Истории весёлого парниши 6

Предыдущий рассказ: Истории весёлого парниши 5

На следующий день, была пятница. День, долгожданного, отъезда на море. Мама, вчера вечером долго сидела, за бумагами, подгоняя какие-то дела, что бы сегодня, уйти с работы пораньше. К трём часам, как и обещала, подкатила крёстная. Мы еле расположили свои вещи. Багажник был забит новыми приобретениями для нашего отдыха. Сбоку, особнячком, стояла кастрюля с шашлыком. У меня слюнки потекли, когда представил мангал, на фоне синего моря.

Крёстная позвала в салон и мы быстро уселись, мама спереди, а я сзади. Через пятнадцать минут были на месте сбора. Почти все уже собрались. К внедорожнику сразу подошла серьёзная, руководитель группы. Крёстная объяснила ей, что всё оговоренное ранее, куплено и, спокойно, ждёт своего часа в багажнике. Старшая, как-то учтиво, начала благодарить крёстную, за столь щедрое спонсорство:

– А. Пустое – говорила крёстная – лишь бы всем хорошо и для пользы дела было.

А ко мне, подошла, нет, подбежала Проказница. После моря, мы так и не виделись, только созванивались. Поэтому я, искренне, обрадовался, чего нельзя было сказать о моей подруге. Она, было, прижалась ко мне, с улыбкой, но тут же отстранилась.

– Что случилось? – удивлённо спросил я.

Проказница, виновато, посмотрела на меня:

– Извини. Просто телу больно. Я, вчера, решила, перед морем, загара добавить. Уговорила, подругу и мы, на крышу подались, да не рассчитали. У меня попка, спереди и пол спины, в волдырях. Мама мажет меня мазью, постоянно и загорать запретила. Только в купальнике и то, понемногу.

У меня отлегло:

– И ты из-за этого расстроилась? Глупенькая.

– Мерси за комплеман. Только я чувствую себя, в купальнике, как жареная черепаха в панцире – сострила Проказница.

Я решил пойти другим путём:

– А я думаю, будет не плохо смотреться, твой купальник, на фоне голых мужских тел. Я такое, не раз видел на, пляжных, фотках, по интернету. Не такая уж и редкость, когда женщина в купальнике, а мужчина без ничего.

Похоже, подействовало:

– Бывало, попадалось подобное. А я и не вспомнила даже – сказала Проказница, явно, повеселев.

– Ничего. Походишь в купальнике. Не зли маму – подвёл итог я.

– Конечно, конечно – согласилась она – Ведь мама, меня брать не хотела, пока я не согласилась, на её условия.

А старшая, группы, тем временем, представила новичков. Молодая пара – девушка, лет девятнадцати-двадцати и парень постарше. Две, тётеньки, средних лет. Крёстную, представила особым тоном, как прекрасную женщину и спонсора группы.

Начали рассаживаться в автобусе. Мы же, с мамой и детворой, как и было, оговорено, пошли к внедорожнику. Проказница, осторожно села на заднее сиденье, рядом, со мной и легонько прижалась. Её братишка, сразу же начал выкидывать коники, на счёт сидеть спереди. Но его мама, быстро привела к реальности, сказав, что сейчас в автобус заберёт или, вообще, домой отправит. Малой уселся возле окна и минут, через десять, после отправления, к нашему удовольствию, задремал.

Мы тронулись, следом за автобусом. Крёстная свободно вела себя за рулём. Автобус ехал не быстро и она даже позволяла себе разговаривать, поворачиваясь назад. Похоже, ей, приглянулась Проказница и она засыпала её вопросами обо всём, от увлечений, до занятий в школе. Особо остановились на причёске Ксюши. Это была, так называемая сеточка, с множеством косичек от головы. Крёстная пожелала тоже такую, на время отдыха:

– У Вас не такие длинные волосы как у меня, но мы, с мамой, что ни будь, придумаем – ответила на просьбу, Проказница.

На этом разговор их не окончился. Крёстная сказала, что очень рада, что такая хорошая девочка, дружит с её крёстником. Она также надеется, что эта дружба будет только укрепляться. Узнав, за короткое время, крёстную, как настойчивую и упрямую женщину, понял, что теперь мы с Ксюшей, под её особым контролем.

Так, за разговорами и пролетело время, не заметно.

Автобус остановился на привычном месте и из него, сразу высыпали отдыхающие. Подошли и мы. Слово, снова, взяла старшая группы:

– Никаких особых изменений в распорядке. А вот, в благоустройстве лагеря изменения. У нас добавилось палаток. Теперь будет ещё хозяйственная, а также ещё один, раскладной, стол и стульчики. Теперь, пожалуй, за столом, все поместятся. Прошу всех принять участие и быстро разбить лагерь. По традиции дети и новички, могут сразу отправляться в море – и посмотрев на пожилых тётушек, продолжила:

– Можно и в купальниках, но надеемся, что вы, со временем, захотите быть равными с нами.

Я услышал, что мама Ксюши, шепнула моей, что это знакомые нашей старшей и когда, на свободные места не нашлось натуристов, она предложила им, явно с намерением, завлечь, их, в голое движение.

Я, себя, уже не чувствовал ни детьми, ни новичком, поэтому сразу принялся помогать взрослым с палатками. Проказница сказала мне:

–  Я, пойду, купальник примеряю и подожду тебя.

Я согласно кивнул, уступая ей, так как боялся, что она начнёт качать своё и её мама, вообще запретит и море и пляж. Работы по устройству лагеря продолжались. Всем пришлась по душе хозяйственная палатка. Конечно. Теперь сумки, можно было складывать в неё, а в палатках освобождалось, прилично места. Оценили, разумеется, с положительной стороны и нашу палатку. Она была комбинированная, то есть, просторная четырёхместная и это, на троих и тент, для внедорожника. Всё, как одно целое. Ещё и небольшой козырёк, от солнца, где можно было бы даже небольшой столик поставить. Новшество смотрелось, наверное, как дом крёстной, в её селе, возле обыкновенных, домишек.

Подошла Ксюша. На ней, вместо купальника, была белая, хлопчатобумажная майка, с тонкими брительками на плечах. Видя мой заинтересованный взгляд, Проказница, сразу пояснила, что купальник тесный и обгорелому телу больно в нём. Вот, мама, ей и натянула эту майку, больше на ночнушку похожую. Но правда тело не натирает.  Проказница приподняла майку, показав реденькие и коротенькие волосики на лобке. Но не это было объектом демонстрации. Ярко-красный живот и даже, кое-где, маленькие волдыри, подтвердили, что Ксюша не врёт. Похоже, она смирилась с мамиными условиями. Ксюша начала помогать в окончании установки нашей сверх-палатки и сверкала то красной попкой, то подгоревшим лобком. Майка была не длинной, до середины бедра.  И вот, моя мама и крёстная, отправили нас в море. Сказали, что сами всё доделают. Я разделся и взяв Проказницу за руку повёл на пляж. Она косилась на меня, потом на свою майку и  мне показалось, что такой контраст между голым мальчишкой и одетой девочкой, ей по душе.

– Как-то себя чувствую возвышенно – честно сказала она, поглядывая на, мои, телеса.

Возле воды, она, оглянувшись, хотела стянуть майку, но я запретил. Рядом с нами, остановилась новенькая пара. Девушка, вблизи, показалась ещё моложе, чем при отъезде.

– А есть ли здесь место, что бы уединиться немного от строгих глаз ваших мам и старшей группы? – спросила девушка и обняла своего парня за попу, ещё и погладила её.

Видя это, Проказница и себе руку положила, ну конечно мне, на мягкое место:

– Я могу показать. Хоть сейчас, идёмте – с готовностью, сказала Ксюшка.

Я, снял её руку, со своих полушарий и сказал новеньким:

– Где-то через часик, а то и раньше, будет готов ужин с шашлыком. Здесь всё строго. Никто ни вас, ни нас, отдельно кормить не стает.

– Тогда давайте, после трапезы, здесь встретимся и милашка, нам, покажет, Ваше, тайное место.

Пришлось согласиться. Если новенькие найдут нашу, песчаную, косу сами, то посчитают её своей, а так, они, как бы, у нас, в гостях. Девушка, улыбнулась нам и как, мне, показалось, подмигнула Проказнице.

Мы вошли, в воду и девушка опять начала донимать нас:

– А ты чего одетая. Парня своего стесняешься? Или мама не разрешает?

Ксюшу это немного разозлило и она, как бы, даже сдерживаясь, сказала, что этот парень любит, когда она при нём, так купается. И вообще, она, ему, в любом виде нравиться. Тут уже усмехнулся я:

– Да обгорела она. Мама ей, запретила, не прикрывшись на солнце появляться. Вот и весь секрет.

– Ой, извини, милашечка. Я же не знала – сказала девушка, явно, примирительным тоном.

– Я, не милашка. Я Ксюшка Проказница – парировала, впрочем, без зла в голосе, моя подружка.

Я посчитал конфликт исчерпанным и мы пошли, с Ксюхой, поглубже в море. Новенькие тоже окунулись, но направились в другую сторону. Очень предусмотрительно, подумалось мне. Сейчас любая шутка, любое слово, может вывести Проказницу из себя.

Постепенно тело привыкло, к воде и мы долго купались. Ксюша рассмешила меня, когда начав нырять, доставала красивые камушки и ракушки и отдавала мне, со словами:

– На. Положи, куда ни будь.

Потом сама смеялась, со своей шутки, поглядывая на мои голые полушария и мокрый член. Пришлось мне бегать на берег и складировать столь «ценные» морские артефакты.

Время пробежало не заметно и мама Проказницы, позвала нас на ужин. Мы помахали новеньким и те, тоже, потянулись к берегу.

Шашлык крёстной, оказался бесподобным, как, впрочем и остальная снедь. Были довольны и другие отдыхающие. В этот раз, все поместились за двумя столами, да ещё и на, раскладных, стульчиках.

Крёстная заметила, что одного тента мало, он закрывает, только, полстола, но на следующий раз, она, этот вопрос решит. Её заявление было встречено всеобщим одобрением.

После застолья, пока Солнце совсем не опустилось, все потянулись на пляж, а мы, как и собирались, на свой пятачок.

– На косу пойдёте? – спросила мама Ксюши и не дождавшись ответа, продолжила:

– Отдыхайте, где и в прошлый раз, что бы я видела. А то моя, принцесса, сбросит майку, с себя и ещё сильнее обгорит.

– Не волнуйтесь. Мы, ни куда, дальше не пойдём. Так, что нас, будет видно. Да и Солнце уже не печёт – серьёзно, сказал я и мама Проказницы, взяв малого, за руку, малого, отправилась ближе к морю.

– Братишку её, с собой, заберу. А то, он, цепляться будет, а ей и так не сладко.

Это я принял и на свой счёт – надо поберечь и пожалеть подругу.

– Мама. Всё хорошо будет – сказала, вслед, Ксюха.

Новенькие пошли следом за нами. На косе мы расположились на месте, хорошо просматриваемом из лагеря. Девушка, с парнем, немного посидели рядом, а потом перебрались за, маленький, барханчик и скрылись от посторонних глаз. Приглашали и нас, но мы пообещали не скрываться и остались на своём месте. Вскоре они отправились в море, а мы, тоже. Правда, понежились, перед этим, на песочке. Купались долго и когда вышли, я, не осторожно, плюхнулся на коврик, но промахнулся и измазал весь живот, в песок. Проказница обрадовалась такому стечению обстоятельств и начала снимать , сметая, песок. Особенно досталось члену. Ни одной песчинки на нём не осталось. Она, ногтиками, умудрилась вытаскивать их, даже из складок мошонки. Ксюша, попутно, рассказывала, свои, интересные истории о соревнованиях по гимнастике и предыдущих поездках, на море. Я, даже, задремал ненадолго.

А рядом, с нами, расположились, две тётентки, которые приехали впервые. У них был, не большой, тент и они умело, натянули его. Тут же обратились к Проказнице.

– А тебя Ксения, зовут? Мама, твоя, направила нас к тебе и попросила, под навес забрать. Говорила, ты обгорела сильно.

– Да есть такое. Но я, под тент, не собираюсь – уверенно, ответила Ксюша – тем более скоро наше светило за горизонт упадёт.

Она, завидев незнакомок, бросила чистку, моего члена, но начала мять и гладить живот. Надо сказать, что тётненьки, были в купальниках, но ничуть, меня не смущались. Я же, тоже, спокойно, лежал на животе, не думая прикрываться.

– Позвольте, нам, тут, рядом, с вами, побыть. Там мужчины все, абсолютно голые, а мы ещё не привыкли, к этому дружному коллективу и не хотим, в чём-то, вызывать дискомфорт  у публики – сказала одна из женщин.

Ксюха улыбнулась, а я кивнул в знак согласия.

– Меня Любой зовут, а это Катя – отрекомендовалась одна из них – Мы сёстры. Причём, близнецы.

Я, с удивлением, посмотрел на них. Сёстры были не похожи, друг на друга.  Только, что представившаяся женщина, заметила мой интерес и сказала:

– Мы по дате рождения близнецы, а так, мы двойняшки.

Я улыбнулся. Мне стали симпатичны эти, не похожие, близняшки.

Заговорила и вторая женщина, обращаясь к Проказнице:

– Нет, нет. Массаж так не делают.

Она подсела ближе и сказала Ксюхе:

– Разреши, пожалуйста.

Вторая женщина, обратилась ко мне:

– Она знает толк. В массажном кабинете работает.

Ксюша, немного, отодвинулась, а женщина, которую звали Екатерина, присела ближе. Она посмотрела на меня, как бы спрашивая разрешения на массаж. Я, еле заметно, кивнул и массажистка начала процедуру. Её пальцы, легко легли мне на грудь и начали гладить тело. Движения её рук становились увереннее, а надавливания сильнее. Но тут она остановилась и сказала:

– Ты послушный и дисциплинированный пациент. Обычно парни стесняются массажей. Я всегда объясняю, что настоящий массаж, делается по голому телу. Резинки только помеха. Но многие отказываются. Даже мужчины и те робеют, как мальчишки.

Новоявленная массажистка, подсела ближе и предложила:

– Если ты, не против, то, я, начну сеанс полного, общего массажа. Перевернись на живот, пожалуйста.

Я посмотрел на Проказницу и перевернулся на живот. Ксюшка смотрела на меня насмешливым взглядом, типа, что, вляпался?

А массажистка начала активно мять мне ступни  и икра на ногах, постепенно подбираясь полушариям.

– Раздвинь немного ноги – попросила массажистка и после того, как я исполнил, активно начала разминать внутреннюю часть бёдер. Подымаясь выше, даже не раз касалась яичек, но я не подал виду. Когда мяла попу, то начала с поглаживаний, постепенно переходя, на интенсивное, разминание мышц и чувствовал, как раздвигаются полушария и лёгкий морской ветерок обдувает анус. От мысли, что его лицезреют и массажистка и её сестра, и Проказница, мой боец стал колом. А руки профессионалки уже во всю, гуляли по спине. Когда мяла шею, к меня даже мурашки по телу бегали.

– Со спиной покончили. Переворачивайся – любезно приказала Катерина. Но я не спешил. Мой член напрягся, когда она массировала ягодицы и упорно, не хотел успокаиваться. Катерина, почувствовала пикантность ситуации и посмотрев на Проказницу, опустила руку к попе и потрогала яички. Они налились и округлились:

– Понятно. Но это не та ситуация, которая должна вызвать негативную реакцию – и она посмотрела на Ксюшу – Орган отреагировал на массаж рядом с ним и это естественно и предсказуемо. А естественно, что?

– Не безобразно – весело отозвалась Проказница. Судя по лицу, её заворожил, массаж и она всматривалась в каждое движение профессионалки.

– Тогда смело ложимся на спину и продолжаем процедуру – с улыбкой произнесла Катерина.

Я послушал и перевернулся. Член даже не сделал попытки к опусканию, а я и не пытался, как-то прикрыть его. А массаж продолжался. Снова шея, грудь, плечи и живот. Когда очередь дошла до области ниже пупка, Катя подняла одной рукой прут, который лежал стрелой, мешая манипуляциям и больше минуты, разминала лобок и вокруг него.

– Хорошо когда шарики подтянуты к прутику. Удобно промежность массировать – сообщила Катерина, работая пальцами, в промежности.

Потом положив прут, на живот и начала гладить его. Другой рукой, она принялась надавливать вокруг ануса, поглаживая и промежность. Прут ещё больше затвердел и даже начал подёргиваться.

– Катя. Не переусердствуй. Не на массажном столе – предупредила сестру, Люба. Катерина убрала руку от ануса, а член ещё немного помяла и в основном яички. Я почувствовал, что скоро кончу, но Катерина, запустила палец под мошонку и эякуляция отступила. Потом были ноги и вскоре массаж был окончен, а я почувствовал лёгкость  и приятную негу, по всему телу. Проказница сразу стала хвалить массажистку:

– Тётя Катя. У Вас так хорошо получается. Прямо волшебство какое-то. А Вы сможете папу, также помять? Он часто на спину жалуется.

– Конечно – отозвалась Катерина – Как вернёмся в лагерь, приведёшь его ко мне. Помогу, чем смогу.

Она улыбнулась Проказнице. По всему видно было, что она понравилась Катерине.

Тут раздался голос новенькой девушки. Она, со своим парнем, вышла из воды и наше сообщество заинтересовали её:

– А что это ха текстильный пляж здесь открылся? – и засмеявшись от собственной шутки, продолжила:

– Уж не массажем занимаетесь? Я, извините, случайно услышала, ещё в автобусе, как Вы говорили, что имеете большой опыт, в этом деле.

– Да. Я работаю в массажном салоне – располагающе, ответила Катерина.

– Может, поможете? Тянет у меня от поясницы, почти до колена. А парня моего посмотрите? У него шея болит. Мы заплатим – начала просить Девушка.

– Бросьте. Я отдыхаю, поэтому процедуры даром – и осмотрев парня, с головы до ног добавила:

– Конечно, посмотрим.

– Меня Дашей зовут, А это Егор – кивнула в сторону парня девушка.

– Екатерина Владимировна. Можно просто, Катя – представилась массажистка. Она встала, а Даша предложила ей пойти на их коврик. Когда они шли на своё место, я обратил внимание, что у них сзади, на левых ягодицах, были выколоты одинаковые татуировки, в виде крылышек.

– Надо поторопиться. Сейчас, темнеть начнёт – услышал я, голос Екатерины, уходящей следом за Дашей и Егором.

Люба посмотрела им вслед и сказала:

– Солнце скоро совсем скроется. Можешь не бояться. Оно тебе уже не навредит.

Она посмотрела на Проказницу и добродушно улыбнулась. Та, обернулась в стону лагеря и сказала:

– Да мама может увидеть. Ругаться будет.

– Солнце, коснувшееся горизонта, уже не опасно – снова убедительно произнесла Люба. Проказница же, обратилась ко мне:

– Пойдёшь со мной купаться? Тётя Люба права. Уже не подгорю.

Я кивнул, а наша соседка снова сказала:

– А позвольте и мне с вами в море? Я даже разденусь совсем. Хотя и хотела это позже сделать, в последний день. Уж очень, меня парень твой раззадорил. Такой, красавчик и такой не закомплексованный – Люба посмотрела на Ксюшу и тут же начала стягивать плавки. Через несколько секунд, мы рассматривали великолепно сложенную фигуру женщины средних лет, только не загорелую. Она аккуратно сложила плавки и лиф и бросила на свой коврик.

– Я смотрю, сейчас модно лобки брить или подрезать – она посмотрела на мой член – а я вот, по старинке, с зарослями хожу.

– Ну, что Вы, тётя Люба. У Вас такая фигура. Вам все завидуют, наверняка –  похвалил я соседку.

–  Спасибо – улыбнулась она мне – А давай-ка посмотрим нашу пострадавшую. Ксюшечка, подойди ко мне. Не бойся. Я медик. Врач.

Люба осторожно прикоснулась к телу подошедшей Ксюши. Поводила пальцами по спине, животу, попке.

– Придётся тебе ещё в маечке походить. Твой парень, я думаю, не против будет.

Мы вошли в воду. У тёти Любы, действительно были длинные и густые волосы на лобке. Как только их коснулась вода, они сразу сильно обвисли и это , немного, смутило  её:

– Ну вот. Надо меры принимать.

– Ну разве, что чуть-чуть – отшутился я, снова заработав улыбку от знойной красавицы. Она поводила пальцами по лобку, а потом помяла грудь.

– Ты много сидишь за компьютером. Тебя осанка выдаёт и пальцы, на правой руке, показывают, что много мышу, в пальцах держишь – сказала новоявленная медичка.

– Да это так. Меня и мама ругает, что много сижу за монитором.

Посмотрев на мой член, тётя Люба, хотела ещё, что-то сказать, но глянув на Проказницу, сдержалась. А та, освободившись, от надоевшей майки, принялась нырять и дурачиться. Я, воспользовавшись этим, спросил:

– Вы хотели, что-то сказать мне, но только не при Ксюше.

– Да. Извини, сразу, за откровенность, но это хорошо, что тебе мастурбирует мама или подружка постарше Ксюши.

Я был ошарашен. Как она могла догадаться?

– Не удивляйся. По твоему пруту видно, что он подвергается регулярному массажу. А вот следов на нём нет. Парни плохо контролируют себя и оставляют отметины от пальцев, сильно сжимая прут. У тебя же этого нет и ладонь, не отдаёт желтизной. Да и не может мама, хоть сто раз мастурбируя тебе, повредить, что ни будь.

Откровенность этой женщины вызвали доверие к ней и я сказал:

– Да. Мама делает мне, всегда , когда получается торчок. Говорит, что не гоже перед людьми рисоваться с оттопыренными штанами.

– Очень правильно говорит. У неё поразительная интуиция. Она сразу поняла, что сексуальность пришла к тебе раньше сверстников и взяла это под контроль – очень умно и доходчиво пояснила тётя Люба.

– Тем более, что он, у тебя, просто красавец, не по возрасту – и она, взяв прут в ладонь, подержала его на весу, а потом пощупала яички и погладив их убрала руку.

Мне стало интересна, такая эрудированность знойной красавицы и я спросил:

– Тётя Люба. А откуда Вам известны такие тонкости и такие правильные диагнозы.

Снова улыбка и искрящийся взгляд:

– Я врач. Врач с редкой специализацией. Андролог называется. Это мужской врач, специализирующийся на мужских болезнях и проблемах. Проведя микроосмотр, должна сказать, что твой пенис, в прекрасном состоянии и … стоянии.

Она засмеялась, чем рассмешила и меня. Я был так увлечён разговором с «мадам докторшей», что не заметил, как после её прикосновений, член поднялся и хитро так, выглядывал из воды.

Подплыла Проказница, уставшая от ныряний и плавания. Увидев, моего гордо поднятого бойца, она начала проситься на берег. Я согласился с ней, а тётя Люба сказала:

– Идите, идите. Я ещё поплаваю.

Когда мы вышли на берег, Проказница сразу принялась вытирать меня и спросила:

– А что медичка, хотела от тебя. Что рассказала, что у тебя поднялся так? – и она положила руку на прут и не убирала её. Я решил, не юлить и быстро всё рассказать, про стоячки и про маму.

– Тётя Люба сразу сказала мне, что мама мне дрочит и это так. Я уверен, что это между нами – серьёзно сказал я. Ксюша удивилась, но кивнула, в знак согласия:

– Мама боится, что я, как многие, пацаны, буду систематически и часто гонять прут, чем наврежу себе. Поэтому. Когда у меня начинает торчать, она сбрасывает руками, мне напряжение. Боится, что на людях, это, со мной стояк случится, а как у нас к этому, сама знаешь. А ещё, что я увлекусь и это повлияет на психику.

– У нас, в классе, у мальчишки, торчать стал. Так его засмеяли – согласилась со мной, Проказница. Она продолжала держать прут, который не опускался и сказала:

– Я тоже хочу помочь тебе – и не дожидаясь ответа, начала водить кулачком по нему.

– Какая мама у тебя хорошая. Она мне так нравится. Не каждая, наверное, так решилась бы. Вот ты спокойный, уравновешенный, уверенный в себе. А другие мальчишки, нервные, не хотят учиться и боятся всего, что может их разоблачить. А мамки, им, не помогают. Хотя, и знают что те дрочат, но не помогают мальчишкам.

– Спасибо за понимание. Ты самая лучшая девчонка – сказал я, присаживаясь на покрывало. Когда улёгся, добавил:

– Поглядывай по сторонам. Не надо, что бы нас видели – я взглядом показал на свой прут и её руку. Ксюша кивнула и с улыбкой, примостившись рядом, продолжила водить рукой.

Я не успел кончить. Пришла тётя Люба, а вскоре и Катерина. Увидев голую сестру, сказала просто:

– А собирались в последний день попробовать.

Проказница, ещё до её прихода, отпустила член и стала натягивать майку. Новенькие, Даша и Егор, тоже подтянулись. Начало темнеть и из лагеря начала махать мама Проказницы. Пора идти обратно. На душе было приятно. Проказница не баловалась. Познакомился с хорошими тётеньками, и даже получил приятный массаж.

В лагере, я не узнал крёстную. Мама Проказницы, не стала отвлекать, дочку и сделала, обещанную причёску, сама. Крёстная стала похожа на самую красивую, из всех, папуаску. А ещё она сбрила волосы, с лобка и её, щелка, слегка раздвинутая, покрылась, первым, красноватым загаром.

К Катерине, выстроилась очередь, желающих подправить свои опорно-двигательные аппараты и общее состояние организма. Первым был папа Ксюши и по-моему, остался очень доволен.

А мы, с Ксюшей, имели ещё один разговор, с докторшей. Тогда Ксюша спросила:

– Тётя Люба. А как вы стали таким редким врачом?

Тётя Люба, легко и на принуждённо ответила:

– Мы, с Катей, поздние дети. Даже слишком. Маме было уже далеко за сорок, а папе ещё больше. Они поздно поженились. Мама впервые, а папа второй раз. Первая жена его, умерла и он долго был вдовцом. Роды были тяжёлые. И когда на свет попросился, второй ребёнок, а это была я, то у врачей закралось сомнение, выживет ли роженица. Но мама настаивала. Она не могла прервать рождающуюся жизнь. Рожала она в своей больнице и весь персонал переживал и сочувствовал ей. Всё обошлось. Правда врачи сказали, что когда вышла, вторая, девочка, все вздохнули с облегчением. Было опасение, что мальчик, убил бы её.

Когда мы, выросли и настало время определиться в жизни, наши родители уже были на пенсии. Мы решили идти в медицинский. Сестра выбрала специализацию, спортивная медицина, а меня мама уговорила пойти по её стезям и стать андрологом. Аргумент, который перевесил и  помог в моём выборе, был таков:

– У мужчин не меньше проблем, чем у женщин, а по правде, сказать и больше. Я, до сих пор, вспоминаю радостные и благодарные лица, излеченных, мною, мужчин. Очень хотелось, что бы ты пошла по моей дороге. Уж больно мало таких специалистов и много мужчин лишены элементарной помощи.

Я, похожа, на маму и согласилась с ней. Учёба шла довольно легко. Помогала мама, знаниями и опытом. Сейчас она, уже в преклонном возрасте и радуется за дочек, особенно за меня. Я же и степень научную получила и совмещаю науку, преподавание и практику.(*)

Ксюша сидела и слушала, интересный рассказ, разинув, рот. Мне даже смешно стало. Потом её забрала мама, но Проказница, успела поцеловать меня, в щёку. А я, добравшись до палатки, уткнулся в подушку и сразу, крепко уснул. А мама и крёстная ещё долго, отмечали в компании начало очередного отдыха.

 

(*) Упомянутые, в выделенном тексте фигуры мамы и папы сестер-двойняшек – это Шоколадная тётенька и Кэп, из рассказов о мальчишке натуристе,  любящем ходить голышом.

 

Денис Донгар

Продолжение следует…

12 019
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments