Другая дорога

Филипп много лет водил фуру и даже не думал, что когда-то останется не у дел, однако судьба распорядилась иначе. Пришло тяжёлое для страны время. Так вышло, что транспортная компания, где человек работал, разорилась и перестала существовать, а водители, включая его самого, оказались на улице. Сразу найти постоянную работу не удалось, пришлось какое-то время перебиваться случайными заработками. Однажды предложили пригнать новенький джип из-за границы. Автомобиль купили вполне легально, и машину следовало лишь доставить хозяину, а для опытного водителя это не составляло большого труда. Конечно, джип могли приобрести и у себя в стране, но у богатых, как водится, свои причуды. Дорогу, по которой предстояло ехать Филипп знал неплохо. Он согласился пригнать автомобиль, тем паче, что за работу предлагали довольно крупные деньги. Вот если бы только он имел хоть малейшее представление о том, что произойдёт во время поездки и какой ужас придётся пережить… Но, как говорится: «Кабы знал где упасть, соломки подстелил». Случилось то, что случилось. Если можно так выразиться, мужчина оказался не в том месте и не в то время, а история, произошедшая с ним – нелепая ошибка.

Перегоняя джип, большую часть пути Филипп проехал без особых эксцессов, чем оставался вполне доволен. За исключением инцидента на границе, когда один из таможенников пытался выбить кругленькую сумму за якобы неправильно оформленные документы на машину, неприятностей не наблюдалось.

Всё стряслось на окраине одного из городов по пути следования, в конце поездки. Вроде ни что не предвещало беды. Слегка перекусив в придорожном ресторане, Филипп вышел на улицу в некой задумчивости. День клонился к закату, сытная пища нагоняла сонливость, которую не удалось развеять даже внезапно сорвавшимся порывам свежего ветра. Казалось, сейчас самое время снять на ночь номер в гостинице, находящейся неподалёку, но, поразмыслив, человек решил всё-таки отказаться от отдыха. Он посмотрел в сторону джипа, припаркованного полчаса назад на стоянке у ресторана, и рассудил, что, если проведёт ночь за рулём, то уже на следующий день будет у заказчика и получит причитающуюся сумму. Однако, заночевав в гостинице, и, отправившись в поездку под утро, – обязательно ближе к обеду застрянет в пробке, потому как на оставшемся участки пути, насколько известно, трасса днём обычно сильно загружена. Торчать в пробке, теряя время, вовсе не хотелось, и человек решительно зашагал к джипу.

При выезде на магистраль, в глаза бросился знак, указывающий на некую дорогу, примыкающую к основному шоссе. Судя по указателю, свернув в сторону, почти вдвое сократишь расстояние к месту назначения. Мужчина, признаться, вовсе не рассчитывал на такую удачу, ведь ещё совсем недавно приходилось наведываться в здешние места, но о существовании короткого пути не знал и не слышал о таковом.

– Гм… странно, – буркнул он, а в душе посетовал на беспечность, сожалея, что заранее не приобрёл карту данной местности и не поставил в автомобиль навигатор. Человек немного растерялся при виде вышеупомянутого знака и, притормозив джип, почти остановился, но долго раздумывать не дали машины, ехавшие сзади. Те стали сигналить, напоминая, о необходимости продолжать движение. Полагая, что не доверять знаку причины нет, мужчина свернул с основной трассы, надеясь уже утром закончить поездку.

Другая дорога оставляла желать лучшего – постоянно попадались бугры да выбоины, отчего пришлось снизить скорость, что совершенно не входило в планы. Уже через полчаса такая езда стала утомлять, и Филипп засомневался в правильности выбора направления. Но не только плохая дорога расстроила водителя – смущало ещё, что его никто не обгонял и не попадались встречные машины. Человек недоумевал – от чего лишь он один едет по дороге? С наступлением темноты незаметно подкралось смутное чувство тревоги.

Он остановил джип на обочине и вышел из автомобиля. Тёплая летняя ночь вступила в свои права, но светлой её отнюдь нельзя было назвать, хотя на небе высыпали яркие звёзды и во всей полноте засияла луна. Невероятно, но она вовсе не освещала землю, поэтому из-за жуткой темноты картина вокруг представлялась довольно мрачная. В какую бы сторону человек не смотрел, а толком ничего разобрать не мог, кроме разве что неясных очертаний близстоящих деревьев. От небольшого ветра деревья, покачивая корявыми ветвями, напоминали безобразных чудовищ из страшных сказок, усиливая тревогу. Филипп мысленно ругал себя за то, что не поехал по магистрали, а свернул на эту чёртову, по его мнению, дорогу. Размышляя о том, что всё же стоит вернуться на главное шоссе, он сел за руль и завёл двигатель. И тут неожиданно двое легковых автомобилей обогнали джип и скрылись за поворотом, а по встречной полосе грациозно проследовал большой автобус.

– Ну, это меняет дело, – вслух бросил Филипп и двинулся дальше.

Вероятно, для того чтобы успокоиться и убедиться в правильности принятого решения, он попытался нагнать те легковушки, неожиданно проскочившие мимо, но из-за выбоин на асфальте, которых становилось с каждым километром всё больше и больше, ехать приходилось медленно.

Время шло, а догнать обогнавшие автомобили не удавалось, да и встречные отсутствовали. Мужчину вновь стало одолевать неприятное ощущение некой опасности. Он недоумевал, отчего по пути следования не попадались населённые пункты. Но лишь только попробовал этот факт объяснить себе, как фары джипа осветили множество зданий, резко возникших впереди, и дорога запетляла среди серых домов какого-то селения. Человек с облегчением вздохнул.

– Уф, вот наконец-таки добрался до цивилизации, – пробормотал он, раздумывая, где остановиться, чтобы узнать, куда заехал. Он сожалел, что не заметил указателя с названием местечка, хотя внимательно следил за дорогой. Но, тем не менее, чем дольше он следовал по пустынным улицам, тем меньше хотелось останавливаться. И немудрено: во всём городе, или посёлке – мужчина не знал где находится – стояла тьма. Фонарные столбы не освещали улицы, а окна домов, словно чёрные глазницы, зловеще зияли своей пустотой и, кроме сильного беспокойства, других эмоций не вызывали. Никакой светящейся рекламной вывески, никакого, пусть даже самого маленького огонька – сплошной мрак и не одной живой души. Даже луна и звезды, ещё совсем недавно пусть и не скрадывавшие темноту, теперь вовсе исчезли, словно боялась показаться на глаза этому странному месту.

Сердце у Филиппа учащённо забилось, на лбу выступил холодный пот, сдавалось, вот-вот должно случиться что-то зловещее. Водитель надавил на педаль газа, желая побыстрее выбраться из глухих улиц, в которых, похоже, заблудился. К счастью, дорожное покрытие здесь всё же выглядело намного лучше, чем до въезда в город. А то, что населённых пункт являлся городом, теперь не вызывало сомнений: уж слишком долго приходилось блуждать среди многочисленных зданий, по большей части высотных.

Далеко впереди забрезжил долгожданный свет, и вскоре перед глазами предстала огромная с люминесцентной подсветкой рекламная вывеска заправочной станции. А сразу за вывеской в лучах фонарей вырисовалась площадка с бензоколонками. «Вот и хорошо, сейчас заправлю джип и узнаю название места. Может просто накручиваю себя? И чего, собственно, я боюсь?», – стал успокаивать себя Филипп, сворачивая на заправочную.

Выйдя из автомобиля, мужчина остолбенел от изумления: перед ним стояла бензоколонка вовсе не похожая на те, которые обычно встречаются на современных автозаправках. Она странным образом напоминала агрегат, запечатлённый в памяти с детства. Да, да, именно в те далёкие времена существовали бензоколонки подобного типа. Тогда водители, согласно существующим правилам, высаживали пассажиров прежде, чем заправить автомобиль. Филипп, будучи ребёнком, много раз издали наблюдал, как отец заправлял свой мотоцикл. Запомнилась обшарпанная, грязная с огромной стрелкой на циферблате бензоколонка. И теперь перед ним стояла точно такая, пропитанная запахом горючего. Не будь табличек с нынешней маркой топлива и ценников на него, – в детстве, те были иными, – человек решил бы, что очутился необыкновенным образом в прошлом.

От непрекращающегося ветра раскачивался с надоедливым монотонным скрипом один из осветительных фонарей, заставляя оторваться от воспоминаний. В шагах двадцати от бензоколонки находился вагончик, напоминающий тот, что частенько в качестве бытовки используют рабочие. Так как больше никаких сооружений рядом не существовало, то, по всей видимости, вагончик представлял собой не что иное, как помещение для оператора. Во всяком случае именно так решил Филипп и подошёл к нему, и не ошибся: над единственным небольшим окошком, тускло освещённым маленькой лампочкой, с трудом читалась надпись: «Оплата за топливо здесь». Стекло в окошке отсутствовало, его заменяла небольшая шторка из светлой материи. Развиваясь парусом, она создавала несколько унылый и старомодный вид.

– Эй, тут есть кто живой? – громко спросил Филипп и постучал по оконной раме.

Внутри вагончика послышались возня и шорохи, которые вскоре стихли. Мужчина вновь постучал уже более настойчиво и крикнул:

– Вы что там уснули? Можно здесь заправиться?

На этот раз из вагончика раздалось грозное рычание, словно там находилось дикое животное. Филипп вздрогнул и в испуге отскочил от окна, ведь такого ответа не ожидал. А между тем шторка резко сдвинулась в сторону, и из окна высунулась чья-то голова, и она – в этом Филипп мог поклясться – не походила на человеческую. Её блестящие глаза пристально вглядывались в темноту выискивая смельчака, нарушившего тишину. Мужчина в страхе бросился к джипу, но, споткнувшись, упал, сильно ударился головой о бордюр и ненадолго потерял сознание.

Очнулся Филипп от неприятного ощущения: кто-то нагло дышал в лицо и обнюхивал его, будто собака. Человек открыл глаза, но, увидев перед собой отвратительную морду всё того же существа, которое ещё недавно высовывалось из окна, тут же их закрыл. Теперь существо, разинув пасть, сверлило его недобрым взглядом. Из пасти истошно разило вонью. Человек впервые в жизни пожалел, что толком не знал ни одной молитвы. Он ждал – вот-вот, и сейчас его сожрут заживо с потрохами. От ужаса по телу пробежали мурашки. Он боялся открывать глаза, боялся пошевелиться, и минуты, казалось, протекали нестерпимо долго.

Но вот дыхание зверя перестало досаждать, уступив место тишине, а взамен отвратительного смрада вернулся запах бензина. Филипп преодолел страх и вновь открыл глаза: перед ним открылось беззвёздное чёрное небо. Он, приподняв голову, посмотрел в сторону освещённых участков автозаправки – никого. Взглянул на вагончик: окошко, как и прежде, прикрывала колышущаяся шторка, только теперь ткань приняла желтоватый оттенок из-за света, включенного внутри помещения.

До джипа оставалось совсем немного. Следовало поспешить, ведь невесть куда скрывшееся существо, в любой момент могло вернуться, и тогда терялись шансы спастись. Филипп рванул к своему автомобилю, но произошло невообразимое: земля, точно превратившись в движущийся эскалатор, вдруг стала убегать из-под ног, мешая приблизиться к машине. Голова закружилась и не давала собраться с мыслями. Шатаясь, как ванька-встанька, падая, и, вновь поднимаясь, с большим трудом преодолевался метр за метром. Со стороны сцена выглядела комично, а наблюдающий за происходящим, – если б таковой нашёлся, – мог решить, что изрядно выпивший забулдыга надумал выплясывать ночью посреди заправочной станции.

Наконец Филипп добрался до автомобиля и, в буквальном смысле, ввалился в него. Руки тряслись, ключ упорно не хотел вставляться в замок зажигания, но стремление поскорее убраться подальше от ужасного места ни на секунду не покидало человека.

С быстротой молнии джип выскочил на дорогу и вихрем помчался по ночному городу. Не будь водитель профессионалом, вполне возможно, на такой скорости попал бы в аварию, но ему удавалось ловко маневрировать в ночном лабиринте из мрачных зданий. А дома, по-видимому, не собирались выпускать мужчину из города. Походившие на уродливые создания, они вырастали прямо посреди дороги и своими длинными руками в виде различных пристроек и заборов пытались схватить джип. Филипп потерял счёт времени, ночные манёвры для него, казалось, длились нескончаемо долго.

Когда дома сначала перестали досаждать ужасными выходками, а после вовсе исчезли, он понял, что выехал за пределы города и тяжело вздохнул. Но радоваться ещё было рано – на дороге вновь стали появляться выбоины, которые с течением времени постепенно превратились в огромные ямы. Чтобы не провалиться в одну из них, откуда выбраться уже не представлялось возможным, пришлось съехать с дороги и продолжать движение по обочине. По крайней мере, ямы здесь выглядели не такими большими.

Несмотря на нервозное состояние, вскоре дали о себе знать усталость и сонливость. Человек понимал, что продолжать движение в таком состоянии становилось опасно, и остановился. Потяжелевшая голова как-то сама собой опустилась на руль, и мужчина погрузился в царство Морфея.

Проснулся он, когда уже совсем рассвело. Внутренний голос успокаивал: ночной кошмар наконец закончился, однако в это трудно верилось. Человек никогда раньше не чувствовал себя таким уставшим и разбитым. Тупая головная боль не давала сосредоточиться и собраться с мыслями, чтобы объяснить произошедшее. А вопросов, на которые не находилось ответов, накопилось предостаточно.  Все они наперебой лезли в голову, и поэтому она ещё больше раскалывалась. Филипп потёр рукой лоб и всхлипнул. Он коснулся раны, полученной при падении возле вагончика – рана заныла. Затем посмотрел в зеркало заднего вида, предварительно направив его на себя: у виска виднелась небольшая струйка запёкшейся крови.

Выйдя из машины, он вдохнул полной грудью свежий утренний воздух и почувствовал небольшой прилив сил. Несмотря на туман, окутавший всё вокруг молочной пеленой, в шагах тридцати от автомобиля, хоть и с трудом, но виднелась трасса. От неё к джипу вели автомобильные следы, отчётливо отпечатанные на густой высокой траве.

Мужчина осмотрел джип. Машина оказалась в полном порядке – ни вмятины, ни царапины, что несколько успокаивало. Он снова стал задавать себе вопросы, тут же пытаясь получить ответы: «Может, меня ослепила встречная машина, поэтому и свернул с магистрали? Потом ударился головой об руль и отключился, а произошедшее ночью – плод моего воображения?» Он бы многое отдал за то, чтобы всё это оказалось правдой. Как бы в подтверждение догадкам, туман на глазах развеялся, и вдалеке показался ресторан, где Филипп ужинал. Выходило, что он совсем недалеко отъехал от ресторана. В том, что трасса являлась основной магистралью, а не дорогой, по которой ехал ночью, человек уже не сомневался, ведь частое движение транспорта доказывало это. Только вот нигде не было знака, из-за которого он свернул. «Но это ещё не факт, – отметил для себя мужчина, – знак и другая дорога, возможно, находиться несколько дальше по магистрали, и отсюда их просто не видно. Но сейчас нужно навестить гостиницу, чтобы привести себя в порядок и лишь потом продолжать ехать дальше».

 

Полина решила посвятить в свой план одну из приятельниц, надеясь, что та, если понадобится, поможет его выполнить. Однако затею с таблеткой и сигаретами Вика сразу не одобрила.

– Ну что ты за него уцепилась? – Недоумевала подружка. – На кой чёрт он сдался? Посмотри сколько вокруг мужиков с кошельками не менее пустыми, чем у твоего бывшего.

– А я хочу проучить этого козла!

– Каким образом, Поля?! Подсунув ему напиток с таблеткой? Ты в своём уме?

Полина не ожидала услышать такие слова, ведь надеялась на поддержку и помощь со стороны подруги. Не получив желаемого, она отвернулась, всем видом показывая недовольство.

– Чует сердце, что вляпаешься в дерьмо, и меня туда же затянешь, – продолжала Вика. – А потом эти сигареты… Я чуть не сдохла, когда прошлый раз попробовала такие, сама знаешь.

– Нет-нет. Они другие. Но сигареты на крайний случай, для страховки. Они могут и не понадобиться.

– Да у тебя детство в заднице играет или совсем крыша поехала!

– Ладно, сама справлюсь. Пошла ты… – Фыркнула Полина и поняла, что рассчитывать на помощь приятельницы не стоит.

Впрочем, наказать своего бывшего ухажёра девушке хотелось меньше всего. Она рассчитывала просто получить от «любимого» кругленькую сумму, введя его в транс, при помощи галлюциногенной таблетки, так как уже успела промотать все деньги, оставшиеся после расставания. Папик, как она его, шутя, называла, являлся своего рода золотым дном, исполняя все её капризы и прихоти. Нет: «Этот богатенький чванливый человек», – как девушка отзывалась об ухажёре, секретничая с подругами, никогда ей нравился, однако именно благодаря ему Полина на протяжении трёх месяцев каталась как сыр в масле. Но только лишь три месяца, а как хотелось больше… Вволю насладившись Полиной, Папик бросил девушку, увлёкшись другой. К слову сказать, он поступал так и раньше со своими спутницами, которых всегда хватало, и об этом Полина знала.

Она также знала, что бывший спонсор время от времени под вечер, окончив дела, по пути домой посещает некий ресторан на окраине города. Там, мужчина наслаждался фруктовым коктейлем, который являлся одной из немногих его слабостей. Человек просто обожал данный напиток и полагал, что именно в этом ресторане коктейль делают правильно. Правда, кроме напитка для приличия, приходилось заказывать какое-либо скромное блюдо, к которому, будучи не голодным, как правило, не прикасался. Полине, пусть временно, – что вполне её устраивало, – но удалось оформиться официанткой в вышеупомянутое заведение. Долго ждать не пришлось: через несколько смен, в один из вечеров появился Папик. Его бывшая зазноба не решилась обслуживать клиента и принимать от него заказ, опасаясь обнаружить себя, и, тем самым испортить дело. Но она успела на кухне незаметно бросить в бокал с напитком, легкорастворимую таблетку, не оставляющую вкуса и запаха. Таблетку, способную ввести человека в мир иллюзий и прокрасться в саму глубину его чувств и мыслей собственных страхов. Но случилось ужасное: парень, тоже устроившийся официантом совсем недавно, перепутал по неопытности посетителей и поставил заказ, предназначавшийся для Папика на другой столик. А бывшему ухажёру Полины принёс иной заказ, в котором, к негодованию девушки, присутствовал фруктовый коктейль. Перепутанные блюда мало чем отличались друг от друга, поэтому их заказчики не стали предъявлять претензии к официанту, а тут же приступили к ужину, причём Папик сразу принялся смаковать напиток.

Полина из кухни через открытую дверь наблюдала за этой сценой и от увиденного впала в бешенство. Она с криками бросилась на парнишку, когда тот вернулся на кухню. Находившиеся рядом повар и кухарки безуспешно пытались угомонить взбесившуюся официантку. Никто не мог понять отчего та безумствовала. А тем временем у девушки началась истерика. Она хватала кухонную утварь, попадавшуюся под руки, и швыряла её по сторонам. На звон битой посуды и продолжающиеся крики прибежал охранник. Ему впервые пришлось успокаивать не пьяного дебошира из числа посетителей ресторана, а взбесившуюся невесть отчего официантку.

Даже после того, как её выпроводили на улицу, девушка долго не могла охладить пыл. Она не желала смириться с тем, что не получилось заиметь сумму, способную удовлетворить хотя бы малую часть своих запросов. А ведь как старалась!

Многие посчитали, что устроившая бесчинство ещё легко отделалась: в ресторан не вызвали полицию, а разобрались на месте. Дебоширку решили уволить, а деньги, причитающиеся за отработанные смены, взыскать за нанесённый ущерб. Если б кто знал, что попади она в полицию, не разыгралась и трагедия.

Девушке казалось, что все кругом только и делали лишь одни пакости. Она мысленно ругала Вику, отказавшуюся помочь в этот вечер; молодого официанта, за невнимательность; управляющего рестораном, уволившего её, – впрочем, она совершенно не жалела по поводу увольнения; охранника, оставившего синяки на руках; Папика за всё на свете; и в конечном счёте себя, за неумение предвидеть нюансы, способные разрушить задуманное.

Надвигалась ночь. Полина молча отправилась к своему старенькому мерседесу, оставленному рядом на стоянке. Словно в тумане она села в автомобиль и достала из сумочки пачку сигарет, которые собиралась предложить Папику, в случае, если действие таблетки оказалось бы недостаточно эффективным. Закурив, девушка повернула ключ зажигания.

Сама, не ведая отчего, она не поехала в город, а повернула машину в сторону обводной магистрали.

Вскоре впереди появились весёлые клоуны. Они кричали, шумели, прыгали и играли на разных музыкальных инструментах. Как же здорово у них это получалось. Какие они молодцы! Девушка стала хлопать в ладоши и гоготать от смеха, и тут яркая вспышка ослепила её глаза.

 

Проезжая мимо искорёженного автомобиля, Филипп невольно вздрогнул и притормозил джип. Авария, по всей видимости, произошла не так давно, и машину ещё не успел забрать эвакуатор, поэтому та стояла на обочине. Человеку приходилось и раньше видеть на дорогах много подобных изувеченных автомобилей, после автокатастроф. Он привык к таким зрелищам и относился к данным вещам довольно спокойно, но здесь отчего-то почувствовал неприятную дрожь по спине. Он прибавил скорость пока утренняя трасса из-за малого количества транспорта позволяла это сделать.

243
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
2 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
SLAVA76
28 дней назад

Браво! Увлекательное и сильное произведение!У вас отлично получилось!