КАК Я ЧУТЬ НЕ СТАЛ СЕСТРЁНКОЙ. Глава 2

Возбуждение прошло и осталось только чувство, что ты сделал что-то нехорошее.

Я плюхнулся на кровать и отвернулся к стенке. К этому чувству еще присоединился страх, что тетя все расскажет папе. Хоть сквозь землю провалиться. Тетя Лиля одела Эмилию и ушла ничего больше не сказав.

Эми подошла и села рядом.

Эмик, тебе больно – спросила она. Ты плачешь?

Нет – сухо ответил я.

А почему ты со мной не разговариваешь? Ты обиделся? – продолжала допытываться она.

Нееет – протянул я. Не обиделся.

А сегодня книжку будем читать? – не отставала сестренка.

Посмотрим – ответил я.

А моды будешь смотреть? – она положила руку мне на бок.

Конечно же никакой обиды у меня на неё не было. Просто сейчас об этом не хотелось думать. Быстрей бы забылось всё и папа не стал ругать – думал я.

Ребята – послышался голос тети Лили за окном. Эмильки! Кто хочет бабушке помочь огород полить.

Я подумал: Это может мой шанс реабилитироваться.

Эми пойдем – позвал я сестренку и мы выбежали в сад.

Нам дали лейки и мы ходили поливали грядки с укропом и петрушкой. Тетя Лиля наливала нам воду из шланга, а мы бегали туда-сюда. Бабушка нас нахваливала, тетя Лиля довольно улыбалась. Так общими усилиями мы потрудились и выполнили бабушкино задание. Тетя Лиля общалась уже со мной как и раньше, и казалось она и забыла про недоразумение в бане.

Позвали на ужин. Мы помыли руки и сели кушать. Ужин проходил весело. Взрослые выпили домашнего вина. Отец рассказал, что он успешно справился с проводкой, и скоро можно ехать домой. Тетя Лиля рассказала про наше, как она выразилась, небольшое происшествие на совхозном водоеме, но про мой поступок не упомянула. Я был рад и этому.

Пронесло – подумал я.

Бабушка стала вспоминать истории из детства моего папы и тетя Лили. Оказывается, он был не совсем уж послушным ребенком, и попадал иногда в переделки. Но, сказала бабушка, брат за сестру всегда стоял и никому не давал в обиду. Он хоть и был всего на два года старше, но вел себя как взрослый. Когда родители работали целыми днями, он смотрел за ней, и брал повсюду с собой, чтобы она была под присмотром. Также бабушка сказала, что в деревнях никогда не заморачивались с одежкой, и летом всегда баласята (так смешно она называла малышню) бегали голышом. Все смеялись над её рассказом, а я и поверить не мог, думал, она шутит. Бабушка тогда пошла в дом и отыскала старую фотографию, на которой мой папа и тетя Лиля еще маленькие стоят голышом около того же пруда. Раньше оказывается он был чистым, и в нем можно было купаться без опаски. Фотография пошла по кругу, все смеялись, и особенно мы с Эмилией.

Они как утром выходят во двор, и все, весь день так и бегают – продолжала бабушка. По деревне, да на пруд, и в лес. Приходят к вечеру, я их в бане помою, и все, и не надо вещи стирать.

Я окончательно успокоился. Раз у наших родителей не было секретов друг от друга, значит всё нормально, и нам можно. Это меня еще больше подзадорило, и я опять стал строить планы насчет «детального» осмотра сестренки.

Папа в начале ужина сказал, что скоро можно уезжать домой. Но мне уже понравилось тут, и я не против был бы задержаться еще на недельку. Я сказал об этом отцу, он похвалил меня: «Я рад, что тебе понравилось у бабушки. Завтра с мамой спишемся и тогда решим. А на море, как и обещал, все равно поедем».

Эмилька видимо никогда не была на море и с завистью посмотрела на меня.

Я осмелился и предложил тете, что я могу сам позаниматься с Эмилией.

Тетя Лиля – спросил я. А можно мы с Эмилькой сегодня сами книжку почитаем?

Конечно можно, тем более свет уже есть – ответила она. Почитайте сегодня стихи, хорошо. Там много книжек стоит на полке. Выбери не особо сложные, ну например, Михалкова, главное чтоб читались легко.

Хорошо – сказал я и подмигнул Эмильке.

Она очень обрадовалась и начала кривляться. Ну девчонки, они такие.

А я думала ребят попросить перебрать маш и рис, у них глазки острые – вспомнила бабушка.

Мам, да мы сами тебе поможем – заверила тетя Лиля. Свет есть, сейчас сядем и будем перебирать. У нас с Камилем тоже глазки острые. Телек включим и вперед. А ребята пусть отдыхают, мы им оставим, если что на завтра.

Ужин закончился часов в 8 вечера и мы поблагодарив бабушку встали из-за стола и пошли в комнату. Эмилька с энтузиазмом бросилась к книжной полке выбирать книжку. Я со знанием дела, как уже умеющий бегло читать и знающий Михалкова, стал помогать ей. Выбрали несколько тоненьких журналов со стихами Сергея Михалкова. Мы включили верхний свет, удобно уселись на тахту и начали читать. Сначала всё стихотворение прочитывал я, а Эмилька слушала и смотрела картинки. Затем она перечитывала то же самое сама. Эмилька читала по слогам, и за час мы осилили только одну книжку. Следующий стих был о Фоме:

В одном переулке
Стояли дома.
В одном из домов
Жил уnрямый Фома.….
…стал читать я с выражением…
…Однажды
Приснился упрямому сон,
Как будто
Шагает по Африке он.
С небес
Африканское солнце печёт,
Река, под названием Конго,
Течёт.
Подходит к реке
Пионерский отряд.
Ребята Фоме
У реки говорят:
– Купаться нельзя:
Аллигаторов тьма.
– Неправда!
Друзьям отвечает
Фома.
Трусы и рубашка
Лежат на песке.
Упрямец плывёт
По опасной реке.
Близка
Аллигатора хищная пасть.
– Спасайся, несчастный,
Ты можешь пропасть!…..

вещи

купание

Эмилька внимательно слушала и смотрела в книжку. На картинке был нарисован голый мальчик, прыгающий в воду, на фоне зубастых крокодилов, и на берегу его трусы и рубашка.

А чё, мальчик без трусов купается? – спросила она.

Да, конечно, видишь же – стал подогревать я её интерес. А на море все так купаются.

Дааа? – удивилась она. И девочки тоже?

Ну, да – ответил я, как само собой разумеющееся. И девочки, и дяди, и тети, все. Там не разрешают в трусах купаться.

И в подтверждение добавил: «Я же был на море, знаю, и мы еще поедем».

Эмилька шаловливо посмотрела на меня и ткнула пальчиком в картинку.

А… – замялась она. А у этого мальчика …. писька есть?

Конечно, есть – ответил я. У всех мальчиков есть письки. Тебе же сегодня мама говорила.

Как у тебя? – допытывалась она.

Ну да, как у меня – отвечал я со знанием дела. А какая же еще.

А ему же крокодил может её откусить – захихикала сестренка.

Да – согласился я. Тогда он девочкой станет.

Теперь уже засмеялся я, представив эту картину. Эми слушала меня с возрастающим интересом, и, похоже, забыла про чтение. Она передвинулась и села напротив меня, чтобы ловить всё, что я ей расскажу.

А ты знаешь, почему у девочек нет, ну, как у вас? – осмелела Эмилька.

А ты разве сама не знаешь? – нарочно удивленно переспросил я. Мама тебе не рассказала что ли?

Нееет, ну почему – заерзала она.

Слушай – сказал я почти шепотом. Когда дети появляются, у них у всех такие же пиписьки как у меня, но только меньше. А мама и папа решают кто им нужен, девочка или мальчик. Если мальчик, то они забирают его и уходят домой, а если им нужна дочка, тогда доктор ему отрезает пипиську, и получается девочка.

И мне тоже отрезали? – спросила она тоже шепотом. Я не помню.

Ну конечно – ответил я. Ты просто совсем маленькая была, поэтому и не помнишь. Это же не больно было. Чик и всё.

Я почувствовал, что у меня от этих разговоров в трусах начинает надуваться. Я сидел вытянув ноги, и прикрывался книжкой. Мне понравилось ей объяснять всё «про это», но я хотел перейти к самому главному – задуманному мною осмотру. Я решил прибегнуть к уловке.

Ты же смотрела, что у тебя там вместо пиписьки? – как бы безразлично спросил я. Если хочешь, давай вместе посмотрим.

Эми смущенно замялась.

Я у всех девчонок нашего класса смотрел – добавил я. Они нам, мальчишкам, показы мод устраивали.

Любопытство опять вспыхнуло в её глазах.

А … – хотела спросить что-то она, но в это время дверь тихонько открылась и заглянула её мама.

Как вы здесь, читаете? – спросила она.

Да, мама, мы уже прочитали две книжки – ответила весело Эми. Там в книжке у Эмика, как крокодил мальчику пипиську откусил.

Тетя Лиля удивленно подняла брови.

Что это вы за книжку такую читаете? – спросила она и протянула руку за книжкой.

Я перевернул книжку и показал ей страницу с картинкой.

Мы еще не дочитали – сказал я.

Она пробежала глазами текст и рассмеялась.

Ну у вас и фантазия. Не всё так плохо – сказала она. Всё закончится хорошо. Дочитаете, узнаете. Вам еще спать не пора? Уже полдесятого.
Нееет мам – законючила дочка. Мы еще почитаем, мооожно.

Ну ладно – сказала мама. Мы там тоже что-то разговорились. Пока света не было, мы каждый день в 9 ложились, и толком не общались. Сегодня посидим подольше. Риса еще полведра. Хорошо, почитайте, но только всего часик. И спать. Я искупаюсь и приду, я же так не купалась после вас.

Хорошо мам – обрадовалась Эми.

Хорошо теть Лиль – отозвался я.

Тетя ушла. Я выглянул в окно. Над обеденным столом светил абажур. Не громко работал телевизор. Папа, бабушка и тетя Лиля сидели вокруг стола, пили вино, о чем-то говорили, и перебирали рис. Я задернул занавески и снова сел на свое прежнее место, я посмотрел на Эмилию.
Эми, ты что-то хотела спросить – сказал я.

А расскажи, как вам ваши девочки моды показывали – вспомнила она.

Ааа – протянул я и стал выдумывать небылицы.

Ну, там в Москве, у нас в классе есть подиум, во время уроков там у доски отвечают. А после уроков мы собираемся, ну кто хочет, и показываем моды.

А как? – нетерпеливо допытывалась сестренка. А что показывали? Платья?

Эээ – замялся я. Ну кто хотел платья или шляпки, но в основном показывали себя. Девочки раздевались и ходили по подиуму, а мы смотрели и выбирали самую красивую.

Эми слушала открыв рот.

А вы тоже ходили? – спросила она. Мальчиков тоже выбирали самых красивых?

Ну, да и мальчиков – ответил серьезно я.

А ты – не давая мне договорить, перебивала Эми. Ты тоже ходил? Тебя выбрали самым красивым?

Да я тоже ходил по подиуму и меня выбирали самым красивым – стал раздражаться я.

А, и чё дальше вы делали – спросила Эми.

Дальше, эээ, когда все девочки пройдут по подиуму, потом мы их осматривали и фотографировали.

Эмилька захихикала в кулачки.

А потом – спросила она.

Потом выбирали самую красивую, и она могла загадывать любое желание и оно должно сбыться. У тебя есть желание? Ну, может ты что-нибудь хочешь?

Я? – удивленно спросила девочка и стала думать над желанием.

Я хочу надувной бассейн, еще фотопарат как у тебя – начала она перечислять. Я-а-а-а хочу тоже с тобой поехать на море! И еще, хочу сестренку. Вот.

Эмилька аж засветилась от своих выдумок.

Ну хорошо. А давай моды показывать! – как бы кстати предложил я.

Давай – согласилась быстро сестренка. Только ты первый, ладно.

Хорошо – сказал я. Как хочешь.

Я подошел к окошку и заглянул за занавеску. Всё было по-прежнему. Взрослые сидели также за столом. Эмилька забралась на тахту и заняла удобное место для просмотра.

Хоть я и сам напросился, но все равно, как-то немного не ловко было. Я встал возле окна, повернулся спиной к девочке и начал раздеваться. Я снял майку, шорты, начал спускать трусы. Спустив их до колен, дальше они сами упали на пол, я переступил через них и повернулся к сестренке.

Эмилька захихикала. Она смотрела на меня теперь без присутствия мамы, и понятно было, что сейчас она уже смотрит на меня не так как в бане.

Я зачем то поставил руки на пояс и продефилировал перед ней до двери. Затем пошел обратно до окна, теперь уже покачивая бедрами, пытаясь подражать манекенщицам на подиуме. Эмилька хихикала, иногда утыкаясь лицом в одеяло, но тут же поднимала голову, чтоб ничего не пропустить. Я таким же стилем пошел назад и теперь остановился напротив неё, держа руки на поясе.

Ну как – наконец спросил я. Я красивый?

Да, ты красивый – ответила сестренка. И смешной… у тебя пиписька похожа на улитку.

Я посмотрел на свою «улитку» и мы уже вместе рассмеялись.

А ты можешь кувырок сделать – неожиданно попросила она.

Я присел и сделал кувырок вперед, а затем и назад. Это я умел делать хорошо.

А мостик – продолжала она в азарте.

У меня никогда не получалось, но я попробовал. Я лег на ковер, подогнул ноги, поставил руки за голову и попытался приподняться. Но у меня ничего не получилось и я упал смешно раскорячившись, чем вызвал хохот сестренки.

А я умею – спрыгнув с тахты заявила она. Смотри!

Она ловко сделала те же движения что и я, но не упала, а встала на мостик. Платьице задралось и показались её розовые трусики.

Видишь, как надо – сказала она вставая с ковра. Давай научу. Ложись снова.

Я лег.

Вот теперь ручки вот так выверни и поставь рядом с головой – начала она учить. Ножки согни, еще больше, и к попе их пододвинь.

Она взяла меня за ногу и стала двигать туда куда указала.

А теперь вставай – скомандовала она.

Я напряг свои силы и все таки поднялся. Так постоял несколько секунд и сложился.

Молодец – захлопала она в ладоши.

Тихо, Эмилька – приложив палец к губам сказал я шепотом. Мама услышит.

Эмилька закрыла рот ладошками, но продолжала ржать.

А еще свечку умеешь? – насмеявшись, продолжила она испытывать меня на звание красавца.

Да умею – сказал я и снова лег на пол. Вот смотри.

Я завел руки под попу и вытянул ноги вверх. Эмилька стояла спереди и следила за правильностью выполнения упражнения.

А теперь надо развести ноги в разные стороны – скомандовала она.

Я выполнил, это было не сложно. Эми подошла поближе и изучающе посмотрела сверху мне между ног.

А теперь надо ноги перегнуть и достать носочками до пола – продолжила она.

Я сделал так. Девочке всё понравилось.

Ага молодец – удовлетворившись сказала она.

Я напоследок сделал кувырок назад и сел на попу разведя ноги. Гимнастика закончилась.

Эмилька села на коленки напротив меня и беззастенчиво уставилась на мои мальчишечьи принадлежности. После такой тренировки они размякли, и яички почти лежали на полу. Глазки девочки горели и она что-то хотела спросить, но сказала только: «Все равно похожа на улитку».
Ну все, сестренка меня изучила со всех сторон. И уже мне не было не ловко или стыдно, я чувствовал себя свободно. Теперь, пока взрослые еще сидят, надо было успеть сделать такой же осмотр и сестренке. Я встал.

Ну что, теперь твоя очередь моды показывать – сказал я Эми. Посмотрим, какая ты красавица.

Ладно – согласилась девочка. А ты красивый. А ты, Эмик, какое желание загадал?

Я? – раздумывая, произнес я. А да. Я за-га-дал. Я тебе потом скажу, хорошо.

Давай, я помогу тебе расстегнуть платье – сказал я и развернул её спиной к себе.

Там две маленькие пуговочки – сказала она. Только не оторви.

Я нашел эти пуговочки и расстегнул. Я взялся за низ платья и стал его задирать.

Подними ручки – попросил я.

Эми послушалась и я стянул с неё платье через голову. Волосы её слегка растрепались и я их заботливо причесал руками.

Ага хорошо – сказал я.

Я присел на корточки, взялся за резинку трусиков и спустил их, оголив попку. Белая попка Эми была прямо перед моим лицом.

Ножку поднимай – сказал я.

Эми по очереди подняла одну, потом другую ножку, и трусики были у меня в руках. Я их отбросил в сторону. Девочка стояла голенькая, как и сегодня днем в бане. Она стала осматривать свой живот и ноги.

Ну вот – сказал я. Ты готова. Давай.

Я также как и она забрался на тахту и приготовился смотреть дефиле.

Эми повернулась ко мне и смущенно прикрыв ладошкой своё девчачье место, встала в нерешительности.

Нуу, ты че застеснялась – сказал я. Мама что в бане сказала, мы с тобой братик с сестренкой, и не нужно стесняться. Твоя мама и мой папа всё время здесь голенькими бегали. И я, тоже перед тобой.

Я не стесняюсь – соврала девочка. А че мне делать. Тоже вот так ходить?

Да, только красиво пройди, как я тебе показывал – сказал я. Не бойся, убери руки.

Эми убрала ладошку и прошла к окну. Ну вот, подумал я, наконец то можно вдоволь насмотреться на голую девчонку.

Эми начала дефиле, она прошагала от окна до двери, размахивая ручками. В дверях остановилась.

Так не очень красиво – сказал я. Руки на пояс положи и иди виляя попой, как модели ходят.

Девочка послушалась и положила руки себе на талию, прошлась крутя покой направо и налево. Я тихонько засмеялся.

Не так? – спросила Эми.

Нет уже лучше, давай еще – ответил я.

Эми ходила взад и вперед, поглядывая на меня, мол ну как я сейчас. Я её нахваливал, и просил пройтись еще и еще. Теперь ничто не мешало разглядывать её. Округлые плечики, попка, животик. Под ним, сходящийся между ножек треугольник заканчивался разрезиком, или щелкой. Теперь мне пришло на ум, что она похожа больше не на кошелек, а на ракушку, такие мы с папой в море собирали, они назывались мидии. Когда она останавливалась, было заметно, как одна из складок зажималась ногой и щель становилась не ровной. А при ходьбе булочки её попки смешно двигались. Мне было интересно подмечать все её особенности.

Она очередной раз остановилась напротив меня и спросила: «Ну как».

Молодец – сказал я. Ты уже как настоящая модель! И я теперь тебя могу сфотографировать.

Я быстро полез в свой рюкзачок и достал фотоаппарат.

Ты в меня влюбился? – неожиданно спросила сестренка.

Я растерялся. Но я чувствовал к ней какие-то новые чувства, и возможно и вправду влюбился.

Да – ответил я. Ты очень красивая девочка.

А ваши девочки? – почему то задала она этот вопрос.

Наши девчонки тоже красивые, как и ты, некоторые. Но я же тебя люблю. Поэтому и хочу тебя пофотографировать.

Эмилька заулыбалась, и от её стеснения уже не осталось и следа.

Залезь на мою кроватку – попросил я.

Эми забралась и встала в углу. Я щелкнул фотоаппаратом.

А теперь повернись попой ко мне – продолжал я.

Я сфотографировал её со спины.

А теперь, сделай то что умеешь из упражнений, а я буду смотреть и фоткать.

А что? Кувырок – спросила она.

Ага – кивнул я головой.

Она присела и сделала кувырок вперед. Передо мной промелькнули её разрезики. Я не успел сфотографировать.

Классно получилось – похвалил я. А теперь мостик.

Хорошо – сказала Эми. Вот смотри еще раз как правильно надо.

Она встала на мостик. Голова её была запрокинута назад, а ноги раздвинуты в стороны. Я стоял сзади и готовился снимать, но никак не мог оторваться от открывшегося мне вида. Складки письки раздвинулись в стороны и щелка стала чуть шире. Были видны какие-то еще складочки розового цвета и много чего еще непонятного. Но разглядеть, что именно там скрывается так и не удалось. Уж больно маленькая была сама писька Эми. Как и в бане, я еще раз убедился, что линия попы у девочек соединена с разрезиком письки, что это одна общая щель. Сегодняшние открытия для меня были новыми и очень интересными, и я всё старался успеть заснять, чтоб потом рассматривать, а может и показать мальчишкам. А то они все уже где то насмотрелись девчачьих прелестей и при каждом случае хвастались этим, рассказывая то одни, то другие подробности.

Эмик, всё – спросила Эмилька. Я уже устала стоять на мостике.

Да Эми, вставай, круто у тебя получается – сказал я. Я так еще не могу. А еще ты свечку не показывала!

Эми встала, и как заправский спортсмен стала стряхивать руки и ноги.

Устала – заулыбалась девочка.

Ну отдохни немного – разрешил я. Видишь, всё, ты уже не стесняешься, правда. Я же тебе говорил.

Мне не терпелось продолжить дальше.

Свечку покажи теперь – попросил я.

Эми снова легла на пол, подложила руки под спину, и вытянулась вверх ногами. Я стоял сзади с быстро делал снимки. Потом зашел спереди и щелкнул пару раз с этого ракурса. Девочка держала ровную красивую свечку.

Классно у тебя получается – похвалил я еще раз. А теперь ноги врозь.

Эми послушна развела ноги. Я щелкнул.

А еще чуть-чуть пошире можешь – попросил я.

Она развела еще. Я сделал снимок, потом подошел почти вплотную и щелкнул еще раз, крупным планом, вид сверху. Я отложил фотоаппарат и стал разглядывать место между её ног. Девочка стояла прям под люстрой и очень хорошо было все видно. А в этот раз я увидел и открыл для себя, что все таки пися и попа это не одна сплошная щель. Попа – это большая щель, а писька – маленькая. Где-то между ног был перешеек, на котором складок не было, было просто ровное место. Края щелки были слегка покрасневшими и походили на губы, их так и хотелось ущипнуть. Сейчас щелка раздвинулась еще больше, чем когда она стояла на мостике. Опять я увидел там только много внутренних складочек, но что это такое и для чего мне было не известно. Я стоял рядом со стоящей вверх тормашками Эми и разглядывал её прелести сверху, она же разглядывала меня снизу. Я не утерпел и взял её за ногу, вроде как поправляя её стойку, а другой рукой, пальчиком провел вдоль одной из губок.
Щекотно – Эми не выдержала больше стоять в стойке, свалилась и рассмеялась. Чё ты там делал.

Смотрел, что у тебя осталось от пиписьки – невозмутимо ответил я.

Дааа? – Эми согнулась пытаясь разглядеть у себя что-то новое. А что осталось?

Ну я мало же смотрел. Разрез только остался – ответил я. Он у тебя похож знаешь на что. На ракушку!

 

пизда резиновая фото

Эми удивленно посмотрела на меня.

А у тебя на улитку – вспомнила своё сравнение она.

Вдруг за окном послышался голос её мамы.

Дети вы уже спите? – голос её был слегка пьяненький. Выключайте свет. Всё. Спать.

Эми юркнула под одеяло на своей тахте. Я быстро подбежал к выключателю, выключил свет и тоже спрятался под покрывало на своей кровати.

Мама, мы уже спим – отозвалась Эмилия.

В комнате остался гореть только ночник. Ответа мамы не последовало. Мы с минуту лежали притаившись, потом я осмелился и на цыпочках подошел к окну, посмотреть обстановку. Взрослые также сидели, слышно было, как они не громко разговаривают и смеются, риса на столе не было, стояла бутылка вина и какие-то закуски.

Чё там – спросила сестренка.

Нет, они сидят разговаривают – ответил я. Мама еще не скоро придет.

Эмик – спросила она шепотом. А мои желания сбудутся теперь?

Да, конечно – заверил я её. Но нужно тебя еще посмотреть.

Обрадовавшись, что наши игры можно продолжить, Эми вылезла из-под одеяла, и на цыпочках проследовала мимо меня к окну. Она нашла свою банку и вытащила оттуда одну из улиток.

Эми подошла ко мне.

Эмик, давай посмотрим улитку – попросила она. Как она по тебе будет ползать.

Ну давай – немного удивился я.

Нууу, убери одеяло – сказала она. Открой.

Я убрал одеяло. Эмилька села возле меня на коленки и посадила улитку чуть ниже пупка. Мы стали наблюдать. С полминуты ничего не происходило, потом улитка всё таки показалась из своего домика. Я почувствовал, как под ней стало мокро. Улитка высунула голову с усиками, потом вытянула всё тело и поползла вниз по мне.

Эми нагнулась ниже.

Эмик, включи свой фонарик – попросила девочка. А то ничего не видно.

Я достал из-под подушки фонарик и зажег его направив на улитку. Свет фонарика осветил и все мои принадлежности. Улитка уверено ползла прямо к ним. Эмилька замерла наблюдая. Достигнув препятствия в виде моей письки, улитка остановилась и начала ощупывать всё вокруг своими усиками.

Я засмеялся от ощущений щекотки. Эми тоже стала хихикать, прикрывая свой рот руками.

Эмик, посмотри – сквозь смех сказала сестренка. Эта улитка как твоя писька. Ну посмотри. Да? Ой смешно. Она даже больше неё.

Я посмотрел на улитку. У неё был белый панцирь, и сама улитка была полупрозрачная и большая. Я увидел, что её вытянутое из панциря тельце было немного длиньше и больше моей пиписьки, лежащей рядом.

Меня немного расстроило это наблюдение сестренки. Я всегда завидовал мальчишкам, у которых она была больше. В летнем лагере приходилось всем отрядом мыться в душе, и я видел, что у многих мальчиков пиписька была длиннее и толще. И видя мою, они часто смеялись и показывали пальцем, называя пупырышком или пупсиком. Это ущемляло мою мальчишечью гордость, поэтому то я никогда не любил показываться перед кем-то голым. Сравнение с улиткой подействовало на меня угнетающе. Моя пипка стала на глазах уменьшаться. Яички, до этого свободно болтавшиеся под ней, съежились и ушли внутрь тела, оставив снаружи только сморщенный бугорок. Сама же пиписька, из шланчика, который можно было взять в руки, а иногда и засунуть между ног, превратилась в остроконечный прыщик, торчащий посреди моего тела.

Ой! – удивленно пискнула Эми. Смотри как смешно, улитка стала больше, а писька наоборот уменьшилась. Улитка победила, да, Эмик.
Ей было ужасно интересно. Она нагнулась еще ниже и стала бесцеремонно изучать новый вид моей пипки.

Я подумал. Эми девочка, и у неё вообще ничего нет, а у меня хоть что-то есть. И потом, она никогда не видела других мальчишек голыми, и сравнивать ей было не с чем, поэтому, она должна считать что то что у меня это нормальный размер. Это меня немного успокоило и придало уверенности. Мне доставляло удовольствие открывать ей мальчишечьи тайны и смотреть, как она удивляется. И я решил пусть смотрит, и путь смеется, с меня не убудет, но а после, я её посмотрю. Мне так не терпелось выяснить, что же у неё все таки там за этими губками.

Эмик, а это что? – спросила она, показывая на мой бугорок.

Ааа, это – посветил я фонариком. Это мои яички.

Там яички? – удивилась она. Как у курочек? А для чего они тебе?

Ну да – ответил я. Они у всех мальчиков есть. Это для силы! (вспомнил я как говорили мальчишки, что в них сила мужчин).

Ааа – понимающе согласилась сестренка. А я думала, это как домик у улитки для твоей письки. Она туда уходит, когда ей страшно. А можно потрогать?

Ага – разрешил я.

Эми осторожно коснулась выпуклости и провела пальчиком. Затем потыкала в них и помяла в ладошке.

Мягкие… – сказала она.

А её можно потрогать? – показывая на письку спросила сестренка.

Ну, потрогай – как бы нехотя разрешил я.

Эми сначала провела пальчиком вдоль.

Эмик, а она зачем? – любопытно спросила она.

Чтобы писить – ответил я. Ну, так удобней. Вам надо трусы снимать, садиться, а мы можем просто достать её и пописать.

Дааа – захихикала тихонько сестренка. А ты покажешь, как ты писаешь?

Хорошо – ответил я. А ты мне тогда тоже покажешь.

Лааадно – протянула она, увлекаясь интересным занятием.

Она принялась оттягивать пипку за кончик и отпускать её, наблюдая как она болтается.

От прикосновения её ручек пипка начала увеличиваться, и как сегодня в бане, мне опять захотелось её подергать.

Эми заметила изменения.

А у тебя сегодня в душе писька была как палочка – вспомнила она. А как ты это сделал, покажи?

Ладно – сказал я. Только тогда я у тебя должен посмотреть. А потом покажу. Хорошо?

Угу – кивнула Эми.

Я согнул ноги в коленях и спрятал письку между ног.

Вот, теперь у меня как у тебя – показал я. Идем, на ваш диван, там места больше и светлее.

Эми на цыпочках побежала на свою тахту и легла вытянувшись «руки по швам».

Я прихватил фонарик, залез следом за ней и сел на колени, держа письку между ног.

Ну смотри – шепотом сказала Эми.

У меня всё затрепетало внутри от приближающегося момента. Мне показалось даже, что потекли слюни.

Ноги поставь вот так – прошептал я и показал как именно разведя руки в стороны.

Эми просто развела их. Тогда я сам взял ножки, согнул в коленях и расставил в стороны. Теперь обзор был полный. Эми тихо лежала и смотрела на меня.

Я улегся между её ног, включил фонарик и начал осмотр. Мне была видна и её писька и попка. Я провел пальчиком вдоль щелки с обеих сторон. Две складки, как припухшие губы выпирали слегка вперед. Я легонько сжал их и оттянул, потрепал и отпустил. Потом взялся за одну губку и стал её ощупывать. Мягкая. Ощупал вторую. Затем раздвинул их. Моему взору открылось секретное место, которое было всегда скрыто этими губками. Внутренняя поверхность девчачьей письки походила на не раскрывшийся цветок. Красноватая тонкая кожа, складочки и бороздки.

Тебе не больно – спросил я сестренку.

Нет, не больно – ответила она. Только щекотно. А ты когда покажешь палочку?

Покажу скоро – ответил я. А ты можешь подержать вот здесь, чтоб я хорошо посмотрел. Дай сюда ручки.

Эми протянула руки вниз, и взяла пальцами по губке.

Разведи их, чтоб не закрывались – попросил я.

Она развела, как я и просил, а я снова стал обследовать.

Я увидел две складочки похожие на лепесточки, мне стало интересно и я решил спросить: «Эми, а что это?»

Пися – не задумываясь ответила она.

Нет, в писе два лепесточка, это что – переспросил я и подергал за один из них.

Не знаю – пожала плечиками сестренка.

Дальше меня заинтересовал маленький бледный пупырышек вверху этих лепестков.

А это что и зачем – спросил я и стал водить вокруг него пальцем.

Ой щекотно щекотно – забила ножками Эми. Я не знаю. Там всё – пися.

Я раздвинул лепестки, внизу них оказалась дырочка, туда можно было засунуть палец.

Я слегка всунул внутрь и стал водить вокруг. Там было тепло и влажно.

Эми – спросил я. А отсюда ты писаешь? Да?

Нет – сказала она и ткнула пальчиком куда-то в середину между лепестков. Вот отсюда.

Ааа – сказал я, но ничего не разглядел. Завтра покажешь, как ты писаешь, хорошо.

Я потрогал и пощупал пальцами всё, что было внутри Эмилькиной письки и мне сильно захотелось еще попробовать языком.

Я придвинулся поближе высунул язык и стал облизывать всё её детальки. Эми притихла и затаила дыхание. Моя пиписька уже давно надулась и зудела, упершись в одеяло, и уже не хватало сил сдерживать её, чтоб не подергать.

Я встал на колени между ног Эми. Пиписька выпрямилась и встала торчком вверх.

Эми, смотри – сказал я. Только письку свою не отпускай, пусть открыта будет.

Эми и так во все глаза смотрела на меня. Я стал водить пальцами по письке. Потом нагнул её вниз и отпустил. Колышек спружинил и снова встал в своё положение. Эми привстала. Я повторил еще раз и еще. Потом пошевелил им, вверх-вниз, и еще раз. Эми удивленно открыла рот.

А дай потрогать – попросила она.

Её черные глазки блестели.

На потрогай – дал я.

Эми повторяла мои движения. Она сначала провела пальцами вверх и вниз, потом пощупала письку на твердсть, потом стала оттягивать вниз и отпускать, любуясь, до сих пор не виданными ею, мальчишечьими способностями.

Возбуждение достигло предела. Я стал дергать свою письку быстрее, не обращая внимания ни на что вокруг. Еще раз, еще и еще. Всё защекотало внутри, забурлило, и по всему телу пробежала приятная волна безмерного удовольствия.

Я стоял между ног Эми, закрыв глаза и наслаждаясь своими ощущениями. Писька всё еще сохраняла свой вид.

Прошла минута или две. Я открыл глаза. Эми лежала на спине и наблюдала за мной. ….А в дверях стояла её мама и смотрела на нас. И видимо, она вошла не только что…

Она молча подошла, взяла меня за писюн и стащила с дивана. Я офигевший от неожиданности, стоял на ковре перед тетей, не пытаясь даже вырваться из её рук.

Что здесь было? – разгневанно спросила она, продолжая держать меня. Ты снова дергал свою пипиську? Эми, он дергал пипиську?

Эми молча закивала головой.

А еще что он делал, Эми? – допытывалась мама.

Ниче – сказала Эми. Я спала, проснулась, он стоял и дергал.

А где твои трусики, Эми – продолжала мама. Он с тебя снял?

Нет – заступилась сестренка. Я сама сняла, жарко.

Больше ничего не было? Точно? – настаивала она.

Не-а – подтвердила сестренка. Больше ничего.

И он больше не будет. Прости его – уже чуть не плача попросила она.

Тетя немного упокоилась и отпустила меня. Я виновато стоял с понуро-висящей писькой посреди комнаты перед тетей и сестренкой.

Простите – повторил я за Эми. Я больше не буду.

Не буду. Вот и не буду. Стыдно! – сказала мама. Обрезать давно надо было, тогда бы и не смог заниматься такими глупостями. Это всё московское воспитание. Разбалованные. Спать ложитесь. Всё. Я скоро приду.

Тетя Лиля взяла полотенце и вышла из комнаты. Я плюхнулся на кровать. Эми бросилась искать свои трусики.

Наступила тишина, я вслушивался с замиранием сердца. Бабушка и папа всё еще сидели за столом, когда к ним вернулась тетя Лиля.

Хотела купаться идти, да думаю надо рассказать – сказала она.

Камиль, а почему сына то до сих пор не обрежешь – начала она. Татарин он у тебя иль нет?

А что ты вдруг? – удивился папа. Как то не до этого было. Да и жена русская, мы с ней даже не разговаривали об этом.

Да вот сегодня он меня поразил – стала пояснять тетя. Как Эмильку голую увидит, начинает дергать свою писюльку. Онанизмом занимается. Уже сегодня второй раз застукала. Один раз в бане. Он вроде стеснительный был поначалу, а потом начала его мыть, смотрю торчок стоит, возбудился видишь ли. А потом и давай дергать.

Ой, боже – откликнулась бабушка. Что это с ним?

Ну да – кивнула тетя. Мы в бане то до скольки лет вместе мылись, и я не замечала, чтоб тЫ так.

Отец смущенно закашлялся.

Ну да – подтвердил он. Надо конечно его обрезать, а когда только.

Когда обрезанный не больно то подергаешь – то ли закашлялась то ли засмеялась бабушка. Конечно сынок, надо обрезать уже, а то большой он. Надо было пока маленький сразу сделать. Вот, жена не дала. Она ниче не понимает.

Эмилька тоже слушала эти разговоры, подошла ко мне и легла рядом. Моё сердце замерло, я ловил каждое слово и не мог поверить своим ушам. Неужели все уговаривают папу, чтоб отрезать мне пипиську. Мне сильно захотелось убежать, уехать улететь домой к маме.

Пока вы здесь, давай завтра с доктором поговорю, она придет всё быстро сделает – сказала бабушка. А мы плов сделаем, это же праздник, всех угостим. И будет все по-людски. И сыну твоему лучше будет потом.

Хорошо – согласился папа. Раз уж случай представился, давайте сделаем.

Я лежал и думал: «За что меня наказывают? Значит, девочкам можно смотреть на голых мальчиков, а мальчикам нельзя? Но мама Эми ведь говорила, чтоб я не стеснялся. Я пересилил себя и перестал стесняться. Но когда я думаю и тем более вижу голую девочку мне хочется подергать. За что мне хотят отрезать мою пипиську?»

Эми как будто прочитала мои мысли.

Эмик, че папа сказал, что тебе отрежут письку? – шепотом сказала она почти мне ухо.

Я пожал плечами, а сам подумал: «Так я стану девочкой что-ли?» Мне сразу представилась недавно увиденная писька Эми и то что там внутри. Сразу стало как то унизительно и неуютно.

А как же мои одноклассники – продолжал размышлять я. Как я появлюсь в школе? Я должен буду сказать всем что я девочка? И буду носить платья?

Мне девочки нравились, но вот быть девочкой никак не хотелось.

Значит, ты станешь моей сестренкой – обрадовано заключила Эми. Моё желание сбудется, значит. А ты какое желание загадал?

Никакое – разозлился я. Иди на свою кровать спать.

Я ищу свои трусики – сказала обиженно Эми и полезла под мою кровать.

Всё нашла – продолжила она. И улитка моя здесь, смотри. Ты их сюда бросил?

Я ничего не ответил и отвернулся к стенке. Эми легла к себе и быстро заснула. Я еще долго лежал, раздумывая свои невеселые мысли, и не помню как уснул.

1 165
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио
 
 
 
Другие типы файлов