Истории весёлого парниши 4

После весёлых выходных, на тёплом, ласковом море, с приятной компанией натуристов, наступили скучные будни. Я, если был дома сам или с мамой, пребывал голышом. И не жарко и тело отдыхает. Маму это устраивало. Она так и говорила:

— Мне нравиться твой вид и меня всё устраивает. Рада, что ты доверяешь мне.

Среди недели, она позвонила и сказала, что бы, на время отказался от голого вида. К нам, домой, везут компьютер, какой я хочу и его и подключат и настроят. Документы, она уже забрала и они у неё. Всё оплачено. Даже грузчикам перепало. И ещё, просит позвоить ей, после настройки и сказать результат. Если, что она, после работы,  привезёт с собой Айти-специалиста из компании

Действительно. Сразу после обеда, подкатил микроавтобус и грузчик, с наладчиком, занесли и установили компьютер. Ещё минут пятнадцать и предо мной стоял готовый к работе, современный, аппарат.  Большой, плоский монитор так и манил к себе. Я выслушал небольшую лекцию о параметрах компьютера и пожелание, перейти на максимальную скорость интернета. Характеристики позволяют.

Я отзвонился маме и на глухо провалился в виртуальный мир. Мама осталась не очень довольна, поскольку я забыл обо всём. Даже то, что она каждый день моется в ванной и желает, что бы я ей уделял внимание. Тогда я, не совсем охотно шёл  и тёр маме спину и ноги, а бывало и груди с лобком. Первые дни, она и меня не мыла, давая возможность насладиться этим чудом техники. А это было действительно так, по сравнению со стареньким ноутбуком.

Звонила Проказница. Говорила, что скучает за нашей компанией и хочет опять, на море.

— Тебе сильно понравилось на пляже? – спросил я её, отвечая на последний звонок.

— Это было так классно. Ну …  ну, как в душе пописять или в раздевалке пукнуть.

Я безотрывно смеялся, наверное минут десять. Смеялась и мама:

— Ксюша ходит на спортивную гимнастику и, не исключено, что этот пример из, реальной, жизни.

Мне стало ещё смешней. Вот такая, у меня подружка-веселушка. Так же, для мне было приятно узнать, что Проказница ещё и начинающая спортсменка. У неё уже грамоты и дипломы и медали, с различных соревнований, есть.

И вот уже неделя моего виртуального затворничества. Мама приехала с работы и сразу же, как всегда, в ванную.

— Я жду – просто и кратко крикнула мне.  Я уже, как бы освоился, со столь современной техникой и моя, первоначальная эйфория, начала спадать. Отправив компьютер в спящий режим, направился в ванную. Мама уже стояла в ней и поливала себя водой. Я сразу же взялся за мочалку и принялся за спину. Привычная процедура прошла быстро и я, уже было хотел, ретироваться, но мама сказала:

— Вытри мне, полотенцем, спину и полезай в ванную. Сколько дней уже не мылся? Врос в свой компьютер. За всё забыл.

Я понял, что мама настроена решительно и в случае моего сопротивления, может принять меры. Тогда, к компьютеру, буду садиться по расписанию. Я покорно полез в ванную. Мама, не одеваясь, укутанная в полотенце, начала мыть меня. Вскоре полотенце упало и она, его, повесила на крючок.

— Вчера постели меняла и обнаружила, на твоей простыне пятна. Поллюция, ночная, у тебя случилась. Что скажешь?

— Мама. Я забыл сказать. Извини.

— Конечно. Ты же просыпаешься и сразу к монитору – с иронией сказала мама, намыливая мне грудь и живот – надо возобновить тебе массаж, тогда и изливаний, не желательных, не будет.

— А, что такое, желательные, изливания? – с язвинкой спросил я.

— А сейчас узнаешь, когда мыло смою – ответила мама, намыливая член и промежность.

Через несколько минут, последняя пена, сбежала с меня и мама взяла в руки прут. Уверенно начала водить кулачком по нему, всё сильнее сжимая его. Пальцы другой руки начали гладить ягодицы и ласкать анус. Член быстро налился до алмазной твёрдости, что естественно, облегчило маме, доведение дела до эякуляции. Мама, успела направить прут вниз, когда брызнула сперма. Она, подержала его, пока член не прекратил извергаться:

— Вот сколько собралось – весело произнесла мама, смывая её остатки с, моего, тела.

— Теперь, постель, думаю, будет чистой – сказала мама, вытирая меня. Она так и не оделась и азартно работала полотенцем. Мама, впервые мыла меня голой и это было волнительно. Меня начало одолевать навязчивое желание заняться её киской. Я, не скрывая желания, пристально посмотрел на неё.

— Я, кажется, понимаю, чего ты хочешь – ответила, на мой взгляд мама и присела на край ванной, раздвинув ноги.

— Я уже думала ты и забыл за свою мамочку – подтрунивала надо мной она.

Я, молча, присел и вместо пальцев, коснулся щелки языком. Мама вздрогнула, но не встала, не ушла, а, наоборот подалась вперёд и даже, руки, мне на плечи положила. Не видя отрицательной реакции, я, пальцами раздвинул щель и впился губами в клитор. Мама издала звук, похожий на шум вдыхаемого воздуха и тут же благостное «ой ..». Она начала тихо стонать. Я даже испугался. Но стон начал переходить в нежные вскрики и я, успокоившись, усилил активность. Ясное дело, что это я делал впервые и опыта, так сказать, отсутствует. Но, что-то подсказывало, что я делаю правильно и я ещё больше раздвинул щель, подключив язык. Он начал бегать по лону проваливаясь во влагалище. По-моему, мама, кончила, так, как её тело задёргалось, а ноги начали то сжиматься, то ослабляться. Я хотел отстраниться, но мама придержала голову.

— Ещё, ещё. Пожалуйста. Пожалей свою бедную мамочку. Ох … До чего хорошо.

Я снова впился в мамин бутон. От удовольствия и осознания, что маме очень хорошо, от моих ласк, я и сам кончил, но упорно продолжал не жалеть ни языка, ни губ. Но тут мамины, руки отвели, мою, голову от таких желанных губок и мама сказала:

— Всё маленький. Мама уже не может. Пожалей её.

Я поднял глаза. На меня смотрела мама и … плакала. Я заволновался. Но она, тут же успокоила меня:

— Да это слёзы. Я и не скрываю. Это сладкие слёзы. Слёзы счастливой женщины.

Она встала и подняла меня. Я был уже выше неё и она чуть приподнялась и поцеловала меня в губы. Я ответил и получился страстный поцелуй.

— Ты так любишь мамочку. Ты сделал ей то, о чём мечтает каждая женщина.

Она помолчала немного, не отпуская меня из своих объятий. Потом отвела немного голову и посмотрела на меня каким-то чарующим взглядом.

— Хочу, что бы и тебе было так же хорошо, так же, как и мне – сказала она и присела на корточки. Сразу же взяла рукой член и ввела себе в рот. От неожиданности, я проглотил слова. А маме моих слов и не надо было. Она начала облизывать, покусывать и сосать моего бойца, но делала это как-то не уверенно и не смело, часто поглядывая на меня. А я и глазом боялся моргнуть, думая, что могу спугнуть её. Мама всё уверенней и активней осваивалась с членом. Начала покусывать и целовать яички, облизывать венчик вокруг головки и ласкать языком уздечку. Такого удовольствия, я не ощущал ещё. Прямо волна меня накрыла. И вот, мой член задёргался и оргазм охватил моё тело. Я чуть не сел, рядом с мамой. А она, немного прогнувшись за членом, не отпускала его изо рта. И вот, судорожный трепет отпустил меня и мама открыла ротик и извлекла из него член. На краюшке губ, смешно так, висела капелька спермы. Её осталось совсем немного у меня, после последнего извержения. Она медленно встала. Эти нереально красивые глаза, смотрели на меня и как бы говорили: «Что это было? Не могу понять».

Я снял сперму с её губ, а она притянула палец к себе и слизала каплю, ещё и поцеловав его.

— Мама – только и сказал я, восхищаясь ею.

— Ничего не говори. Мне было, безумно хорошо и хочу, что бы и ты был доволен.

Она начала умываться. Потом снова помыла мой член.

— Извини – виновато сказала она – Как девчонка, наиграться не могу.

И вот мы сели за ужин. Мама не стала одеваться. Только когда разогревала одела передник.

— Сообщу тебе новость приятную – начала говорить мама, попивая вкусный чаёк:

— Сегодня звонок. Ты помнишь тётю Аню? Крёстную свою. Я училась с ней. Мы долго дружили. Но потом она развелась с мужем и всё реже и реже стала общаться со мной.

Мама отхлебнула чаю и по её лицу пробежала весёлая искорка воспоминаний:

— Так вот. Звонит. Поздравляет с назначением, откуда только узнала и приглашает к себе, на выходные. Я согласилась. Поедем?

Аня, уже почти неделю, лежала, практически не вставая. После операции началаись осложнения. Настя сидела рядом и покорно выслушивала жалобы подруги, иногда прикладывая платочек, к её щекам, убирая слёзы.

— Мне, до сих пор, этот перегар чувчтвуется. И фигура эта, как у медведя.Он когда, с инструментом, лез туда, чуть не упал. Медсестра поддержала.

— Анечка. Забудь ты о нём. Хотя бы пока. О здоровье думай. Тебе волноваться нельзя – успокаевала её Настя.

— Настя.А вдруг у меня детей больше не будет?- всхлипнула Аня.

— Ну, что ты? Бог с тобой. Анечка. Ты выздоравливай и ещё таких карапузов приведёшь.

Аня улыбнулась:

— Спасибо тебе – сказала и спросила:

— Так и не появлялся?

Настя покачала головой.

— Вои гад. Не знала я , что он и с тобой закрутил. Я бы ни за, что бы с ним. Поверь мне, ни за что – и у Ани снова потекли слёзы.

— Ну вот, опять – решительно сказала Настя – забудь и не вспоминай об этой сволочи. Он и кошелёк мой опустошил. На дорогу наверное. Ну и скатертью ему …

Аня посмотрела на Настю и как-то нерешительно, спросила:

— Ты решила всё таки оставить?

Настя кивнула.

— Ты молодец.А я вот поддалась на мамкины причитания. Был был папочка живой, он бы не позволил мне.

У Ани снова слёзы на глазах появились, но она как-то, в миг, просветлела и сказала:

— Так бы вынашивали вместе. В консультацию ходили.

Я помнил тётю Аню. Мою крёстную. Когда был совсем маленький, она часто общалась с нами. Всегда приносила мне вкусные конфеты и пирожные. Личная жизнь у неё не сложилась. Она вышла замуж за хорошего парня. Виктором зовут. Они хорошо жили. Мечтали построить большой дом, но деток всё не было и не было. Сказались последствия аборта. Крёстная долго лечилась, но безрезультатно. Виктор не принял предложение Ани, взять под опеку или вообще усыновить ребёнка и в конце концов, сошёлся с другой женщиной и они развелись. Крёстная, конечно, долго страдала, но, потом нашла отдушину в работе. Она устроилась работать в одну большую агрофирму, а до этого работала с мамой. Там проявила свои незаурядные способности и быстро продвинулась по, карьерной, лестнице. Через три года, она стала главбухом. Вскоре, финансовые дела фирмы пошли на лад. Появилась устойчивая прибыль, а крёстную повысили до заместителя директора по финансовым вопросам и сбыту, с сохранением в должности главбуха. Получила она и внушительную долю акций из нового выпуска.

Тётя Аня отстроила большой дом, в селе, где находились основные мощности агрофирмы. Благоустроила его. А скромный «Жигулёнок» уступил место шикарному, белому, внедорожнику. Вот только Виктор, не вернулся. Жил уже своей, устроенной жизнью, со своей женой и детишками.

И вот пятница. Мы, с мамой, на остановке, ждём маршрутку, к месту жительства тёти Ани. Маме звонок. Крёстная спросила, где мы, на какой остановке? Извинилась, что не может забрать нас —  у неё правление.

— В маршрутку не садитесь. Вас заберут. Внедорожник белый. Водитель Семёныч. Он, вас, узнает.

Действительно. Через минут двадцать, подкатил внедорожник и из него вышел пожилой мужчина. Присмотрелся к находящимся на остановке и уверенно пошёл, в нашу сторону:

— Анастасия? – спросил он, подойдя к нам.

— Да – неуверенно произнесла мама – А с кем … ?

— Семёныч. Просто, Семёныч – отрекомендовался мужчина – Я, Вас сразу узнал. Анна Владимировна показала, Ваше с ней, студенческое фото. Вы не изменились.

— Спасибо – сказала мама и её щёки, как мне показалось, немного зарделись.

Семёныч взял сумку и показал нам на внедорожник. В попутчики напросилась одна тётенька. Семёныч знал её. Всю дорогу она рассказывала за тётю Аню. Хвалила и чуть ли не боготворила.

— Когда Анна Владимировна стала жить у нас, село буквально воскресло. Ремонт в школе, В Доме культуры. Новый памятник, сквер в центре села. Несколько магазинов открылось. Дороги почти все в асфальте. А под такие дороги, со старыми, покосившимися заборами стыдно жить стало. Фирма стала помогать, по бросовым ценам заборы ставить и, так же, крыши и дома ремонтировать.  А самое необычное, тротуары стали тянуть. Добротные, с плиткой. Село не узнать. Кто долго не был, приезжают, думают адресом ошиблись.

— Директор и правление её слушают. Она умудрилась, так дела поправить, на фирме, что та процветает. А акционеров, она убедила, что необходимо благоустраивать населённый пункт, в котором находятся основные производства и управление. А так как работники, они же акционеры, владеющие значительной долей акций, то и отказа не было – важно сказал Семёныч, с явной симпатией к вышеупомянутой персоне.

— А вы водитель у Анна Владимировны? – соблюдая этикет, спросила мама.

— Нет. Её водитель, занят ремонтом ходовой, на служебной машине, Вот Владимировна и попросила меня. Я работал на фирме, а сейчас пенсионер. Живу по соседству, вот и помогаю иногда.

Так за разговорами, не заметили как въехали в село. Действительно, дороги были новые, да и заборы, были, уже, в основном, тоже. Многие дома, поблёскивали отремонтированными стенами. По пути, тётенька, поблагодарив Семёныча и пожелав нам, всего хорошего, вышла, а мы подъехали к дому крёстной. Это был скорее небольшой замок. Это первое, что пришло мне на ум, когда я рассматривал фасад.

Семёныч открыл багажник и выгрузил сумку.  Навстречу нам вышла пожилая женщина, которая оказалась, женой Семёныча.

— Здравствуйте гости дорогие. Проходите. Сейчас покажу вам, где остановиться и потом к столу, скромно перекусить, с дороги.

Скромный перекус, потянул на полноценный ужин: бутерброды с икрой и красной рыбой, блинчики с творогом и мясом со сметаной, два вида пирожных, печенье, кофе, чай и напитки, на выбор, в холодильнике.

Женщина, которую звали Вера Андреевна, ухаживала за домом и готовила, а Семёныч занимался комуналкой и работами во дворе. Они, как рассказала Андреевна, фактически работают у крёстной и весьма довольны, этим обстоятельством.

Только мы осмотрели свою комнату и собрались к столу, как звонок от крёстной.

— Приехали? Извините. Не встретила. Правление ещё не окончилось. Но вы располагайтесь. Там душ, Андреевна покажет. Семёныч баньку протопит. Приеду, попаримся. Короче не скучайте. Люблю вас.

Мы перекусили и сделали экскурсию, по дому и территории.

— Она всё время, хотела большой дом, что бы с Виктором, своим, жить. Но раньше не получалось. А сейчас, без него, всё таки построила. Красотища какая – сказала мама, рассматривая свечки кипарисов и недавно разбитый розарий. Мимо прошёл Семёныч:

— Баньку организовал. С лёгким паром. Позвонила Владимировна. С делами управилась и не задолго будет.

Вскоре он, с женой, пожелав нам хорошего отдыха, удалились. На воротах, они, встретились с крёстной и доложили, что всё в порядке. Гости пристроены и накормлены. Она поблагодарила их и заключила, в объятия, маму:

— Настенька. Сколько же мы не виделись – у тёти Ани появились слёзы на глазах – два года точно. Я всё за работой. Извини. И за тебя забыла и за крёстника.

Она переметнулась ко мне. Прижала, поцеловала.

— Большой какой стал. Ну жених прямо.

Мама тоже растрогалась. Они начали засыпать друг друга словами воспоминаний. Но, крёстная, быстро вспомнила, что гости с дороги и засуетилась насчёт ужина.

— Сейчас накроем, отпразднуем встречу и в баньку, по-паримся – сказала она, приглашая нас в дом.

Своё слово, вставила мама:

— Мы уже, немного перекусили. Вера Андреевна угостила. Может сразу банька, а потом стол. А то на полный желудок, париться как-то тяжеловато будет.

— А и правда – быстро согласилась крёстная – тогда, баньку вам покажу. Я, всё-таки похлопочу, немного на кухне, что бы после парилки, да за стол сразу. Крёстник, пусть первый идёт, а мы, с тобой, после него.

— Да мы и вместе можем, а ты подойдёшь – сказала мама.

— Как пожелаете. Я не долго – согласилась крёстная.

Мы отправились к баню. Это было современное здание. Небольшое, но на первый взгляд, совсем не похожее на помывочную. Я думал, что все сельские бани деревянные и с малюсенькими окошками.

Внутри была современная отделка. Я и не представлял, что так, по-современному, можно отделать деревом и стены и потолок.

— Ну, располагайтесь. Начинайте мыться, а я подойду – сказала крёстная и ушла.

— Да. Весьма и весьма не плохо – осматриваясь, сказала мама.

— Весьма? Да отлично всё, мама. Мне нравиться.

— И мне тоже – произнесла мама, стягивая узкую юбку.

Я тоже начал раздеваться. Через пару минут, мы, вошли в моечную. Она, тоже была обшита деревом, да так, что создавался эффект, настоящей деревенской бани. На лавках стояли добротные, деревянные тазики – шайки.

В воздухе витал приятный запах мяты. А в ушате распаривались веники. Предусмотрительный Семёныч, сделал всё по высшему разряду. Мы быстро разобрались с кранами, где горячая, где холодная. Странно, но душа не было. Хотя какой душ в домашней, тем более деревенской бане. Как, потом, оказалось, он, на выходе из парилки, что бы быстро снять жар с перегретого тела. А так нужно обмываться из шаек. Ну, что же, так даже интересней. Экзотичнее.

Мы начали с обливания, потом мыло и мочалка. Мы весело переговаривались, шутили и не услышали, как в раздевалку, вошла крёстная. Я, как раз, тёр маме спину, когда открылась дверь и она вошла в моечную. Крёстная была в купальнике и похоже, смутилась, увидев нас.

— Ой. Я не думала, что вы так … откровенно.

Ещё бы. Мама стояла, нагнув спину и голову и поставив ногу на лавку, а я, стоял сзади и касаясь членом её попки, гонял мочалку по плечам и лопаткам.

Смущение быстро покинуло лицо тёти Ани и она, улыбнувшись, сказала:

— Сразу бы сказали. А то я купальник искала, еле нашла.

— А мы намекнули, что вместе. Думали, ты, поняла – весло отреагировала мама.

— Сейчас исправлюсь. Секундочку – с этими словами крёстная выпорхнула в раздевалку.

И вот дверь, снова, открылась и перед нами предстала крёстная с распущенными волосами и с густым треугольником, внизу живота. Мама уже выпрямилась, а у меня член, который начал подыматься, ещё когда крёстная была в купальнике, сейчас стоял вертикально. Мама показала мне на лавку – присядь мол, не рисуйся.

Я сел на лавку, но прикрываться не стал, всё равно уже  видела.

— А это, что за чудо? – восхищённо произнесла крёстная, глядя на мой член – да мы с тобой, Настя, ещё о-го-го, если на нас так реагируют.

Ещё бы, подумал я, с такими формами, сиськами и попками, можно любого мужика из равновесия вывести.

Крёстная весело облила, себя водой, из шайки и, поглядывая, на мой торчок, пригласила в парилку:

— Мыться надо после пара. А сейчас веники. Крёстничек. Тебе, тётушке, как и маме, спину, потом, натереть.

  

Надо сказать, что она, очень хорошо, даже искусно справлялась с вениками. Обработала нас, с мамой, по полной программе. Мама, пыталась, пошлёпать веником, подругу, но у неё, плохо получалось и оканчивать процедуру, пришлось мне. Крёстная осталась довольна.

Охлаждаться под душем не стали. Отправились сразу в моечную, где я тёр, спину крёстной, а она, как и мама, попкой касалась члена, который, упав было, в парилке, снова поднялся. Похоже, что обеим, нравился мой, такой целеустремлённый вид. Крёстная и в процессе помывки, старалась быть поближе, ко мне и несколько раз, как бы случайно касалась, члена, то рукой то бедром. Я же, не делал ни каких попыток прикрыться или избавиться от стояка. Мне нравились искрящиеся глаза крёстной, весёлое настроение мамы. Я даже хотел напроситься и по дому, голышом, пофлиртовать, но не решился. Не знал, как отреагирует, на это крёстная. Вдруг обидится. Одно дело баня, другое по комнатам шастать.

А крёстная пристала к маме, по поводу лобка:

— Вы мне, сегодня столько эстетического наслаждения доставили. Прутик, у крёстничка, ну прямо глаз не оторвать. А у тебя, Настенька, лобок как у девочки прямо. Красиво-то как. А загары. Где это вас так угораздило?

— Не поверишь, но нудистами стали – уверенно и весомо сказала мама – ездили, впервые, недавно. Похоже, нас, приняли. Во всяком случае пригласили на выходные, через две недели едем.

Крёстная внимательно выслушала и сказала:

— Всё. Я с вами. Кто старший. Мне поговорить, с ним, надо.

— Аня. Автобус маленький и если места не будет, то они не возьмут – виновато сказала мама.

— Так – в голосе крёстной я услышал решительность – у меня работа начала клеиться и теперь, я, не просиживаю, с бумагами, по выходным. Так, что могу позволить себе и вырваться из этой клетки.

— Телефоны у меня записаны. Я тебе дам. Да и сама поговорю – так же уверенно, сказала мама.

— Место, мне не нужно. Машиной поедем. И палатку если надо, приобретём – подвела черту крёстная и я понял, что следующая поездка, точно без неё не обойдётся.

Потом был ужин и воспоминания о былых годах. Создавалось впечатление, что крёстная и мама готовы расцеловать друг друга, до того взволновали их воспоминания.

На второй день, мы погуляли по селу. Снова сходили попариться, в баньку. А на третий день, крёстная, долго не хотела отпускать нас и сама отвезла нас в город, сказав, что заедет на недельке.

Денис Донгар>

Продолжение следует…

Автор публикации

не в сети 10 часов

Весёлый парниша

22
Комментарии: 20Публикации: 49Регистрация: 23-03-2019
2 248
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Авторы комментариев
Альберт Последние авторы комментариев
Альберт
Гость
Альберт

Повезло сынишке…