Детский ужастик

Многие дети любят страшные сказки. Вместе с героями можно пережить острые ощущения, от которых в обычной жизни ребенок огражден заботой родителей. Такие страшные истории помогают детям преодолевать реальные страхи. Хотя порой ужастик, написанный для детского возраста, может напугать и взрослого.

1. Ночной кошмар

Алана проснулась в холодном поту от страшного сновидения – ей снилось, что она на кладбище, а из одной могилы доносится тонкий голос, напевающий: «Усыпи меня колыбельною, спой мне песенку, я усну…»

Алана села на кровати, закутавшись в одеяло и повторяя про себя: «Мне не страшно, это всего лишь сон, всё по-прежнему». Она закрыла глаза, покачиваясь, в надежде снова заснуть, но тут же голос прозвучал разом со всех сторон и будто изнутри её самой, отдавшись в мозгу, в сердце, казалось, в каждой клеточке её тела. Голос говорил: «Усыпи меня колыбельною, — но уже более настойчиво, почти приказывая: — Спой мне песенку, я усну!» Перед глазами Аланы встало видение – бледный, весь в лохмотьях, мальчик лет десяти, с большими впадинами на месте глаз, в глубине которых что-то смутно поблескивало – как капельки воды.

Алана вскрикнула и окончательно проснулась, глянула на будильник, стоящий на прикроватной тумбочке – было 3 часа ночи. Она посмотрела в окно – полная луна безмятежно светила сквозь тюль. Отголоски сна проносились в мозгу, но она не

смогла успокоиться, понимая, что этот кошмар может повториться, стоит только сну завладеть ею снова. Девочка решила, что стоит немного проветриться, и пошла на кухню, чтобы попить воды.

Она накинула халат сверху сорочки и пошла вниз. Оказавшись на кухне, где всю ночь обычно горел свет, Алана совсем успокоилась. Она налила воды из-под крана и стала жадно пить, поглядывая в окно. Вдруг все собаки округи словно взбесились, начали скулить, выть, лаять. Ночная тишина превратилась в сплошную какофонию звуков – среди собачьего воя послышались проклятия соседей. Но внезапно всё разом стихло, и краем глаза Алана увидела белый силуэт, стоящий на дороге перед её домом. Хотя трудно было сказать, что он стоял, потому что не было видно ног – сквозь них был виден асфальт, а сквозь тело – дом напротив.

Алана пыталось закричать – это был тот мальчик из сна, она узнала его, но она не слышала своего голоса. Спазм сдавил горло: «Бежать» — мелькнула спасительная мысль, но ноги стали ватными, голова чугунной, и в ней, словно в колоколе удары, раздавались слова: «Усыпи меня колыбельною, — мальчик протянул к ней руки, — спой мне песенку, я усну».

И опять, снова и снова звучали в ушах эти слова на мотив простой мелодии, мальчик тянул руки, покрытые гнойниками. Алана закрыла глаза, пытаясь избавиться от видения, но открыв их, обнаружила, что мальчик стоит за окном прямо перед ней. Голос в мозгу стал почти умоляющим, но Алана чувствовала приступ тошноты — таким отвратительным был этот призрак. Весь бледный, в трупных гноениях на теле, руках и ногах. В ноздрях шевелились белые тонкие черви, изо рта текла слизь, но самым страшным оказались… глаза. Заглянув в них, Алана почувствовала себя очень одинокой, её охватило отчаяние, но она падала в эту бездну и ничего не могла с собой поделать – её манил блеск в глубине этих чёрных зияющих дыр.

«Стой, нет!» — послышался голос в мозгу Аланы, он быстро вырвал её из бездны глаз. Видение исчезло. Алану всё же стошнило. Она забилась в судорогах. Ей было страшно. Она не хотела ни оставаться на кухне, ни возвращаться в комнату. Тогда она, преодолевая боль в ногах, зашла в гостиную, легла на диван и заснула беспокойным сном, но на этот раз её воображение не уводило её к призракам и прочим гадостям загробной жизни.

2. Артур

Проснувшись утром, Алана чувствовала себя такой измождённой и разбитой от пережитых ночных страхов, что не могла и не хотела ничего делать. Но нужно было чем-то занять себя, чтобы мысли не возвращались к ночному кошмару.

Родители уехали рано утром на работу, а Алане придётся весь день быть одной, ведь все её школьные подруги разъехались в летние лагеря, а общаться больше было не с кем.

Алана решила пройтись по улицам города, прогуляться по парку, зайти в пару-тройку очень интересных магазинов, лишь бы не возвращаться мыслями в тот ужас.

Так она и сделала, гуляя по улицам города, увлечённая своими мыслями по поводу хорошей погоды, девочка совершенно заметила, как вышла за черту города. Она наслаждалась красотой окружающей природы, чистотой озера, блестевшего на солнце, свежей зеленью на холме. Алана вспомнила, как прошлым летом она забиралась туда с родителями, чтобы взглянуть сверху на городок, столь любимый ею с самого детства.

Чувства переполняли Алану, ноги вели её к вершине холма, и только взобравшись на неё, девочка увидела, что на этом холме находится одно из кладбищ. У неё захватило дыхание, тут же она вспомнила ночной кошмар, но начала успокаивать себя тем, что сейчас-то день, и бояться нечего.

«Неужели я такая трусиха, что даже днём боюсь пойти на кладбище?» — распаляла Алана себя, направляясь к могилам и торчащим из земли крестам. Но с каждым шагом внутри усиливалось жгучее чувство страха, нет — ужаса, потому что вдруг Алана поняла, что идёт не по своей воле, будто ею кто-то управляет. Но она уже ничего не могла сделать. И тут послышался голос: «Усыпи меня…» Алана зажала уши, пытаясь спастись от страшного бреда, но голос проникал внутрь, и вот уже в мозгу против её воли звучало: «Спой мне песенку, я усну», — звучало умоляюще, отчаянно. Алана собрала волю и изо всех сил закричала, даже не надеясь услышать свой голос: «Заткнись!». Но это больше было криком души, изможденной и отчаявшейся. Алана прислушалась. Было тихо. И внутри тоже. Но слишком тихо. Она подняла глаза и увидела на одном из могильных крестов ворона, черного, как ночь.

«Извини, я тебя напугал вчера ночью» — тот же голос раздался в голове Аланы, но кто говорит, она не поняла – ну не ворон же, хотя…

«Сейчас я пришёл к тебе в обличье этой птицы, только хочу предупредить тебя – не смотри ей в глаза. Вчера ты допустила ошибку и чуть не поплатилась за это жизнью. Ты должна мне помочь».

Алана подошла к могилке, над которой сидел ворон. На кресте была надпись: «Артур». Ни фамилии, ни даты рождения и смерти на табличке не было. Алана хотела спросить об этом ворона, но он прочитал её мысли: «Я не могу тебе объяснить этого, но со временем, если ты согласишься помочь мне, то всё поймёшь сама».

— Как я могу тебе помочь? — Алану успокаивал этот детский голос, она поняла, что нужна ему не просто так.

«Моя мать отказалась от меня сразу, как я родился. Когда мне было девять лет, меня усыновили очень хорошие люди. Я был бы, наверное, счастлив, если бы не одно «НО» — они никогда не пели мне на ночь колыбельную. А я так бы хотел этого. Однажды в полнолуние я начал лунатить: встал на подоконник, распахнул настежь окно и повернулся лицом к луне – все было, как во сне, который забываешь, проснувшись. Но когда я стоял на краю, в комнату вошли приемные родители, и мать вскрикнула от страха. Она напугала меня, и я умер от разрыва сердца, так и не проснувшись. Нет, я не виню её, просто в ту ночь я как никогда хотел услышать колыбельную. Как известно, покойники, чья воля не исполнена при жизни, мучаются и не могут спать спокойно, пока эта воля не будет исполнена даже при их смерти»

— Ты хочешь, чтобы я спела тебе?- спросила Алана, ей было жаль этого мальчика.

« О, я бы очень хотел, этого, но…» — голос внезапно стих.

— Что «но»?- удивлённо спросила Алана.

« Но… ты не такая, как я, ты — живая…»

— В смысле?- Алану начали терзать смутные сомнения,- я тебе спою, и ты уснёшь. Что ещё надо?- Она уже почти кричала, так ей не верилось во всё происходящее.

И снова голос зазвучал в голове, на этот раз безжалостно объясняя условия: «Ты должна умереть по своей воле, чтобы спеть мне песню на том свете. Я выбрал тебя, потому что ты отзывчивая и добрая, но, к сожалению, ты не можешь отказаться».

Повисла тяжелая тишина. До сознания Аланы медленно доходил смысл услышанного, затем последовала вспышка негодования, похожая на бурю. Алана кричала, что ничем не отличается от других девчонок и что ей совсем не хочется умирать из-за капризного мальчишки, которому так хотелось послушать колыбельную. «Купил бы пластинку и слушал бы, сколько влезет, а теперь из-за тебя я страдать должна?»

На миг Алане показалось, что она снова спит, и всё это — кладбище, ворон, голос – лишь плоды её воображения, ночной кошмар.

Она повернулась к дороге и побежала. На этот раз в голове звучало: « Нет, ты не уйдёшь так просто, ты — избранная! Я найду тебя, и ты умрёшь, хочешь ты этого или нет… Ах – ха – ха- ха!» — этот смех звучал в ушах Аланы, пока она не оказалась дома в своей комнате. По спине бежали мурашки, в глазах застыл откровенный ужас, её трясло, как в лихорадке.

Алана бросила бессильное тело на кровать и задумалась. Она хотела разобраться с этой историей, найти иной выход, как она может помочь мальчику. Да, она хочет ему помочь, но совсем не хочет умирать. «Это же несправедливо – размышляла Алана. — Почему человек должен умирать по своей воле, исполняя волю умершего?»

Алана нахмурилась. Промелькнула мысль, за которую Алана зацепилась, как за спасательный круг: «Потому что умерший умер не по своей воле»- но это и так было ясно, ведь его напугали, когда он лунатил. Она вспомнила, что он пришёл к ней в новолуние. Может быть, в другие ночи он бессилен? Тогда можно было успокоиться на целый месяц, а там… что-нибудь придумать, если он не отыщет себе новую «певицу».

3. Странное условие

Алана не ошиблась. В течение месяца она могла спать спокойно. Родителям она не стала ничего рассказывать, ведь они могли не поверить, либо слишком испугаться за своё чадо. Тогда они стали бы запирать её дома, «чтобы никто не достал». Но Алана знала, что призрак может и пройти сквозь стены, а вот ей, чтобы убегать от него, в запертом доме придётся худо. Именно из этих соображений она молчала и храбрилась, ожидая следующего полнолуния.

Конечно же, она не сидела, сложа руки. Алана прорабатывала все версии спасения. Можно было разыскать приёмную мать этого Артура-призрака и заставить её спеть ему песню (предварительно умерев), а если она уже умерла, то задача облегчалась (наверное).

Можно было просто сбежать из этого города, ведь призрак не может далеко уходить от своей могилы. А можно … ну, в крайнем случае, согласиться на условия трупака, умереть, спеть ему песенку, потом опять ожить и …

Алана одёрнула себя. Умирать она не собиралась. По крайней мере, по своей воле. Алана припомнила слова мертвого мальчика: « Ты должна умереть по своей воле, но, к сожалению, ты не можешь отказаться».

Это условие показалось ей таким странным, что при других обстоятельствах она, возможно, рассмеялась бы над этой нелепицей.

«Умереть по своей воле, но без какого-либо выбора»,- размышляла Алана. — «Значит, я могу сделать это хоть когда, когда буду готова. А уж тянуть время я умею», — она хитро улыбнулась.

Алана решила, что теперь она готова к встрече с мертвецом, нет – с тысячью мертвецов – так воодушевило её это открытие!

Ночь полнолуния неумолимо приближалась.

4. Тайна черных глаз

И вот наступил день, предвещающий ночь полнолуния. Алана с нетерпением ждала наступления ночи, когда она сможет высказать этому наглому мальчишке все, что думает о нем, прямо в глаза!

В глаза… Алана вспомнила, как её уносило в бездну этих чёрных дыр, как ворон предупредил её не смотреть больше ему в глаза – она может умереть. Но что же находилось в глубине этих зияющих дыр, что её так манило, поблёскивая в этой черноте? Алана не знала.

Только одно она знала точно – она не будет бояться смерти, потому что не умрёт по своей воле, иначе и быть не может.

Алана даже не заметила, как на землю опустилась ночь. Жизнь вокруг будто замерла, повинуясь власти тёмного сонного царства. Даже её родители уже спали, хотя обычно засыпали намного позже. Казалось, весь мир уснул, кроме неё.

Девочка зашла в свою комнату, села на кровать, закрыла глаза. В ожидании услышать голос она зажмурилась изо всех сил, но вокруг было тихо. Слишком уж тихо. Алана открыла глаза. У окна стоял призрак Артура. Он молчал. Он не тянул к ней руки. Казалось, он чего-то ждёт. Алана старалась не поднимать глаза к его лицу и, осматривая мальчика, заметила, что у него исчезли трупные гноения, хотя кожа осталась мертвенно-бледной. Вместо прежних лохмотьев на нём был белоснежный саван. Алана осмелилась посмотреть на его лицо – оно было без следов слизи и противных червей, а глаза были, почти как у живого, чёрные, только без белков, а там, в глубине этих глаз что-то поблескивало. Алана отвела глаза.

«Я пришёл за тобой», – услышала она знакомый голос, и ответила:

— А я ещё не готова умереть, — спокойно говорить было сложно, опять начиналась дрожь.

«Ха, я же сказал – ты умрёшь, хочешь ты этого или нет.- Голос стал жестким, нетерпеливым.- Ты и так заставила меня ждать целый месяц».

-Значит, придется еще подождать,- дерзко сказала девочка мертвецу.- Ведь я должна умереть по своей воле, не так ли?

«О, неужели я так сказал?- призрак усмехнулся.- А ты-то и поверила? и кому?- существу с того света, без плоти и крови, зато с совестью — так по-твоему?!- Страшный смех раздался в ушах Аланы.

Ее охватило негодование — он ее обманул! теперь он убьет… Алана по-настоящему испугалась, но все же собралась с духом и спросила, как он собирается ее убивать, чего ей ждать от «мелкого обманщика», «мешка с костями» и «уродливой белой подмогильной твари».

«Посмотри мне в глаза, ты все узнаешь».

Алане было уже все равно, и она с вызовом посмотрела в глаза призрака. В следующий миг она уже неслась навстречу призрачному блеску этих таинственных черных глаз, которые несли ей добровольную смерть…

763
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000
4 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
3 Авторы комментариев
АннаНастяПолинка Последние авторы комментариев
Полинка
Гость
Полинка

Мне 10 лет! Я обожаю любые ужастики! Я читаю и взрослые и детские! Иногда мне и вправду становится страшно! И эти ужастики мне тоже очень понравились. Немножко страшно! Но это супер!!! shock

Полинка
Гость
Полинка

Класс!!! shock shock vampire shock good

Настя
Гость
Настя

супер!обажау ужастики vampire

Анна
Гость
Анна

Прикольненько страшно чуточку no