КАК Я ЧУТЬ НЕ СТАЛ СЕСТРЁНКОЙ. Глава 3

Я проснулся рано, Эми с мамой еще спали. Утро для меня было тревожным, ничего хорошего от этого дня я не ждал, и особенно боялся разговора с папой. Я тихонько оделся и вышел из дома. Я решил пойти в лес, чтоб подольше никого не видеть. Поплутав там около двух часов я вышел к тому пруду и лег на траву. Через какое-то время услышал как кричит Эми. Она звала меня. Я поднялся и увидел, что они с папой идут ко мне, они меня искали.

Эмик, ты куда убежал – сказала подбежавшая сестренка. Мы тебя ищем же!

Подошел папа и сел рядом. Я отвернулся в сторону и старался не встречаться с ним глазами.

Эмиль, я хотел с тобой поговорить – сказал папа. Понимаешь, у нас есть старый обычай. Называется он обрезание….

Он долго говорил, пытаясь что-то объяснить, но при словах «обрезание» у меня уже закрывались уши и я ничего не хотел понимать.

Я хочу домой – сказал я. Давай сегодня уедем. Я не хочу здесь больше.

Так – сказал папа строго. Видимо ты так ничего и не понял, и не хочешь понять. Сейчас идем завтракать, потом придет доктор тебя осмотрит. А дальше посмотрим. И не спорь, так надо. Всё. Идем.

Я шел в дом как на казнь. Нас встретила бабушка.

Ой балам – сказала она. Куда ж ты убежал, мы волнуемся. Ох слава богу всё нормально.

Она обняла меня и поцеловала. Идем завтракать будем. Еще никто не кушал, все тебя сынок искали.

Мы сели. Эми что-то весело щебетала, все разговаривали, только я завтракал молча.

После завтрака пришла к бабушке какая-то женщина, они поговорили, потом подозвали меня.

Эмиль – сказала бабушка. Это тетя доктор. Она хочет тебя осмотреть.

Я уже догадывался по поводу чего пришла доктор, но не думал, что это будет так скоро.

Я не успел ничего возразить, как подошел папа и взял меня за руку.

Да идемте – сказал он и повел нас в дом. Я ему всё объяснил, но он боится, вот и сейчас трясется – добавил он.

Тебя как зовут – обратилась доктор ко мне. Сколько тебе лет?

Эмиль – ответил я нехотя. 8, скоро 9 будет.

О, так ты большой парень – сказала доктор. Не должен бояться.

У меня ничего не болит – буркнул я.

Ну хорошо что не болит – продолжила она. Мы посмотрим только, хорошо? Мы ведь и хотим, чтоб у тебя ничего не болело никогда.

Мы зашли в дом и доктор отпустила папу.

Мы сами здесь поговорим – сказала она. А вас потом позовем, хорошо.

Я немного успокоился. Может и пронесет – подумал я. Доктор выглядела довольно доброй женщиной, ей было лет около 40, и она постоянно улыбалась.
Ну красавчик – сказала доктор садясь на табурет. Давай, снимай трусики, посмотрим, что у тебя там.

Я послушно снял трусы и положил рядом. Она развернула меня к окну и начала осматривать. Мои принадлежности опять вжались внутрь. Она сначала помяла мешочек с яичками и сделала так, что яички расслабились и вывалились назад в мешочек, общупала их, потом принялась за саму пипку. Потрепала её, пока она немного не подросла, и стала стягивать с неё кожицу. Я заойкал.

Больно? – спросила доктор. Вот, парень большой уже, а головку еще свою не видел, да? А ты когда с ней «балуешься», головка не выходит, да?

Я покраснел и закивал головой.

Ну мне всё ясно – сказала доктор. Папочка зайдите.

Так вот – обратилась она к нему и ко мне. Обрезание не только можно делать, а и нужно сделать. А то развиваться не будет. Так что давайте будем готовиться?

Да – сказал отец.

В дверях показались тетя Лиля и Эми. Я быстро натянул трусы.

Мальчика пока искупайте, а я приготовлюсь – сказала доктор. Я все взяла с собой.

Тетя Лиля подошла.

Ну пойдем мужичок – насмешливо сказала она и взяла меня за руку.

Мы пошли в баню. Эми следовала по пятам. В предбаннике тетя стянула с меня всю одежду и повела к ванне. Я залез и она без лишних разговоров включила душ и стала меня мыть. Нагнула и намылила сзади, потом развернула к себе и стала тщательно тереть мою писульку. На этот раз она даже и не думала надуваться и болталась тряпочкой в руках у тети.

Всё, готов. Вылезай – скомандовала тетя Лиля и пошла за полотенцем.

Так, в полотенце на голое тело меня и отвели обратно на кухню к доктору. Там на бабушкиной кровати уже была постелена чистая простынь, поверх покрывала. Доктор сидела так же на табурете и возле неё были разложены разные медицинские инструменты. Я заметил наполненные шприцы, зажимы, пинцеты и главное – острые маленькие ножички. Мне ясно представилось, что сейчас будут отрезать мою пипиську и вместо неё у меня будет такой же разрез как у сестренки. От всего этого мне стало не по себе и я опять стал просить отпустить меня.

Так – сказала доктор. Парень хоть и большой, но что-то капризный. Так что вы папочка с мамочкой будете держать. Всё сделаем быстро, ты даже не заметишь – сказала она уже обращаясь ко мне.

Меня положили на кровать, папа сел у ног, а тетя Лиля стала держать мои руки.

Доктор протерла мои мальчишечьи принадлежности ваткой со спиртом. Затем пшыкнула каким-то спреем и стала не понятно что делать с моей пиписькой. Сначала никакой боли я не чувствовал, мне казалось, она просто теребит её. Я периодически спрашивал: «Уже всё?». На что получал ответ, что уже почти всё. Я уже не дергался и думал, чтобы побыстрей все кончилось. Вдруг доктор с силой оттянула пипиську и я почувствовал резкую боль. Я вскрикнул и попытался сжать ноги. Папа удержал. Доктор продолжала что-то делать. Я почувствовал, как будто с меня сдирают кожу и завизжал от страха и боли: «Не отрезайте мою письку! Я больше не буууудууу!». Личико Эми всё время мелькало то в проеме двери, то в окошке. Она была тоже напугана и пыталась рассмотреть, что со мной делают.

Что, больно что-ли – удивленно спросила доктор. Тебя правда больно? Я же заморозкой обработала. Ты не должен ничего чувствовать.

Дааа больно – сквозь слезы прохрипел я.

Ну чуть-чуть потерпи – стала успокаивать доктор. Видимо ты очень чувствительный мальчик. Сейчас сделаем, что ты ничего не будешь чувствовать.

Она взяла шприц и начала делать укольчики вокруг того места откуда росла моя писька.

Ну как – через некоторое время спросила она. Чувствуешь?

Я сказал, что не знаю.

Вот я тебя трогаю ты чувствуешь – опять допытывалась доктор.

Я действительно ничего не почувствовал и сказал об этом.

Вот и хорошо – ответила она. Продолжим. Уже почти всё сделано, надо только красиво подшить.

Я лежал и смотрел на окно, где все прыгала Эми. Моё воображение рисовало, что доктор сейчас зашивает края моей щели. Я и сам поверил в то что вчера плёл сестренке, что девочки получаются из мальчиков путем простой операции: Чик и всё. Мне вспомнились лепестки, которые я вчера обнаружил внутри её письки, и я подумал, что может быть они и остались у неё потому что ей неаккуратно сделали операцию.

Ну всё – сказала доктор. Я вставила трубку на сегодня, чтобы писить. Если захочешь по-маленькому, трубочку в бутылочку вставь и писий, хорошо. Понял. Я сейчас еще укольчик сделаю, поспишь до вечера, а может и до утра. А я завтра приду и посмотрим.

Всё забирайте новоиспеченного мужчинку – весело сказала она. А это на память. Она протянула папе маленькую баночку.
Спасибо. В плов положим – сказал папа и положил баночку себе в карман трико.

Все засмеялись.

Я приподнялся, пытаясь рассмотреть, что же там у меня, но увидел только белый лейкопластырь и тоненькую трубочку торчащую из него. Папа взял меня на руки и понес в комнату. Я видел, как в кухню забежала Эми и за ней зашла бабушка.

Доктор – сказала бабушка. На плов останьтесь, сейчас будет готов…

Мама, мама! Что всё уже? – допытывалась у своей мамы Эмилия. Эмильке уже отрезали письку? Он теперь стал девочкой? У меня сестренка будет.

Что ты прям так и хочешь, чтоб он был девочкой – ущипнула дочку тетя Лиля. Давай ка идем во двор, посмотрим ….

Дальше я уже ничего не слышал. Я лежал в полузабытьи и пытался почувствовать, что же сейчас у меня там, но никаких прежних ощущений наличия чего-то между ног так и не появилось. Я даже просунул руку под одеяло и потрогал это место. Но нащупал только бугорок из ваты заклеенный пластырем и трубочку. Вот и всё, подумал я. И с такими грустными мыслями провалился в сон.
С теми же мыслями я и проснулся уже поздно вечером. За окном пели сверчки. Эми уже спала. Я нащупал бутылку воды у себя под боком, выпил и приготовился спать дальше. Я лежал с полуприкрытыми глазами, когда вошла тетя Лиля. Она повесила полотенце на мою кровать и пошла к тахте. Там сняла халат.

Я увидел, что под ним ничего не было и она стояла совсем голой. Она стояла ко мне спиной и я разглядел её большую белую попу. Ну не такую уж большую, она не была толстой, просто она была намного больше попки Эми. Я засмотрелся. Потом она повернулась передом и тихонько пошла к окну. Передо мной появилась обнаженная женская фигура – круглые как мячики сиськи, выделяющаяся талия, слегка выступающий живот, а под животом светлый треугольник. В отличии от лысого треугольничка Эми, у тети Лили в самом низу я заметил волосики и разрезика видно не было. Меня загипнотизировал вид её тела, это было несравнимо привлекательней чем вид голой девчонки. Я опять размечтался, а что же у неё там. Тетя Лиля закрыла окно и подошла ко мне. Я закрыл глаза делая вид что сплю. Она потрогала мой лоб и удостоверившись что все нормально пошла к себе на тахту. У меня забурлило все внутри, как и вчера, когда играли с Эми, и я почувствовал, что меня распирает внизу. Я не мог поверить, но это чувство напоминало прежнее, когда моя пиписька начинала подниматься, только к нему присоединилась еще и боль, на которую я даже не обратил внимание и полез рукой под одеяло. Я начал проверять. Мой писун рвался из под пластыря наружу!

Он на месте! Он на месте! – билась ликующая мысль. Я перепроверил еще раз. Да так и есть, это он, только болит, но на месте. Я снова мальчик! Я не девочка!

Я взглянул на тетю Лилю. Она надела ночнушку и улеглась рядом с Эми. Теперь уже с радостными мыслями я опять провалился в сон.

Утром я пошел на завтрак завернутый по пояс в полотенце. Все улыбались мне спрашивали про самочувствие. Эми сравнила моё одеяние с юбкой и попросила маму купить мне настоящую. Мама отшутилась сказав, что он наверное походит еще в своей одежке. Я с нетерпением ждал доктора. Она пришла после обеда.

Как ты, мужчинка – спросила она. Не болит.

Почти нет – ответил я.

Ну тогда давай посмотрим что у нас там получилось – сказала она и мы пошли в комнату.

Эмилька увязалась было за нами, но мама её не пустила.

Я развязал полотенце и лег на кровать. Доктор стала осторожно снимать пластыри,

А вдруг мне это всё показалось, и под повязкой ничего не окажется – наблюдал я с любопытством и некоторой тревогой.

Вот она сняла повязку целиком. Я увидел свою пипиську на прежнем месте. Только теперь на самом конце не было кожи, и оттуда выглядывала, до сих пор скрытая от меня, головка. Она была красной и вокруг неё были зашитые нитки. Из дырочки в центре головки торчала трубочка.

Ну вот все в порядке – сказала доктор. Трубочку я вытаскиваю. Будешь писить нормально. Сделаю тебе легкую повязку. Я дам маме мазь и марганцовку, скажу ей что делать. Несколько дней будете полоскать в растворе, а потом мазать.

Это не мама, это тетя Лиля – заметил я. А нитки как же?

А нитки сами рассосутся через неделю, и не заметишь – сказала она.

А потом подняла палец и строго сказала: «Только с писькой не баловаться, договорились! А то швы разойдутся.»

Я сконфуженно опустил голову и сказал: «Ага». Она потрепала меня по голове.

Доктор замотала мою писульку тонким бинтиком, оставив на виду только краешек головки и ушла к взрослым.

Мои страхи окончательно прошли. Я понял, что мне сделали обрезание, а не отрезание, и никто не планировал отрезать мою письку и делать из меня девочку. Вот так я чуть не стал сестренкой.

Следующие несколько дней я бездельничал, делать мне ничего нельзя было. Я шатался по двору и дому обмотанный по пояс в полотенце. Иногда я надевал бабушкин халат и ходил так, интригуя сестренку. Её раздирало любопытство, но я так секрета и не раскрыл. Мы с ней каждый вечер читали книжки или играли в карты, но как только она заводила разговор, чтобы посмотреть что у меня там, я уходил от темы и говорил, что пока болит. С её мамой мы каждый вечер делали процедуры, но Эмильке она похоже тоже тайны не выдала.

Только за день до отъезда, намучив сестренку, я все таки решил открыться. Вечером, после очередной процедуры тетя Лиля сказала, что уже все зажило. Боль и в правду уже прошла и бинтик наматывать не стали. Я пришел в комнату завернутый в полотенце и мы стали играть в карты. Взрослые по традиции сидели за вечерней чашкой вина.

Наконец я её спросил: «Ну что показать тебе?».
Ага – закивала головой обрадованная сестренка.

Я встал и размотал полотенце. Оно упало к моим ногам и перед глазами, сидящей на полу Эми, появилась моя обновленная пиписька.

Она с минуту хлопала ресницами и смотрела ничего не понимая.

Так ты не стал девочкой – разочарованно заявила она. Я думала моё желание сбудется и ты станешь моей сестренкой.

Ну я передумал. Писить не удобно – ответил я лукаво. А так разве плохо? Тебе не нравится?

Нравится, нравится – Эмилька рассмеялась и придвинулась поближе рассмотреть мои перемены.

А это что? – спросила она, указывая на оголенную розовую головку.

Головка моей пиписьки – ответил я и приподнял её для лучшего обзора.

Теперь она на черепашку похожа – сказала сестренка.

Мы оба закатились от смеха….

На утро мы уезжали. Чтоб хоть одно желание сестренки сбылось я подарил ей фотоаппарат, предварительно заменив карту памяти на чистую.

А твоё желание сбылось, Эмик – спросила сестренка.

Да конечно сбылось – ответил я. Я познакомился с тобой.

И это действительно была правда. Дома я часто рассматривал наши фотографии с поездки, я вспоминал и скучал по своей сестренке и по играм с ней.

Встретится с ней удалось только через пять лет. Ну об этом как-нибудь в другой раз.

1 011
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио
 
 
 
Другие типы файлов