как и при моём поспешном покидании гардеробной. Вещи находились на своих местах. А чемодан лежал на боку почти посередине комнаты.

Вид у него сейчас был привычный. Ни каких раздутых боков и содроганий.

Я осторожно зашёл и ткнул чемодан кочергой. Не последовало никакой реакции. Обычный кожаный чемодан. Я потыкал ещё несколько раз. Результат остался прежний.

Осмелев, я подошел к чемодану и, наклонившись, осторожно надавил пальцем на замок. Запорная планка, с лёгким металлическим щелчком, откинулась. Я не удивился. Чего-то подобного я ожидал. Открыв второй замок, я аккуратно (всё же я не до конца был уверен в своей догадке) приоткрыл крышку.

Как я и предполагал, чемодан оказался пуст.

Уже бес опаски я откинул крышку до конца. Тёмный атлас подкладки был чистым, только цвет его стал ещё темнее, или мне показалось. Я не уверен.

И запах!.. неприятный запах стал сильнее и.., что ли гуще. И теперь я его узнал. Это был запах блевотины!..

Когда тебя выворачивает, и ты стоишь, согнувшись, над лужей остатков непереваренной пиши, плавающих в желудочном соке, тебе в нос бьёт этот ошеломляющий запах.

Вот так несло сейчас из чемодана.

Не давая себе времени на раздумывания или осмысления причин появления этого запаха, я захлопнул крышку, схватил первую попавшуюся простынь с полки, и завернул в неё чемодан.

Подхватив получившейся узел, я спустился вниз – в подвал, и спрятал его там, среди всякого старого барахла.

Я не стал говорить приехавшей жене о своём поступке (если спросит где чемодан, скажу, что мне предложили хорошую цену и я его продал) и мы провели спокойный вечер вместе. Насколько он может быть спокойным в данной ситуации, когда вокруг пропадают люди и все разговоры сводятся к обсуждению этого.

Спать мы легли не поздно, и я на удивление, хорошо выспался. Когда я проснулся, жены рядом со мной не было, хотя было ещё слишком рано, а она любительница поспать. Я в начале не придал её отсутствию особого значения. Перевернулся на спину сладко подтягиваясь. Но потом, что-то кольнуло в груди – какое-то смутное беспокойство.

Я вскочил с кровати и пулей понёсся вниз. Перепрыгивая через несколько ступеней, я буквально спрыгнул в гостиную. Вбежал на кухню и влетел в открытую подвальную дверь. Сбегая по крутым и узким ступеням, я уже видел свою жену.

Она была здесь. И стояла, наклонившись над лежащим перед ней чемоданом. Его крышка была откинута, а кисти рук жены были внутри чемодана.

Пока я сбегал по лестнице, она склонялась всё ниже. Вот уже её руки по локоть скрылись в жадном чреве чемодана, а она всё не останавливалась и наклонялась, приближая своё лицо к раскрытому, тёмному зёву.

Я, не замедляя своего бега, врезался в неё, и мы отлетели в сторону. Я ещё успел в падении развернуться, увлекая за собой жену, и мы упали на цементный пол. Весь вес падения достался мне, а жена оказалась сверху.

Не обращая внимания на боль, пронзившую мой правый локоть, я сел, обнимая Сару. Лицо было обращено ко мне, и я видел, что глаза её широко открыты, но взгляд отсутствующий, ничего не видящий. Я попытался растормошить её, звал по имени, но всё бесполезно. Её тело безвольно, как у тряпичной куклы, обвисло в моих руках.

По подвалу разнёсся голодный рык. В нём слышалось разочарование с отчётливыми нотками злого недовольства.

По моей спине побежали мурашки. Не давая себе времени на страх, или раздумывание, я положил безвольное тело жены на пол, и встав, подошёл к рычащему чемодану.

Я не стал заглядывать в его раскрытое нутро. Что-то мне подсказывало, что этого не стоит делать ни в коем случае.

Обойдя чемодан, я ногой подцепил открытую крышку, приподнял, и закрыл его. Голодное и недовольное рычание сразу оборвалось. Я подобрал валяющуюся тут же простынь, и накинул её сверху на чемодан.

Стараясь не выпускать светло-коричневое чудовище из виду, я закружил по подвалу, отыскивая подходящую мне вещь. Почти сразу я её обнаружил. На коробках со старыми вещами, сложенных в углу, я увидел оставленный мной когда-то рулон скотча.

С его помощью и запаковал чемодан. Предварительно я вновь завернул его в простынь, а затем обмотал скотчем со всех сторон. Я использовал весь большой рулон, но зато теперь я был уверен, что само это чудовище выбраться и открыться уже не сможет.

Справившись с этим делом, я подхватил на руки безвольное тело жены и поднял её в гостиную, где положил её на диван. Глаза Сары были закрыты, сама она ровно дышала, будто спала.

Меня такая перемена в её состоянии обрадовала, затеплилась надежда, что для неё это происшествие закончится благополучно.

Оставалось решить проблему с чемоданом.

Взять молоток с ножовкой и разломать его кусочки?.. Почему-то во мне была уверенность в том, что это кожаное чудовище не позволит мне такое с ним сотворить.

Что же тогда делать?

Долго мне не пришлось раздумывать. Со стороны улицы послышался тяжёлый рокот мощного мотора и характерный звук опустошаемых баков.

Меня сразу же осенило!.. Мусор!.. Сегодня вывозят мусор!

Я подскочил как ужаленный и ринулся в подвал. С трудом вытащил наверх тяжёлый свёрток (ушибленный локоть не позволял мне в полной мере задействовать правую руку) и, через кухню, вытащил его в гараж.

Нажав кнопку открывания ворот, я вспомнил, что бегаю в одних трусах. Пришлось срочно возвращаться наверх и одеваться. Я торопился – боялся не успеть.

Когда я вновь очутился в гараже, ворота были открыты. Возле них, сбоку на дорожке, стояли наши мусорные баки. Я подтащил чемодан к ним. Открыл ближний из двух баков и, чертыхаясь и кривясь от простреливающей локоть боли, загрузил в него свою неудобную поклажу.

Мне оставалось лишь выкатить полный бак на улицу.

С этим я успешно справился, и стоя у кухонного окна, с удовлетворением смотрел, как подъехавший «мусоровоз» подхватывает специальной лапой мой бак и опорожняет его в свой кузов.

Всё! Я избавился от приобретённого на аукционе кошмара! Моя душа ликовала! Ещё больше я возрадовался, когда очнулась Сара. Это случилось примерно через час после того, как увезли чемодан. Она ничего не помнила. И лишь удивлялась тому факту, что спала на диване в гостиной.

Весь день я пребывал в эйфории! Наконец-то закончился кошмар, мучавший наш район почти полгода. Я не собирался ни кому ничего рассказывать. Я просто радовался, что мне удалось избавиться от непонятной и пугающей вещи.

Утром я проснулся в прекрасном настроении. Принял душ, зашёл в гардеробную за бельём, и.., застыл на месте!

В углу, на своём привычном месте, стоял чемодан!..

Тот самый чемодан, что я вчера благополучно отправил в мусорку!..

Его светло-коричневые бока были раздуты до предела, а образовавшаяся от натяжения щель между замками, казалось, ехидно ухмылялась мне.

Я выскочил из комнаты и позвал жену. Она откликнулась снизу – из кухни. Я облегчённо выдохнул – жива! Но что мне делать?.. Как избавиться от преследующего меня кошмара?.. Этот чёртовый пожиратель что ли не отстанет от меня никогда?..

Мысли крутились и путались у меня в голове. Я чувствовал и знал, что я ничего не смогу сделать с чемоданом-чудовищем. Мы каким-то образом стали связаны с ним, и эта наша связь становиться только сильнее с течением времени и количеством переваренных им жертв.

Что делать?.. Что делать?.. Что делать?..

Пока я на автомате занимался привычными утренними делами, моя голова лихорадочно соображала, стараясь найти решение.

Сара собралась и уехала на работу… Время подходило уже к обеду, а я всё кружил по дому, словно обложенный флажками волк, в безрезультатных поисках выхода.

И тут раздался звонок. Я поднял трубку. Звонила Виола – наша дочь. Она сообщила, что они с мужем и детьми прилетают к нам послезавтра. Просила, чтобы я их встретил в аэропорту.

Как я испугался!.. Я постарался отговорить её, но она ни в какую не соглашалась – ведь у мамы День Рождения.

Да, у Сары через три дня день рождения, а у меня это совершенно вылетело из головы!..

В трубке уже с минуту звучали короткие гудки, а я всё не мог её повесить. Сжимал вспотевшей ладонью и бездумно смотрел в стену.

Что делать?.. Что делать?..

————–

Темно. Фары высвечивают лишь небольшой участок ночного шоссе перед машиной.

В багажнике что-то стучит и из него периодически слышится злобное, неудовлетворённое рычание, но я стараюсь не замечать этих звуков.

Я сосредоточен и не включаю музыку. Педаль газа утоплена почти полностью. Я спешу. Мне надо успеть на рейс.

Мне кажется, я нашёл решение! Теперь главное успеть! Завтра у меня уже не будет шанса, чемоданный кошмар не позволит мне – я чувствую! И запертое в багажнике свето-коричневое чудовище тоже это знает, поэтому и бесится так!

Я взял билет в страну, которая находится на другой стороне земного шарика, причём у меня будет целых три пересадки! И я полечу туда!.. И вернусь!.. Но вернусь уже без багажа!..

Да!.. Да, сука!.. Я забуду о тебе, как только сяду в самолёт!..

Главное успеть на рейс!.. И я ещё сильнее надавливаю на педаль газа…

44
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments