Гайка, Клюшка и Макар, часть 1

Гайка, Клюшка и Макар

Криминальный триллер

Мне старый человек сказал,
А я навек запомнил эту фразу:
Не могут быть красивыми глаза,
Которые не плакали ни разу.
Не может быть красивою душа,
Которая ни разу не страдала.
А человек красив только тогда,
Когда есть сердце,
А не кусок металла.

О.Хайям

Пролог

  Тихо на кладбище. Те, кто лежат в земле любят тишину. И еще ее любят сосны, что стоят между могил. Они шумят от ветра где-то высоко над головой своими верхушками. А может и не шумят вовсе. Может просто рассуждают о тех, кого еще помнят люди и о тех, кого уже давно забыли. Может быть…

Давайте спросим об этом у двух девчонок, что приходят сюда каждую неделю и кладут цветы на чью-то могилу. Она и так уже вся в цветах. Ведь они уже ходят сюда давно.

Но они не ответят. Им не до нас. Они вспоминают…И слезы не мешают им. Одна сидит возле креста с простенькой фотографией на металлокерамике. Другая стоит на коленях, обнимает могильный холм и шепчет всегда одно и тоже:

– Ведь я же любила его! Слышишь, Гайка? Любила, люблю и буду любить всегда.

– Мы отомстим, обязательно отомстим, и тебе станет легче потом…Я знаю – отвечает ей другая…

________________

Глава 1. Макар

Пасмурное летнее утро июньского дня с легким ветерком обещало добрый клев. Было еще темно, когда Макар добрался до той заводи, где водились лещи. Ни мелкие грамм по 300-400, а солидные от килограмма и по более. Место располагалось прямо на довольно крутом откосе берега реки и представляло из себя маленький ровный пятачок земли диаметром полтора метра, потом обрывчик с метр высотой и сразу под ним глубина чуть не два метра.

Лещ на килограмм попался сразу, как только полностью рассвело. Ладно под рукой был подсачек. Потом были еще два голавлика грамм по триста и все, как отрезало.

Макар смотал обе удочки, достал из воды садок и убрал его вместе с уловом в рюкзачок. И тут рядом с собой он увидел ворону – здоровую, серую. Он даже не услышал, как она подлетела. Ворона покопалась своим клювом под крылом, потом взглянула на него и громко каркнула.

– Точно не к добру, – почему-то подумал Макар и махнул сложенными удочками в ее сторону. Ворона напоследок каркнула еще раз, словно прощаясь и нехотя взлетела вверх.

_____________

В прошлом году Марат схоронил жену. Казалось бы, вполне безобидный папилломавирус привел ее к раку шейки матки. За последние три годы ей дважды делали химиотерапию. Не помогло. Год назад она слегла. Три месяца пила таблетки, потом перешла на инъекции трамала. Через две недели ее не стало.

Месяц назад он купил у знакомых под дачу небольшой шлакоблочный дом, за который сразу же с радостью взялись его родители. Развели там курей и купили поросенка. Хорошо, что бывшие хозяева поставили там перед самой продажей деревянный сарайчик, рядом с банькой. В общем старики явно были довольны. Появились новые заботы, проблемы и время для них помчалось с удвоенной скоростью.

Заглянуть в этот дом было по пути Макару. Да и рыба была ему ни особо нужна, и он хотел отдать ее матери. Но калитка была закрыта на щеколду с наружи. Значит родителей здесь не было, и он пошел к ним на квартиру.

Отец сидел на диване в зале не раздеваясь. Его непривычно хмурый вид снова вернул чувство тревоги. Мать гремела на кухне кастрюлями. Сразу вспомнилась ворона на реке. В общем Макар носом почуял, что у предков был скандал и далеко не хилый.

Отец у него был не родной. Он воспитывал Макара с пяти лет. Отчима он любил больше, чем иные родного. Это был малоразговорчивый, очень добрый, одинокий мужик. Два его брата – старший и младший умерли уже давно. Одна сестра жила в Оренбурге, другая в Воронеже. Но он не общался ни с одной. Главное, у отчима были «золотые руки». Этими руками он умел делать все, что только мог уметь делать деревенский мужик. Сладить сруб, собрать баню или сарай, перестелить пол, починить крышу, сделать лестницу с верандой – все горело у него в руках словно и не было у него этих 62 лет. За двадцать пять лет их совместной жизни мать Макара была у него единственной женщиной, хотя была она старше отчима на пять лет и детей у них кроме Макара не было.

– Здорово, пап! Я думал вы на даче. – Макар разделся, прошел в зал и сел на диван к отчиму. – Поругались?

– У матери спроси, – глухо сказал отчим. – Ковырялись сегодня утром на даче. Ей то не так, другое не эдак…

– Я ему сказала, что дверь надо поправить, плохо закрывается. А он понес на меня, матом, – крикнула мать из кухни.

Макар прошел на кухню. – Мам, привет! Ну ты че на отца ворчишь? Устал он, вот и все дела. – Потом снова прошел к отцу и еще долго уговаривал его помириться. Но видать здорово поцапались старики. У них в ссоре дошло до того, что отец собрался бросить мать и уехать к сестре в Воронеж. Макар за полдня кое-как вроде успокоил отца, оставил матери рыбу и ушел домой.

Он был предпринимателем и директором, созданного им же вместе с двумя приятелями предприятия. Прошло пять лет, как он ушел из госсектора, где отработал по распределению после института три года. Его предприятие занималось мелким строительством, ремонтом и модными тогда посредническими услугами. Эти услуги, выполненные три года назад для завода, где он работал до этого, принесли его фирме вместо оплаты полный комплект оборудования для пекарни, что выпускал их завод: тестомес, расстоечный и жарочный шкафы, мукопросеиватель и два комплекта хлебных форм. Так у них появилась мини-пекарня, выпекавшая 700-800 булок в день. Два года назад он уговорил родителей переехать к ним в город из областного центра. Мать, проработавшая всю жизнь в детском саду поваром, с радостью кинулась на пекарню, став ее заведующей. С хлебным оборудованием чуть не каждый день было много возни, и отец днем постоянно был занят его наладкой. Ближе к вечеру родители уходили на дачу, а в выходные оставались там ночевать. Каждый день в 8-00 утра они с матерью встречались на пекарне.

На следующее утро после ссоры родителей он встретил мать метров за сто от пекарни. Вначале он разглядел её шатающуюся походку, потом услышал рыдания:

– Сынок! – сквозь всхлипывания с трудом разобрал он, – отец повесился, сегодня утром. Идем скорее, милицию и скорую я уже вызвала.

– Значит не смог вчера успокоить, – первое, о чем подумал Макар. Сердце сдавило от горя. Раньше отец сильно пил, но лет десять назад «завязал». А когда пил, соседи и старший брат, тогда еще живший, дважды спасали его, вытаскивая из петли. В третий раз спасти его было не кому. Мать ушла в то утро на пекарню пораньше. Дождавшись ее ухода, он зашел в ванную, помылся, побрился, потом встал спиной к открытой двери ванной, привязал один конец к мощному крюку на двери для полотенца, второй накинул петлей на шею и сделал два шага вперед от двери…

Похоронили отца на старом городском кладбище. Рядом с женой. Провожающих было не много, в основном все работники пекарни. Родители считались приезжими и в этом городе их мало кто знал.

Мать слегла через полгода. Спустя неделю после похорон она складывала пустые коробки из-под бананов на полки в пекарне. В этих коробках было удобно развозить хлеб по торговым точкам. Поэтому их находили, использовали и как могли берегли на полках. В тот день мать неудачно сложила на верхнюю полку несколько коробок, и они дружно упали сверху прямо на нее. Одна из коробок жестким углом попала матери в грудь. Небольшое темное пятнышко гематомы через месяц растеклось на всю правую часть. Еще через месяц грудь затвердела, ее кожа стала похожа на лимонную корку. Тогда она пошла в поликлинику. Там ей дали направление в областной онкоцентр на обследование. Пока мать решалась, ехать, не ехать – пролетел еще месяц. Наконец он свозил ее в областную онкологию. Был выявлен рак молочной железы и при том уже с метастазами. Врачи предложили операцию, но за результат не ручались. Мать отказалась. И они еще два месяца ездили по району на приемы к так называемым «народным целителям». Результата не было и мать слегла. На дежурство возле матери времени с работой не хватало. Нужна была сиделка. Но найти ее в небольшом городке оказалось проблемой. Наконец в местной газете он случайно нашел объявление.

«Уход за пожилым человеком. Для женщины, 100 рублей в час.» Телефона не было. Был лишь домашний адрес. Пришлось ехать…

 

Глава 2. Гайка.                                                                                                    

В 14 лет Лену включили в список на жилье в детском доме. Тогда она еще об этом не знала. Через год их детский дом закрыли. Здание было признано ветхим и аварийным. Воспитанников разбросали по нескольким близлежащим городам. Когда ее переводили она узнала, что стоит в очереди на жилье, причем одна из первых. В соседнем городе, куда ее перевезли, она оказалась в списках на жилье самой последней.

Через три года их старому детскому дому, где она жила со своих первых дней, провели реконструкцию. И ее снова вернули «домой». И опять в очереди на жилье она оказалась одной из последних в свои уже 18 лет. Тогда детей этого возраста в детдомах уже не держали. Ей предложили найти себе квартиру не дороже 5000 рублей в месяц, за остальное ей нужно было доплачивать самой. Потом обнаружилось, что у нее умер отец, живший один в однокомнатной квартире после смерти ее матери. Лену сняли с очереди и выдали документы на квартиру отца. Так у девочки появилось жилье. Но никто ей толком не объяснил, что алкоголик-отец последний раз платил за ЖКХ пять лет назад и умер с огромным долгом.

Через три месяца управляющая компания отключила у нее в квартире свет, потом воду. Нужно было подавать в суд на «управляйку», но для этого необходим был юрист, услуги которого стоили далеко не дешево.  С работой было еще хуже. Незадолго до выпуска городской центр занятости предложил воспитанникам очные бесплатные полугодичные курсы медсестер. Она записалась одной из первых. Тогда, уходя из детдома она была страшно рада. У нее было собственное жилье и диплом палатной медсестры. Девочку сразу же приняли на работу в городскую больницу. Она не боялась никакой работы, помогала ставить капельницы, измеряла пульс, давление, вела учет температуры больных, но и не стеснялась менять постельное и нательное белье у лежачих больных, вела уход за кожей, ртом, стрижкой волос и ногтей, следила за своевременным приемом гигиенических ванн.

Через месяц на одном из обходов ее приметил главный врач больницы. Стройная, милая девочка, с большими ярко-синими глазами, с чувственными нежными губами, что как магнит притягивали мужчин и, наконец, шикарные локоны густых, темных волос – все это могло вызывать бурю восторженных возгласов и комплиментов, пожалуй, везде, кроме стен детского дома. Лена никогда не задумывалась о своей внешности, а потому и не знала себе цену. Зато ее хорошо знал 50-летний руководитель клиники, имевший незаурядный опыт в покорении сердец молоденьких медсестер и врачей.

На следующий день главврач вызвал ее в свой кабинет, где произнес:

– Милая девушка! Мне о вас с большой похвалой отозвалась наша старшая медсестра. Мы ценим работников, которые с завидным умением и прилежанием относятся к своим трудовым обязанностям. С завтрашнего дня вы будете обслуживать только специально указанных мною пациентов. Старшая сестра подберет для вас отдельный небольшой кабинет.

С этого времени для нее началась каторга. Дня не проходило, чтобы главврач не наведывался к ней. Своим ключом он без предупреждения открывал дверь ее маленького кабинета и наваливался на нее всем своим огромным потным телом. Она выдержала всего три дня. Может сказалось полудикое детдомовское воспитание.  На четвертый день главврач валялся у ее ног с пробитой головой в луже крови. На пятый день она в клинике больше не работала.

Главврач отомстил ей на славу. Ни в одну организацию, хоть не много связанную с медициной, ее не приняли. Более того, ни одно из объявлений, что она пыталась дать о своих услугах в местной газете, по ходатайству ее мстительного начальника так и не напечатали. Деньги заканчивались. Продукты тоже. Потом ее квартира осталась без света и воды. Подруг из детдома у нее не было. В центре занятости развели руками, пообещав подобрать обучение другой профессией. Но сил и желания бороться у девочки больше не было.

Лена оставила входную дверь открытой, чтоб потом не ломали замок. Она встала на стул, продела веревку через кольцо для люстры и одела на голову петлю. Последнее, что она услышала был скрип открывшейся входной двери:

– Наверное опять пришли из ЖЕКа требовать долги, – подумала девочка и шагнула со стула. Она не знала, что одно из ее оплаченных объявлений случайно пропустили во вчерашний номер газеты.

______

Макар давил на звонок уже полминуты. Он не звенел, а дверь в квартиру была чуть приоткрыта. Надо войти, наверное, здесь живет пожилая женщина, может и не слышит.

– Хозяева? – крикнул он и вошел в квартиру. В это время раздался сильный стук упавшего на пол стула. Макар заглянул в комнату и бросился к умирающей девочке.

Обняв и придерживая легкую девушку одной рукой, он немного приподнял ее и ослабил петлю на шее, потом снял с ее головы веревку. Девчонка не дышала. На шее красовалась яркая красная полоса от веревки. Макар положил ее на старенький диванчик, чтоб голова была слегка откинута назад. Губы у девочки были плотно сжаты.

– Значит будем дышать через нос.

Он глубоко вздохнул, накрыл ее нос губами и с силой направил воздух в ее легкие. Затем сделал ей искусственный выдох. Девочка слегка застонала. Он снова сделал ей вдох и выдох и почувствовал ее чуть заметное дыхание.

– Значит будет жить! Слава Богу!

После того, как полгода назад он вынимал из петли тело отца, это был уже второй случай, когда он сталкивался с самоубийцами. Он прошел на кухню. Воды в кране не было. Но на столе стояла бутылка с остатками воды. Он слил воду в стакан и понес ее в комнату. Девочка похоже очнулась. Она даже попыталась привстать, но смогла лишь чуть приподнять голову.

– Лежи, успокойся! Все позади. Теперь будем жить, ты поняла?

– Зачем? – тихо прошептала девочка, – зачем нужна такая жизнь…

– Такая, – Макар показал на веревку, – точно никому не нужна. Ты объявление по уходу за больным давала?

Девочка кивнула головой.

– Ну, считай, что беды твои кончились. У меня у матери рак. Он уже неоперабельный. Нужна сиделка. Жить будешь у нее в квартире. Там две комнаты, места хватит. Пока будешь с моей мамой, я с твоей коммуналкой разберусь. Обещаю тебе, что через несколько дней здесь будет и свет, и вода.

Девочке в это время удалось привстать, и она села на диван. Он подал ей воду. Она выпила остатки.

– Это было все мое богатство, – девочка показала на пустой стакан.

– Ну что, расскажешь, как дошла до такой жизни?

Лена коротко рассказала ему о своих бедах. Потом смогла приподняться и встать с дивана.

– Тебя как зовут? – спросил Макар

– В детдоме звали вот так, – и он достала из заднего кармана джинсов…довольно увесистую латунную гайку, сантиметров восемь-девять в диаметре. Гайка была не круглой формы, а слегка сплющена в форме эллипса.

– А главврача ты этой штукой отметила?

– Да! А будешь приставать и тебя ею приласкаю, понял?

– Да Боже упаси! Ну что, милая Гайка? – Усмехнулся Макар, – поехали к нам домой. Осторожно… я помогу…

 

Глава 3. Клюшка

Дед и бабушка Киры эмигрировали в Китай еще в Гражданскую. Мать с отцом родились уже в Поднебесной. Еще когда они были живы в возрасте шести лет она знала, что младший брат деда жил в России в Москве. Его семья уехать из России не смогла. Однако родственники, жившие в разных странах, вели между собой активную переписку. Когда ей исполнилось 8 лет родители погибли в крупной железнодорожной аварии возле города Дзыбо. Знакомые погибших родителей, воспользовавшись связями, сдали девочку в женский филиал Шаолиньского монастыря – «Три принцессы», где принимали и девочек.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кира десять лет провела в монастыре. За это время она получила неплохие знания по математике, истории, биологии и географии. Кроме того, она оказалась одной из самых способных девушек в изучении боевых искусств. По мнению наставницы монастыря, эта девушка ничуть не уступала лучшим мастерам Кунг-Фу мужской обители.

Многие скажут, что на вид хрупкая девушка никогда не сможет победить мужчину. Ведь это доказанный факт, что средний мужчина намного сильнее средней женщины. У мужчин на 72% сильнее верхняя часть туловища, на 54% сильнее ноги, на 33% более плотные ткани и на 28% мощнее дыхание. Но все эти “недостатки” можно повернуть в преимущества. Новый стиль боевых искусств – «Нга-Ми» или «Красивая бровь», появившийся в 20 веке на территории Вьетнама уже учитывает отличия женского организма от мужского. Это собирательный стиль, совместивший в себе многие китайские практики, поэтому назвать его чисто вьетнамским невозможно.

Отсюда взяты основные секреты, где фундаментом сокрушительной силы и скорости ударов становятся движения бедер (у женщин сила находится в бёдрах в отличие от мужчин, у которых сила – в плечах), к которым добавляется специальная техника дыхания и хлесткие круговые движения руками.

Техники Нга Ми кажутся пассивными и мягкими, однако с помощью этих техник девушка может победить любого мужчину.

Создатель стиля Хонг Гиа, мастер Ли Хон Тай говорит, что женщины, занимающиеся Нга-Ми на протяжении всего нескольких месяцев, побеждали мужчин, занимающихся несколько лет другими стилями.

За участие Киры в женских соревнованиях боевых искусств предлагали большие деньги. Но всякий раз глава монастыря категорически отказывала просителям. Она знала, что цель Кунг-Фу, в том числе и стиля Нга-Ми – это полное поражение противника, а потому удары всех мастеров Шаолиня направлены на самые жизненно важные центры организма: глаза, уши, нос, горло, солнечное сплетение, почки, пах, коленные сгибы и прочее. Это все не предназначено для спортивных состязаний, так как может просто покалечить спортсмена. Поэтому, боевых монахов вы никогда не увидите в большом спорте.

В один из весенних дней наставница монастыря получила письмо из России следующего содержания:

«Здравствуйте, госпожа настоятель монастыря Юнтай!

Вам пишет адвокат Тихомиров Н.В., являющийся членом НКО «Федеральная палата адвокатов РФ». Будучи адвокатом покойного господина Верхоглядова Георгия Сергеевича, умершего три месяца назад, в соответствии с его прижизненной волей, я разыскиваю наследницу его крупного состояния.  Согласно завещания все состояние г-на Верхоглядова Г.С. представляет из себя денежный вклад «до востребования» и оценивается в 10 000 000 долларов США, которые находятся на счете в одном из банков Великобритании.

В настоящее время мы располагаем сведениями, что прямым наследником этого состояния является ваша воспитанница Кира Витальевна Верхоглядова, являющаяся внучкой покойного г-на Верхоглядова Г.С.

В связи с вышеизложенным просим ознакомить г-жу Верхоглядову с копией приложенного завещания и удовлетворить нашу настоятельную просьбу – разрешить выезд вашей воспитаннице в Россию для оформления документов необходимых для вступления ею в наследство. По законам Российской Федерации у нее остается не более двух месяцев для подачи заявления о принятии наследства. В случае согласия или отказа Верхоглядовой К.В. от наследства прошу немедленно сообщить мне об этом и направить заверенную копию этого отказа на мой адрес.

Для оформления всех необходимые документов для выезда просим сообщить местному адвокату… (были указаны имя адвоката, его телефон и электронная почта). Адвокат в курсе данной информации и окажет наследнице всю связанную с выездом необходимую помощь.

С уважением!

Член НКО «Федеральная палата адвокатов» –  Тихомиров Н.В.

Наставница вызвала к себе девочку. Та конечно же согласилась выехать в Россию. И дело было не только в наследстве. Она давно мечтала побывать на родине предков, посмотреть, как живут в России, чем увлекается русская молодежь, в общем оказаться там, где слышна везде родная русская речь. Адвокату Тихомирову сообщили о ее согласии приехать и вступить в наследство.

Оформление выездных документов заняло еще неделю. В Москву она прилетела самолетом. Целый день бродила по Москве, была на Красной площади, посмотрела на Царь-пушку и Царь-колокол, побывала в оружейной палате. Вечером села на поезд до Урала. Через полтора суток приехала в областной центр. Потом автобус и через четыре часа была на месте.

На третьи сутки после вылета из Китая она встретилась с адвокатом Тихомировым. Он проводил ее к нотариусу, в присутствии которого передал Кире подлинник завещания и договор Верхоглядова Г.С. с Лондонским Midland Bank на открытие вклада и документы о зачислении депозита на счет. Адвокат, официально сообщил всем, что выполнил волю своего поверенного в полном объеме и на этом заканчивает свои услуги для г-жи Верхоглядовой. Затем он удалился, оставив Киру одну с нотариусом. За один день вступить в наследство не получилось. Она лишь смогла написать заявление на открытие наследственного дела и сдать на проверку нотариусу все документы, подтверждающие ее право на получение наследства. Кира поняла, что какое-то время придется ждать оформления документов, в том числе подтверждения из Англии договора и депозита. Но главной проблемой, как сообщила ей нотариус, была необходимость уплаты пошлины за наследство, в размере 0,3% от его объема, что составляло 30 000 долларов США. Но размер госпошлины был ограничен суммой в 100 000 рублей.  Еще и нотариусу за услуги полагалось заплатить 2000 рублей. Но Кира все равно никогда в своей жизни таких денег не видела. На прощанье Тихомиров сказал ей, что по ее просьбе нотариус поможет составить обращение в банк на выдачу с депозита суммы средств достаточных для расходов на оформление процедуры вступления в наследство, в том числе и оплату проезда от монастыря до места проживания наследодателя и оплату гостиницы. Тех денег, что выдала ей настоятельница, должно было хватить с учетом предстоящих затрат на проживание в этом городе еще недели на две. И она сняла номер в гостинице в надежде, что успеет дождаться от английского банка необходимых для оформления наследства денег.

______

Макар каждый вечер шел с пекарни мимо сквера, располагавшегося за городской гостиницей. В сквере работал небольшой фонтан, стояли удобные красивые скамейки в тени густых кустов сирени. За кустами, чуть в стороне начиналась асфальтированная дорожка, где ребятишки постоянно катались на самокатах и лыжероллерах. За дорожкой виднелся отличный газон густой мягкой травки, где частенько прогуливались собаководы.

Макар принимал сегодня в пекарне муку – целую фуру на триста мешков. Пришлось немного задержаться на работе. Пройдя по скверу чуть дальше фонтана, он присел отдохнуть на крайнюю скамейку сквера. На траве газона он заметил необычную девушку. Вернее, девушка было вполне обычной, лет 16-17, а вот движения она выполняла совсем необычные. Это были движения пантеры, тигрицы. Они были одновременно и мягкие, кошачьи и, как молния, быстрые. В основном движения имитировали атаку на одного или нескольких противников. Макар залюбовался ее красивой техникой.

– Настоящий профи, – подумалось ему. Не иначе, как заезжая спортсменка. Гостиница была рядом. Оказалось, что за девушкой также с огромным интересом наблюдал мальчишка лет 7-8. Катаясь на новеньком электросамокате, он остановился и с нескрываемым восхищением наблюдал за девушкой, забыв про свой самокат.

В это время мимо проходили три парня лет под двадцать. Шатающейся походкой они подошли к мальчику.

– Обколотые или обкуренные, – сразу подумал Макар.

Раздался крик обиженного паренька:

– Отдай! Не твой!

– Щас отдам! – прохрипел один из парней. – Прокачусь тока не многа!

Он взгромоздился на самокат. Двое его друзей дружно заржали.

– Тебя ж ведь вчера прав лишили. А вон и мент идет…Доставай кошелек, штраф платить…

Наездник обернулся, самокат вильнул, и парень грохнулся вверх ногами прямо на асфальтовую дорожку.

– Девушка, закончившая свою разминку, звонко рассмеялась, – заметив с трудом поднявшегося лихача.

– Ну что накатался? Верни самокат мальчику, пока не сломал.

– Он, похоже, уже сломал его, – горестно крикнул мальчик. Из его глаз брызнули слезы. – Мне только сегодня купи-и-ли самока-ат…

– Верну, верну! – глядя на девушку злобно произнес неуклюжий наездник. – В обмен на тебя!

– Ну давай! –  девушка подошла к парням вплотную. – Вот она я! Бери, если сможешь.

Парень отшвырнул самокат в сторону и сделал шаг к девушке.

– Вон, за кустами трава помягче, потопали туда! – и попытался схватить девушку за руку.

– Пора вмешаться подумал Макар и вскочил со скамейки.

Но он опоздал. Девушка грациозно изогнулась в тигрином прыжке, произвела неуловимые движения обеими руками и за одну секунду все три наглеца вытянулись неподвижно на земле. Девушка подняла самокат и отдала мальчику.

– Ух, ты-ы! – восторженно произнес мальчишка. – Здорово! Ты в какой школе борьбы училась? Дзюдо, Каратэ? Ты, наверное, из Москвы, да?

– Нет я из Монастыря Шаолинь!

– Так ведь он же мужской, там что и девчонок берут?

– Я десять лет жила и училась в женском монастыре Шаолинь.

– А как тебя зовут?

– Как сейчас или, когда я была маленькой?

– Нет! Когда ты была, как я сейчас?

– Мне не было еще и восьми лет, когда я поступила в монастырь. Девочки-подруги стали звать меня… «клюшкой», потому что я была очень худой и когда занимала основную стойку в ушу под названием «Дулибу», что означает шаг на одной ноге, была очень похожа на хоккейную клюшку.

– А ты здесь живешь? – спросил мальчик девушку, показав рукой на окна гостиницы.

– Да! Вон мои два окна на втором этаже, крайние слева. Номер 21, приходи в гости!

– Не-е! Я лучше завтра сюда же приду, вечером. Покажешь мне свои приемчики?

– Ладно приходи к семи часам вечера, покажу! – и она потрепала мальчишку за вихры на прощанье.

– Значит Клюшка, интересно! Надо бы запомнить! – и Макар поспешил домой.

 

Глава 4. Гайка.

Через два дня после встречи с бывшей монахиней из Шаолиня у Макара умерла мама. Ее похоронили возле отца, рядом с его женой. На похоронах были все три смены пекарей – шесть человек и Гайка. Она плакала, но как-то тихо, словно поскуливала. Макар подошел к ней и погладил ее локоны, непослушно выглядывавшие из-под темного платка.

– Что ж ты плачешь, Лена? – спросил ее Макар, – ты ведь маму знала чуть больше месяца.

– Все равно жалко, – всхлипнула Гайка. – Вот вы хоть и потеряли мать, но сколько лет она заботилась о вас, растила, кормила. А я даже в глаза свою маму не видела ни разу. Вот отца-алкаша помню. Это он, гад, ее в могилу свел!

– Не плачь, девочка! О покойных лучше совсем не говорить, чем говорить плохо. Ты в квартире мамы поживи месяц другой. С твоей управляющей компанией судиться придется. Я уже все материалы по твоему делу передал знакомому юристу. Он готовит исковое заявление. Пока переживем суд и возможную апелляцию может пройти и полгода. Живи в маминой квартире и не думай о плохом. Если хочешь у меня работать, ради Бога! На пекарню нужен кладовщик, вести учет выпечкам хлеба, приходу и расходу компонентов: муки, масла, дрожжей, соли, добавкам. Платить буду нормально. На жизнь хватит. За мамину квартиру уплачено на год вперед.

– Ну что будешь работать на пекарне?

– Буду, – всхлипнула Гайка.

Метрах в тридцати от могилы матери многочисленная компания провожающих заканчивала траурную церемонию. К стоявшим рядом двум каменным памятникам в человеческий рост добавился третий.

Сколько ж они стоят? – подумал Макар, – и зачем эти статуи покойному? Говорят, что они давят на умершего, тяжело им под огромными камнями. Он вспомнил строки из стихотворения Николая Рубцова:

Где я зарыт спроси

Жителей дальних мест.

Каждому на Руси памятник –

Добрый крест

Макар покосился на крест на могиле матери, еще раз взглянул на ее фото. Мама там была очень красива.

Пышные похороны у соседей закончились. Все разошлись по машинам. Человек пятнадцать-двадцать вернулись к автобусу. Последними шли три человека. Один лет сорока – крутой, с перстнями на руках и мощной золотой цепью на шее. Двое по моложе – лет тридцати, как и сам Макар. Они прошли мимо по дорожке в пяти метрах от них. Крутой приостановился, обернулся и уставился на Гайку.

Лена заметила его взгляд и отвернулась в сторону. Тот что-то тихо сказал видимо охранникам и кивнул головой в сторону Лены. Охранники бросили на Гайку оценивающий взгляд. Потом все отвернулись и ушли в сторону дорогого внедорожника, одиноко стоявшего возле ворот.

Макар прочитал «Отче наш» перекрестился, протер платочком влажные глаза, попрощался с матерью и дал команду к отступлению. Его семиместная Газель приняла всю их скромную траурную компанию.

Макар вел машину на пекарню. Там они решили накрыть стол и скромно помянуть маму.

В зеркале заднего вида за ними крался джип Лексус. – Теперь жди беды. Заметили, гады! – мрачно подумал Антон. Еще бы! Тот, кто видел Гайку первый раз забыть ее уже не мог. Юная, обезоруживающая красота, милый взгляд ярко-синих глаз, ее волшебные локоны… Ему вспомнилась жена. Он тогда с трудом перенес ее потерю. Это была его первая любовь с седьмого класса их школы. Первая и последняя. Он страшно любил Машу и чувствовал, что вряд ли когда сможет забыть ее. Потому, глядя на Лену шептал про себя:

– Эх, милая красавица! Не действуют на меня твои всесильные чары…Может когда-нибудь, глядя на тебя я и забуду свою боль? Может быть забуду, но только лишь боль. Второй первой любви уже не будет никогда…

Через полчаса столик на складе пекарни был накрыт. Когда-то здесь хозяйничала мама. Три года, пока была жива, работала заведующей пекарней. В свой последний рабочий день она, как всегда, попрощалась с ним перед уходом и сказала.

= Сынок! Я больше никогда уже не приду сюда. Не смогу. Сил хватит только дойти до дома.

Он проводил ее. В тот день она смогла переодеться, легла и больше не вставала. Ее любимой фразой были слова:

– Деревья умирают стоя…

Разлили водку и вспомнили покойную заведующую, помянули ее добрым словом, закусили. Через два часа должна была начаться очередная смена для выпечки хлеба: с шести часов вечера и до семи часов утра.

– Теперь это твое рабочее место, – Макар отдал Гайке ключи от пекарни и складов, показал склад муки, и пекарню, рассказал ей о процессе выпечки хлеба. Потом велел ей прийти на работу к восьми утра. Все поняли, что он очень устал и что ему нужно побыть одному дома. Макар собрался было идти домой. Но заиграла мелодия мобильника. Он вышел в тамбур и включил связь. Номер был незнакомый, голос тоже:

– Это ты Макар?

– Да, я. А вы кто? – поинтересовался он.

– Конь в пальто! – нагло хмыкнул голос. – Слушай сюда! На могилках с тобой была девка. С ней хочет познакомиться Сёма Дикий! Он будет ждать вас двоих в ресторане «Встреча» завтра в восемь вечера. Приведешь ее к столику Семы – получишь штуку баксов и свалишь! Понял?

________

 

Глава 5. Новые проблемы.

Приехав домой Макар задумался. О запланированном отдыхе и сне пришлось забыть.

– Проклятая бла-та-та! Всюду лезет и не дает спокойно жить. Три года назад открывая пекарню он и думать не мог о том, что буквально через пару дней к нему нагрянут от местного смотрящего. Два мордоворота без спроса в наглую прошли к нему через основное помещение мимо тестомеса и «расстойки», грубо оттолкнув пекарей, и сходу выкатили свои услуги:

– Ты что ли хозяин будешь?

– Ну, я, допустим. Чем обязан, уважаемые?

– Тебе привет от Дикого Сёмы, знаешь такого?

–  Наслышан, но лично не знаком.

–  Нужда прижмет – познакомишься!

–  Какая нужда? Что вы вообще хотите?

–  Слушай сюда! У нас все пекарни в городе под контролем, под охраной значит. Ты же понимаешь, что расчеты с тобой торговые точки ведут «налом». Так? Значит дневная выручка у тебя тысяч под двадцать катит.

Бабло с магазинов принимает твой водила и сдает их тебе. Так?

– Ну и что?

– А то, что тяжело ему бедному и хлеб разгружать и «бабки» принимать. Устанет под конец и споткнется где-нибудь, не дай бог? Может и растерять «лавэ», а? – и оба бандита громко заржали. – В общем наши услуги – гарантия безопасности! Для начала совсем даром – три штукаря в месяц, пока раскачаешься, а там видно будет…

– Уважаемые! Спасибо за ценное предложение! Но я как-нибудь обойдусь без ваших услуг.

– Ты че? Такой гордый или такой жадный?

–  Да не хочу быть кому-то обязанным, кроме себя.

– Ну смотри, смотри! Как бы не пожалеть? Потом сам просить будешь! Да только цена в разы поднимется. Понял, козлина?

– Как у вас там принято: хорош «баланду травить»! За «козлину» ответить не боитесь?

– Перед тобой, что ли? – один из рэкетиров плюнул на пол. – Ладно, бывай! Пока, не кашляй!

Он тогда не обратил внимание на тупую наглость и скоро забыл про этого Дикого.

Но теперь – дело другое. На кону судьба, а может и жизнь молодой, беззащитной девчонки. Макар почувствовал, что уже несет за эту Гайку ответственность.

– А перед кем? – прошептал он про себя. – Какая разница… Но Лену я вам, гады, не отдам.

Он присел в кресло, достал мобильник и нашел почти забытый номер. Жизнь разбросала его одноклассников по разным городам, местам и углам бескрайней России. Но еще в институте судьба столкнула его с одноклассником Титовым Игорем, которого еще в школе за связь с уголовниками побаивались даже учителя. «Тит» после школы пропал было из его поля зрения, но судьба как-то столкнул Макара с ним на книжной барахолке. С деньгами в тот день у него был напряг, а они – край ему срочно понадобились. Родители тогда уехали на выходные на дачу. И он решил раздобыть деньги самым естественным путем – взять у отца из библиотеки, что насчитывала несколько сотен книг, для продажи на рынке пятнадцать штук из красиво изданной серии «Библиотека приключений и научной фантастики», что называлась в книжных кругах «рамкой».  Подстелив под книги пару газет, он разложил прямо на земле свои экземпляры.

И к нему почти сразу подошли три человека. Тот что был по моложе нагнулся и забрал с его газетной витрины сразу три книги:

– Это для тебя налог с продаж и плата за место. В следующий раз можешь не платить ничего.

В это время к этому молодому парню с двух сторон подошли двое хорошо одетых, довольно рослых мужчин и взяли его под руки:

– Ну пошли, разберемся, кто уполномочил тебя налоги собирать?

Макар взглянул еще раз на рэкетира и узнал его.

– Мужики! Это мой друг, одноклассник. Он всегда так шутит.

– И как же зовут вашего одноклассника.

– Игорь Титов, 48 школа, 10Б класс.

– Ладно Игорь Титов! Продолжай шутить и дальше! Только помни, не всегда повезет грабить одноклассников – и отпустили его. Игорь тогда страшно обрадовался. Они обнялись, вспомнили школьных друзей. Поговорили.

С Титовым он встречался потом еще раза три, когда уже работал на госпредприятии. Последний раз перед отъездом из областного центра Игорь отдал ему свою визитку со словами:

– Макар! В этом сложном мире добро нужно помнить. И еще надо помнить школьные годы. Я в своем царстве, а ты понимаешь где, уже далеко не последний человек. Будут проблемы – помогу если что! Звони, не забывай!

_____

На сигнал вызова почти сразу ответил хриплый знакомый голос:

– Я слушаю! Макар, дружище, здорово! Давно не слышал, как ты там на периферии? Обжился уже?

– Ну, вроде корни пустил. Да вот не все гладко, проблемка есть одна.

– А у кого их нет? Давай исповедуйся, что за грехи там у тебя?

– После смерти жены я тебе так и не звонил.

– Да я помню твою Машу. Прими мои соболезнования!

– Я это к тому, чтобы ты не удивлялся. Хотя моя проблема связана с одной девушкой, но это не то, что мог бы ты подумать.

– Говори, говори! Я хоть как пойму тебя…

– У меня недавно умерла мать.

– О! Еще раз мои соболезнования. Я же знал Ксению Ивановну. Царство ей небесное!

– Спасибо! Так вот она мучилась и лежала недолго – месяц с небольшим. Я тогда с большим трудом нашел для матери сиделку. Девочка с дипломом палатной медсестры, но у нее нет никого. Она детдомовская. Отец-алкаш оставил ей в наследство однокомнатную квартирку, за которую пять лет не платил. Девчонке все сети поотрубали. Устроилась было на работу, так и оттуда прогнали.

– Что ж она у тебя такая невезучая оказалась?

– У нее один недостаток. Зато не совсем обычный, не поверишь, она очень красива, в добавок прямая и вспыльчивая, как тигрица. Но простая и добрая. В общем очень и очень хорошая девочка.

– Когда хоронили мать, на кладбище она попалась на глаза Сёме Дикому. Знаешь у нас такого?

– Ну как же не знать вашего смотрящего! Тот еще гад, помню…

– Так вот, завтра потребовал передать ее лично ему в руки. Еще и деньги предлагает за нее, сволочь.

– Все понятно! Не переживай. Мы ему аппетит отобьем. На встречу можешь не ходить, его там не будет. В общем я все устрою. Тебя он теперь за версту будет обходить. Но за девочкой все равно присматривай…

– У меня к тебе тоже будет просьба не большая. Тут наше общество подсуетилось… В общем принято решение организовать у вас в стороне от большого центра что-то вроде клуба гладиаторских боев.

– Целю работы этого клуба кроме сбора денег за вход и от тотализатора будет подборка одного-двух наиболее выдающихся бойцов для продолжения их карьерного роста в нашем областном центре.

– Для этой цели к вам в город уже направлен наш специалист. Он подберет помещение, отремонтирует и сделает все, что необходимо. В этом плане он уже ведет у вас работу. Думаю, что еще максимум недели за две он вполне управится. И он же будет директором этого клуба.

Далее директор проведет всю подготовительную работу по организации работы клуба. Он должен будет организовать и отборочные бои, и основные, платные вместе тотализатором. Эти «соревнования», в кавычках, будут проходить в рамках вида спорта «Смешанное боевое единоборство (ММА)» – это официально. Неофициально – это будут бои без правил, максимально приближенными к спортивным состязаниям. Но это его проблемы. За это мы с него спросим. К тебе у меня такое предложение. Необходимо подобрать в вашем городе специалиста, который хорошо разбирается в самих боевых искусствах, чтобы можно было установить реальные способности одного-двух победителей ваших турниров, а именно:

– их профессиональные бойцовские качества;

– общефизическую спортивную подготовку;

– его психическое или психоэмоциональное состояние.

Твой специалист должен будет оценить бойца по первым двум категориям. Тебе же нужно будет проверить его по третьей категории и сделать общий вывод о пригодности его кандидатуры к нам в область для дальнейшего участия в боях на более высоком уровне.

Оплачивать эту работу будем из расчета по 400 баксов в месяц тебе и твоему специалисту. Но за каждого кандидата, направленного к нам для продолжения его карьеры после его короткой проверки и подтверждения нужных качеств у нас в области вам обоим будет начислена премия в сумме по тысяче долларов каждому.

– Хорошо! – сказал Макар. – Я подумаю. А если откажусь, ты в моей просьбе тоже откажешь?

– Да нет же, конечно, не обижайся! Твой вопрос, дружище, будет решен в любом случае в течении ближайшего часа. А о моем предложении думай! Сегодня пятница. Дашь окончательный ответ в понедельник. Договорились?

– Хорошо! – ответил Макар и попрощался с другом.

Проблема была решена, но разговор оставил в душе у Макара неприятный осадок:

– Да, эта категория людей безвозмездно не помогает. Если он там в области отвечает за поставку товарных бойцов, то конечно же ему нужна и даже очень, хоть какая-то страховка или гарантия их пригодности. Если что, будет на кого и стрелки перевести…

________

 

Глава 6. Клюшка

На следующем свидании с нотариусом Кира узнала, что нотариус проверил ее документы на соответствие указанному в завещании наследнику. Документы были в порядке. Нотариус также сообщила ей, что сделала запрос в английский банк для подтверждения вклада и размера депозита наследодателя. Одновременно она направила в этот банк заявление от Киры с просьбой произвести частичную выплату ей с депозита для оплаты расходов по вступлению в наследство. Также нотариус еще раз напомнила о необходимости выплаты пошлины за наследство в сумме 100 000 рублей в оставшиеся два из шести месяцев. Она заверила ее в том, что, как только Кира сможет оплатить эту госпошлину, а также оплату за ее услуги в сумме 2000 рублей, и банк подтвердит наличие указанного в завещании депозита наследодателя, она получит свидетельство о праве на наследство. По словам нотариуса, времени на оплату у нее остается уже меньше двух месяцев.

Был летний субботний вечер. Макар шел к гостинице в надежде на встречу с этой Клюшкой в том же месте сквера. Он присел на скамью, откуда неделю назад наблюдал за тренировкой воспитанницы Шаолиня.

На том самом аккуратно подстриженном травяном газоне никого не было.

Макар просидел на скамейке почти полчаса. Из гостиницы никто не выходил.

– Надо зайти узнать, а вдруг она уже уехала?

Киру он сразу заметил возле стойки администратора. Разговор видимо был неприятный. Клюшка пыталась уговорить администратора повременить с оплатой в ожидании обещанного нотариусом перевода из Англии.

Роман подошел к ним и стал позади девушки. Оказалось, что Клюшка уже была должна за проживание 2000 рублей. Роман достал из кошелька две тысячные банкноты и протянул их администратору.

– Возьмите, пожалуйста в счет долга этой девушки.

Администратор очень удивилась этому смелому поступку и обрадовалась деньгам даже больше, чем сама Кира.

Кира взглянула на Макара, поздоровалась, потом вдруг покраснела и поспешила высказать, словно извиняясь, слова благодарности:

– Спасибо вам большое! Я ведь вас совсем не знаю, потому никогда бы не решилась просить деньги у незнакомого человека. Я могла бы рассчитаться за гостиницу и даже уплатить немного вперед, но тогда бы у меня не хватило денег на обратные билеты в Китай. Эти деньги я боялась тратить, чтобы сохранить возможность обратного выезда. Вы не волнуйтесь, пожалуйста я обязательно верну их вам, обязательно.

– Меня зовут Макар. И я нисколько не беспокоюсь за возврат этих денег.

Могу я узнать ваше имя?

– Кира, – представилась девушка.

– Красивое имя и вполне под стать его хозяйке! Вы сегодня остались без своей разминки?

Щеки девушки снова порозовели:

– Да, уж! Сегодня было не до нее.

– Не хотите прогуляться до скверика? – спросил Макар.

Клюшка сразу же согласилась, и Макар почувствовал, что ей было приятно услышать это предложение. Девушка была очень симпатичной и постоянно краснела. Макар не думал о том, что он был первым русским парнем, с которым она познакомилась на родине своих предков.

Они прошли до конца сквера, и Макар предложил девушке присесть на скамейку, где до этого напрасно просидел в ее ожидании.

Они разговорились и не заметно девушка рассказало о себе даже больше, чем Макар хотел о ней узнать. Потом она спросила его:

– А как вы оказались в гостинице? Случайно или по делу?

– Нет, не случайно. Я искал одну девушку, стройную как кипарис, изящную и грациозную, как пантера.

Девушка снова покраснела:

– Вы явно преувеличиваете. Я не стою и половины ваших слов…

Макар еще раз обратил внимание на ее стеснительность.

– Добрая и простая, как и Гайка, – подумалось ему. – Только куда более спокойная и рассудительная. Но за этим спокойствием чувствовались скрытые, бешенные энергия и сила, аккумулированные у нее в этом таинственном Шаолине.

После ее рассказа он помолчал немного, переваривая ее информацию и обдумывая, как подойти к основному вопросу.

– Кира! – произнес, наконец, Макар. – Вы здесь по наследственному делу. Насколько я знаю, юристы считают наследственные дела самыми сложными из всего разнообразия их практики. Ведь у вас еще столько не ясностей впереди, например – могут вылезти наследники, имеющие право хотя бы на часть наследства, те же дальние родственники, потом иждивенцы: инвалиды, престарелые. Я к тому, что раз уж взялись за это дело нужно попытаться довести его до конца. Чтобы добиться этого вам не просто нужны деньги из банка для оформления наследства – вам нужен здесь источник постоянного дохода.

– Что вы имеете в виду, спросила Кира.

– Я имею в виду работу хоть временно, хоть постоянно. Не важно…

– Но ведь у меня нет никакой специальности. Кому я такая нужна?

– Вы нужны, очень нужны людям в этом мире, в этой стране, в этом городе. Нужен ваш талант, ваши знания и навыки боя.

Кира встала со скамейки:

– Я не продаю честь воина Шаолиня и не собираюсь сражаться ни на спортивных аренах, ни на каких-либо других площадках. Тем более за деньги!

Макар тоже встал. Он знал, что таким и будет ее первый ответ, ее непринятие самого боя, как спортивного зрелища и тем более как источника обогащения.

– Кира! Успокойтесь! Речь идет не об использовании вашего искусства, как зрелищного наслаждении. Вам никогда не придется принимать участия в каких-либо боях и даже в обучении и тренировках будущих бойцов.

– А для чего же вам тогда мои боевые навыки, сила и ловкость?

– Давайте присядем Кира, и я расскажу вам, что от вас потребуется!

Они снова присели на скамью, и Макар постарался как можно подробнее описать Клюшке ее обязанности по оценке перспективных боевых качеств потенциальных кандидатов для отправки в область на дальнейшее совершенствование и повышение рейтинга.

Кира выслушала, все что ей было сказано, немного помолчала, как бы обдумывая эти предложения. Потом произнесла:

– Не знаю, насколько может быть объективным мое мнение о том или ином кандидате, основанное на одном-двух проведенных боях? Потому и не совсем понимаю, за что буду получать эти деньги?

– Работать будем в паре. Вы оцениваете одну сторону кандидата – физическую, я другую – психическую. Ну как, согласны?

– Значит я не буду участвовать ни в каких боях?

– Разумеется! И я как гарант этого всегда буду рядом с вами.

Кира опять почему-то покраснела и тихо так сказала:

– Ну ладно, давайте попробуем.

______

 

Глава 7. Нотариус

Алла Евгеньевна Крылова работала нотариусом уже пятнадцать лет. Когда-то давно, еще в школе она познакомилась с Семкой Диким. Ей нравился отчаянный, крутой хулиган-второгодник Семка. Но тогда лишь нравился и не более того. А вот спустя шесть лет после школы, когда у нее на руках был диплом юриста гражданско-правового профиля, а Дикий вернулся из зоны после первой отсидки, став «уважаемым» в небольшом кругу городского полублатного хулиганья, у нее с Семкой завязался настоящий роман. Пока длились их пылкие отношения Алла прошла стажировку в нотариальной конторе, потом успешно сдала экзамен в Нотариальной палате и приступила к самостоятельной деятельности государственного нотариуса.

Возможно, что эта связь в дальнейшем переросла бы в брачные отношения, но Семка загремел на зону во второй раз и уже на более длинный срок. Конечно Алла не стала дожидаться «любимого» и через два года удачно выскочила замуж за владельца ресторана «Встреча». Семка же выйдя из зоны и вспомнив о более чем теплых чувствах к Алле ухитрился взять под свое крыло ресторан вместе с директором и его женой. Потом в этом ресторане он открыл что-то типа офиса для себя. Но скоро на воровском сходе в Областном центре он получил статус смотрящего в своем городе, прибрал к рукам воровской общак, прикупил небольшой двухэтажный особнячок на краю города и покинул гостеприимный ресторан. Но продолжал частенько наведываться в кабак, как в «родные пенаты», где ему всегда вынуждены были быть рады.

Алла Евгеньевна сразу же после первой встречи с бывшей монахиней из Китая носом почуяла жирный куш наживы. Она собрала все доказательства права Верхоглядовой на наследство и дождалась подтверждения из Лондонского банка о наличии депозита у наследодателя. Кроме того, оказалось, что покойный наследодатель кроме завещания оставил в банке и еще и завещательное распоряжение и также на свою двоюродную внучку. Копию этого распоряжения банк выслал нотариусу вместе с подтверждением наследственного депозита. Для уточнения суммы, необходимой наследнице по ее заявлению, банк затребовал копии проездных билетов от места жительства Верхоглядовой в Китае до места оформления наследства, а также оплаченные счета за проживание в гостинице. Счет на сумму 2000 рублей за услуги нотариуса банк принять согласился. Также банк затребовал у нотариуса реквизиты счета Верхоглядовой, заверенные нотариусом для перевода суммы денежных средств, необходимых для оформления наследства. Во все этой переписке не было сказано ни слова о необходимости уплаты госпошлины за наследство в сумме 100 000 рублей.

Сложив все эти документы в папку, она направилась в ресторан мужа на встречу с Семой Диким, с которым еще с утра дозвонилась и договорилась о встрече.

Сема Дикий давно уже не был похож на отпетого хулигана из воровского сериала. Он выглядел, как представительный сорокапятилетний коммерсант, смакующий гордое одиночество.

Алла протянула Семе руку, на которой Дикий изобразил что-то вроде поцелуя, пригласив ее присесть к нему за столик.

Сема заказал Шампанское и фрукты и приготовился услышать что-то страшно интересное, что пообещала ему бывшая возлюбленная.

Алла немного пригубила вино и начала свой рассказ. Сема слушал ее не перебивая. Он сразу понял, что сведения, переданные ему нотариусом, имеют для него весьма серьезный интерес. Десять лимонов «зелеными», всплывшие перед Диким просто из ничего внезапно дружески улыбнулись и подмигнули ему, пообещав возможную «житуху» в «загранке», о которой он раньше даже не мечтал, тем более на тюремных шконках.

– Как только договоришься с этой монашкой о наследстве и получишь от нее соответствующую доверенность – я сразу же выдам тебе на нее свидетельство о праве на наследство. Самое главное, я проверила, у нее нет никаких других претендентов даже на малую часть этого состояния. Так что препятствий по выдаче денег со стороны банка не будет. Как только получишь от нее доверенность – можешь смело лететь в Лондон. Кстати я затребовала от девчонки оплату пошлины за наследство – 100 000 рублей. Думаю, что она не узнает о том, что по налоговому кодексу с наследования банковских вкладов пошлина не взымается. Но я надеюсь кроме этой суммы еще на свои три процента от вклада?

– Да, да! Получишь, непременно! Гадом буду, моя дорогая! – у Дикого перед глазами все мелькал чемодан с «кирпичами» зеленых.

– Так ты уже давно и есть гад, – мелькнула в голове у Крыловой эта мысль, к которой она пришла еще лет десять назад, поняв какую мерзость представляет из себя ее бывший любовник.

– Сейчас, наверное, сидит и думает, как изловить девчонку и заставить ее подписать доверенность. Стращать и пытать готовится сволочь… Что он еще может?

– Значит, говоришь, у тебя все готово? Только заставить монашку доверенность подписать?

– Найдешь ее в гостинице. Номер 21. Верхоглядова Кира Витальевна.

Алла достала из сумки папку для бумаг:

– Я заготовила тебе три бланка доверенностей. Ей достаточно поставить свою подпись лишь на одном. Два даю в запас, может пригодятся…

Сёма решил действовать не откладывая.

_______

 

Глава 8. Макар

В понедельник вечером он позвонил Титу.

– Игорь! В общем я согласен с твоим предложением! Я нашел у себя в городе специалиста по боевым искусствам. Это девушка, но такая, что стоит нескольких мужиков! В общем мы с ней беремся помочь тебе в оценке пригодности для тебя местных кандидатов и представления полных профессиональных характеристик на этих бойцов.

– Макар, дружище! Не представляешь, как я рад, что у меня в клубе будут такие грамотные и квалифицированные помощники.

– Слушай Игорь! Мне нужны полные гарантии, чтобы такие, как Дикий и в мыслях не имели никаких претензий к девчонке. Устроишь?

– Без проблем! По всем каналам пойдет соответствующая инфа. Давай ее данные? Все ваши местные варяги за километр обходить будут твоего кадра. Отвечаю лично!

– Пиши! Верхоглядова Кира Витальевна, 18 лет. Девочка очень даже ничего!

– Макар! Она что у тебя в разведке служила с 10 лет что ли?

– С восьми лет! Ты же знаешь, акселерация современной молодежи летит невиданными темпами.

–  Ну ладно, ладно! Мне твоего слова за глаза хватает. Данные записал. Все сделаю, что просишь. Дальше слушай! Сегодня принял доклад от директора клуба. Здание готово.

Это бывший продуктовый магазин, который мы выкупили три месяца назад. Наш клуб, под названием «Зов фортуны», будет располагаться в этом здании. Под магазином раньше помещалось бомбоубежище районного типа. В этом бомбоубежище мы и разместили арену для боев, зрительный зал на 80 мест, раздевалку с душевыми, массажный кабинет – он же кабинет организации медицинской помощи, кабинет дежурного персонала. На первом этаже помещается офис клуба, мини-казино только для членов клуба, кафе-бар и небольшой спортивный зал с отдельным входом для отборочных состязаний. В этом зале за матовой стеклянной стойкой вы со своим специалистом можете незаметно наблюдать за отборочными боями. И этого помещения два выхода: один в спортзал, другой на улицу.

На самой же арене для вас имеется специальная закрытая кабина на два места, также под матовым стеклом, исключающим возможность разглядеть вас из зала.

Сейчас уже идет запись для отборочных боев. Их начало, как и открытие клуба состоится через два дня в субботу. Открытие клуба в 10-00 часов. Начало отборочных состязаний в 17-00. Вы приглашаетесь в клуб на открытие. Директор будет вас ждать. Он покажет вам все помещения и познакомит с дежурным персоналом. Значит поздравляю вас с зачислением в члены клуба и в его штат. Послезавтра у вас первый день работы. Наш контроль за работой клуба – в соответствии с планом селекторных совещаний, на которые вы можете быть приглашены в случае необходимости. Жду от тебя доклады о проделанной работе и готовности к передаче нам ваших кандидатов не реже одного раза в неделю. Еще раз поздравляю с началом совместной работы! Все, пока! Бывай здоров!

Макар решил, не откладывая, обрадовать Киру, сообщив ей о скором начале ее первой в жизни трудовой деятельности и поспешил в гостиницу.

Через полчаса он уже стучал в дверь ее номера. Девушка конечно же никого не ждала. Кира только что вернулась в номер, закончив свою традиционную разминку.

Увидев Макара она, как всегда снова покраснела, чуть слышно сказав:

– Проходите!

Макар поздоровался и прошел в номер. Это была небольшая комнатка, оборудованная санузлом, со встроенным шкафом для одежды, столом, двумя стульями, кроватью и стареньким телевизором на тумбочке. Холодильника не было.

– Это плохо, – подумал Макар.

Кира предложила ему чай или кофе. На столе стоял электрочайник. Макар попросил кофе и присел за стол.

Девушка включила чайник, достала из тумбочки казенные бокалы, несколько пакетиков Нескафе 3 в 1, сахар и печенье.

Макар стал рассказывать ей о скором начале работы и ее условиях. На лице девочки искрилась еле заметная улыбка. У него было чувство, что Кира в основном смотрит на него и почти его слушает.

– Похоже, девочка оказалась больше рада его приходу, чем известию о работе. Вот черт! – подумал Макар. – Не хватало ей только влюбиться в меня!

А может показалось? Зачем я ей? И потом разница в возрасте – чуть не в два раза!

Потом он предложил ей:

– Может ради такой приятной новости стоит перейти на «ты»?

– Вы можете говорить мне так, как вам нравится, я же смогу обращаться к вам только на «вы».

– Кира, милая, оставляю за тобой право перейти на «ты» в любое время, хорошо?

Девушка кивнула головой. Макар устал считать, сколько раз за этот вечер ее щеки вспыхивали ярким румянцем.

– Ну что же, сказал Макар, я вижу, что ты довольна. Хочу поздравить тебя со скорым началом нашей совместной работы. Послезавтра в 9-30 утра я заеду за тобой. В 10-00 нас будут ждать на открытии клуба.

– Да вот еще что…Возьми вот это, – и он протянул ей новенький недорогой мобильник, который сегодня купил в киоске Евросеть специально для Киры. Это рабочий инструмент, даю тебе его на все время нашей работы. Без этой связи нам теперь нельзя. Пользоваться умеешь? Она кивнула головой.

– Все равно, чтобы не запоминать, клавиша 5- это быстрый набор моего номера. Нужно просто нажать на клавишу и держать ее нажатой пока не пойдет сигнал вызова. Я всегда отвечу тебе! Поняла? Послезавтра едем на работу?

– Она снова кивнула головой, опустила глаза и опять чуть слышно произнесла:

– Хорошо! Я буду вас ждать…

– Плохо дело! – подумал снова Макар. –Девочка точно ко мне не равнодушна! Уж не потому ли она согласилась на эту работу, которая наверняка, идет в разрез с нравственным кодексом Шаолиня?

_____

 

Глава 9. Дикий

Из ресторана Дикий сразу уехал домой в свой особняк. Его дом располагался в коттеджном поселке на самом краю города, практически уже в лесу. Весь вечер после встречи с Аллой и половину следующего дня он метался по всем комнатам с первого этажа на второй, то и дело выбегая на улицу, кидаясь к своему Лексусу и пытаясь куда-то уехать, пугая своего мордоворота-телохранителя, по кличке Рамзес и сторожа, пожилого щуплого дагестанца по имени Аслан, означавшего с арабского – Могучий Лев.

Дикий никак не мог решить сложную задачу с двумя неизвестными:

– где лучше встретиться с этой монашкой;

– как убедить ее выдать ему доверенность на ее наследство.

В конце концов, он пришел к выводу, что обмануть ее точно не удастся. Алка, сс…а, ей все давно расписала и у девчонки уже сложилось убеждение в том, что она сама сможет поехать в Англию и получить деньги.

Оставался только один вариант – вытащить ее из гостиницы, привезти сюда и заставить подписать эту доверенность. И хоть дело склонялось к ночи, шел девятый час вечера, Сёма решил не откладывать. Да и наступающая темнота была только на пользу дела.

– Рамзес! – рявкнул он чуть не на весь лес.

– Я здесь, – вытянулся откуда-то, как из-под земли, его правая рука.

– Срочно вызови сюда Бобра, Гвоздя и Гирю! Всех троих, срочно!

_______

Бобер и Гиря примчались на «четверке» через полчаса. Минут через двадцать притопал Гвоздь, обитавший в доме у своей крали в получасах ходьбы от особняка.

– Значит так! – начал свой инструктаж Дикий. – Надо без шума и пыли вытащить из гостиницы одну девку и как можно быстрее привезти сюда. Сделать все аккуратно, что б не припереть на хвосте мусарню. Вытащите ее на улицу, потом – один на стрёме, двое на руки и в машину. Тебе понятно, Гиря? Чтоб тихо все было, я тебе говорю! У девки чтоб ни синяка, ни царапины! Башку откручу, если напылишь, как в тот раз! Понял, скотина?

У тебя видок более-менее. Зайдешь один к дежурному администратору и попросишь передать в 21 номер, что ее хотят видеть родственники Верхоглядова Георгия Сергеевича, и что они будут ждать ее в сквере на лавочке возле гостиницы.

– Да ясен пень! Все путем будет!

-То-то! Пойдете на машине Бобра. Телегу засветите – бросайте сразу! Пошли! Ни пуха…

Трое отморозков рванули в город с помпой газанув мимо «положенца».

Старшим был Гиря. Это был крутой тяжеловес под метр восемьдесят и весил больше ста кило. Он мог уложить среднего человека с одного удара.  Бобер и Гвоздь выглядели куда скромнее, но были намного злее Гири, искусно владели ножами, в любой потасовке не боялись и не жалели никого.

В это время запел вызов мобильника. Он сразу узнал номер и нажал клавишу приема вызова. В мобильнике прозвучало:

– Алло, Дикий? Будешь говорить с Титом!

Потом Дикий услышал голос Титова:

– Слушай внимательно, Сёма! Я уже говорил тебе, чтоб ты не касался всего, что связано с именем Макара Зинцова.

– Об чем базар? Я помню, Тит и про него, и про девку его.

– Так вот, завтра открытие клуба «Зов фортуны». Я знаю, ты в числе приглашенных. Еще раз напоминаю, тебя пока нет в списках членов клуба. Значит вход будет платный, пока. Самое главное, чтоб ты знал и помнил:

Зинцов Макар и его помощница – Верхоглядова Кира Витальевна – члены клуба и его ответственные работники. Твоя задача – обеспечить их охрану. Чтобы никто в их сторону и тявкнуть не смел. Смотри!  Не справишься – землю жрать будешь!

Тит окончил разговор. Лоб Дикого покрылся испариной. У него и так отношения с Титом были не сахар, а тут еще и этот бойцовский клуб… Дикий знал, что «Зов фортуны» – полное детище Титова. Его идея, его вложенные бабки, полный респект и уважуха всего «общества» в области.

Но в его тупой голове опять заулыбались десять «лямов зеленых». И они перетянули страх перед авторитетами. В голове опять заиграли мыслишки:

– Привезу бабу, выбью подпись, потом … лес большой, закопаю. Пацанам отстегну немного, объясню…Будут молчать. А если что – рядом положу, всех троих. Бобров и Гвоздей на мой век еще хватит! А за «косяк» Титу объясню, что не успел, что поздновато его звонок прокатил…

Машину оставили на самом краю дороги у сквера. Метрах в двадцати Бобер и Гвоздь сели на лавочку. Гиря надвинул чуть не на самые глаза бейсболку, отряхнул джинсы от семечек и двинулся к гостинице. У окошка администратора никого не было. Дежурная пила чай. Он немного наклонился к окну и попросил передать для Вехоглядовой Киры из 21 номера, что ее хочет видеть родня Верхоглядова Георгия Семеновича и ждет в сквере возле входа.

– Узнайте, пожалуйста будет она встречаться с родственниками, ждать ее или нет?

– Администратор позвонила и передала все, что просил Гиря. Потом улыбнулась и сказала, что Кира Витальевна сейчас выйдет на улицу.

Небо затянули серые тучи. Стало темнеть. Уже накрапывал мелкий дождь, когда Кира вышла из гостиницы. Она сразу заметила троих мужчин, ожидавших ее на лавочке. У бандитов еще была возможность пусть не поймать Клюшку, а хотя бы задержать, схватив ее за руки с двух сторон. Да, если б они знали – кто эта слабая на вид девчонка, которую и девушкой-то назвать еще рановато, все было бы по-другому. Но привычные наглость, развязность и самоуверенность сыграли с Бобром и Гвоздем очень плохую шутку. Встав с лавочки оба бандита не спеша и с «понтом» пошли к девчонке, картинно покачиваясь из стороны в сторону и пытаясь сразу запугать ее своим крутым видом и злобным смехом:

– Тебя как, на руках прокатить или сама в телегу запрыгнешь?

Клюшка остановилась в трех метрах от них, не совсем понимая, что хотят от нее эти люди?

– Что вам нужно? –хмуро произнесла Кира, почувствовав идущую от этих негодяев волну злобы и ненависти.

Гиря понял, что девка не из трусливых. На показную крутизну Бобра и Гвоздя она даже не обратила внимание.

Мордоворот тоже встал со скамейки и сделал три быстрых шага к девчонке, злобно рявкнув на нее:

– Лезь в машину, стерва, если жить хочешь!

Клюшка сделала шаг навстречу бугаю и, вытянувшись в прыжке, нанесла в горло Гире быстрый как молния страшный удар сжатой в стрелу ладонью. Гиря захрипел, изо рта показалась кровь, и он как подкошенный рухнул головой прямо на бордюр тротуара, выступавший над газоном сквера. Бобер и Гвоздь остановились и с ужасом смотрели, как вокруг головы мордоворота Гири расплывается лужа крови. Потом в руках у них обоих Клюшка увидела ножи, выставив которые бандиты осторожно двинулись к ней с двух сторон. Как только расстояние между ними и девушкой составило около двух метров, Кира высоко подпрыгнула вверх, перевернулась в воздухе через голову и мгновенно раздвинув ноги в шпагате нанесла обоим бандитам два удара в лицо. Кровь из сломанных носов залила им лица. Бандиты остались лежать без сознания.

Кира чуть успокоилась, но в растерянности не знала, что теперь делать. Вспомнив про мобильник, она достала его из кармана джинсов и нажала на пятую клавишу.

Макар! – голос у нее дрожал. – На меня возле гостиницы напали трое бандитов. Одного я кажется убила. Двое – без сознания на земле. Я не знаю, что мне делать, Макар?

– Спокойно, Кира, милая! Кто-нибудь из прохожих видел этот конфликт?

– Кажется никого поблизости не было. Уже темно, идет мелкий дождь…

– Иди к себе в номер, забери все свои документы и ничего не говоря уходи из гостиницы. Будешь идти по дороге в сторону телевизионной башни. Разберешься?

– Да, я вижу ее огни!

– Иди быстрее в номер, забирай документы и вещи. Будешь идти постарайся сделать непринужденный вид, чтобы не обратить на себя внимание. Минут через пятнадцать я подберу тебя на машине.

_______

Минут через десять Бобер и Гвоздь очухались. Добрели до машины. Там всегда лежала пятилитровая канистра с водой. Кое-как они смыли с себя кровь.

– А что с Гирей делать? – пробурчал Бобер.

– Что, что… Нельзя его здесь бросать.

– Так он уже того… кони двинул! С его тушей… башкой об бордюр с двухметровой высоты, мозги наружу…

– Давай его в машину. Привезем Дикому подарочек. Пусть решает.

– Слушай Бобер! Ты как хочешь, а я завязываю с Диким. Давно уже хотел. Сволочь он. И в области у него терки кое с кем.

– Я тоже слыхал. Говорят,Тит его недолюбливает.

– Это, считай, кранты ему скоро…

Они с трудом доволокли мертвого бугая до машины и кое-как запихнули в багажник.

______

Дикий никак не мог дождаться своих посланцев.   Наконец ему надоело бегать из угла в угол по комнатам, и он вышел на улицу. Было уже темно. Шел мелкий дождь. Рамзес вынес и разложил для него зонтик. На повороте дороги к его дому мелькнул свет фар. Семка отослал Рамзеса.

Четверка Бобра подъехала к дому. Из машины вышли двое. Грязный и помятый вид «шестерок» вызвал уДикого недоброе предчувствие.

– Девка где? – рявкнул он.

Вместо ответа Бобер и Гвоздь подошли к багажнику и выбросили из него под ноги «положенцу» тело Гири. – Это что? – снова заорал Дикий. – Где девчонка, я спрашиваю?

– Слушай, Дикий! Мы честно пахали на тебя четыре года. Но каждый год мы все больше были в непонятках. Казалось бы, твои дела должны больше тянуть в гору, а работа наша – безопаснее и проще. В натуре же все наоборот. Вот и Гиря «ласты склеил». Все потому, что ты ничего не готовишь, гонишь нас напролом. А мы моложе и здоровее не делаемся. В общем перетерли мы с Гвоздем и решили завязать с твоими делами…

– Да что там у вас случилось? Что с Гирей?

– Что, что? То, что и должно было быть…Баба эта – не баба, а тигра … Зверюга, та еще…Ладно живых нас с Гвоздем отпустила. Гирю она первого вырубила, потом нас. Вот, из-за тебя и дурканулись мы.

В общем уходим, да и портреты лечить теперь надо…

Они бросили у Дикого машину и ушли пешком. Рамзес с Асланом уволокли тело Гири в сарай.

Дикий задумался. Да, значит не зря Тит ее в клуб взял. А я ведь там в клубе, да и за клубом впрягаться за нее с Макаром должен, от таких же вот Бобров. А если сдадут они его Титу, даже просто болтанут где ни надо. Тут не то, что землю жрать заставят, а в асфальт закатают или свиньям скормят. Надо от них…

– Рамзес, – позвал он, – топай ко мне. Возьмешь с собой «дуру» и лопату. Догонишь этих двоих. Сейчас темно…Тихо положишь обоих и просыплешь…Осторожнее там. Они оба классные «писари» … Понял?

– Все сделаю, хозяин.

Рамзес заскочил в сарай, взял с собой двуствольный обрез и лопатку и скользнул в темноту.

Потом Сема вспомнил про нотариуса:

– Алка, стерва! Ни слова не сказала мне… Монашка, блин… Я те завтра предъяву выкачу, зараза!

______

На следующий день в 9-00 утра он уже был в офисе у Крыловой. Посетителей еще не было. Помощница нотариуса уже что-то строчила на машинке.

– В 10-00 открытие клуба. Успею – подумал Дикий и открыл дверь с табличкой «Нотариус».

– Ты что же сс…ка ни слова не сказала, кто эта девка? Какая она тебе монашка? Она ГРУ- шница! Гирю с одного удара положила. А он – метр восемьдесят и больше центнера туша…

Грозный вид Семы смутил Аллу.

– Я же тебе сказала. Она не монашка, а монахиня из Шаолиня. Ты что не в курсе, что это на весь мир известный монастырь боевых искусств?

– Черт! Как это я мимо ушей пропустил!

– Вот именно, чертики у тебя в глазах запрыгали и уши халявными долларами заклеили.

– Что теперь делать – ума не приложу. Вдобавок общество мне ее охрану поручило.

– Значит говоришь, положила мужика? И что насмерть?

– Сразу «кони двинул»!

– Эх ты дурень! Как был дурак, так и помрешь дураком…

– Но ты, потише! У нас за такой базар и бабы гнутся…

– Слушай меня, бабу глупую! Можно сказать – повезло тебе! Ведь сейчас ее и прижать можно! Она теперь все деньги тебе отдаст. Сама и еще спасибо скажет! Ведь она же со вчерашнего дня под статьей ходит. Минимум 8 лет ей светит, даже за превышение самообороны. Тем более, она – боец, причем ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ боец и даже высокопрофессиональный…

У Дикого закружилась голова от полученной информации.

– Алка, подруга, у тебя ни голова, а дом советов. Я рассчитаюсь, век воли не видать!

– Да, уж! Теперь с тебя 5%, не меньше. Только все организовать нужно по уму. Может и ментов привлечь.

Дикий выскочил за дверь, прыгнул в свой джип и помчался в клуб.

 

Конец первой части

36
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments