Деревенское детство. Продолжение 2

Деревенское детство. Продолжение 2.

3.

Было ещё у ребят в деревне такое увлечение — ловить (выливать) сусликов. К борьбе с грызунами призывали в то время множество плакатов. Они были всюду: в школе, в магазине, в клубе и в правлении колхоза. Плакаты указывали, что каждый такой грызун за сезон уничтожает до 16 кг зерна. А в те годы сусликов действительно было множество. Почувствовали свободу после войны что — ли? Степных грызунов выливали постоянно и, в округе села, их уже было не так много. Выловили. Поэтому деревенские ребята раза два за лето делали вылазки далеко в степь и даже в соседний Хворостянский район. К этому походу готовились заранее и долго.

Во-первых, командир похода, а в мой поход им был В. Мокин вместе с командирами отделений Купрацевичем, Толей Горбуновым, Михаилом (фамилию запамятовал) выбирали маршрут похода. Он, как правило, всегда был одинаков: из села вверх по высохшему руслу речки Безенчук, в направлении села Студенцы, далее вправо в направлении села Ольгино и домой. Длина этого маршрута была порядка 25 – 30 километров. И если по руслу реки можно было разжиться и водой, а в небольших лесных просеках ягодами, грибами и хворостом для костра, то остальной путь был в основном и безводным и безлесым. Но здесь было много сусликов, и основной улов их был именно здесь.

В мой поход был выбран именно такой маршрут. Этот маршрут ребятам нравился больше. И с этого маршрута можно было вернуться назад, если по какой причине не появиться желание идти в голую степь. Но такого желания у меня не появилось, да и у других ребят, тоже. Маршрут мы преодолели все.

Во-вторых, определялся состав уходящих в поход и всех распределяли по отделениям. Ребят, учеников первого и третьего классов в поход не брали, ни под каким предлогом. Считалось, что трудно выдержать многокилометровый двух, а то и трёхдневный поход. Без желания брали и приезжих, так как не знали их возможностей. Но меня в этот поход взяли, хотя я и был не местным, да и окончил ещё только второй класс.

А взяли меня потому, что сосед Мокин меня хорошо знал и знал мои возможности. Да ещё на бабушкином участке в тот год «стояли» военные, которые корректировали полёты самолётов с нашего Безенчукского аэродрома. А на квартире проживала медсестра. Вот мне и поручили договориться с медсестрой, чтобы она снабдила уходящих в поход медицинской сумкой и грелками для воды, а с военными – о выделении нам фляжек, термоса под «второе», рюкзаков и резиновых мешков под воду.

И, в-третьих, каждому давалось задание, что подготовить. Кому поручалось ещё дополнительно раздобыть резиновые мешки и грелки (в них удобно переносить воду), кому готовить другую посуду для переноски и хранения воды. Это всё делалось ради живительной влаги. Ведь Переволоки стояли в безводной местности, степи и с водой в её окрестностях была напряжёнка. В стороне, куда был направлен наш поход, ближе шести километров, не было даже более или менее приличного водоёма. Не было также и леса, поэтому мы брали с собой запас хвороста и даже кизяка (это высохший конский навоз) для костра. Все себе готовили еду. В основном это были хлеб, яйца, картофель, копчёные колбасы, сало, зелень и какие- нибудь солёности. Мяса брали мало, его должны были добыть сами.

Было в походе и хозяйственное отделение, состоящее из двух – трёх взрослых девушек, в качестве медицинских сёстёр и кашеваров. К ним обычно прикрепляли двух -трёх самых младших ребят, которые помогали девчонкам собирать хворост и поддерживать огонь в костре, печь картошку, подносить воду, собирать для компота землянику, грибы для супа, ловить рыбу в нечасто попадавшихся водоёмах. Мясо сусликов освежевали взрослые, а уж жарили их на костре наши поварихи.

Из более проворных ребят помладше, в каждом отделении назначали «разведчиков», задача которых была находить норы сусликов, да не пустых, а «заселённых» полевыми жителями. Ребята должны были заметить, в какую норку юркнул зверёк и быстро на неё поставить «мину», это силок, такая петля из тонкой стальной проволоки. Одновременно надо тут же определить запасные выходы из жилища зверька, а их бывает до двух – трёх и тоже «заминировать». Если этого не сделать, то можно просто зря пролить драгоценную воду и упустить грызуна.

Забегая вперёд, хочу сказать, что непосредственно охотой на грызунов занимались только взрослые ребята, младших к убийству зверьков не допускали.. Прямо скажу, что мне было жалко животных, и я старался в этом не участвовать и был рад, когда меня назначили в помощь девчатам в хозяйственное отделение, ответственным за перенос и хранение медицинской сумки. Мне лучше было чистить картошку, чем видеть, как убивают грызунов. Не буду описывать весь процесс охоты на сусликов, мне это не очень приятно, но скажу, что процесс этот захватывающий и порой приходилось сильно удивляться хитрости и проворности степных зверьков, в их стремлении спасти свою жизнь. Вместе со всеми пришлось попробовать и мясо полевого грызуна. Довольно вкусно, похоже на крольчатину, только жестковато. Подозреваю, что ещё от плохой прожарки.

4.

И так, охота будет чуть позже, а пока наша огромная толпа, человек в сорок, рано утром, в шесть часов трогается с места. Все, кроме разведчиков, были загружены под завязку. Те же, шли налегке, имея только свой запас воды, еды и резервную посуду для жидкости. На остальных было смотреть и смешно и забавно, с их объёмным и, казалось, неподъёмным грузом. Обвязанные грелками с водой, как автоматными подсумками, с огромными армейскими рюкзаками за спиной со своей провизией и тёплой одеждой, вязанками хвороста на холке, в руках резиновые мешки с некоторым количеством воды, вёдрами туристы выглядели на фоне голой степи верблюжьим караваном. Некоторые ещё тащили за собой самодельные велосипедные коляски с кизяком или хворостом. Но, несмотря на такой объёмный груз, дневную жару, жажду отстающих ребят почти не было, тем более хныкающих. Все упорно шли вперёд в степь, к едва виднеющемуся на фоне неба лесу. Ребята ждали интересных встреч с природой, новых впечатлений от степной охоты и общения друг с другом.

Больше всего на свете ребята любили общаться у костра, послушать интересные истории, часто, выдуманные сами ми же. Среди старших ребят были изумительные рассказчики, умные и начитанные такие, например, как Толя Горбунов, брат «Саняки», Володя Купрацевич. Где они брали свои истории о смелых разведчиках, лётчиках, о разных чертях, вурдалаках и покинутых в любви девушках, им одним только было известно? Беседы у ночного костра нас сближали, делали дружнее, а это всё и придавало силы, двигало вперёд.

В том походе, насколько я помню, было довольно жарко. Первый лесной массив (по местному – «колки»), мы достигли часа через три — четыре. Здесь мы планировали сделать привал, перекусить, насобирать грибов, ягод, пополнить запас воды в здешнем озерце и отдохнуть. В то время, посещение леса, можно было совершать только с разрешения местного совета, по специальным разрешениям. У нас было такое, но только на 30 человек. Оставив нас на опушке леса, Володя Мокин пошёл договариваться с лесником и показывать ему документ.

Лесник был наш деревенский, и он нам разрешил отдохнуть на опушке леса. Только строго наказал не ломать ветки деревьев и не мять траву, которая была в этой местности большим дефицитом. Да и мы, ребята, понимали, что эта трава нужна как корм колхозным коровам в зимние долгие месяцы, чтобы у них не пропало молоко, и они могли выкормить своих телят.

Эта часть нашего маршрута, по руслу речки, выглядела как хороший отдых и ловлей грызунов мы почти не занимались. Мы готовились к основной части нашего похода. Солили мясо, уже пойманных сусликов, зажаривали его, отваривали грибы, заготавливали ягоды и запасались водой и хворостом. Отдохнув, пошли дальше.

Мы решили ещё выше подняться по руслу речки и уже в другом районе выйти к массиву леса, где в последний раз хотели пополнить свои запасы. Но неожиданно там встретились с лесником. Он нас не видел, косил траву. И вот мы, огромная толпа ребят, прячась за кустами и перебегая от дерева к дереву, стали обходить его стороной. У нас же не было разрешения на посещение этого леса! Я сейчас это вспоминаю и мне смешно. Можно представить, что было – бы от этой встречи толпы ребят и одиноким лесником в нынешнее время?

В Студенцы решили не заходить, а повернуть направо, в степь, на совхоз им. Масленникова. Эта часть маршрута была для нас самой тяжёлой физически. Местность была сильно пересечена. Причём перепад высот порой доходил до сотни метров. Мы с трудом спускались и ещё с большим трудом выбирались из нескончаемого количества оврагов и буераков. Да ещё со своим скарбом, при том, не забывая ловить сусликов. Часам к пяти вечера все выдохлись окончательно и на привал на окраине совхоза, завалились у небольшого деревца с водоемом, похожего больше на лужу, замертво. Не хотелось ни есть и даже пить, а только спать. Что мы и сделали. После отдыха, наскоро закусив, а старшие ребята, освежевав нашу добычу и раздав шкурки, тронулись дольше. К этому времени у каждого уже было по одной выделанной и насаженной на специальную рогатину шкурки зверька, а это уже рубль, по тем временам — состояние.

Но после ужина, расслабившись, идти уже дальше не хотелось. И наш караван, обойдя этот довольно крупый совхоз справа, с трудом пройдя ещё километра три, добрёл до лесного массива на другой окраине этого -же села. Наши командиры прикинули наше состояние, проверили наличие воды, еды и решили дальше не идти. Здесь остановиться на первую ночёвку, хорошо отдохнуть, запастись в селе нормальной водой и продуктами и тогда двинуться дальше. Что мы и сделали. Отдых после знойной и утомительнгой дороги был нам очень кстати.

Отдых всем пошёл на пользу. Поднялись рано и наскоро закусив двинулись далее. На этом участке пути сусликов было очень много, и мы капитально запаслись и молодым мясом зверьков и не одной сотней шкурок. Пройдя селение Тополёк и встретив на пути ещё один небольшой лесок решили встать на большой привал с ночёвкой и отдохнуть в своё удовольствие. Что касается меня, я не очень устал и жара меня доставала лишь питьём. Пить очень хотелось, мне казалось, что солнце нас хотело поджарить, а укрыться от пекла негде было. Голая местность, степь.

Время было часа три дня и мы, пообедав, пошли бродить по округе. Лесок, к нашему удовольствию, был богат ягодами и ребята набрали земляники аж два трёхлитровых бидончика. Я с Коляном (ещё мой хороший товарищ) побрёл в деревню, но она была маленькая и ничего интересного в ней не было. Напившись в колодце вдоволь воды и захватив с собой два резиновых мешка драгоценной влаги вернулись назад. Вскоре вернулся Вова Мокин с ребятами , они на ближайшем водоёме выловили два десятка хороших рыбин. На этот раз ужин у нас был царский с ухой, жареным мясом и хорошим наваристым компотом. А вечером поиграв в свои традиционные игры лапту и кондалы закончили отдых посиделками и россказнями, где как всегда отличался Толя Горбунов.

Не забуду наш тогдашний полуночный разговор, который завёл Володя Мокин:

— Хорошее сейчас время, ребята, — сказал Володя обращаясь к моим одногодкам. Война закончилась, вы не знали что это такое и надеюсь не узнаете, пройдёт лет 30 и вы будете жить при коммунизме, в богатой стране, и наверняка доживёте до 2000 года! Мы то уж с Купрацевичем навряд ли. Вы родились в хорошее время.

Мокин дожил до нового тысячелетия, только вот до богатой страны, о которой мы мальчишки мечтали, не смогли, да и не сохранили мы свою Родину.

Не буду описывать дальнейший наш путь, он был таким же однообразным и трудным. Но сусликов вылавливать мы не забывали — это же была цель нашего похода. На очередном привале, уже за селом Ольгино, всё доели, сожгли, оставив себе на дорогу только воду. После обеда, третьего дня похода, мы уже были на окраине «Прогресса». Здесь нас ждали и встречали всем селом, как героев. Всюду слышались ахи и охи, расспросы, сыпались новости.

Поход я перенёс сравнительно легко. Я с малых лет был приучен к подобным переходам и самостоятельности. Родители меня мало контролировали и доверяли многое. Мне достаточно было только сказать своей бабушке, что я поехал в Переволоки и она, наскоро, наказав мне вести себя осторожнее, отпускала. Я выходил к Безенчукскому железнодорожному переезду, ждал там попутную машину, пристроившись к кому – нибудь. А если транспорта не было, то просто пешком уходил один. И эти путешествия я начал совершать с ШЕСТИ лет! А ведь до Переволок было целых 12 километров пути. Чаще всего ходил один, редко с попутчиком, иногда с мамой. Так что к переходам мне не привыкать и они мне не в тягость.

Поход наш закончился, и у меня от него осталось на память уйма впечатлений от встреч с природой и общения с друзьями, а также три, выделанных шкурок степных грызунов, которые я в последствии, хорошо высушив, сдал и получил целых три рубля, вошедших в мою будущую копилку. Тогда я задумал заняться, фотографией и это был мой первый вклад на приобретение собственного фотоаппарата.

170
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000