ИСТОРИЯ ДЕВОЧКИ МАШИ Часть 5

На следующее утро Маша проснулась от нежных прикосновений к своим сосочкам. Не открывая глаз она повернулась поудобнее, подставляя ласкам свою грудку, и слегка раскинула ножки в стороны.

– Машенька, просыпайся, – сказал папа, – Вставай соня, а то завтрак проспишь!

– У-у-ух! – Маша сладко потянулась и села на диване. Ещё раз зевнув, она пошла умываться.

– Футболочка в шкафу, трусишки на балконе на верёвке, – сказал папа, когда Маша вышла из душевой. Маша, как была совершенно голенькой, так и вышла на балкон. На балконе она увидела, что шортиков уже не было, это папа их снял и убрал. Машины чёрные стринги одиноко висели на верёвке за перилами. Маша придвинула к ограждению какой-то ящик, стоящий в углу, и, встав на него, потянулась за трусиками, резинка которых была крепко завязана на узел за неимением прищепок.

– Привет, соседка! – вдруг услышала Маша. Девочка обернулась и увидела женщину лет тридцати на соседнем балконе.

– Зарасти, – робко ответила Маша, стараясь не поворачиваться передом.

– Меня Верой зовут, – продолжала женщина, – а тебя?

– Маша, – ответила девочка.

– И что же ты, Маша, всегда дома голенькой ходишь? – спросила Вера.

– Нет, в трусиках, – ответила Маша, – только так получилось, что у меня здесь только одни трусики.

– Понятно, – сказала Вера, собирая купальники с верёвок, – А я вот, с дочками сюда приехала.

– А я с папой!

– И ты так при папе ходишь? – удивилась Вера, – Молодец. Маша, а можно тебя сфотографировать?
Маша не возражала.

– Тогда я сейчас за фотиком сбегаю, – сказала Вера, – только ты трусики пока не надевай! Я хочу тебя голенькой сфотографировать. Ты же не против?

Последние слова Вера сказала скорее с утвердительной интонацией, как бы не принимая возражений. Она убежала в комнату, а Маша осталась на своём балконе и снова занялась узлом на своих трусиках, прижавшись лобком к ограждению. Через минуту соседка вернулась. С собою она взяла двух девочек пяти и шести лет.

– Ты ещё здесь? – обратилась она к Маше, потом она сказала своим дочкам, – Вот, доченьки, смотрите, как надо дома ходить!

– Мама! – вскрикнули девочки.

– Что, мама? Девочка с папой приехала и не стесняется. Пока мы в номере, будете ходить голышом, это не обсуждается. Понятно, Наденька?

– Да, – сказала старшая девочка.

– Понятно, Любаша?

– Да, мамочка, – ответила младшая девочка.

– Так, Маша, теперь пофотографируемся, – сказала Вера Маше, – Можешь к нам повернуться?

Маша повернулась лицом к соседке.

– Отлично, – сказала соседка, сделав снимок, – Ручку убери, не стесняйся, никто тебя не видит.

Маша убрала руку, которой на автомате прикрылась.

– Классно! – сказала Вера, – И волосы назад откинь.

– Ну, что ты тут копаешься? – крикнул Машин папа, выходя на балкон, – Доброе утро, соседи, – поприветствовал он Веру с дочками, – Игорь, папа этой копуши.

– Вера, – ответила соседка, – Вы дочку свою не ругайте, это я её задержала. Как увидела, так сразу захотелось сфотографировать это чудо! Вы, кстати, не возражаете, что я её голую фотографирую?

– Нисколько, – ответил Машин папа, – Только думаю, на завтрак идти пора, а Машки всё нет.

– Точно, а я и забыла, совсем с Машей закружилась, – сказала Вера, – Ладно, Маша, как-нибудь попозже устроим тебе фотосессию.

Соседка с дочками ушли с балкона. Папа отвязал Машины стринги и с дочкой скрылся в номере.

– Ну, ты доченька даёшь! Уже перед посторонними голая позируешь. Неужели тебе не стыдно? – спросил папа.

– Ну, поначалу было, – ответила Маша, надевая трусики, – а потом как-то доверилась тёть Вере. Ты думаешь, я зря согласилась?

– Да нет, если ты не испытываешь по поводу своего голого вида никакого дискомфорта, то всё нормально, – ответил папа, – я бы тоже хотел к ней присоединиться и поснимать мою красавицу. Надевай футболку, и пойдём уже.

Маша достала одежду из шкафа, папа собрал её волосы в хвостик, и они вышли из номера. Подходя к столовой, они поравнялись с новыми знакомыми.

– И снова здравствуйте! – сказал папа.

– А, это вы, ещё раз доброе утро, – ответила Вера, – Давайте к нам за столик.

Маша с папой приняли приглашение и все впятером прошли к столу возле окна.

– Ух, какой цветник! – ухмыльнулся папа, присаживаясь на стул с краю.

– А интересные у Маши трусики, – завела разговор Вера, – где вы такие взяли?

– Да, в спортивных магазинах можно поспрашивать, – ответил Машин папа, – Мы с Юлей записали её на гимнастику, а там такие требования были. Ну, с тех пор Машка и ходит в стрингах, другие трусики почти не носит. Кстати, на Ваших дочек там тоже есть размеры.

– Здорово! Ну, девочки, держитесь, приедем домой, куплю вам таких трусиков, – сказала она своим дочкам, – Хватит парашютным спортом заниматься! Пора приучаться к красивому!

– Кстати, откуда вы? – спросила Вера, отпив чай из гранёного стакана.

– Из G., – ответил папа, – Вчера приехали.

– Какое совпадение, мы тоже из G., третий день здесь, – сказала Вера, – А что, Маша часто по улицам голопопит?

– Нет, просто вчера перед ужином пошли фотографироваться и на свежую краску сели. Так что это единственная одёжка, не считая купальника, – ответил папа, – Эх! Такие шортики испортили. Кстати, не хотите взглянуть? – и шёпотом, – там, у шортиков небольшой секрет.

– Интересно, что там за шортики такие, – сказала Вера, беря папину камеру, – Ой, какие коротенькие! Красота!

– Ого! – Вера перелистнула на следующую фотографию, на которой Маша была передом, – Ничего себе! Надя, Люба, посмотрите, какие шорты.

– Обалдеть! – протянули девочки, разглядывая снимок.

– Маша, а тебе не стыдно в таком виде ходить? – просила Люба.

– Не-а! – рассмеялась Маша, – Ну, в начале, конечно, стеснялась, а потом привыкла.

– Смелая! – восхитилась Надя.

Тем временем Вера открыла следующее фото. На этом кадре Машин папа крупно заснял дочкину писю, выглядывающую из шортиков и перетянутую шнурком.

– Девочки, посмотрите, какая у Маши писечка пухленькая! – сказала Вера, показывая дочкам снимок.

– Ух, ты-ы! – воскликнули девочки.

– Мама, а у меня пися красивая? – тихо спросила Надя и залилась краской.

– Конечно, доченька, и у тебя, и у Любы! – ответила Вера, – Знаете, как мне нравятся ваши холмики?

Вера с дочками просмотрели ещё несколько фотографий, сделанных в пансионате, как вдруг, открылся снимок, сделанный папой перед отъездом.

– Ничего себе!!! – воскликнула Вера и перевернула камеру маленьким экраном вниз, – Даже и не знаю, стоит ли такое моим девочкам показывать.

– Мам, что там? – спросила Надя.

– Мам, ну покажи-и-и! – любопытствовала Люба.

Машин папа пересел к Вере поближе и глянул на экран. Там красовалась широко раскрытая Машина пися с узлом между половых губок.

– Да пусть посмотрят, – сказал он и передал камеру Наде. Надя и Люба смотрели на снимок и от удивления не могли вымолвить не слова.

– Знаете, как приятно, – сказала им Маша. Надя и Люба посмотрели на Машу. В их взгляде читалось недоверие.

– Очень приятно, и ни капельки не больно, – заверила их Маша, – Чуть-чуть щекотно.

– Вера, Вы только не подумайте, что мы с Юлей над Машей издеваемся, – сказал Игорь, – мы не делаем ей больно, или чего-то, что она не принимает. Во время наших игр мы не доводим Машу до предела, только удовлетворяем её естественный интерес и делаем ей приятное.

– Да я и сама, если честно, хотела бы поласкать моих малышек, – призналась Вера, – да только не знаю с чего начать, чтобы не напугать их.

– Ну, думаю, стоит начать с подмываний, – начал рассказ Машин папа. В своём рассказе он поведал о своих и Юлиных играх с Машей.

– Главное, чтобы девочки Вам доверяли, – заключил Игорь, – Если хотите, можете посмотреть, как я купаю Машу, и повторить со своими дочками.

– Спасибо за приглашение, вечером после ужина зайду, – сказала Вера.

Так за разговорами прошел завтрак. После еды папа отдал Маше ключ от их номера и отправил девочку переодеваться, а сам направился к главному корпусу, разузнать, где можно позвонить.

– Увы, – сказала девушка в приёмной, – Неделю назад был у нас сильный ураган, повалил две опоры, ещё молния ударила в какое-то там оборудование. Связисты говорят, работы недели на две, не меньше. Нам ещё повезло, что электричество к нам идёт с другой стороны, а то бы без света насиделись бы. Два села уже пятый день обесточены. А сотовые операторы устроили профилактику, Вы сами видели, с какими перебоями работает сеть в N.

Не солоно хлебавши, Игорь вернулся в номер. Когда он вошёл, Маша уже ждала его, сидя на подлокотнике дивана, одетая в одни лишь крошечные трусики от купальника. В руках она держала лифчик.

– Уже готова? Молодец! – сказал папа, обхватив ладонью Машину грудку, – Давай помогу лифчик завязать. Или так хочешь пойти?

Папа затянул шнурки верха купальника и начал собирать спортивную сумку. Он положил большое покрывало и два полотенца. Маша принесла защитный крем.

– Молодец, Машунь! Одежду свою давай, или ты думаешь, я разрешу тебе после купания ходить в мокром? – сказал папа. Девочка передала ему футболочку с трусиками. Переодеваться папа не стал, потому что надел плавки ещё с утра, пока Маша спала, – Всё, можем идти!

Маша с папой вышли на стоянку возле пансионата. Там уже собирались отдыхающие в ожидании автобуса до пляжа. Папа пошарил по карманам и дал Маше денег:

– Маша, пока ждём, сходи-ка в магазин, купи чего-нибудь на пляже пожевать.

Маша направилась, виляя голой попкой, к кафе-магазину, где они накануне обедали.

– На пляж собралась? Красивый у тебя купальник, – сказал продавец, оценивающе разглядывая Машу. Он помог девочке определиться с выбором печенья. В результате получился полный пакетик.

– Осторожно, под низ поддерживай, а то порвётся, – сказал продавец, передавая ей тугой кулёк, – Так, ты мне даёшь тысячу, значит я тебе ещё шестьсот сорок сдачи должен.

Продавец отсчитал сдачу и, глядя на Машу, держащую обеими руками пакет с печеньем, сказал:

– Куда бы тебе сдачу положить? Знаю, – Он вышел из-за прилавка и присев перед Машей потянул краешек её трусиков вниз, – Не возражаешь?

Продавец заправил сдачу за край Машиных трусиков, заодно полюбовавшись её писей. Потом он взял со стеллажа шоколадку и тоже заправил её в Машины трусики.

– Это тебе за красивые глаза и красивую писечку, – улыбнулся он, – Придёшь голенькой – скидку сделаю!

Маша вернулась на стоянку, куда уже пришли их соседи. Игорь о чем-то разговаривал с Верой. Надя с Любой весело резвились вокруг взрослых. На Вере была широкая синяя юбка и розовый топ, на девочках были легкие сарафанчики канареечного цвета в цветочек на крупных пуговицах.

– А вот и моя красавица, – сказал папа, заметив подходящую к ним Машу.

– Молодец, – папа потрепал Машину чёлку, – Давай пакет сюда.

Кулёк с печеньями отправился в папину сумку. Потом папа вытащил сдачу из Машиных трусиков, ухмыльнувшись про себя, куда её положили. Как только её руки освободились, Маша вытащила шоколадку из трусиков.

– Ой, какие масенькие у Маши трусики! – восхитилась Вера, когда Маша оказалась к ней лицом, – Не боишься, что они на тебе лопнут?

– Не-а! – Маша замотала головой.

И вот, наконец, на стоянку заехали два ПАЗика. Машины были хоть и не новые, но вид их говорил, что за ними ухаживали, как следует. Под лобовыми стёклами у них были таблички с надписью «ПЛЯЖ». В один из них и погрузилась наша пятёрка. Когда автобус заполнился, он развернулся и покатил к деревне, подкидывая своих пассажиров на каждой кочке. Когда горная гряда оказалась позади, Игорь достал из кармана телефон. Сигнал был минимальный и периодически исчезал совсем. Игорь попробовал набрать сообщение, поняв, что звонить в таких условиях невозможно. «ОШИБКА! СООБЩЕНИЕ НЕ ДОСТАВЛЕНО» – пикнул телефон. Проехав деревню, автобус свернул на грунтовую дорогу и минут через десять остановился в тени деревьев. Через негустую лесопосадку виднелось море. Когда пассажиры покинули салон, Машин папа спросил у водителя, есть ли в деревне вещевой рынок. Оказалось, что есть, и папа решил после обеда сводить туда Машу. А пока наши герои прошли по тропинке через лесопосадку и оказались на песках, оборудованными кабинками для переодеваний.

На пляже Игорь расстелил покрывало.

– Вера, не хотите присоединиться к нам, – позвал он соседей, – Девочки, кушайте печенье.

Маша разломала свою шоколадку. Вера, раздевшись до купальника, села на край покрывала и стала расстёгивать сарафанчики на своих дочках. Под сарафанами у них были раздельные купальники, на Любе сине-зелёный, а на Наде розово-сиреневый, с закрытыми попками и сплошными топиками.

– Ну, что Маша, пойдём окунёмся! – сказал папа и подхватил девочку на руки. Зайдя в воду по пояс, он опустил дочку, – Держись за руку и попробуй лечь на воду. Просто расслабься, я рядом.

Маша взялась за папину руку и вытянулась в струнку. Свободной рукой Игорь подхватил девочку под живот.

– Молодец, дочка, попку выше держи. Вот так! Сейчас не пугайся, я тебя отпущу, – он убрал руку из-под Машиного живота, и девочка осталась покачиваться на волнах, – Здорово. Теперь попробуй грести ногами, видела, как лягушата плавают?

Маша начала барахтаться, опираясь на папину руку. Когда она сделала несколько кругов, папа сказал:

– Хорошо для первого раза. Устала, Маша? Хочешь, я тебя покатаю?- они вылезли поближе к берегу и папа принял упор лёжа, – Залазь на спину и держись за плечи.

Маша оседлала папу, и он оттолкнулся от дна. Уверенными гребками Игорь рассекал солёные волны, отдаляясь от берега, а Маша визжала от восторга. Проплыв пору сотен метров, Игорь стал возвращаться. Выходя на берег, он подхватил девочку под коленки, и Маша прокатилась на папе до самого покрывала, где их ждала Вера со своими дочками.

– Классно! – пискнула Маша, сползая с папы.

– Ух ты, какой сюрприз! – сказала Вера, указав на Машин купальник, который намокнув, стал почти прозрачный.

– Ой! – Маша на автомате сжалась.

– Меня, что ли, испугалась? – рассмеялась Вера, – Я же тебя утром голышом видела и ты мне даже попозировала. Ладно, не буду тебя смущать. Девочки, айда купаться.

Вера с Любой и Надей отправились к воде, оставив Машу с папой наедине.

– Ну, дочка, ложись, сейчас я тебя намажу! – сказал Игорь, достав бутылочку с лосьоном. Он свернул пару полотенец и подложил валик Маше под бёдра. Потом он провёл руками по дочкиной спине.

– Так, давай развяжем твой лифчик, а то в пальцах путается, – сказал он и потянул завязки. Промазав Машины руки и спину, папа перешёл к ногам. На последок он оставил дочкину круглую попку и выглядывающие из-под края трусиков складочки Машиной писи.

– Переворачивайся! – сказал он, хлопнув Машу по попке. Девочка повернулась, подставив голую грудку под папины руки. Папа растёр лосьон по груди и животику дочери и оставил по капле крема на её сосочках. Потом Игорь перешёл к бёдрам.

– Писю мазать будем? – спросил папа и, не дожидаясь ответа, сдвинул Машины трусики в сторону. Он набрал лосьон на ладонь и стал наглаживать холмик между дочкиных ножек. Его средний палец скользил между половыми губками.

– А, мажетесь? – вернулась Вера, наплескавшись с детьми в прибое, – А вот и мы вернулись!

– Да, уже заканчиваем, – ответил Игорь, продолжая ласкать дочкину писю. Сделав ещё несколько поглаживаний, он вернул кусочек ткани на место. Маша сладко потянулась, видно было, что ей нравились папины действия.

– Лифчик надевать будешь? – спросил её папа. Маша поморщилась, приложив к груди мокрый и холодный верх от купальника, – Если не хочешь, убери его в сумку, – предложил папа, что Маша и сделала, оставшись в крошечных полосатых трусиках-стрингах.

– Девочки, снимайте лифчики, – сказала Вера своим дочерям.

– Ну, ма… – закапризничала Люба.

– Что, «ма…», – перебила её Вера, – видишь, Маша постарше тебя будет, и то не стесняется, давай снимай.

Нехотя Люба и Надя расстались с лифчиками, оставшись, как и Маша, в одних трусах.

– Надя, Люба, а где крем? – спросила Вера, копаясь в сумке.

– Ой, забыли, – ответили девочки.

– Возьмите наш, – Игорь протянул Вере бутылочку, – здесь на всех хватит.

– Большое спасибо, – отблагодарила Вера.

Смазав тела девочек, Вера спросила их:

– Ну что, будем, как Маше, писюшки мазать? – и попробовала сдвинуть Надины трусики. Но девочка засопротивлялась, прикрываясь ладошкой.

– Не настаивайте, – шепнул Игорь Вере на ухо, – может младшенькая будет посговорчивее.

– Люба, будем писю мазать? – позвала Вера, но девочка замотала головой.

– Наверное, меня стесняются, – шёпотом предположил Игорь, – Думаю во время вечернего душа, они позволят Вам поласкать их бутончики.

– Девчонки! – громко позвала Вера, – Мы вас помазали, теперь ваша очередь. Намажете нам спины и можете пойти погулять. Захотите искупаться, позовёте!

Взрослые разлеглись, подставляя спины дочерям. Когда девочки закончили, они побежали играть в догонялки.

– Кстати, я не сказал за завтраком, что у нас дома считается нормальным пройтись голяком от душа до комнаты, – сказал Игорь, когда дети убежали.

– Ого! Интересно, как бы к такому отнёсся мой Мишка, – сказала Вера.

– Попробуйте, я думаю, ему понравится, – ответил Игорь, – И девочек тоже приучайте, просто не берите одежду перед купанием. Нагота – это нормально, иначе человек рождался бы уже в трусах.

Незаметно, время подходило к обеду. Надо было собираться, чтобы не опоздать на автобус.

– Дети! – позвала Вера носящихся вокруг девчонок, – Пора! Ещё разок окунёмся и будем собираться.

Взрослые взяли девочек за руки, и повели их к морю. Смыв с себя песок, пятёрка отдыхающих вернулась к покрывалу. Игорь протянул Маше её футболку, и пока девочка её надевала, потянул вниз дочкины трусики.

– Держи, – Игорь протянул дочке её любимые черные стринги и, прихватив шорты, направился к кабинке для переодевания.

Люба и Надя сделали движение, как будто хотели снять лифчики, и засмущались, осознав, что лифчиков на них не было. Вера надела им на плечи сарафанчики.

– Девочки, что-то я не нахожу ваших трусиков, вы что, и их забыли? – спросила Вера, перебирая вещи в сумке.

– АХ! – в ужасе воскликнули Надя и Люба.

– Такие большие девчонки, и всё мамка должна помнить, – ругала их Вера, – Сами себя наказали, поедете без трусов. Вы же не думаете, что я разрешу вам ходить в мокром?

Вера потянулась к Наде, что бы снять с неё трусики. Но девочка вцепилась в них, не давая себя раздеть.

– Надя, если порвутся, будешь голой купаться, – строго сказала Вера, – Под сарафаном всё равно никто не увидит.

Видать, перспектива остаться совсем голой подействовала на Надю, и она нехотя уступила.

– Вот и молодец, – заключила Вера, быстро застёгивая пуговицы. Неожиданно, нижняя пуговица на Надином сарафане оторвалась. А надо сказать, что нижние пуговицы, что у Нади, что у Любы, располагались чуть ниже уровня трусиков, а предпоследние – на уровне пупка.

– Люба, давай сюда свои трусишки, – обратилась Вера к своей младшей дочери. Люба не сопротивлялась, но по выражению её лица было понятно, что делает она это неохотно. Подумав, что дочек стоит поставить в равные условия, Вера не стала застёгивать Любе нижнюю пуговицу.

– А вот и Машин папа идёт, – сказала Вера, закончив с дочками, – Пойду тоже переоденусь.

– Ну что, девчонки, поможете покрывало свернуть? – обратился Игорь, подойдя к девочкам. Пока Игорь с девочками сворачивал покрывало, он заметил, как расходятся полы их сарафанов, открывая их секреты. Он не стал акцентировать внимание девочек на их вид, полагая, что для них стоит сперва привыкнуть просто ходить без трусиков, а уже потом можно будет и поэкспериментировать с осознанными засветами. Маша тоже не стала ничего говорить новым подружкам, помня, как её отвлекала Ира, а потом они с Ирой отвлекали Аню. Тем временем Вера переоделась и вернулась к месту их стоянки. Собравшись вместе, пятёрка отдыхающих отправилась к автобусу.

– Решили устроить своим красавицам первую тренировку? – тихо спросил Игорь Веру.

– Ага. Трусы они забыли! Ну не в мокром же им ходить, а пока с Надькой боролась, пуговица у неё оторвалась. Ну, я подумала, и не стала младшей нижнюю пуговицу застёгивать. Думаю, надо будет ей эту пуговицу отпороть.

– А, типа равные условия, – улыбнулся Игорь, – Скажите, Вера, а девочки знают, насколько расходятся полы их сарафанов?

– Думаю, нет. Во всяком случае, я им не говорила. По-моему, если бы они узнали, что при ходьбе всем видно их письки, то стояли бы тут, как вкопанные.

– Моя Маша тоже сначала испугалась, когда узнала, как она выглядела в своих шортиках, но мама её уговорила, что ничего страшного в этом нет. Ей потом даже понравилось.

– Не мудрено испугаться, – согласилась Вера, – Если бы я не видела её с утра голышом на балконе, ни за что не поверила бы, что она может гулять по улицам в таком виде.

– Да, растим мы с Юлей проказницу-хулиганку! – засмеялся Игорь.

– Как же теперь моим-то сказать, что у них не всё в порядке? – вздохнула Вера.

– Да отпустите ситуацию на самотёк, – ответил Игорь, – как заметят, так заметят. Потом убедим, что всё нормально. Я же говорю, пока Машка не увидела себя в зеркале, она и не думала прикрываться, а потом доверилась маминому мнению. Ваши девочки вам доверяют? Вот и отлично.
Наши герои прошли к автобусам, которые через несколько минут доставили их к воротам пансионата.

– Моим руки и на обед! – сказала Вера, выйдя из автобуса. Не теряя времени, взрослые провели дочек в номера.

– А-а! – завизжали Надя и Люба и сжались в комок, когда увидели своё отражение в зеркале возле входной двери, – Мама, почему ты не сказала нам?

– Не сказала чего? – Вера сделала вид, будто не понимает.

– Что у нас писи выглядывают! – ответила Надя.

– И что бы это изменило? Остались бы на пляже? – спросила Вера. Девочки покачали головой.

– Вот видите, ничего не изменилось бы от этого, только добавились бы лишние переживания, – сказала Вера, – А о том, что где-то засветились, не переживайте, замечаний же никто не сделал, значит всё в порядке. Помните, какие Машины фотографии мы смотрели за завтраком? Вот где всё видно.

– Так то Маша, она смелая, – пискнула Люба.

– А вы у меня трусихи что ли? Чем вы хуже Маши? – рассмеялась Вера, – Ладно, пока вы тут зависли, я пойду, купальники наши прополощу.

Вера пошла в душевую выполаскивать купальники и трусики, которые замылила перед уходом на пляж. Закончив со стиркой, она пошла на балкон, попутно обратившись к Наде и Любе, которые в растерянности ходили по номеру в поисках трусиков:

– Ну что за растяпы такие, трусы где попало разбросали. Из-за вас я и вчерашние, и сегодняшние в стирку отправила. А я больше не взяла. Всё девочки, до вечера сухих трусиков не будет! Если хотите, можете переодеться в юбочки и маечки.

Подумав, что юбки скроют их лучше, чем расходящиеся сарафаны, Надя и Люба переоделись. Теперь на них были маечки на тонких бретельках с мультяшными принтами и легкие юбчонки до середины бедра кроя солнце-клёш, норовящими взлететь при любом повороте их обладательниц.

Выйдя на улицу, Вера с дочками встретились с Игорем и Машей.

– Давно ждёте? – спросила Вера.

– Да нет, только вышли, – ответил Игорь.

Девочки побежали по дорожке, оставив взрослых, идущих следом неспешным шагом наедине.

– А мои девочки без трусиков, – по секрету сказала Вера.

– Здорово! Долго пришлось уговаривать? – поинтересовался Игорь.

– Знаете, всё случайно, – ответила Вера, – Представляете, они раскидали свои трусы, а я их по запарке в стирку кинула. А у них всего-то по две пары здесь, и обе на верёвке оказались.

– С судьбой не поспоришь, – улыбнулся Игорь, – После обеда мы с Машей хотим зайти на местный рынок, посмотреть ей какую-нибудь одёжку, а то у неё ничего больше не осталось.

Вера и Игорь дошли до столовой, где их уже поджидали девчонки. Когда они садились за стол, щёки у Нади и Любы покрылись лёгким румянцем, что не осталось незамеченным.

– Девочки, с вами всё в порядке? – спросила Вера.

– Да, мама, – ответила Надя, – Только вот э-э-э…

– Что, Наденька?

– Я сижу на стуле голой попой, – шёпотом ответила Надя и ещё сильнее залилась краской.

– Я тоже, – прошептала Люба.

– Ах, вот оно, в чём дело! – рассмеялась Вера, – Можно подумать, Маша сидит не голой попой.

– Так она же в трусиках, а мы без – ответили девочки.

– Много они у неё прикрывают, – парировала Вера.

– Девочки, мне мама всегда советовала, когда тебя заметили, или кажется, что только на тебя все смотрят, вести себя, как ни в чём не бывало, – влезла в разговор Маша.

– Правильно, Маша, – одобрила Вера, – Тем более под юбками у вас ничего не видно.

Постепенно девочки попривыкли к новым для них ощущениям, чему в немалой степени поспособствовал разыгравшийся аппетит и вкусный обед.

После обеда наши герои разошлись по комнатам. До послеобеденного автобуса был ещё час. Было скучно, и Маша решила позвать Надю и Любу на прогулку. Она спросила у папы покрывало и положила к нему колоду карт.

– Пойдём, на лужайке посидим, – постучала Маша соседям. Надя и Люба согласились. Выйдя из корпуса, девочки облюбовали лужайку, закрытую густыми кустами от дорожки.

– Перекинемся? – Маша вытащила колоду, когда все уселись.

– А давай! – согласились соседки. Люба заёрзала, усаживаясь поудобнее. В результате она поджала одну ногу под себя, как будто собиралась сесть по-турецки. Вторую ногу девочка поставила согнутой в колене, обхватив её руками. Естественно, её юбочка задралась, открыв писю. Надя заметила это и шлепнула сестрёнку по холмику.

– Ай! Надька! Больно же, – взвизгнула Люба и сменила позу.

– Ну, прости, прости, сестрёнка, – пошла Надя на мировую.

Маша перетасовала колоду, и девочки разыграли партию. Потом ещё одну.

– А давайте на желания сыграем, – предложила Маша.

– Это когда проигравшая выполняет желание победительницы? – уточнила Надя, – Давайте, чтобы проигравшая выполняла желания обеих победительниц.

– Хорошее предложение, – согласилась Маша, раздавая карты. В первом же туре на желания Маше не повезло.

– Маша, а покажи нам писю, – сказала Люба. Маша огляделась по сторонам и, убедившись, что никто их увидеть не должен, потянула трусики.

– Трусики полностью снимай, – сказала Надя, – Давай их сюда. Следующий раунд проведёшь без них. Это моё желание. И не вздумай прикрываться!

– Ну, это и так понятно, – протянула Маша, усаживаясь на покрывало, – Вам хорошо видно?

– Ага! Класс! Так и сиди, – закивали Надя и Люба.

Во втором туре не повезло Любе. Надя по завершению раунда вернула трусики Маше, которая передала их Любе:

– Хочу, чтобы ты меня одевала, – сказала она и встала перед подружкой. Люба надела трусики на хозяйку. Поправляя сбившеюся переднюю сторону, она нежно прикоснулась к Машиной писе, чего та и хотела.

– Что же тебе, сестрёнка, загадать? – задумалась Надя, – А сними-ка ты маечку и так, в одной юбочке, пройди к главному корпусу и назад. Да не бойся ты так, на пляже в одних трусах сидела, ничего страшного с тобой не случилось.

– Ну, Надя, – захныкала Люба, – Ну, не надо, я стесняюсь.

– Давай вместе, – предложила Маша и сняла с себя футболочку и потянулась к Любе. Под натиском старшей сестры и подруги Люба сдалась и позволила Маше снять с неё майку, сразу же прикрывшись руками. Маша взяла подругу за руку.

– Вторую руку за спину, – скомандовала Маша. Люба опустила руку, нервно вцепившись в край юбки. Надя откинула Маше и Любе волосы за спину, открыв их грудки.

– Ну, пошли, – сказала Надя, шлёпнув Машу по попе.

– Девочки!!! Вы где? – крикнул Машин папа. За игрой девочки не заметили, как пролетело время. Маша с Любой быстро оделись.

– Мы здесь! – отозвалась Маша.

– Повезло тебе, Любаша, – шепнула Надя Любе. Девочки собрали покрывало и вылезли к родителям.

– Держи, дочка, ключи. Занесёшь покрывало и возвращайся к нам, – Игорь протянул Маше брелок. Люба и Надя остались на улице, поскольку Вера сказала, что взяла их купальники. Дождавшись Машу, наши герои отправились на стоянку, где их уже ждали автобусы.

Доехав до деревни, водитель автобуса высадил Игоря с дочкой, рассказав, в какой стороне располагался рынок. Пройдя около сотни метров в указанном направлении, они оказались на большой площади с прилавками под навесом. Чуть в стороне были установлены несколько контейнеров с одеждой и хозяйственными принадлежностями. К сожалению, все усилия по поиску одежды не принесли успехов. Всё было или слишком маленьким или слишком большим. По размеру оказались только джинсы, причём такие плотные, что носить их в летний зной было просто невозможным. Ещё по размеру подошёл сарафан, но он был такого страшного вида, что Игорь не стал оспаривать Машино нежелание его надевать. В итоге Маша так и осталась полуголой.

– Давай на продуктовый пройдём, может какую ягоду купим, – предложил Игорь. Маша согласилась. В результате они купили винограду и малины. Поскольку купальных принадлежностей они не взяли, то решили вернуться в пансионат. Выйдя на просёлочную дорогу Игорь предолжил:

– Доченька, может снимешь футболочку, позагораешь?

Маша, поразмыслив, что никто её не увидит, стянула с себя футболку и отдала её папе, оставшись в одних черных стрингах.

– Вот умница! Малину будешь? – Игорь протянул обрезанную бутылку дочери. Маша прижала её к груди.

– Жаль, фотик не взял, такой бы снимок получился, – улыбнулся Игорь и положил руку дочке на плечико.

Не спеша Игорь с Машей дошли до пансионата. Занеся пакеты в номер, папа предложил дочери продолжить осмотр территории, прерванный накануне, и положил камеру в карман. Проходя мимо одного из корпусов, они обнаружили спортивную площадку с турниками.

– Я же сегодня ещё не тренировалась! – вспомнила Маша, – Посмотришь, как я занимаюсь?

Маша побежала на площадку, где после небольшой разминки начала отжиматься и приседать. Потом папа подсадил её на перекладину. Закончила Маша упражнениями на растяжку. Игорь тоже решил размять мышцы и сделал полсотни отжиманий и пару десятков подтягиваний.

– А ты молодец, хорошо потренировалась, – похвалил Игорь девочку, – Устала? Давай посидим.

Они присели на скамейку в тени. Маша прижалась к папе, который обнял её и теребил резинку её трусиков. Постепенно солнце начало клониться к закату, дневной зной стал сменяться живительной прохладой. На дорожках появились отдыхающие, вернувшиеся с пляжа.

– Вот и ужин скоро, – сказал папа, – Маша, ты как, не замерзнешь?

– Нет, папочка, так хорошо, – Маша сладко потянулась. К слову сказать, она так и осталась в одних лишь трусиках. Посидев ещё немного, они направились к столовой. Пока они мыли руки в столовском умывальнике, к ним подошла Вера с дочками.

– Ой, Машенька, вроде за одеждой ездила, а в результате ещё больше оголилась! – рассмеялась Вера.

Наши герои прошли в обеденный зал и уселись за стол. Закончив с ужином, Игорь спросил:

– Ну что, Машенька, давай уже искупаемся?

Маша согласно кивнула.

– Приглашение в силе, – сказал Игорь Вере.

Вернувшись в свой корпус и стоя у своей двери, Вера обратилась к Наде и Любе:

– Доченьки, я ненадолго зайду к соседям. Ведите себя хорошо.

Вера зашла в номер к Игорю и Маше, когда Игорь убирал Машину футболочку в шкаф и доставал оттуда полотенце.

– Маша, идём купаться! – позвал Игорь дочку. Маша прошла в душевую. Папа прошёл за ней, жестом приглашая Веру.

– Ну, что стоим? Кого ждём? Давай раздевайся, – сказал Игорь.

– Э-э-э… – замялась Маша.

– Ой, меня застеснялась что ли? – сказала Вера, – Не бойся, Машенька, ты же утром передо мной голышом позировала. Помнишь? И на пляже при мне переодевалась.

Маша неуверенно сняла трусики и отдала их папе. Вера взяла девочку за руку:

– Молодец, красавица! – подбодрила она Машу.

– Залазь в кабину, – скомандовал Игорь, бросив намыленные трусики в угол. Он облил дочку из душа и, набрав в ладонь гель для душа, руками начал наносить жидкое мыло на дочкино тело. Во время этой процедуры Игорь играючи прошелся пальцами по Машиным рёбрышкам, на что Маша отреагировала звонким смехом и заизвивалась, легонько помассировал грудные мышцы и ласково пощипал её сосочки. Дошла очередь до подмываний. Помыв Маше попку, Игорь стал намыливать девочкин холмик. Погладив мыльной рукой дочкину писю, он стал пальцем гладить щелку между половых губок.

– Щекотно! – задёргалась Маша.

– Потерпи, после пляжа надо хорошо писю помыть, чтобы песка не осталось, – папа приобнял Машу за попку, – Сейчас уже смывать буду.

Когда Игорь смывал мыло с Маши, он раздвинул ей половые губки.

– О-ох-А!- отреагировала Маша, когда струя из душа попала ей на раскрытую писю. Животик её рефлекторно втянулся. Маша весело рассмеялась.

– Ну, всё, давай вытираться, – сказал Игорь. Маша вылезла из душа. Её щёки были покрыты румянцем.

– Игорь, а приходите вы сейчас к нам, чаю попьём с вареньем, – сказала Вера, – Маша, ты тоже приходи.

– Спасибо, – ответил Игорь, – Маша, ты тогда сама трусики сполоснешь, а мы с Верой пойдём. Ключ я оставлю в замке.

Оставшись одна, Маша занялась стиркой трусиков. Прополоскав трусишки, она, как была голой, так и вышла на балкон вывешивать бельё. В отличие от папы, она не стала завязывать резинку трусиков узелком, просто повесив на верёвку рядом с купальником. Если бы она только знала, чем обернётся эта беспечность! Вернувшись в комнату, Маша завернулась в полотенце и пошла к соседям.

Тем временем Вера вернулась в свой номер. За ней следом зашел Игорь.

– У нас гости! – крикнула Вера с порога. Пройдя в комнату, она обнаружила Надю и Любу сидящих на диване.

– Девочки, я не поняла, как мы договаривались ходить? Почему до сих пор не сняли майки с юбками? – спросила Вера дочек.

– Так мы же сейчас не одни, – пыталась возразить Надя.

– И что? Дядь Игорь уже не посторонний, его можно не бояться, – ответила Вера, насыпая заварку в чайник, – сейчас ещё Маша подойдёт. Ладно, пока так ходите.

Вера поставила чайник на столик перед диваном. С полки она достала гранёные стаканы и баночку домашнего варенья.

– А это вам, – сказал Игорь, передавая Вере пакет с виноградом, который он прихватил с собой.

– Ой, спасибо, вы нас балуете! – ответила Вера и пошла мыть виноград. Вернувшись, она разлила чай по стаканам. В этот момент зашла Маша.

– Зарасти, это я, – сказала девочка.

– Маша! Ты как раз вовремя! – расплылась в улыбке Вера, – давай проходи.

– Да не ходи ты в мокром, – сказала Вера, когда Маша прошла в комнату и развернула на ней полотенце. Маша оказалась совершенно голой посреди комнаты. Поначалу она хотела было прикрыться, но подумав, что все присутствующие уже не раз видели её без одежды, расслабилась и села рядом с папой. Началось чаепитие.

– А давайте пазл собирать, – предложила Люба и вытащила коробку с разноцветными кусочками.

– Хорошо, тогда давайте я вас начну по очереди купать, – поставила условие Вера, – Кто пойдёт первой? Может ты, Наденька?

Вера вывела Надю в душевую. Вскоре оттуда стали доноситься весёлые визги и смех, заглушаемые шумом воды. Когда всё стихло, из душевой вышла Вера с Надиными юбкой и майкой.

– Нет, Наденька. Ну ты что, пыльную одежду на чистое тело надевать? – говорила Вера дочке, – Давай выходи, мне ещё твою сестрёнку купать. Ну и что, что ты голая, Маша тоже не одета. Так, Надя, мне это надоело, давай руку.

Вера буквально выволокла Надю в комнату.

– Ой, какая красавица! – прокомментировал Игорь Надин вид, – Айда к нам.

Надя присела рядом с Машей, сжавшись в комок, а Вера сразу же повела купаться Любу. Игорь поставил перед Надей стакан с чаем.

– Попей чайку.

Чай был горячий, так что Надя не могла держать стакан одной рукой. А Игорь зачерпнул ложечкой варенье и размазал его по печеньке. Он протяну Наде угощенье. Теперь Надя никак не смогла бы прикрыться руками. Но ножки девочка по-прежнему держала плотно сжатыми. И тут капля варенья упала Наде на животик. Надя стала собирать каплю пальцами.

– Так вкуснее? – усмехнулся Игорь. Надя хихикнула в ответ. А Игорь пересел, так что Надя оказалась между ним и Машей. Он залез пальцем в варенье и размазал его по Надиной щёчке.

– Дай попробую, – сказал он и облизал девочкину щёку, – М-м-м, как вкусно! Маша, попробуй!

Игорь поставил ещё сладкую кляксу на Надином плече, предлагая её Маше.

– Да ты язычком! – посоветовал он, когда Маша потянулась к Надиному плечу. Маша высунула язык лопатой и коснулась им к Наде, на что та весело засмеялась.

– А теперь ты облизывай Машку! – сказал Игорь, смазав сиропом дочкину грудку.

– А-а-а! – запищала Маша, когда подружка стала лизать её сосочек, и сделала Наде захват, – Вот я тебе!

– Тише, девочки, не ушибитесь! – улыбнулся Игорь, наблюдая за девчачьей вознёй. Девочки поуспокоились, а получившаяся борьба отвлекла Надю от осознания её наготы и та сидела уже более раскованно.

Тем временем Вера искупала Любу.

– Мам, ну хотя бы полотенчиком обернуться? – выпрашивала Люба.

– Любонька, оно же мокрое, – ответила Вера, – Мы же не хотим простудиться? Выходи не бойся, от тебя не убудет.

Вера вынесла Любу на руках и усадила с другой стороны от Маши.

– Ага! – набросилась на Любу Маша, – Надя, мажь её!

Снова завязалась возня с мазаньем вареньем и облизыванием.

– Тише, девочки, стол не переверните! – сказала Вера сквозь смех. Запыхавшись, девочки сели на диван. Ни Люба, ни Надя уже и не думали прикрываться. Остаток вечера отдыхающие провели, собирая пазл.

– Ничего себе! Уже почти десять, – сказал Игорь, случайно взглянув на часы, – Извините нас, Вера, что-то мы у вас засиделись. Девочкам, наверное, уже давно спать пора, а мы тут сидим.

– Мам, а наши трусики уже высохли? – подала голос Люба.

– А вы что, в трусиках спать собрались? – удивилась Маша.

– Ну, хотя бы, – ответила Надя, – Раз уж летом жарко для ночнушек.

– А я всегда сплю голая, – гордо заявила Маша, – Терпеть не могу всякие там швы и резинки. Брр! Так раздражают, не уснуть!

– А и правда, девочки, почему бы вам не поспать голышом? Пусть всё тело отдыхает. Да и как-то глупо получается, вечер проходить голышом, а на ночь одеваться, – поддержала Вера.

Распрощавшись до утра, Маша вышла в коридор. Игорь накинул на плечо полотенце, в котором она пришла, вышел следом за дочкой.

– Хорошо посидели, – сказал Игорь, запуская Машу в номер.

– Угу, – согласилась Маша, – Ой, а я и забыла, что на мне ничего нет!

– Ничего страшного, доченька. Из одной двери вышла, тут же в другую зашла, никого даже не встретила, так что всё в порядке. Днём-то я бы тебе напомнил, а сейчас все, наверное, по комнатам сидят.

Игорь помог Маше организовать спальное место и пошел в душ, а когда вернулся, его дочка уже задремала на диване.

2 862
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Ден
Ден
1 месяц назад

Очень ждем продолжение, хтелось бы по быстрее почитать следущую часть)