Исповедь

крест фото

Бог для меня один, Он един для всех, и это не Иисус, Будда или Кришна. Бог – это то, что возникает между двумя людьми во время внутреннего контакта: открытость, искренность, приятие, доброта, сострадание и любовь. Человек соткан из противоречий, и, чтобы разрешить их, нужно найти внутренний источник любви, потому что Царство Божие внутри нас. Но ценой этому может быть одиночество.

Предисловие

Этот рассказ – моя попытка изложить свою историю пробуждения мистической силы, которая в разных традициях именуется по-разному. В Индии она носит название «кундалини». События, которые читатель увидит в этом рассказе, имеют специфический характер. Имена и фамилии людей не изменялись.

Глава I

Мое путешествие в мир «высших смыслов» началось с момента моего рождения, а вернее – за несколько дней до рождения. Беременность моей мамы Нины протекала сложно. Поскольку я был первым ребенком в семье, она не знала, как поступить, когда ей сказали, что пуповина намоталась вокруг шеи ребенка и он должен родиться мертвым. Конечно, у мамы были переживания, разные мысли по этому поводу, но произошло чудо: за две недели до родов я перевернулся в животе и размотал пуповину. Думаю, это было первым сигналом свыше, указывающим на то, что мне суждено было обязательно родиться!

В возрасте 12 лет я отчетливо помню тот момент, когда отец показал мне маленькую икону Христа. Это была первая встреча с Богом в детском сердце. Слово «Бог» уже в этом возрасте имело для меня мистический смысл, но в тот момент осознания этого не было, осмысление пришло гораздо позже, спустя 20 лет. Ребенком я рос активным, но слабеньким. Часто простывал, и маме приходилось со мной возиться. В школе я интересовался баскетболом, и лет с 13 начал в него играть. В общем, это были обычные подростковые интересы, но тяга к таинственному уже была передана моей душе, – как я теперь понимаю, из прошлых воплощений. Интересно, что в том возрасте по телевизору показывали передачи про йогов. Мое богатое воображение заставляло садиться меня напротив иконы Христа, скрестив ноги, и с закрытыми глазами я представлял, как соединяюсь с космосом. Конечно, частично это было плодом моих детских фантазий и впечатлительности, но «закваска» и интерес к этому находятся в глубинах моей души.

В 14 лет меня перевели в лицей, где углубленно изучалась математика. Судьба вставала на твердые рельсы понятной и предсказуемой жизни. Я должен был поступить в университет. В лицее у меня произошло знакомство со своей будущей женой Анной. С нее и начинается вся моя история. Мы начали ходить вместе в Свято-Троицкий храм каждую субботу. Приходили днем, молились. Храм был далеко от дома, поэтому приходилось ездить на автобусе, но после молитвы мы прогуливались по парку. Девушкой она была сдержанной, бедной на внешние эмоции, мало говорила, но мы любили друг друга, поэтому были вместе. Ее мать Светлана Геннадиевна увлекалась магией. Это было ее хобби, но на тот период времени я был далек от всех этих материй и не придавал этому значения. Я верил в Бога, и он жил для меня в храме.

Три года в лицее пролетели как один день. Насыщенная событиями школьная жизнь плавно подходила к своему завершению. Это были хорошие, искренние годы юношеской дружбы с интересными парнями и девчонками. Я сдал вступительные экзамены в университет. Началась студенческая жизнь. Первые два курса мне показались скучными и трудными, потому что продолжались общеобразовательные предметы. На третьем курсе я пришел на кафедру и погрузился в научную работу. Мы поженились с Аней. Отец у неё был обеспеченным человеком, и нам купили двухкомнатную квартиру в соседнем подъезде. Все условия для активной научной деятельности были для меня созданы, не надо было думать о куске хлеба, и на четвертом курсе университета я выиграл программу DAAD Леонарда Эйлера. Следующий год я писал научную работу для немецкого института. Это был 2000 год. Все было хорошо.

В январе 2001 года, в один из дней, я проснулся – и стал другим человеком. Из активного, жизнерадостного парня превратился в загнанного волчонка. Долго не мог осознать свое состояние. В спальне, около кровати, на тумбочке у меня располагался маленький иконостас. За январь месяц я закапал его воском и залил слезами. В голове шумело, как в самолете, была постоянная слабость и усталость, даже после сна, высокая степень нервного напряжения. Трудно было сконцентрироваться на изучаемом материале, а его было много, и это стало большой проблемой. При этом не мог общаться с людьми, когда смотрел им в глаза, чувствовал резкую боль в центре лба и в средней части груди, поэтому мне постоянно приходилось смотреть вниз и отводить глаза. Отношения с женой стали напряженными. Я не мог долго находиться в ее присутствии, потому что ощущал постоянные боли. Если с посторонними людьми боль возникала только в моменты активного общения, то с Аней это было постоянно.

В июле 2001 года я собрался лететь в Германию – надо было защищать научную работу, над которой трудился весь год. С университета собралась группа – нас было 6 студентов, а также два профессора. Мы приземлись во Франкфурте и дальше добирались на автобусе до Ульма. Пока мы ехали, я разглядывал красивые немецкие пейзажи. Особенно запомнились аккуратно подстриженные поля, ветряные мельницы и дома с солнечными батареями на крыше. По приезде в Ульм нас встретил немецкий профессор – господин Шроер. Немного потолкавшись в международном отделе, мы поехали в общежитие, где я должен был прожить месяц, пока защищал работу. Комнату мне выделили просторную, но радости от пребывания в ней не было – мое состояние угнетало меня.

Следующие несколько дней были ознакомительными – и с городом, и с местным университетом. Я понял тогда, насколько наш уровень жизни отстает от западного. Многие вещи вызывали у меня удивление: от датчиков в общественных туалетах, которые автоматически смывали воду – до уровня технического оснащения лабораторий. Расположенный в центре Ульма лютеранский собор Мюнстер устремлялся своими острыми крышами в небо, а маленькие турецкие забегаловки придавали этому уютному городку особенный колорит. В одном из таких заведений нам давали бесплатный чай, потому что хозяин считал меня своим родственником, хотя я больше похож на индуса, чем на турка. Мы пользовались гостеприимством, грелись кружкой сладкого чая в дождливую погоду, заедая все сочным люля-кебабом.

Следующие две недели немецкая сторона слушала наши доклады. Моя научная работа, связанная с построением математической модели состояния нагрузки свинцового аккумулятора, показалась им интересной, потому что я установил линейную зависимость между параметрами процесса, в то время как немецкие коллеги искали решение в классе нелинейных уравнений. Простота и эффективность моего способа существенно сокращало издержки на техническое исполнение уже непосредственно в датчике. После защиты у нас оставалась еще неделя до возвращения домой. В отделе международных отношений мы познакомились с итальянцем Фернандо и немцем Франком, которые предложили нам снять автобус и съездить в Италию.

Мы мчались по дорогам, разделяющим Германию и Италию, а на вершинах Альп лежал снег. Природа этих мест напомнила мне родную сибирскую тайгу. Остановившись в маленьком городке, мы зашли в какую-то кафешку, где темпераментная итальянка, размахивая руками и что-то объясняя, налила мне чашку экспрессо. К вечеру добрались до Венеции, которая была целью нашей поездки. Красивый морской город принял нас со спокойным настроением, потому что в этот период времени был не сезон. Пахло затхлой водой, а на площади Сан-Марко в удобных пластиковых креслах сидели одинокие туристы. Прогуливаясь по узким улочкам, мы зашли в местную кафешку, заказали итальянскую пасту, пиццу и бутылочку вина. Настроение у всех было хорошее. К вечеру нужно было возвращаться назад. Ближе к ночи ребята остановились в курортном городке Ясоло, расположенном на Адриатическом море. Искупавшись и посидев у костра на песчаном берегу, мы уснули под теплым открытым небом. Вернувшись в Ульм, я стал собираться домой. Прощание с немецкими коллегами было теплым. Мне дали рекомендательное письмо для поступления в их университет.

Я вернулся в Красноярск. В аэропорту меня встретили родители и Аня. По дороге домой в машине, обняв жену, я почувствовал резкую выматывающую боль в области промежности, в груди и в лобной части головы. Прежняя усталость накатила на меня с еще большей силой. Находиться рядом с Аней было для меня невыносимо. Следующие полгода я провел, что называется, на две квартиры. Когда душевные силы заканчивались и находиться рядом с женой мне было трудно, приходилось уезжать ночевать к родителям. Мы больше не любили друг друга.

Закончив магистратуру, я начал искать работу. На тот момент времени на базе красноярского алюминиевого завода компании «Русал» был создан инженерно-технологический центр, цель которого заключалась в развитии научно-технического потенциала компании. В него начали активно стекаться научные и технические силы из Москвы. Рекомендательное письмо профессора Шроера сыграло огромную роль при собеседовании и очень помогло мне устроиться в этот центр.

В 2003 году мы развелись с Аней. Но моё самочувствие лучше не стало: я постоянно находился в себе. Сил хватало только на работу. Аня не задавала мне вопросов, что со мной происходит, просто однажды пришел момент, когда она сказала: «Нам надо расстаться». У меня не было никаких эмоций, кроме чувства привязанности, но и оно быстро прошло. Душевно я был давно измотан, моя нервная система стала похожа на оголенные провода высокого напряжения. Единственное чувство, которое пришло из глубин моего сердца, – это безумное одиночество. Чтобы заглушить его, я стал знакомиться с девушками. Эти встречи сильно выматывали меня, при этом интимных отношений ни с кем не было, но приходилось что-то говорить, играть роль, а на это не было сил. С новым внутренним состоянием, которое пришло ко мне 2 года назад, добавилась очень важная особенность: я перестал носить маски, на это просто не было жизненной энергии. Я стал уязвимым и очень ранимым, когда любое жесткое слово отдавалось болью в моем сердце и вызывало психосоматические реакции.

Спустя полгода после развода на меня нахлынули воспоминания о моей первой любви – Рите. На тот момент она жила в Тель-Авиве. К моему удивлению, она обрадовалась моему звонку, а узнав о том, что я развелся, захотела ко мне приехать. Наша встреча в аэропорту Красноярска была искренней, но теплоты в ней не было. Мы приехали на съемную квартиру, в которой прожили последующие 4 месяца. В этом же 2003 году я женился во второй раз. Любви между нами не было, но оба пытались заткнуть дыры собственного одиночества.

Работа в «Русале» шла полным ходом: у меня появилась новая семья, а с ней и новые задачи. Это покупка квартиры и машины. Рита устроилась работать менеджером по рекламе, а я поступил в аспирантуру, потому что понимал, что для заработка больших денег в компании, мне нужна ученая степень. Моя нагрузка увеличилась в разы, и моя неравная система медленно сгорала в хаосе душевной агонии. Рита была женщиной холодной, алчной и озлобленной на мужчин, но на тот момент в ее глазах я был успешным молодым человеком. Поддержки и тепла от нее в мой адрес не было никогда.

Мое состояние продолжало угнетать меня. Мама нашла мне целительницу, причем жила она рядом с домом моих родителей. Такие люди были для меня за завесой таинственности. Я думал, что это неземные создания, находящиеся на службе у высших сил. Отчасти в этом была правда. Нина Васильевна принимала строго в определенные дни и часы. Я пришел к ней домой. Она посадила меня в дверной проем и начала молиться, при этом держа над головой чашку с водой, в которую вылила воск. Она сказала, что на мне застарелая порча, надо походить на лечение, но при этом ударила меня сзади по спине в области сердца и сказала: «Вот это место у меня не получится исправить». Я не обратил на это никакого внимания, потому что все, что происходило было похоже на сказку. В течение следующих трех месяцев я приходил к ней. Мое состояние не стало легче, наоборот пошла волна обострения. Работать и общаться с людьми стало еще сложнее. Рита видела, что со мной происходит. В Израиле она занималась разными духовными практиками, в том числе рейки. Для меня это все было за гранью понимания. Рита накладывала на меня руки, что-то шептала и я проваливался в сон. Не придавая этому никакого значения, я продолжал работать и жить.

Однажды около дома бабушки жены у меня произошла встреча с одноклассником Виталием. Он жил неподалеку. Встреча была теплой. С этого момента началась наша дружба. Он стал приходить к нам в гости, и мы общались. Я рассказал ему про свои внутренние проблемы, и он предложил мне съездить к мастеру цигун и у-шу Белобородову Александру. Это была моя первая встреча с мастером. Мы приехали на поляну острова «Ярыгина». Пришли несколько парней. Мастер показал мне упражнение, которое позже я узнал уже как «сурья намаскар». Он не произвел на меня никакого впечатления. Мы ни о чем не говорили, и у меня не возникло желание прийти к нему еще раз.

В 2005 году я защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата технических наук. Моя работа по созданию системы управления печью прокаливания кокса на базе математического аппарата нейронных сетей показала хороший экономический эффект. Я получил патент на изобретение, и руководство компании обратило на меня внимание. Мне стали давать интересные денежные проекты научно-исследовательского характера. Карьера шла в гору. Мы купили квартиру в бизнес-районе Красноярска.

Моя следующая встреча с целителем была очень необычной. Это оказался митрофорный протоиерей Георгий Персианов. С ним меня познакомила моя мама. Батюшка принимал в офисе, отдельно от храма. Я пришел к нему, он помазал меня и сказал фразу, которая перевернула всю мою жизнь: «Копи денежки по копеечке». За несколько дней до этого Нина Васильевна снимала порчу на деньги. Я понял, что это настоящая игра высших сил, и больше у знахарки не появлялся.

Мы решили сделать ремонт в нашей квартире. В соседнем подъезде жила подруга жены, муж которой занимался ремонтом. Иван был моего возраста. Он пришел к нам домой посмотреть фронт работ. Мы познакомились. Он рассказал, что занимается у-шу, но на тот момент я не придал этому значения, хотя уже начал интересоваться эзотерикой. В этот же период я обращался за помощью в центр «Коляда» к Андрею Ярмоленко. Он сделал мне диагностику ауры на приборе и определил, что у меня проблемы на анахате и аджне. У меня в памяти всплыл эпизод с Ниной Васильевной, которая стукнула меня по спине в области сердечной чакры и сказала, что не сможет это исправить. Прибор не врал.

Мы сидели, пили чай с Иваном у нас дома. Он рассказывал про тренировки, и я спросил, к кому он ходит. Мое удивление не знало предела, когда прозвучало имя Белобородова Александра или просто Сеича. У меня возникло желание сходить к нему, потому что он работал с энергией. Моя вторая встреча с мастером оказалось переломной в жизни. Я пришел в школу на тренировку. Он подошел, посмотрел на меня, хитро улыбнулся и сказал, что у меня проблемы на анахате. Это вызвало восторг, потому что то, что Андрей определял по прибору, этот человек просто видел. Я остался на тренировке, и с этого момента началось мое погружение в мир духовных практик.

В 2007 году у нас родилась дочь. Мы назвали ее Алена. Это было, безусловно, событием в нашей жизни с Ритой, но ребенка мы не планировали – и Аленка пришла как-то неожиданно. Жена пошла в декретный отпуск. Я больше не мог тянуть проекты в «Русале», просто не хватало жизненных сил, потому что с рождением Аленки начались бессонные ночи. Я уволился из компании и устроился работать на маленький частный завод «Termit», ООО «Технологъ». Пришлось приобрести новую профессию инженера КИПиА, потому что на рынке труда Красноярска научные сотрудники не были востребованными.

Я продолжал ходить на занятия к Сеичу. На одной из таких тренировок он предложил поставить мне в ухо иголки. Было интересно испытать на себе китайскую медицину. Я сел на скамейку и вдруг начал терять сознание. Неожиданно для себя перенесся в Америку, в какой-то парк, где отдыхало множество людей. Было шумно. Я посмотрел на здание, на крыше которого развивался американский флаг. В следующий момент оказался на огромной поляне в лесу, где вокруг меня водили хоровод люди в белых одеждах. Головы у них были покрыты венками из ромашек. Они пели песни. Все смеялись. Я начал приходить в сознание. Мастер стоял около меня и не давал упасть, при этом давил пальцем на место под носом, от чего у меня была пронзающая боль во всем теле. Вокруг меня собрались все ребята с тренировки. Через несколько минут я полностью пришел в себя. Сеич начал вытаскивать из меня иголки. Они почернели и изогнулись. Это был мой первый опыт на пути к пониманию, что энергия влияет на материю. На следующей тренировке мастер сказал, что мне надо ехать в Китай, он помочь не сможет, но там помогут. Занимаясь три раза в неделю, я делал еще солнечные кольца в обеденный перерыв на работе и дома на кухне, иногда привлекал к занятиям свою жену. Спустя месяц после того, как я начал ходить к Белобородову, на одной из тренировок он подошел ко мне и сказал, что ехать в Китай не надо, пробудилась моя кундалини, будет сложно, но я справлюсь, при этом мастер произнес загадочную фразу: «Господь пророков выбирает сам». Тогда у меня не было осознания, что за трансформация со мной произошла. Какая великая сила обратила на меня внимание. Спустя время я понял, что закон синергии никто не отменял и что Божья искра рождает в человеке то состояние, которое преображает и меняет его изнутри.

На тренировках, выполняя упражнение «столб», я чувствовал, будто ветер касается моего тела. Мне хотелось смеяться и переполняло чувство радости, счастья, умиротворения. У меня возник вопрос: «Что со мной происходит?». Мастер ответил, что это энергия. Подобные состояния я испытывал еще несколько раз. Симптомы, которые меня мучали уже 7 лет начали проходить. Мое душевное состояние становилось лучше, и я думал, что прикоснулся к чему-то великому. Тщеславие захватило меня. Я переживал моменты упования собственным величием.

Глава II

На заводе у меня возникли напряженные отношения с главным энергетиком, и мне пришлось уволиться. Я долго не мог найти работу, поэтому сидел дома, помогал жене и ходил на тренировки. Однажды мы собрались всей семьей в сберегательный банк, который находился не далеко от нашего дома. Рите нужно было сделать перевод. Народу в банке было много. Она пошла в кассу, а мы с Аленкой сели за столом, где заполняли квитанции. Следующий момент был роковым в моей жизни. Ко мне подошла пожилая женщина и попросила выписать из книги оплаты за городские телефоны сумму, которую необходимо ей заплатить. У меня возникло смутное чувство тревоги. Я нашел и выписал сумму. Она посмотрела на листок, потом на меня и возбужденно сказала, что желает мне хорошую невесту и здоровья, при этом жена стояла рядом, а ребенок был на руках. Я сильно удивился. Рита не обратила на это никакого внимания и пошла платить дальше. Женщина села рядом со мной и произнесла фразу: «Что делать еще бабушке на пенсии?». После этого меня качнуло, как будто на мгновение я потерял сознание. Мы вернулись домой. Бабушка жены Елена жила в этом же подъезде, этажом ниже. Мы снимали ей квартиру, чтобы она была рядом. Я позвонил к ней. Она открыла дверь и со злобой произнесла: «Тебе нужны только деньги от моей внучки». Меня это сильно удивило, потому что с ней мы никогда не ругались. В этот же день я начал чувствовать столб воды над головой. Он качался надо мной и уходил куда-то высоко в небо. Я был в напряжение и решил съездить к мастеру, рассказать про новое состояние. Приехав к нему домой, мы сели за стол, и за кружкой чая он спросил: «Что говорила тебе женщина в банке?». Это удивило меня, потому что я еще ничего не говорил ему про эту странную встречу. После того как он услышал мой рассказ, мастер произнес не менее загадочную фразу: «Пусть каждая собака знает, что ты практикуешь».

Спустя несколько дней у меня возникло желание съездить на причастие в храм. Вернувшись, мы пошли обедать к бабушке Риты. На обед была курица и салат. Рита с Аленкой поели раньше меня и пошли домой. Мне захотелось остаться. Бабушка предложила мне выпить красного вина. Когда я допил бокал, она с ненавистью в голосе сказала: «Теперь ты будешь пить, а Аленка просить тебя, чтобы ты этого не делал». На мгновение я потерял дар речи, потому что не думал, что вот так рядом может находиться человек, который тоже видит духовное измерение. Конечно, ее поступок говорил сам за себя, она не могла нести свет в этот мир. Моему гневу не было предела, я ненавидел бабку жены, а вместе с этим у меня встал вопрос, а видит ли духовное измерение Рита? Ответа у меня нет на него до сих пор.

Я вернулся домой, взял молитвослов и пошел отчитывать бабку. Она сидела в комнате, а я читал молитву против злых сил св. мученикам Киприану и Иустине. Это все продолжалось в течение трех часов. Прибежала жена и, увидев, что я делаю, начала звонить в скорую помощь и кричать в трубку, что ее муж сошел с ума. Но никто не приехал. Бабка ходила по комнате, как загнанный волк, но выгнать меня не могла. На следующий день Рита успокоилась, и мы поехали отдохнуть на остров «Татышева» с подругой жены Полиной. Они попросили съездить меня за пиццей. Я оставил их на поляне, а сам поехал в пиццерию. Когда зашел купить пиццы, за мной последовали мужчина и женщина. И тут началось неожиданное. Эти люди стали материть меня, угрожать мне, но я почему-то не оборачивался, а спокойно стоял и смотрел меню. Вдруг внутри меня прозвучал голос: «Молись». Я стал читать молитву «Отче наш». Обернувшись назад, увидел, как эти люди исчезли, как будто их и не было. Это был мой первый контакт с миром злых духов и первое видение. Я вернулся на поляну, ничего не рассказав жене.

На следующий день, мы поехали в парк. Аленка играла на детской площадки. Рита общалась с другими мамами. У меня было время, чтобы подумать. Сидя на скамейке и наблюдая за прохожими, я вдруг почувствовал сильную тягу к Богу. Столб воды над головой заколыхался. Это происходило всегда, когда у меня начинались рассуждения о божественном. Ощущение было такое, что Бог спрашивал у меня, чего я хочу. Заглянув в свое сердце, я попросил две вещи: мудрости, чтобы легче было жить среди людей, и любви. Столб воды усилил колебания. Через неделю у меня произошло первое переживание измененного состояния сознания. Как это выражалось? Изменилось восприятие окружающего мира. Все имело смысл. Любой взгляд человека, взмах крыльев птицы, дуновение ветра, вообще все, что попадало в поле моего зрения, несло определенную информацию. Этот поток мыслей стал захватывать, и у меня произошла потеря чувства реальности. Рита позвонила моей маме и сказала, что я сошел с ума. В тот момент, когда они общались, я ездил на машине по городу, и какая-то сила водила меня по дорогам, при этом поток информации из окружающего мира не прекращался. Под вечер я приехал домой. Мама с женой уже сидели и ждали меня. Они были подавленные.

На следующее утро меня повезли в психоневрологический диспансер. Нас встретила заведующая Татьяна Александровна. Пообщавшись со мной, она сказала матери, что у меня потеря критики и меня надо изолировать. Врач спросила, хочу ли я лечь в больницу. На тот момент у меня не было уже понимания, что происходит, и поэтому ответил согласием. Мне сунули бумаги, я их подписал. В следующие два часа я уже ходил в стационаре в пижаме больного. Меня стали колоть. Все было как во сне. Спустя две недели я вышел из больницы с диагнозом «шизофрения». Меня выпустили раньше, чем планировалось изначально. Мама не могла поверить, что я сошел с ума, и устроила врачам скандал.

Я приехал к Сеичу на тренировку, и он посоветовал съездить к отцу Георгию Персианову, потому что мне сделали порчу на пьянство. Лекарства притупили восприятие, но у меня все еще было измененное состояние сознания. На следующий день я поехал к батюшке. Очередь в коридоре была огромная. Мне пришлось ждать. Неожиданно какая-то сила посадила меня опять за руль автомобиля, и я поехал к Свято-Троицкому храму. Когда приехал туда, это же сила направила меня обратно к батюшке. Дождавшись своей очереди, я зашел в кабинет к отцу Георгию. Он поставил меня под икону, и дальше произошло нечто странное: он снял с меня штаны и начал массажировать мой член, где-то 15 секунд. Помазал головку елеем, и как ни в чем ни бывало сказал: «Делай так себе иногда». Выйдя из кабинета, я поехал домой. Намного позже мне пришло осознание, что это была порча на кундалини, сделанная бабушкой жены.

Рита подала на развод. Я переехал жить к родителям. Мы поделили имущество, и больше я ее не видел. Она отказала во встречах с ребенком. Последние ее слова до сих пор в моей памяти: «Я живу с тем, кто меня содержит!». Это было ударом ниже пояса. Я пришел в ярость, но понимал, что это логический исход, потому что между нами не было чувств. Никогда не живите без любви!

Я бродил по городу и случайно зашел в Свято-Покровский кафедральный собор. На стуле перед входом сидел мужчина. Позже мне сказали, что это звонарь Тимофей. Мы разговорились, и я рассказал ему свою историю. Он предложил мне поговорить с настоятелем храма отцом Иоанном. На удивление он был у себя в кабинете. Батюшка спросил меня, кем работал в миру и почему пришел в храм. Мне пришлось рассказать ему некоторые моменты из своей жизни, но о последних событиях говорить не стал. Он выслушал и предложил прийти завтра. Тимофей уже сказал ему, что я лежал в психиатрической больнице, но несмотря на это, настоятель решил взять меня охранником. Это было спасением! Я не знал, куда идти и что делать, меня постоянно тянуло в храм. С этого момента начинается мое осознанное погружение в мир православного христианства.

В храме я познакомился с отцом Петром Боевым, священником амбициозным, стремящимся к известности. Он пригласил меня в свое братство. Там я встретил интересных ребят, по большей части филологов, которые привили мне любовь к классической литературе. В этот период я начал много читать, у меня появляется любимый литературный герой – князь Мышкин из романа Достоевского «Идиот». Мне кажется, попытка писателя создать образ хорошего человека ему удалась. У меня сразу возникло желание познакомиться с Мышкиным и предложить ему дружбу. Меняются и мои вкусы в музыке. Если раньше я слушал шансон и ходил на концерты Розенбаума, то постепенно мне открывается мир фортепианной музыки. Моим любимым композитором стал Моцарт. Его изящные композиции заставляли трепетать мою душу и уходить в измерение высших смыслов. Незаметно для себя я становился глубже.

Мои дискуссии на странице «ВКонтакте» с отцом Петром заставили меня рассуждать об Иисусе. Я стал задавать себе вопросы: кто для меня Христос? Где его место в моей жизни? И наконец, насколько мы близки? Наверное, эти вопросы задавал себе каждый верующий человек. Если первые два вопроса могут вывести на уровень конфессиональной традиции, которой принадлежит человек, то последний вопрос внутреннего содержания то, что достигается личным ростом или законом синергии. Сегодня ярким духовным переживанием православного человека является литургия. Это центр всей его церковной жизни. И, конечно, она несет в себе сакральный смысл. Эмоции, которые переполняют верующего во время литургии, могут иметь разный спектр чувств, вплоть до экстаза. Но все эти состояния – это страсти по Богу, яркое эмоциональное желание приобщиться даров Евхаристии, соединиться с Ним в одно целое посредством хлеба и вина, получить реальное подтверждение Его существования. Неужели у Бога к человеку столько же огня, страстных эмоций, предельных переживаний? Думаю, нет. Тогда в чем глубина Его существования? На этот вопрос ответил сам Христос: «Бог есть любовь». Значит то мистическое, что происходит в чаше Евхаристии, заключается в энергии любви идущей от Него. Но энергия может иметь разный характер. Тогда какая она – энергия любви? Достаточно обратиться к центральному, на мой взгляд, месту Евангелия, – к Нагорной проповеди. То, что я ощущаю, когда читаю заповеди блаженства, вводит меня в состояние тихого уединения, спокойствия, мира, тишины. Вот оно – яркое описание Бога! Образ, сочетающий в себе все заповеди блаженства – предельное Его состояние. Вот, что несет Его энергия любви. И конечно, чтобы достичь близких состояний с Ним, нужно в ответ давать не яркие эмоции и впечатления от встречи, а тихое, умиротворенное состояние сердца, свободное от сильных переживаний, спокойное и безмятежное, как гладь теплого озера.

Мое состояние измененного сознания приходило ко мне само по себе. Мне не приходилось вызывать его искусственно. Однажды ночью, пребывая в нем, я сидел на берегу реки Енисей около мужского монастыря и жег костер. Мои размышления касались сатаны, причем я его персонифицировал в лице собственного папы Виктора. Мне казалось, что мой папа – это воплощение сатаны на земле. В голове крутилась одна и та же мысль: душа его черна, и сердце его камень. В какой-то момент я поднял голову, чтобы посмотреть на ночное небо. Вдруг на нем возникла огромная белая звезда, размером с половину луны, и упала на землю, оставив шлейф белого света на ночном небе. Это было мое второе видение. Долгое время я думал, что увидел Бога, но Иисус видел сатану как молнию, поэтому вряд ли мое видение было Божьим откровением.

Меня положили в очередной раз в больницу. Несмотря на то, что увозили меня из храма, я возвращался туда впоследствии, и никто не шарахался от меня. Все относились ко мне хорошо. Никто не задавал лишних вопросов, но я все равно чувствовал себя ущербным, потому что все держали меня за больного. Очень часто люди страдают не от того, что болеют, а от того, как общество относится к их заболеванию. У нас в России таких людей, как я, боятся. Самое страшное, что мои родители очень быстро поставили на мне крест. Мать перестала верить в меня. Она думала, что я буду жить с ними до конца их дней, а мой брат Вадим будет заботиться обо мне. Моя мама – очень земной человек. Она далека от всего того, что касается духовного измерения, к тому же в ней нет нежности и женского тепла. Она просто лишена этого, но не виновата, потому что родилась такой. Мое желание любить и быть любимым вызывало у нее смех, она считала, что я впал в детство. Но эта жажда росла с каждым днем, и я стал медитировать на анахате.

В краевой библиотеке проходила лекция отца Геннадия Фаста. У меня возникло желание сходить на нее. Поднимаясь на третий этаж в актовый зал, я встретил мою знакомую из библиотеки Любовь Николаевну. Она остановила меня, посмотрела в глаза, взялась за крест через мою майку и сказала: «Ты простишь меня, я никогда не искала дороги в православие, но ты же простишь меня?». Это вызвало у меня легкий шок, я только смог выдавить: «Бог простит». Всю лекцию я думал о том, что произошло, и понял, что она тоже видит духовное измерение.

Еще одна знакомая женщина, которая проявила себя в моей жизни в этот период, — это космоэнергет и подруга моей мамы Маргарита Филимонова. Она позвонила мне, когда я ездил на машине по городу в измененном состоянии сознания. Когда приехал к Маргарите домой, она накормила меня и проводила в свою комнату. Я сел на кровать, а она за письменный стол. Открыв тетрадь, Маргарита начала водить пальцем по чистому, белому листу бумаги, переворачивая лист за листом. Неожиданно для себя я почувствовал, как ледяной плотный столб воздуха опускается на меня сверху. Мне стало холодно. Через несколько минут Маргарита закончила, закрыла тетрадь, и я поехал на тренировку к Сеичу. Когда приехал к мастеру, он ударил меня сверху по голове кулаком и произнес загадочную фразу: «Молись только Христу».

В полноте я так и не смог принять православие, но церковь в ее сегодняшнем виде необходима обществу. Исторически сложилось так, что бы ни придумал человек, построено на доминировании, а поэтому иерархии в отношениях не избежать. Достоевский в книге «Бесы» в лице одного из персонажей сказал: «Неужели Христу понадобилось земное царство в лице Рима, чтобы оно Его и провозгласило?». Мне кажется, эта мысль идет в разрез с двумя заповедями Христа о любви, потому что любовь вне иерархии и то, что произошло в 4 веке, через личность Константина, заключило свободный дух христианства в оковы рабства, произошло слияние личности Христа с личностью императора, сращивание человеческой любви с властью над человеком. Таким образом возникла церковь Христа, а с ней новая система управления, в которой соединилось «земное» и «небесное» – власть, построенная на любви. Такой организм оказался очень прочным, потому что основным мотивом, который движет людьми в вере и любви, является не разум, а чувства, и тот, кто их контролировал, мог задавать ход исторических событий. Сегодня в нашем секулярном государстве на роль императора вышел сам Патриарх. Система управления церкви, несмотря на ее возраст и исторические корни, имеет динамический характер. Она прошла разные этапы: получение земной власти, ее упадок, усиление, ее потеря и вновь ее обретение. Это только лишь закалило церковную власть и показало всему человечеству устойчивость системы, построенной на жертве любви. Ницше в своей книге «Человеческое, слишком человеческое» сказал: «…смерть Христа будет восхищать миллионы людей, потому что она ради всего человечества». Такие люди будут всегда нести свою любовь к алтарю жертвы, не задумываясь над тем, что кто-то стоит выше них в этом жертвоприношении, может усилить или ослабить их чувства жертвенности любви через Слово Божие, через Евангелие. Церковь меня притягивает именно этим. Простыми людьми, способными чувствовать, переживать, нести свет любви. И я всегда буду рядом с ними ощущать свою причастность к выражению их чувств, пока не утихнет мой бунт свободы любви от власти, потому что чувствами я уже давно там, где Христос. Проработав три года в храме, я ушел из него.

В моей жизни было еще одно интересное событие. К нам в Красноярск приезжал учитель Белобородова, президент ассоциации по исследованию синъицюань в Пекине, мастер обладающий 8 дуанем, мистер Дигоюн. Я решил сходить к нему на семинар. В школьном зале собралось много народу. Мы выполняли упражнения из стиля багуаджан. Неожиданно для меня, Дигоюн подошел ко мне вместе с Сеичем и на китайском произнес фразу, которая заставила меня задуматься. Он ткнул пальцем ниже пупа в область, где расположена кундалини, и сказал: «Вот за это место высшие и низшие силы ведут борьбу». Это была новая для меня информация. На тот момент я прочитал уже гору литературы об этой загадочной энергии, но это услышал первый раз.

Глава III

Это был январь 2012 года. Я пришел к отцу Георгию, он посадил меня напротив, тепло посмотрел и сказал: «Все, один этап ты прошел, начался другой». Через две недели после этих слов симптомы, которые меня мучили с 2001 года, прошли, от них не осталось и следа. Одиннадцать лет тяжелейшего психологического состояния были позади. Темная ночь души подходила к концу, я начал видеть свет. Измененные состояния сознания стали стабильны и помощь психиатров больше не требовалась. Уже 2 года я не лежал в больнице, справлялся сам. Иногда меня мучили страхи иррациональной природы, но мне удалось пережить и этот этап. Несколько раз я испытывал религиозный катарсис. Мог полчаса плакать навзрыд около иконы архангела Михаила, почему-то другие представители духовного мира не вызывали у меня такой реакции. Иногда я испытывал ненависть к Богу. Это было новое чувство для меня, потому что на тот момент отношения с Ним были в связке «господин-раб» – это та плоскость отношений человека с Богом, которое несет ортодоксальное православие. После пережитого я долго каялся, но это постепенно трансформировало наши отношения. Бог стал для меня равным и родным. Вообще тема Бога для меня по-прежнему оставалась актуальной. Мои поиски привели меня к харизматам, потом были кришнаиты, католики. Но везде мне было тесно.

В 2014 году на страницах интернета я познакомился с игуменом Евмением Перистым. Его богопереживание было мне созвучно. Я радовался от мысли, что нашел человека, который, несмотря на то, что имеет православные корни, широко смотрит на духовный мир. У нас завязалась переписка «ВКонтакте». Он пригласил меня в свой центр «Отчий дом», но у меня были сомнения, потому что его помощь заключалась в психологической поддержки, а мне этого не требовалось. То, что мне было нужно, – это любовь к женщине, и отец Евмений, сам того не понимая, сыграл в этом событии в моей жизни ключевую роль. Я загорелся желанием привести его в Красноярск, начал искать, кого это может заинтересовать, и вышел на Понтена Ананда – директора «Ошо» центра. Его звали Олег. Я пришел к нему в центр, и мы договорились провести семинар через три месяца, а за это время как раз все можно было обсудить с Евмением. В марте месяце 2015 года игумен приехал в Красноярск.

Когда я его встретил на вокзале, то уже несколько дней находился в измененном состоянии сознания, поэтому момент встречи для меня был ярким. Евмений вышел из вагона поезда, увидел меня и на несколько секунд неуверенно застыл в ожидании. Я обнял его, и мы двинулись к выходу. Приехав в «Ошо» центр, мы поднялись к игумену в комнату, оставили вещи и пошли обедать. Недалеко был суши-бар. Не знаю, почему, но Евмений стал очень жестким по отношению ко мне во время разговора. Его внешняя мягкость и теплота – это лишь образ, внутри он человек холодный. Евмений во время нашей беседы оскорблял меня. Естественно, мне это не понравилось. Я пришел к Олегу и сказал, что не буду дальше помогать ему в организации семинара, который, кстати, не состоялся. Игумен уехал, так и не попрощавшись со мной. Это был урок для меня, что у мастеров и учителей эго никто не отменял. После определенного этапа духовного роста для человека нет уже авторитетов, знаков и указателей, только свет собственного сердца может озарять путь во тьме. Можно рассчитывать на помощь, но не на поводыря. Твою жизнь за тебя никто не проживет.

Я стал ходить на медитации в «Ошо» центр. Помогал Понтену в реализации новых проектов. Однажды Олег пригласил меня на бачату, которая проходила по утрам у него в зале. Я пришел попробовать. Преподавателя танцев звали Костя. Светлый и открытый человек. Но все эти люди оказались лишь звеньями в цепи. На тот момент я думал, что Евмений свел меня с Понтеном, потому что в центре у меня началась новая жизнь. Это место тянуло меня, здесь мне было уютно. Но даже это было не так, потому что в зал зашла танцевать Лариса. Вот за ней и пришел я в своих скитаниях и пятилетней медитации на сердечной чакре. Голубоглазая блондинка смеялась и поглядывала в мою сторону. Костя поставил нас в паре. Столько трепета и нежности я не ощущал ни в одной женщине. С этого танца завязалась наша дружба. Между нами возникла связь, которая за пределами слов. Этот внутренний контакт либо происходит между мужчиной и женщиной, либо нет. Мы стали дружить с Ларисой, а спустя три месяца я переехал к ней жить. Вселенная почувствовала мою жажду любить и быть любимым. Лара приняла меня таким, какой я есть: с моим диагнозом и отсутствием материальной базы. Ее ничто не смутило, потому что любят не за что-то, а просто так. Она и вдохновила меня на написание этой истории. В августе 2015 года мы поженились.

Сердечным светом озаряя
Души замерзшей воскрешенье,
Пребудет вечной песней счастья
Сакральный наш, божественный союз.
Ларе.

Послесловие

Размышления на тему событий моей жизни привели меня к парадоксальному выводу: виной всему неверное мировоззрение. Искренний поиск истины, который зародился во мне в 12 лет, и ведет через бурю жизненных обстоятельств, кристаллизовал свой собственный взгляд на религию и духовные практики. На сегодняшний момент нет священных текстов и религиозных учений, в полноте описывающих истину, а только ее части. Духовные практики так же скрывают множество подводных камней, о которых читатель уже сделал представление из моего рассказа. Человек, задающий себе вопросы: кто я и что это за место — земля? – по сути, может рассчитывать только на себя, потому что людей, которые ответили бы на них и безопасно трансформировали вашу личность, попросту нет.

Люди давно не знают, какого они духа. Любые священные тексты несут в себе дух измерения вечности. В мире духов существует определенная иерархия, подобная земной, но иного принципа. В чем отличие земной иерархии от духовной? Чем ближе дух к Свету, тем выше его морально-нравственные качества, а значит меньше конфликта в самом духе и в том священном тексте, за который этот дух отвечает на земле. В Библии содержится много противоречий. Почему? Потому что этот текст был написан людьми после грехопадения, т.е. в состояние познания добра и зла, иными словами, в борьбе духов Света и тьмы в умах людей, которые писали Библию. Проблема в том, что никто из нас не видит этот мир и человека в нем такими, какими они были до грехопадения. Все давно перемешалось в умах людей, и человеку сложно отличить добро от зла, Свет от тьмы, Бога от сатаны, потому что нужно разбираться в духах, которые формируют восприятие мира и человека в нем. Почему? Давайте обратимся к моменту грехопадения, описанному в Ветхом Завете: «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.» (Быт. 3:6-7). О чем этот текст? О том, что до грехопадения и после грехопадения было разное восприятие мира и человека. Адам и Ева ходили в раю, смотрели на древо познания добра и зла и не видели, что плод вожделенный, при этом они не понимали, что оба голые, т.е. их восприятие ума было иным. Что формирует восприятие? Это делают духи. Любую информацию, поступающую нам из окружающего мира, вкладывают в наш ум духи Света или тьмы – в этом смысл познания добра и зла. В момент грехопадения именно знание стало предметом вожделения, а затем весь мир. Как различить духов? Просто. Все, что у вас вызывает неестественное желание, – это дух тьмы, об этом и сказано в отрывке грехопадения Ветхого Завета. Это может быть одежда, автомобиль, власть, секс, деньги, и т.д. – для каждого человека свое, поэтому у всех разное восприятие мира и разные ценности. Какой мир и человек были до вожделения не известно, но понятно одно, Бог открывается в тишине души, духа и тела, раскрывая неискаженные желаниями чувства и мысли человека.

Библия написана духом очень низкой иерархии Света, в котором много грубой, жесткой и жестокой составляющей, отсюда люди не знают Бога, поэтому в православном учение есть две главные ошибки – это чувство вины в покаянии и страх наказания Богом за грехи. Если убрать духовный смысл, то останется – чувство вины и страх наказания. Любой психолог вам скажет, что это два деструктивных чувства, разрушающих психику человека и вводящих в глубокий психический дискомфорт в отношении себя и мира, а иногда, как в моем случае, приводящих к психическому заболеванию. Чувство вины в покаянии рождает неудовлетворенность собой, а наказание Богом за грехи панику в мыслях, чувствах и страх перед жизнью. Православная религия ломает психику впечатлительного и чувствительного человека.

Через все крупные христианские религии красной нитью проходит тема страдания. Это краеугольный камень всех существующих на сегодня христианских учений, причем каждое претендует на истину. Но правильно люди поняли Христа? В Евангелие Христос говорит о Царствие Божием. А теперь задайте себе вопрос: если Царствие Божие наступит сегодня, будет актуальна тема страдания в христианстве? Ответ очевиден – нет. Тогда на сегодняшний момент нет учений претендующих на истину, потому что она неизменна. Истина — это измерение вечности, поэтому здесь на земле все учения — это только лишь догадки людей о вечности, о замысле Божием. В Евангелие Иисус сказал о своем втором пришествие: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36). Какой вывод из этих слов? Простой: если Бог не посвящает в свои планы ближайших к нему, то, что говорить о человеке на земле. Мои размышления о Евангельских событиях привели к мысли о том, что тема страданий – это ошибка! Земной путь Христа возвели в эталон, но правильно поняли слова Иисуса: «Я есть путь, истина и жизнь» (Ин. 14:6)? Например, самый главный вопрос: что значит взять грехи мира? Как это происходит? Кто-то это повторил после Христа? Нет, таких людей не было. Но тогда зачем брать земной путь Христа за эталон? Его пребывание на земле – это загадка. Он не посветил нас во все свои планы – это очевидно. Зачем делать истинным любое христианское учение на догадках и помраченном человеческом уме? Тема страданий Бога – это тема личных, неизвестных нам взаимоотношений добра и зла после грехопадения человека. Но вот, что очевидно для меня – это то, что Христос приходил, чтобы мы были счастливы уже сейчас, и выразил он это в заповедях блаженства. Царствие Божие давно наступило, еще 2000 лет назад, внутри каждого человеческого сердца, но страдать людям нравится больше, чем быть счастливыми, поэтому Иисус сказал: «Быв же спрошен фарисеями, когда придет Царствие Божие, отвечал им: не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:20-21).

Что такое Царствие Божие? Это любовь, тишина, мудрость и сила справедливости. Духи, наделенные этими качествами, называются ангелами. В измерении вечности именно мудрецы являются воинами, обладающими силой справедливости. У справедливости нет свойств гнева, ненависти, неприятия, осуждения, наказания или проклятия, вызывающих чувство вины и страха в человеке. Справедливость – это закон причинно-следственных связей, основанный на ответственности перед Богом, критерием которых являются морально-нравственные качества.

Для меня остались тайной многие события, которые я передал в своей истории, как и эпилог к моему рассказу, написанный моим учителем ушу и цигун Александром. Почему Сеич забежал вперед и сказал, что я справился со всеми трудностями — для меня загадка, потому что процессы, трансформирующие мою личность с меньшей интенсивностью, продолжаются до сих пор. Оставлю решать читателю, кто я – очередной сумасшедший, одержимый или обычный человек, в жизни которого происходят необычные вещи.

Эпилог

Меня зовут Александр или просто Сан Сеич. С моим учеником, автором этого рассказа, я знаком давно. Я был свидетелем и участником многих событий и ситуаций до того, когда начались явления, связанные с его духовным пробуждением, а уже затем произошла трансформация личности.

Хочу рассказать немного о себе. Мой путь большую часть был связан с практикой традиционного у-шу и цигун, которыми я начал заниматься в 1988 году. В 1995 году, благодаря усилиям моего друга и наставника Ковгана А. М., я стал послушником монастыря Шаолинь. Тогда же я обучался у мастера Чжана в традиции Шаолиньского цигуна «Созерцание». В 2005 году, при содействии моего друга Натурального М. В., я познакомился с мастером Дигоюном и начал практиковать багуачжан, стиль «Ладонь восьми триграмм». Через три года мы вместе с Михаилом прошли посвящение у мастера. Он присвоил мне 6 дуань, по традиционному у-шу.

Мне, как и моему ученику, пришлось пережить духовный кризис перерождения. Пытаясь понять происходящее со мной, я обращался за советом к некоторым учителям йоги, которые трактовали происходящее со мной как процесс открытия большого небесного круга и отсылали к цигунистам. В свою очередь учителя цигун говорили, что это пробуждение кундалини и отсылали назад, к мастерам йоги. Особенно трудно стало, когда началась эпилепсия. Куда я только не обращался: к врачам, шаманам, ясновидящим — ничего не помогало. Помощь близких, практика цигун и вера в Бога — вот, что помогло мне. Виталий тоже смог это пережить и справиться со всеми трудностями.

Мастер ушу и цигун Белобородов Александр.

Автор публикации

vvs

1
Комментарии: 0Публикации: 11Регистрация: 31-01-2019
685
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Авторы комментариев
Ylyusya Последние авторы комментариев
Ylyusya
Участник

Очень интересная и поучительная история жизни.Все мы рано или поздно приходим к БОГУ, т.к мы одно с ним целое.А вообще тема страдания актуальна всегда- через него приходит мудрость.