Гайка, Клюшка и Макар, ч. 3, Легенда о летящей тигрице

Гайка, Клюшка и Макар, часть 3, Легенда о летящей тигрице
[Александр Кузнецов]

Легенда о летящей тигрице.
Книга 1.

Цените верность. Это самое драгоценное качество и в любви, и в дружбе, и в жизни…
О.Хайям
___________

Пролог
Гул в зале все нарастал. Не менее двухсот зрителей ждали ее выхода на ринг. На них с рекламных плакатов, развешанных по всем стенам, призывно смотрела молодая, стройная, красивая девушка, почти девочка. Изогнувшись в тигрином прыжке, она поражала невидимых врагов страшными ударами своих ног. Все ждали ее, и все знали, что она непобедима. Не знали только, кто и когда, наконец, сможет продержаться в бою с ней более пяти минут.
Наконец голос диктора по громкоговорителю произнес:
— Внимание! Прошу всех внимания! Сегодня и прямо сейчас и только здесь, в единственном месте на земле, вы увидите всего пять уникальных поединков, которые проведет для вас легендарная и непобедимая боец знаменитого Шаолиня – Лиджуан Сян Ху! – изящная летающая тигрица! Прошу господа!
Гром оваций заглушил микрофон. Казалось стены Колизея рухнут от несмолкаемого шума.
И потом на ринг вышла она. На полминуты девушка застыла в позе медитации стоя. Стопы строго параллельны друг другу; ноги расставлены на ширину плеч и слегка присогнуты, чтобы колени не выступали за линию носков ног, спина прямая, плечи опущены. Руки смыкаются таким образом, что правая ладонь лежит на левой, большие пальцы соприкасаются кончиками.
За эти полминуты в зале почти все стихло. Потом девушка слегка расслабилась, поклонилась публике и сделала молниеносный высокий прыжок с переворотом через голову. Обе ноги вытянулись в шпагате страшного удара.
Зал заревел от восторга…
________________
Настоятельница монастыря Юнтай с самого утра ждала старшего монаха Шаолиня, исполнявшего обязанности настоятеля монастыря. Старый Си-Дзян закончил, наконец, утреннюю молитву и вошел в приемную. Присев рядом с высокой гостьей, монах сложил вместе ладони рук с выпрямленными пальцами и поместил их на груди, затем поднял вверх на уровень лба, склонив при этом голову немного вперёд, как бы «встречая» их.
— Благодарю за проявленное уважение, брат мой…
— Я знаю, что привело тебя ко мне, сестра! И постараюсь помочь тебе.
Монах громко хлопнул ладонями. Появился молодой монашек, почти мальчик.
— Позови Ле-Хайдуна! – приказал старый монах,
— Слушаюсь, учитель! — произнес, поклонившись монашек и исчез за дверью.
Через несколько минут неслышно появился вызванный монах. Настоятельница склонила голову ему навстречу в знак приветствия. Она знала одного из лучших учеников Си-Дзяна и ждала решение настоятеля.
— Скажи! – обратился к монаху настоятель. – Ты помнишь девочку по имени Лиджуан Ху.
— Да, учитель! – вздрогнул монах. – Помню, прекрасный воин! Одна из лучших.
— Но ты сильнее её!
— Да учитель! Но она – одна из лучших! Может быть за всю историю монастыря Юнтай.
— Ты поедешь сегодня же в Россию в город под названием… И найдешь в этом городе Лиджуан Ху. Эта девушка обесчестила оба Шаолиня, и мужскую его половину и женскую. Она вот уже полгода выступает на цирковой арене боев от имени Шаолиня и калечит и убивает людей за деньги перед толпой жадных и жестокосердных людей. Ты вызовешь на бой эту Лиджуан на её же арене и убьёшь её! Ты понял меня?
— Но она же девушка?
— Ты понял меня или нет? – настоятель в гневе привстал на ноги.
— Жизненные принципы таких людей, практикующих боевые искусства ради хвастовства своей техникой или жажды обогащения — это брызги, выходящие за ключевые принципы ушу. Такие люди являются отбросами чаньской школы. Принесшему позор в этот мир через короткое время должно воздастся смертью!
— Да! Я понял учитель. Я сегодня же выеду в Россию, найду Лиджуан Ху и убью ее.
______________Глава 1. Титов
Звонок Арнольда с докладом о разгроме клуба «Зов фортуны» вывел из себя Тита. Хитрый директор клуба умышленно пропустил для Тита информацию, связанную с выездом Макара к Дикому, надеясь избежать лишних вопросов и упреков.
Всегда спокойный и уверенный в себе Игорь Титов, пожалуй, впервые за 10 лет, участия в верхушке областной криминальной группировки, вдруг понял, что тогда после школы сделал, пожалуй, неверный выбор. В итоге, получив за участие в налете на оптовый склад алкогольной продукции свой первый срок, он в 18 лет он еще в СИЗО оказался в одной камере с матерым рецидивистом по кличке Шука. Уодного из лидеров так называемых «центровых» Игорь быстро усвоил нехитрые законы преступного мира. Оказавшись под крылом авторитетного, но крайне задиристого «блатного Брюса Ли», которого не раз судили за хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений, и который не мог прожить и дня без потасовки, Тит понял, что таких надо сторониться подальше. И лучше быть ближе к «деловым». И хотя держались они особнячком и в кругу блатных вели себя тихо и неприметно, этих воров не трогали даже самые отмороженные урки.
Присмотревшись к молодому, смышленому, но замкнутому и скупому на слова «фраерку», эти блатные незаметно ввели его в свой круг, окрестили погонялом «Тит» и выдали первую путевку «на воле», обозначив ему обязанности сборщика «податей» на местной барахолке. Буквально через год успешных «трудов в поте лица» Тит уже руководил несколькими рядовыми бойцами — «сборщиками налогов» и принимал от них «лавэ» в отдельной, специально для него подобранной кладовой. Потом были поручения посерьезнее. Ему доверили сбор долгов и оплат за воровскую «крышу» с частных предпринимателей, потом с мелких организаций. В конце-концов, ему отдали под контроль сначала одно, потом и второе, тогда еще свободно действовашие небольшие Казино. Так он стал известным в криминальных кругах, постепенно набирая вес «авторитета». Ему даже стали поручать организацию рейдерских захватов.
В свои тридцать четыре года Тит уже имел приличные собственные средства и вкладывал их не только в игорный, но и в ресторанный, и гостиничный бизнес. Курировал два довольно приличных борделя. Новым направлением, обещавшим солидный доход, была организация гладиаторских боев. И Тит первым выступил в своем кругу с предложением организовать смешанные единоборства под эгидой ММА на платной основе, что фактически представляло из себя бои без правил, подогреваемые далеко «не хилыми» ставками тотализатора. Общество авторитетов на сходке поручило Титу полный контроль над этими мероприятиями, выделило ему приличный куш из областного общака на развитие этого направления и закрепило за ним профессиональных киллеров, из которых Тит выбрал себе лишь одного по кличке Шершень.
Для отбора будущих бойцов нужны были новые постоянные источники на периферии. Одним из таких источников должен был стать клуб «Зов фортуны», разгромленный из-за идиота-положенца небольшого городка. В свое время Тит был категорически против назначения Сёмки Дикого на должность смотрящего.
Шершень оказался случайно на подходе к этому городишку из столицы, и Тит немедля отдал ему то самое поручение по Дикому, которое ему давно хотелось отдать. Через час пришла СМС-ка от Шершня с отметкой об исполнении. Пожелав Семке попутного ветра на тот свет, Игорь с облегчением вздохнул и собрался было отчалить домой. Но тут из того же городка позвонил начальник следственного отдела, давно прикормленный обществом. Майор Колбин часто сообщал ценные сведения из местных органов правопорядка.
То, что выдал ему сегодня Колбин оказалось не просто ценными сведениями. Это известие меняло все его планы на ближайшие дни, а может недели и даже месяцы.
— Игорь Евгеньевич! Доброго здоровьица! Как жизнь молодая в столице нашего края? – как всегда начал издалека Колбин.
— У нас пока нормально. Чего никак не скажешь о вашем беспокойном хозяйстве. Если вы по поводу проблем с моим клубом, то я уже давно в курсе.
— Игорь Евгеньевич! Тут у нас очень интересная закавыка получается, прямо бомба!
— Что там еще? – устало произнес Тит, собираясь скорее покончить с проблемами этого дня.
— У моего следователя в разработке оказалось дело, связанное с последними событиями в вашем клубе. В этом деле замешана гражданка из Китая, прибывшая дней 10 назад к нам в Россию для оформления документов по наследству. Это банковский депозит в Англии, принадлежавший её недавно умершему деду, на сумму 10 млн. долларов США. Дальше интересно?
— Ну, ну… Продолжайте! – Титов, уже одетый и готовый к выходу из офиса, вернулся к столу, опустился в кресло и снял шляпу.
— Дальше тут много чего, сами понимаете…
— Да, я понимаю. Три минуты подождите, я перезвоню… — Тит отключил связь и быстро перевел с рублевого счета штуку баксов на карту Колбина. Потом набрал его номер по мобильнику.
— Так вот, продолжаю. Эта девчонка оказалась воспитанницей женского монастыря Шаолинь, куда ее сдали родственники погибших родителей. Тогда ей еще не было и восьми лет. Похоже, эта уникальная девочка владеет не совсем обычным искусством рукопашного боя. Причем владеет бесподобно. Она уложила в твоем клубе восьмерых приличных бойцов. Один уже отдал богу душу со сломанными шейными позвонками. Остальные в больнице с травмами разной степени тяжести. Мой человек, присутствовавший в клубе во время этих событий посчитал технику этого боя малоизвестным вьетнамо-китайским стилем ушу. Я даже в служебной литературе не сталкивался с чем-либо подобным.
Возвращаясь к событиям в клубе, Колбин продолжил:
— За этой девочкой и охотился ваш положенец. Ему с приятелем удалось набросить на нее сеть и увезти ее в свой особняк. Не знаю, чтобы они сделали с ней, если бы не один парень, опекавший ее. Он у нас не проходил ни по одному делу. Так вот парень этот примчался за ней на своей газели к дому Дикого, снес ворота и перестрелял всю охрану вашего положенца. Но и сам получил две смертельные раны. В итоге ваш Сёма Дикий со своим подельником погибли в перестрелке. Девушку вместе с ее подругой, случайно оказавшейся вместе с ней в подвале Дикого, удалось спасти.
— А парень этот, можно узнать, кто такой?
— Владелец мини-пекарни, в которой у него работала подруга китаянки, которую чуть раньше зачем-то похитил этот Дикий. Его фамилия Зинцов.
— Вот черт! – выругался про себя Титов. — Арнольд, скотина, ни слова не сказал об этом.
— Семен Андреевич! Я завтра утром буду у вас в городе. Если что, буду нужен, звоните. Все, пока!
— Значит Макар погиб! Это потеря и серьезная! А ведь у него не осталось никого из родных и близких. И похоронить-то некому…
Зинцов был одним из немногих, к кому Тит относился более чем с тёплым чувством. Три с половиной часа езды, — подумалось Титу, — успею, высплюсь, как приеду, у них в гостинице.

Глава 2. Цаплин
Взяв с обеих девушек, на всякий случай, подписку о невыезде, Цаплин отпустил их, предварительно опросив на предмет причины попадания в подвал к Дикому. По поводу наследства он решил пока Верхоглядову не беспокоить. Нужно было, очень нужно было узнать, кто еще, кроме Дикого, Крыловой и Тихомирова причастен к этой истории. И самое главное есть ли информация о ее наследстве в областных криминальных кругах. Если таковая подтвердится дело придется передавать в прокуратуру и скорее всего в областную. И первое, что понадобиться – поставить в известность консульство КНР, а потом и обеспечить круглосуточную охрану Верхоглядовой. С этими мыслями он и решил зайти к начальнику ГОВД.
Но потом передумал идти «через голову» и, раз уже заместитель оказался в курсе, постучался в кабинет к Смирнову.
— Правильно, что не зашел к главному! У него там дома проблемы. Жену у него готовят к операции… В общем майор Колбин по своей линии уже доложил обо всем в область. Там сказали, чтобы пока особо не копали. Все равно областная прокуратура заберет у нас это дело.
— У тебя Иван Лукич адрес временного проживания этой Верхоглядовой есть? Нужно хотя бы установить наблюдение за ее домом, да и за квартирой уж заодно пусть посматривают. Подбери из ребят, кто поопытнее, иностранка всеж-таки. Не дай Бог, случись чего… С нас же спросят!

Цаплин подал Смирнову на подпись определение о назначении медицинской экспертизы трупа Зинцова на предмет наличия телесных повреждений и механизма их образования для установления фактической причины смерти. Затем зашел к медэксперту и отдал ему эту бумагу.

___________
Утром Цаплин решил зайти за результатами вскрытия. Однако экспертиза была еще не готова, и он отправился в морг. Эксперт еще возился с трупом. Взгляд следователя задержался на двух ранах трупа и Цаплину показалось, что там в подвале обе раны вроде как были повыше и чуть по-другому расположены. Однако лицо было вроде тоже, хотя вечером в темноте подвала
тщательно разглядеть убитого возможности, времени, да и особенного желания у старого следователя не было.
Эксперт доложил Цаплину об окончании своей работы и подал ему черновик заключения. Ничего там особенного не было. Пистолет марки ПМ, пули обычные, время смерти, место смерти, место и время вскрытия, данные эксперта… В общем все как обычно и Цаплин забыл о своих сомнениях.

Глава 3. Титов
Игорь Евгеньевич выехал по времени в 8 часов вечера. Еще до полночи он успел подъехать к дому временно назначенного смотрящим старого вора, татарина по национальности, с погонялом Самурай. Ему позвонили и сообщили о назначении всего два часа назад. Самурай спать еще не ложился, был ужасно горд назначением и по телефонному звонку уже ждал Тита у входа в свой небольшой одноэтажный, но довольно красивый особнячок с пристроенным гаражом.
— Моя ждала! Сильно ждала… — беспрерывно бормотал татарин. При этом он долго тряс руку Тита. Но телефонный звонок неожиданно помешал Самураю
заключить Игоря Евгеньевича в свои мощные объятия. Татарин немного отошел с телефоном в сторону
— Да, это моя! – рявкнул положенец в трубку и потом затараторил по-татарски. Минуты три он что-то доказывал по телефону, звонившему или звонившей. Наконец закончил переговоры, устало вытер пот со лба и взволнованно обратился к Титу:
— Фатима, мой Фатима, её дежурит, в морга, сичас.
Потом еще минут пять на смеси русского и татарского Самурай еле-еле смог объяснить Титу, что случилось у его жены сегодня во время дежурства в морге. Что пять часов назад к ним привезли убитого парня с двумя ранами в спине. И что по воле аллаха или шайтана убитый парень вдруг застонал…
Игоря бросило в жар. Неужели Макар живой? Он быстро повернулся к Самураю:
— Собирайся немедленно и едем в морг!
— Моя готова, — произнес новоявленный положенец и втиснулся в машину к Титу.
_________
В морге на столах под простынями лежали два тела.
— Ну, и кто из них ожил? – спросил Тит.
В отличии от мужа татарка Фатима прекрасно изъяснялась на русском.
— Вот этот! – показала она на одно из двух тел. Тит подошел к столу и приподнял с лица простынь. Он сразу узнал Макара. Его лицо здорово осунулось и было бледным, как мел. Тут Макар снова тихо застонал.
— Что же делать? – мелькнуло в голове у Тита. — Попытаться вывезти в область, в их частную клинику. Могут и спасти, если довезу? Но его через какое-то время хватятся. Через какое? Может через час, может раньше, может позже! И поднимут шум, будут искать и наверняка перехватят их…
Игорь Евгеньевич подошел ко второму телу и откинул простынь с его лица. И тут вдруг увидел что-то вроде сходства лица этого парня с Макаром. Возраст примерно тот же. Телосложение – вполне…
— Это кто? – спросил Тит у дежурной.
— Парень, привезли два ППС-ника полчаса назад с трассы, похоже не наши, не городские. И вроде, как поддатые. Я своих многих знаю в лицо. Сказали, что наркоман, что передоз. Еще не остыл даже. Странно, но я ни одного следа от шприца на его теле не нашла.
— Ну-ка, Самурай! Давай перевернем его на бок!
Они перевернули мертвое тело. Тит отошел метра на три от стола. Достал пистолет, присел, прицелился и сделал два выстрела в спину. Затем они вернули наркоману его исходное положение и накрыли простыней.
— Берем этого! – кивнул он Самураю на Макара. – И несем в машину. Быстро!
Здоровый, как лось, татарин легко поднял на руки Макара и понес к машине.
— Придется везти в багажнике. Вдруг остановят в дороге, да и упасть с заднего сиденья может.
Тит достал из машины мягкий плед и подушку. Постелил в багажнике и велел Самураю аккуратно положить Макара.
Тут заволновалась Фатима.
— Если ППС-ники доложат начальству, то могут хватится и этого наркомана.
Тит достал из бумажника с десяток штук двухтысячных купюр и отдал Самураю.
— Передай жене. Если понадобится, пусть объяснит, что наркоша очухался, слез со стола и удрал подальше с этого «святого места». Понял?
Самурай кивнул. Игорь попрощался с этими двумя своими подельниками сел в машину и рванул обратно в Область.
— Довезу! – стиснул он зубы. – Макар – мужик крепкий, выживет! В клинике
на Черского у них хирурги и ортопеды, просто волшебники. Выходят…
______
Игорь гнал мерседес на пределе возможностей. В четыре часа утра он уже был в их платной клинике. Макар не умер. Дежуривший в этот день старший хирург, лет десять преподававший в областной медакадемии после беглого осмотра сразу заявил:
— одна пуля прошла на два сантиметра от сердца и с ней проблем не будет;
— а вот вторая попала в 12-й позвонок, который является одним из опорных элементов грудной клетки, испытывая при этом наивысшую степень давления по сравнению с другими позвонками
Рентген покажет, что с Т-12? Будем либо собирать его по кусочкам, либо менять на искусственный имплантант. В любом случае, эта операция нужна, как можно быстрее. Далее, два-три месяца полная неподвижность, потом – не менее года восстановление способностей сидеть и ходить…
— Занимайтесь! Хмуро бросил Тит. — Все будет оплачено, под мою личную ответственность.
— Хорошо, Игорь Евгеньевич. Сегодня же будем готовить к операции…
_______
Хирург ушел отдать врачу и сестрам распоряжения. Тит достал из кармана мобильник Макара. В записной книжке, на удивление номеров было не много. На клавишах быстрого набора было всего два имени: Гайка и Клюшка.
— Потом! Подумал Тит. Пусть подождут пару-тройку месяцев пока все успокоится после его похорон. Их еще обеспечить нужно. Медэксперт там у них в ГОВД кажется племянник Колбина. Договоримся! Выпишем Макару путевку на тот свет…
Теперь отдых, сутки, двое… Хватит дел!

______________
Глава 4. Без Макара. Первые дни
Макара похоронили дальние родственники его отца, не видевшие его около тридцати лет и практически не общавшиеся все это время с его родителями.
Цаплин запретил обоим девушкам присутствовать на траурной церемонии и рекомендовал им ближайшее посещение его могилы не раньше, чем через неделю. Нужно было подождать пока уляжется в городе весь шум по разгрому в бойцовском клубе. Умерший в клинике боец со сломанными шейными позвонками, оказался ранее судимым за разбой. Арнольд дал свидетельские показания по поводу его смертельной травмы в результате неудачного падения головой при броске, что выполнил его партнер. Партнер этот удрал не только из клуба, но и из города. Под шум и драку в клубе он потихоньку покинул зал и пропал. Не имея о нем никаких сведений следствие даже не пыталось его искать. Остальные семь человек отделались ушибами и легкими сотрясениями мозга. Многих из них Арнольд знал лично и успел убедить в отсутствии каких-либо претензий к Клюшке. Бывшие бойцы после допросов у следователя взяв на себя всю вину за полученные травмы, как переоценившие собственные силы, постарались также сменить этот городок на более спокойное место. Но более всего поспособствовал спуску следствия «на тормозах» майор Колбин, убедивший Цаплина в том, что именно гражданка КНР является потерпевшей по данному делу, и что ее участие в этом шуме вокруг «Зова фртуны» под любым другим статусом может обернуться чуть ли не дипломатическим скандалом. Старому Цаплину и так хотелось поскорее избавиться от этого дела, и он больше занимался подготовкой к передаче материалов для областной прокуратуры, чем самим следствием. Однако в области почему-то пока не спешили принять это дело.
________
Лишь три дня девушки смогли выдержать после похорон Макара. На четвертый день они были уже у его могилы. Только вчера Гайка забрала из художественной мастерской фото Макара на металлокерамике. Фотографию пятилетней давности они откопали в семейном альбоме, который завела его жена сразу после их свадьбы. На этом фото счастливый Макар праздновал свой день рождения в кругу своих друзей вместе с их женами.
— Мне кажется этот снимок не очень подходит для кладбища, — робко возразила Клюшка.
— Но Гайка сразила ее весомым доводом:
— На фото он был счастлив в этом мире! Пусть будет счастлив и в том, другом.
Клюшке и самой нравилось эта фотография. Макар на ней был особенно красив с какой-то озорной улыбкой на лице. Не то, чтобы она ревновала подругу к памяти Макара, ей было немного обидно, что не она, а Гайка наткнулась в альбоме на этот снимок.
________
На кладбище они прикрепили черно-белую керамическую фотографию Макара и разложили на могиле целую охапку цветов.
Гайка присела на скамеечку возле самого креста с фотографией. Она немного отвернулась, чтобы не видеть глаза Макара, но как ни старалась, не смогла сдержать себя. Две крупные слезинки повисли в уголках ее красивых глаз.
Клюшка упала на колени, обняла свежий могильный холмик и зарыдала в голос;
— Гайка, сестренка моя! Ведь я же любила его! Любила, люблю и буду любить всегда.
— Мы отомстим им, обязательно! И тебе станет легче потом. Поверь мне..
— Кому мстить? — сквозь рыдания шептала Кира. — Они уже все мертвые.
— Тем, кто втянули Макара в эту смертельную битву, они живы которые там в области… Знаешь, Клюшечка, мать говорила, что моя бабка провидицей была. Что предскажет, то и сбудется. Так и я…
После кладбища ночью Кира заснула с трудом. Под утро она проснулась и проплакала весь остаток ночи. Вставшая утром Клюшка увидела сидевшую рядом на кровати подругу, которую все еще сотрясали рыдания.
Лена! — прошептала сквозь слезы Клюшка. Мне ночью Макар снился. Как будто лежит он на большом столе в комнате с очень-очень ярким светом и сам светится прямо. Потом прилетели три ангела подняли его на воздух и унесли куда-то вверх…
— Наверное в рай, — вздохнула Гайка
— Не знаю, только он приподнял голову и сказал мне на прощанье:
— Кира приезжайте ко мне с Леной. Вы мне нужны… Не смогу я здесь без вас… И пропал потом. А я проснулась.
— Ты мысли эти прочь гони! Рано нам еще в гости к нему собираться! А вот это вот, что такое, — она с трудом подняла мокрую от слез подушку.
— Немедленно в ванну мыться. Подушку – на балкон, пусть сохнет. Хватит уже слез. Пора начинать жить… Уже семь утра. Завтракаем и на пекарню. Дел полно. У нас мука кончается. Надо звонить поставщикам, договариваться…
_______
Глава 5. Без Макара. Продолжение
Прошло две недели со дня драматических событий, начавшихся в клубе «Зов Фортуны» и закончившихся в особняке покойного Семы Дикого. После похорон Макара Киру всего один раз вызывали к следователю. Знакомство с Диким и его подельником она отрицала. Старый следователь водил ее в больницу к Гире. Но Гиря после травмы находился в состоянии полной амнезии. Никого не узнавал и на все вопросы отвечал больше мычанием. Кира показала, что видела этого господина один раз. Он приходил к ней один раз в гостиницу, под видом родственника его умершего деда, пытаясь доказать свое право на долю наследства. Все эти ответы подсказала ей Гайка, насмотревшись и набравшись опыта в своих детдомовских гастролях. В клубе «Зов фортуны» она оказалась по просьбе Зинцова, предложившего ей работу по оценке способностей для выступления в клубе бойцов-кандидатов. Арнольд подтвердил ее показания.
Крылову отстранили от нотариальной работы. Следствие занялось выяснением её доли участия в похищении Киры. За это время девушка два раза была у нового нотариуса. На первой же встрече та подтвердила Кире запрос своей предшественницы Крыловой в Лондонский Мидлбанк с просьбой произвести выплату компенсации наследнице банковского вклада Верхоглядовой Кире Витальевне за проезд из КНР в Россию и проживание в России на период оформления наследства сроком… , согласно приложенных документов.
Однако банк отказалсяся оформлять наследнице какие-либо переводы из Англии в Россию. В последнем письме Мидлбанк ставил необходимым условием каких-либо выплат с её вклада оформление соответствующих денежных документов лишь в офисе банке либо самой наследницей, либо другим лицом, на основании доверенности.
На второй встрече новый нотариус сообщила Кире, что требование Крыловой о выплате налога с наследства банковского депозита неправомерно и сообщила ей, что готова выдать девушке свидетельство о праве на наследство прямо сейчас, как только она уплатит ей за услуги 2000 рублей. Кира сразу же отдала нотариусу практически свои последние деньги из тех, что берегла на обратную дорогу в Китай. Нотариус тут же выдала ей заранее оформленное свидетельство и подтвердила готовность в офисе Мидлбанка переоформить на основании этого документа в ее собственность вклад Верхоглядова Георгия Семеновича. После этого она уже имела полное право снять с депозита или оформить денежный перевод кому-либо в пределах суммы всего вклада. Нотариус, пожилая женщина, пытаясь помочь девочке, посоветовала ей перезанять небольшую сумму денег для полета в Англию.
Действительно авиабилет из Москвы до аэропорта Хитроу в Лондоне стоил не более 12000 рублей. И что с учетом всех расходов на поездку в Англию ей было бы достаточно 30 000 рублей. Но и эти деньги были для недоступны. Предложение Гайки остановить выпечку хлеба на пекарне и продать остатки муки, чтобы раздобыть ей деньги для поездки заграницу Кира отвергла сразу, сказав, что будет пытаться заработать их честным трудом. Встал вопрос где и каким трудом можно заработать?
_________
Иногда и правда бывают ситуации, когда говорят, что не было бы счастья, да несчастье помогло!
Несмотря на все драматичные события пекарня продолжала работу. По возвращению из плена Дикого Гайка буквально на следующий день вызвала на работу оставшуюся смену пекарей. И хлеб вновь начал выпекаться. Покупатели-магазины и мелкие торгаши с удовольствие брали на реализацию свежий, а часто еще и горячий хлеб. Муки на складе оставалось еще минимум недели на две. Но вот уже больше недели на пекарне работала лишь одна пара пекарей. Пекарь Генка еще в тяжелом состоянии лежал в больнице. Его жена, Валя практически не отходила от его койки. Клюшка, как заправская директорша, каждый день откладывала Генке 100% дневного заработка для оплаты его больничного листа. Через 10 дней работавшие без выходных сестры-пекари Тома и Нина стали просить замену. Было видно, что девушки очень устали.
И Гайка нашла выход. Вечером после переговоров с пекарями она предложила Клюшке:
— Кира! Зачем тебе искать работу, когда она, эта работа уже неделю возле тебя крутится, а ты все ее и видеть не хочешь?
— Издеваешься подруга? Какая работа и где она крутится? Разве что у тебя на языке, который уж точно без костей!
— Я серьезно, сестренка! Послушай, у нас не хватает одной пары пекарей. Генка проболеет, как минимум, еще месяц-другой. Значит, моя милая, это мы с тобой и должны стать этой парой. Мы и деньги будем зарабатывать и дадим долгожданный отдых Томке и Нинке.
— Ленка! Но мы же печь не умеем?
— А мы научимся у них. Одну-две смены с ними поработаем, потом выйдем в самостоятельное плавание! Ты как, согласна?
— А что, может и правда – получится?
— У нас все получится, милая сестренка! Я знаешь, какая способная? Да я на лету все схвачу и на следующий же день мы с тобой сделаем первую выпечку!
В этот вечер они работали вчетвером. Тома и Нина все подробно объяснили Клюшке и Гайке. В итоге 2 последние выпечки сестры отдыхали, наблюдая за первыми самостоятельными потугами Клюшки и Гайки. Они с удовольствием покрикивали на последних при тех или иных ошибках в процессе приготовления теста, его расстойке в большой деже тестомеса, смазки форм отходами растительного масла (так называемой фузой), раскладки теста в формы, закладки форм с тестом в тележки расстоечного шкафа, контроль за расстойкой теста в расстоечном шкафу, закладки форм с тестом в жарочный шкаф, выпечка и, наконец, выбивание горячих булок из форм-четверок на разделочный стол.
На второй день Гайка и Клюшка работали одни. На четвертый день они так устали, что вызвали своих учителей – сестер и предложили работать только по два дня подряд без замены.

Глава 6. Новые проблемы
Процесс пошел. Дни замелькали, как кадры из фильма. Днем отдых домашние дела, ночью работа. Потом два дня выходных первое время только для Клюшки. Гайка шла проверять состояние остатков муки и дрожжей, наличие масла, соли, пищевых добавок. Потом сверка расчетов с покупателями, прием наличных за хлеб от водителя, прием заявок на хлеб на вечер, расчеты за воду и электроэнергию, зарплата пекарям, налоги и отчисления в различные фонды, переговоры с пожарной инспекцией, санэпидемстанцией и прочее, и прочее. Потом половину всей организационной работы взяла на себя и Клюшка. А накопление средств практически не обгоняло их расход на производство хлеба. За первый месяц работы они с трудом набрали на двоих 8 000 рублей так называемой чистой прибыли.
Как-то под вечер в выходной они сидели и размышляли на тему, как жить дальше, чтобы ускорить накопление денег.
Клюшка вспомнила, как в монастыре опытные монахини учили их молодых девчонок выпекать различные мелкие булочки, которые так любят все китайцы. У нее тогда очень хорошо получались маленькие вкусные и очень красивые на вид паровые булочки с зеленым луком. Они получались в форме цветочка из тех же ингредиентов, что и хлеб плюс нужен был зеленый лук. С помощью одной пароварки ей удавалось за 15 минут приготовить 20 нежных воздушных булочек, просто таявших во рту, которые затем продавались в пересчете на российские деньги по 10 рублей за штуку. Расход же компонентов на каждую булочку не превышал и 4-х рублей. Ночью у них было 4-5 пауз по 20-30 минут между выпечками в периоды расстойки теста.
В первую же ночь они выпекли на пробу 60 булочек и сдали их утром вместе с хлебом по 20 штук на 3 магазина по 8,0 рублей за штуку. На следующий день магазины запросили еще по столько же. А через три дня они выпекали вместе с хлебом за одну ночь уже 200 булочек. «Навар» получился в районе 800 рублей, как с шести выпечек хлеба. Девчонки заметно повеселели. Планы по вылету в Лондон становились вполне реальными. Тридцать тысяч они теперь легко могли накопить за какие-то полтора-два месяца работы.
Через несколько дней Гайке позвонили на мобильник.
— Это пекарня в Универсаме? – спросил мужской голос.
— Да, а что нужно?
— Это директор пекарни «Андреевская» Андрей Доронин говорит. Кто у вас теперь вместо Макара?
— Я, и зовут меня Елена Геннадьевна.
— Так вот, Елена Геннадьевна! Так дело не пойдет. Мы еще год назад договорились с Макаром, что ваша пекарня булочки печь не будет. Для себя выпекайте, а для продажи – нет!
— Послушайте Андрей! Я не Макар и у меня другие потребности, как и возможности.
— На счет потребностей я не сомневаюсь. А вот возможности ваши мы проверим уже завтра. Ни в один магазин вы с завтрашнего дня булочки возить не будете. Обратитесь в органы, мы вам и хлеб выпекать не дадим.
Утром следующего дня водитель еще смог сдать хлеб с булочками, но выходя из последней точки увидел, что все колеса на Газели спущены. Хорошо, что поблизости находилась шиномонтажка, и водитель смог сберечь резину для ремонта, но все шесть покрышек были пробиты ножем. К счастью, резина была с камерами, и лишь незначительная часть выручки была потрачена на их ремонт.
На следующий день всю резину машины порезали у первой точки, пока водитель сдавал хлеб и принимал выручку. Прямо у магазина к нему подошли два мордоворота и вполне вежливо объяснили, что если он еще хоть раз попытается сдать хлеб с этой пекарни на любую торговую точку они могут промахнуться мимо покрышки и попасть ему в брюхо. При этом оба бандита дружно заржали.
На завтра водитель наотрез отказался развозить хлеб один, предложив девчонкам либо ехать вместе с ним, либо увалить его.
— Поехали! – сказала Гайка и первая уселась на пассажирское место.
— Подожди, я с тобой, — крикнула Клюшка и уселась с ней рядом.
______
У первого магазина их уже ждали два приблатненных бугая, поигрывая ножичком. Клюшка осталась у машины караулить резину, а Гайка подошла к одному из мордоворотов. Побрасывая вверх и ловко подхватывая нож, бандит ухмыльнулся в лицо Гайке:
— Тебя как, сразу подрезать или поиграть с тобой?
— Поиграем немного! — усмехнулась Гайка и ловко перехватила нож в полете.
— От дает! – изумился бандит, от это баба?
— Ага! Коня на скаку поймает и … приголубит! — произнесла Гайка и молниеносным движением выхватила из кармана куртки правую руку с гайкой-кастетом и врезала бандиту в ухо. Нож она с презрением отбросила в сторону.
Бандит схватился за ухо и зашатался. Второй, стоявший рядом заржал:
— С бабой не мог сладить! Крапленый ты боец, Митяй! – и прыгнул к Гайке с ножом в руках. Ударить он не успел. Гайка выхватила левой рукой из кармана стальную цепочку с гирькой и огрела его по лбу. И тут же правой с кастетом нанесла хлесткий боковой удар в нижнюю челюсть. Здоровый мужик, под метр восемьдесят ростом, рухнул, как подкошенный. Из пробитой головы текла кровь
— Молодец сестренка! – крикнула ей Клюшка.
Гайка подошла к первому бандиту. Тот все еще держался за ухо слегка пошатываясь и уже не решался нападать.
— Ты от Доронина? – спросила его Лена. — Передай ему, что мы возили и будем возить хлеб и булочки куда считаем нужным. Понял? А если он будет все еще не согласен с нами – пусть собирает всех своих бойцов на стрелку и назначает время и место. Придём, не волнуйся! А теперь валите отсюда оба!
Бандит подошел к лежащему корешу, с трудом поставил его на ноги и потащил в сторону. Дорога для их хлеба освободилась.

Глава 7. Конкурент
Андрей Доронин еще лет десять назад выкупил по дешевке все помещения бывшего хлебозавода. Сбить цену до минимума бывшего госпредприятия, обанкротившегося гол назад, помог своему племяннику его дядя, которым оказался никто иной, как Сёма Дикий. Он же и познакомил Андрея кое с кем из своих корешей и даже наказал им помогать своему племяннику по возможности при необходимости. В свое время Дикий свел его и с Самураем, с которым когда-то вместе мотал срок на одной зоне. Теперь, когда Дикого не стало Андрей решил обратиться за помощью к новому смотрящему. Договорившись встретиться у его дома он в тот же день подъехал вечером к его особняку.
Самурай вышел из дома злой, как черт, только что поскандалив со своей
сварливой и жадной Фатимой.
Они поздоровались. Самураю не терпелось вернуться домой и доскандалить со своей половиной:
— Твоя, быстро, чего хотела? — буркнул он Андрею. – Моя некогда, моя занят, сильно занят…
— Помощь твоя нужна! – Доронин достал из бумажника две стодолларовые купюры. – Ты знал Макара Зинцова? Мой конкурент, у него пекарня в Универсаме.
Татарин сунул две бумажки в карман, подумав о том, что двести долларов очень кстати обеспечат ему достойное отступление перед сильным противником в юбке. Самурай побаивался свою злую и мстительную супругу.
— Моя мало знал Макара. Ничего не знала.
— Узнай пожалуйста стоял ли кто за ним в области и под кем теперь две хозяйки этой пекарни, которые командуют там после его смерти. Уж очень наглые бабы. Вот! И пару бойцов бы мне… Я дам еще денег!
— Женщина братва не был. Баба – тьфу! Самурай слышал… Баба Макар- шайтан! Нэт тибе кореш! Сам разбирайся!
Новоиспеченный положенец махнул рукой и потопал в дом.
Андрей плюнул ему вслед, сел в машину и рванул в город. В кафе «У ясеня»
народу в этот вече было не много. Он сразу заметил нанятых им неделю назад двух отморозков, сидевших за столиком с довольно скромным угощением и двумя недопитыми бутылками дешевого пива.
Доронин присел к ним и подозвал официанта.
— Одну водки, три пива и шашлыки, всем! Бандюганы сразу же засуетились:
— Прости друган! Облажались мы вчера. Кто ж знал, что там будет такая баба…Завтра же с Валетом мы им башни открутим. Все путем будет.
— Просто, уже не будет, — Доронин с хмурым видом закурил. — Забиваем стрелку через два дня в пять вечера на гранитном карьере. Человек десять понадобится. Оружие – любое, кроме огнестрела.
— Бабло будет – нет проблем! Решим вопрос!
Он бросил на стол запечатанную пачку тысячных купюр, рассчитался с официантом и вышел из кафе.
Что-то подсказывало Доронину, что стрелка легкой не будет. Макар был мужик серьезный и связи у него в области были. Самурай с ним не общался. Мог и не знать. А значит сколько будет бойцов от баб этих – неизвестно. И он поехал к знакомым чеченам.
В окнах небольшого домика на самом дальнем краю городка еще горел свет. Хриплый собачий лай известил хозяев о подъехавшей машине. В доме жили четыре брата-чеченца: Муса, Лечо, Иса и Лёми. В городке их почти все знали: и менты, и блатные. Многие старались обходить их стороной. За калитку вышел старший, Муса.
— Здорово! Чего хотел? – кивнул он Доронину, но руки не подал, выражая этим свое кавказское пренебрежение к недостаточно авторитетному гостю.
— Помочь на разборке сможешь? Я хорошо заплачу, — Андрей достал из лопатника еще одну пачку тысячерублевок.
— Мы не помогаем никому. Мы решаем вопросы сами, без ваших помощников. Мои люди не будут в ваших разборках. Но я уважал бывшего положенца, поэтому в виде исключения дам тебе в помощь двух бойцов.
Муса открыл калитку и пропустил Доронина во двор. Потом показал ему рукой на два вольера, в которых за сеткой-рабицей нервно похаживали две огромные кавказские овчарки.
— Это Дора и Аргун. Они стоят пятерых, таких как ты бойцов. Скажешь где и во сколько. Их приведет Лёми. Покажешь ему своего врага, остальное он все решит. Пятьдесят штук сейчас, столько же после. Если собак застрелят отдашь по сто штук за каждую. Понял? Устраивает?
— Устраивает, — сказал Доронин и отдал чеченцу полпачки денег.
Глава 8. Безумству честных и храбрых поём мы…
Днем был дождь, к вечеру перестал. Холодный ветер разгонял хмурые тяжелые облака. Промозглая серая осень тихо и незаметно вступала в свои права.
Перед опустевшим административным зданием давно не работавшего карьера был ровный пятачок земли, двадцать на тридцать метров, из хорошо укатанного щебня, выполнявший некогда функции автостоянки.
Две девушки вышли из Газели и встали по обеим сторонам от кабины чуть впереди машины. Водитель, с монтировкой в руке, остался сидеть в кабине.
Через семь минут показались три легковушки: две Калины и за ними Мерс Доронина. Они остановились метрах в тридцати от Газели. Андрей вышел из машины первым. С довольным видом он окинул взглядов двух девушек и все пустое пространство вокруг них.
— Это что, — злорадно произнес Доронин, — и есть вся ваша бригада? Что ж вы еще двух своих пекарей не захватили, кажется это Тома и Нина?
— На вас хватит! – Лена сжала в кулаке гайку-кастет, достала второй рукой свою «цепку» и стала демонстративно крутить гирьку, то в одну, то в другую сторону.
— Ну как ведь хотите! Дешевле было бы от хлеба отказаться.
Он подошел к ближней Калине и открыл дверку со словами:
— Твой выход, Фархад!
Старший громила не спеша выполз из машины, огляделся и поманил пальцем Гайку:
— Я тебе эту гирьку сейчас знаешь куда засуну?
— Руки не отвалятся? – Гайка бесстрашно ухмыльнулась, не отводя взгляда от старшего громилы.
Открылись остальные дверки машин и за старшим встали еще девять человек.
Мстительная Гайка продолжила:
— Вас не слишком ли много, ребята? Может вы в футбол собрались играть? Десять человек – как раз команда в поле и одиннадцатый вратарь. Да Андрей?
— Да, да поиграем, поиграем, не волнуйся! – И Фархад двинулся к ней. За ним потихоньку пошли все остальные.
— Эй, футболисты, — крикнула Клюшка, — вы сначала хотя бы со мной справьтесь, а потом уж на старшую рыпайтесь! Да где вам! Силенок-то маловато?
— Ах ты сс…ка! На тот свет торопишься! Я сначала с тобой наиграюсь вволю, а потом ребятам отдам. Скольких выдержишь?
В это время трое последних бойцов остановились. Один из них крикнул:
— Фархад! Ты что же нас с бабами воевать привел? Боялся, что сам не справишься. Ты как хочешь, а я за твои 10 штук потом на зоне вечным шнырём не буду.
Он вынул из кармана две пятитысячные бумажки, подошел к Фархаду ближе и швырнул их ему в морду. Потом повернулся и пошел пешком прочь.
Следом к старшему подошел второй, достал из кармана деньги, смял их в комок и бросил ему под ноги. Потом кивнул головой в сторону Гайки и произнес:
— Так говоришь сс…ка она. Это ты сс…ка Фархад! Мы же в Чечне с тобой в одном окопе под пулями «воинов аллаха» гнили…
Он плюнул бугру под ноги и пошел следом за первым. Третий громко, чтобы слышали все остальные крикнул:
— Ты помнишь, Фархад, в девятом уже в конце второй Чеченской? Мы с ребятами тогда девку-чеченку взяли? Эта снайперша скольких ребят наших положила? Ты же не дал нам тогда ее на куски рвать! Вспомни сс…ка, что ты нам тогда сказал? Ты же орал, что русские с бабами не воюют!
Боец тоже выбросил деньги и двинулся вслед за двумя первыми.
Фархад остановился, повернулся к ушедшим, порвал на кусочки и выбросил на землю смятые деньги, потом упал на колени, схватился двумя руками за голову и застонал:
— Димон, Толян! Мужики! Простите дурака, бес попутал! Всё нищета чертова…Будь они прокляты эти деньги! Никогда не прощу себе…
Не отрывая от головы рук прямо на коленях, он тихо пополз следом за своими…
Остались одни уголовники. Самый опытный, с тремя ходками, пятидесятелетний урка, по кличке Хорек заорал остальным.
— Чего застыли! Хватайте девок. Деньги поделим.
Он не спеша достал ПМ и трижды выстрелил в Фархада. Трое бойцов, ушедших уже метров на пятьдесят в сторону, обернулись и увидели лежащего земле товарища.
— Ребята! Командира убили! – крикнул двоим последний ушедший. – Ну держитесь, гниды уголовные! Щас увидите настоящий бой! Это вам бл…ди не с девками сражаться!
И все вместе бросились бегом к бандитам. Хорек дождался пока все трое не подбегут ближе и разрядил в них свой пистолет. Потом проверил магазин пистолета и, убедившись, что он пуст сунул его в карман.
Гайка с Клюшкой ошарашенные всей этой драматичной, длившейся всего несколько минут сценой, словно очнулись ото сна.
— Он, похоже, все пули расстрелял. Видела? – спросила Гайка.
— Оставь их мне Лена, — сказала тихо Кира. Я убью их всех.
Лена и водитель Газели впервые видели подобный бой. Перед глазами у Киры стояло бледное, мертвое лицо Макара, его остановившиеся глаза, его руки, сжимавшие прутья стальной клетки.
За считанные три минуты Клюшка уложила всех бандитов.
— Ненавижу! – шептала она, стиснув зубы. — Это вам за Макара, гады! Сдохнете все до одного.
Двоих она убила ударами в шею, в область каротидных синусов гортани, одному нанесла смертельный удар в солнечное сплетение, четвертому выбила оба глаза, пятому свернула челюсть и разорвала рот, убегавшего сломя голову последнего бандита она настигла за 6 секунд и нанесла смертельный удар в шейные позвонки, вызвавший остановку сердца.
Доронин сидя в машине с ужасом наблюдал всю картину боя. В это время незаметно подъехал УАЗ Патриот. Из него вышел молодой чеченец и махнул рукой, увидев Андрея. Доронин до того был испуган всем происходящим, что побоялся вылезти из машины. Он лишь открыл форточку своего Мерса и показал пальцем на двух девчонок.
Не обращая внимание на лежавшие тела Лёми выпустил обоих псов, показав на девчонок и дал команду «Фас»!
Дора и Аргун с хриплым лаем ринулись к девчонкам. У видев двух несущихся на них огромных псов, Гайка попятилась к Газели.
— Лена! Быстро за мою спину! — Не крикнула, а просто рявкнула Клюшка. Мгновенно, она выхватила откуда-то из-под груди две круглые деревянные палочки сантиметром по двадцать длиной с красивой четкой текстурой, связанные прочной веревкой. В монастыре ей поручали показательные выступления с нунчаками. Даже в мужском Шаолине не было лучшего специалиста по работе с этими «волшебными палочками». Во время одного из таких показательных выступлений их гость, уважаемый просвещенный с Тайваня, оставшись в полном восхищении от работы Киры подарил ей эти уникальные нунчаки из железного дерева, которое вдвое тяжелее и прочнее сосны и дуба.
В этот раз Доре и Аргуну пришлось именно в этом и убедиться. От первых полученных ударов они сразу же остановились, взвизгнув от острой боли. Но в этот раз Клюшка, очень любившая монастырских собак, ударила их лишь в пол силы. Потом, увидев, что собаки не убегают, она со страшной силой опустила на лбы тяжелые плотные палки им обоим. От ударов и ужасной боли собаки упали на спину, громко заскулили и с трудом поднявшись на ноги побрели к хозяину. Старая настоятель говорила ей тогда:
— Убивать собак не надо. Им надо лишь дать понять, что вы сильнее их. Для этого нужно всего лишь причинить им сильную боль и они, поняв, что их победили, уйдут с твоей дороги, если, конечно, ты не попытаешься в дальнейшем их убить.
Лёми, наблюдавший за всем этим с огромным удивлением, даже не вытерев с их голов обильно выступившую кровь, помог обессилевшим собакам забраться в машину и уехал с места боя.

Глава 9. Авторитеты
На сходке собрались самые уважаемые авторитеты. Среди них трое законников. Все эти двенадцать человек держали в руках весь криминальный бизнес области.
На кону стоял всего один вопрос. Целесообразность дальнейшего финансирования боев без правил в свете разгрома клуба «Зов фортуны», деятельность которого местная прокуратура сразу же прикрыла после известных всем событий.
Выступавший на сходке Титов Игорь Евгеньевич доказывал всем острую необходимость значительного расширения полуофициально существующего местного Колизея со ста двадцати зрительских мест до духсот. Для этой цели нужно было не менее 10 млн.$ США. Сумма довольно значительная даже для всей общей кассы и потому собрание было самым представительным за последние 10 лет.
Тит объяснял, что у него появилась реальная возможность собирать на боях не по 80-100 зрителей, а не менее двухсот человек.
— Чем же ты собираешься привлечь народ? Твоя идея с «Зовом фортуны» провалилась. Где будешь брать свежих и достойных бойцов? Или ты что, хочешь на наши деньги школу гладиаторов открыть? – старый вор в законе «дед Резо», полгода назад яростно поддержавший Тита, оказался теперь в кругу противников развития бойцовского бизнеса.
— Тит выдержал небольшую паузу, затем произнес. Мне не нужны бойцы для расширения клуба гладиаторов. Никаких школ организовывать не планирую. Мне нужен зал в два раза больший по вместимости, и я обеспечу двойной доход с этого зала, а может и больше, чем двойной.
— Скажи, за счет чего? – задал вопрос другой «законник» по кличке «Веня Томский».
Мне нужен всего один боец. Но этот боец стоит десятков наших самых лучших.
— И где же ты его возьмешь? И что это за боец? Я не знаю таких. Может скажешь, где они водятся? Да их просто нет в природе…
— Такой боец есть. И он скоро будет в полном моем распоряжении. Этот боец в течении одного месяца обеспечит нам не менее двухсот зрителей. И вы даже не можете себе представить, по какой цене зрители будут согласны платить за входные билеты?
— А по какой платят сейчас?
— Сейчас у нас средняя цена за вход с одного человека составляет до 500 долларов США. При условии, что будут выступать довольно популярные бойцы.
— А ты какую нам гарантируешь цену со своим бойцом?
— Я гарантирую цену за вход с моим бойцом НЕ МЕНЕЕ ОДНОЙ ТЫСЯЧИ долларов. Но думаю, что её можно будет и поднять в дальнейшем.
— Ты что же считаешь, что пятьдесят лямов зеленых сможешь отбить меньше чем за год?
— Думаю, что за 7-8 месяцев с учетом дохода от ставок тотализатора.
— И что же это за боец? И откуда уверенность, что боец такого уровня будет согласен выступать для нас на ринге.
— Это женщина, — и Тит опять сделал паузу.
— Сначала все замолчали, как бы переваривая услышанное, потом посыпались возмущенные голоса.
— Полный бред!
— Какая чушь!
— Баба – сверхбоец?
— Она что же и с мужиками будет биться?
Игорь Евгеньевич после небольшой паузы продолжил:
— Да! Это женщина, а точнее девушка, которой нет еще и 18 лет. С семи лет и по настоящее время она воспитывалась в монастыре Шаолинь в Китае, точнее в женской половине этого Шаолиня – в монастыре Юнтай. Это монастырь, также, как и его мужская половина существует уже много лет. Мы в России очень мало знаем об этих монастырях. Так вот, по отзывам специалистов и по имеющимся у меня сведениям из самого Шаолиня за всю историю женской обители не было еще столь талантливого бойца. Кроме того, она еще и владеет в совершенстве очень редкой разновидностью ушу, совместным вьетнамо-китайским стилем под названием Нга-Ми. Этот стиль основан на применении женщинами тех мышц и частей тела, которые у них сильнее, чем у мужчин. И это позволяет такому бойцу женского рода побеждать любого профессионального бойца-мужчину.
— Красивая сказка, — послышался откуда-то возглас. — Да, — загалдели многие не поверившие в рассказ Тита авторитеты.
— Ну что ж, — произнес Игорь Евгеньевич, — приступим к просмотру доказательств. Для этого мы имеем одну видеозапись. Этот короткий фильм записан видеокамерой во время разгрома клуба «Зов фортуны». И он попросил задернуть шторы и включить экран огромного телевизора.
На видео было снято все, начиная от первого отборочного боя и того момента, где Клюшка буквально перелетела через шесть рядов трибун и сломала жестокому бойцу шейные позвонки, включая ее короткие схватки с восемью телохранителями Дикого и Артиста и кончая выстрелом в нее сетью. Одновременно с видео Тит транслировал и аудио запись, и авторитеты услышали весь шум, вопли и все комментарии тех, кто находился в те минуты в клубе.
Тит дал команду выключить телевизор и раздернуть шторы. Все авторитеты: и молоды е, и видавшие виды, были просто в шоке от увиденного.
Никакие фильмы с Брюсом Ли, Джеки Чаном и Боло Ёнгом ничего подобного предоставить не могли.
— Так вот, — произнес далее Игорь Евгеньевич, — если уважаемое общество примет решение о поддержке моего проекта и доверит мне сегодня реконструкцию нашего Колизея — завтра я вызову эту девочку к нам офис, и мы начнем с ней тщательную подготовку к выступлениям на гладиаторской арене.

Глава 10. Самая короткая, но самая ожидаемая Водительих Газели вез под вечер домой двух девчонок, в конец измотанных и нервно, и физически тяжелыми испытаниями уходящего дня.
— Боже мой, Ленка! – устало произнесла Кира. – Как нам не хватает сейчас Макара. Как ты там на небушке, Макарчик мой милый?
— А поехали к нему на кладбище?
— Поехали, конечно!
— Мы сегодня хоть немного, но отомстили всей этой криминальной швали. Теперь тебе точно станет легче.
— Не знаю! Станет ли вообще нам когда-нибудь легче?
— Скажи мне, Клюшечка моя хорошая, а ты не думала о возвращении в монастырь?
— Что ты, что ты, Гаечка моя милая! Здесь в этой земле Макар, Как я его брошу?
— Слава Богу, а то я уж подумала, что тебе здесь все осточертело. Я ведь не смогу здесь одна. У меня кроме тебя никого на земле нет.
В этот раз уже было поздно покупать где-либо цветы. Был темный осенний вечер. Было холодно. Тут у Лены зазвонил мобильник.
— Отключи ты его, — попросила Клюшка, — это, наверное, Томка с Нинкой. Пусть подождут, пока мы здесь.
Гайка не стала отключать телефон, но убавила громкость звонка до минимума.
Они тихо брели мимо крестов и могил. После всего пережитого они уже не боялись ни кладбища, ни лежавших здесь покойников. Наоборот, у могилы Макара им вдруг стало почему-то намного легче, словно покойник чтобы поддержать их передал им часть энергии с того света.
Гайка присела на скамеечку. Клюшка, как всегда встала на колени и обняла могильный холм. После слов о любви к Макару она зашептала Гайке:
— Когда я здесь мне кажется я его слышу. Слышу, как он здоровается со мной, разговаривает, спрашивает, как у нас дела?
Клюшка, как бы засыпая, положив голову на холмик все тише бормотала о том, что слышит и слышит Макара. Она не обратила внимание на еще один еле слышный звонок Гайкиного телефона и не услышала, как Гайка, решив, что Томке с Нинкой нужно что-то срочное тихо, чтобы Лена не слышала, нажала на кнопку приема и произнесла:
— Алло!
В это время Кира опять забормотала, что слышит Макара. А трубка из рук Лены вдруг медленно поползла вниз. Из ее скупых на слезы глаз вдруг полились два ручейка. Тело сотрясли рыдания…
— Я…, — шептала сквозь слезы Гайка. – Я…, — снова захлебывалась она от рыданий. – Я слышу его тоже…
Клюшка подняла голову, увидела рыдающее лицо Лены и упавший из ее рук телефон.
— Кто тебе звонил? – заорала Кира. – Скажи мне кто звонил?
— Кто, кто, кто?
— Он сказал, что ему плохо без нас… Чтобы мы приезжали. Он нас ждет, ждет, ждет!

_____________________________

23
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments