Командировочное приключение

Большой танцпол, как положено с высоким подиумом диджея, надстроенным балконом второго этажа для вип-клиентов, девушками с блестящими звездочками на сосках и в трех ниточках стрингов на подтанцовке, был отделен от бара для денежных посетителей капитальной стеной белого кирпича с широким открытым проходом. Казалось, совсем рядом грохочет музыка, потеют в прыжках разгоряченные танцоры обоих полов, переливаются разноцветные огни и слепят глаза вспышки стробоскопов, а за «каменной стеной» было удивительно спокойно и уютно. Поблескивала лаком высокая стойка бара, тянули и манили к себе разноцветные этикетки множества экзотических бутылок за спиной бармена, как положено, выряженного в белоснежную рубашку и черную бабочку на шее.

Вырвавшийся, наконец-то, из-за столика с местными деликатными, но назойливыми сопровождающими и зашедший сюда в поисках тишины – уж очень по утомленным ушам били оглушающие звуки танцевальной музыки – и пристойной выпивки Дмитрий сразу обратил внимание на сидящих у стойки левее центра двух девушек. Впрочем, больше обращать внимания было не на кого. Бар был пуст. Даже для местной «чистой» публики напитки тут были дороговаты, а заглянувшим в клуб папикам с их содержанками официанты охотно приносили нужное прямо в зал, за столики у стен, задрапированных темно-красной тканью, или на второй псевдоэтаж.

Едва только Дмитрий появился в баре, вынырнув из феерии света и звуков, одна из девушек, высокая, крепкая блондинка с желтоватыми волосами чуть ниже плеч – переодень только соответственно и можно назвать валькирией – что-то сказала своей то ли подружке, то ли случайной приятельнице и, легко соскочив с высокого стула, поправляя на ходу чуть сбившуюся коротенькую до предела  зеленую юбочку, отправилась на танцпол, с интересом мазнув взглядом по новому посетителю. А что? Мужчина хоть куда в свои тридцать три. Высокий, худощавый, спортивный. Черные волосы чуть большей длины, чем у большинства его ровесников, в аккуратной стрижке, голубоватые глаза, вытянутое лицо. Таких в даже в этом приличном клубе не часто можно встретить. Впрочем, похоже было, что блондинка-валькирия сюда пришла вовсе не на охоту за мужчинами, а глянула на посетителя бара из чисто спортивного интереса и любопытства.

«А вот эту девчушку я уже где-то видел! – подумал Дмитрий, приглядываясь к оставшейся на своем месте брюнетке. – И точно не полчаса назад на танцполе…» Девушка, нарочито рассеянно поигрывающая бокалом с простым белым вином, была похожа на случайно попавшего сюда и до сих пор не изгнанного из «рая» подростка. Худенькие ножки в черных джинсиках в обтяжку, совсем незаметная грудь под просторной бело-желтой блузкой, узкие плечи. Глаза у нее были большими и ярко-синими, а распущенные длинные, ниже пояса, прямые волосы черными, как вороново крыло. На чистом незагорелом лице выделялся крупноватый, но не портящий её облик носик, а узкие губы небольшого рта были чуть-чуть приоткрыты. Если бы Дмитрий не знал, что в это заведение строго не допускаются несовершеннолетние, то дал бы на взгляд девчушке лет шестнадцать, а то и того меньше.

«Вспомнил!» – обрадовался мужчина, пристраивая задницу на высокий стул и попросив бармена:

– Коньяку налей, соточку, наверное. И не Хеннеси, пожалуйста. А то я подумаю, что это единственная марка коньяка, которую ты знаешь. Есть еще что-то?

– Реми Мартин подойдет? – доброжелательно улыбнулся работник стойки.

– Давай.

Дмитрий, через полминуты расплатившись и подхватив пузатый бокал, пересел поближе к маленькой брюнетке и с улыбкой сказал вместо тривиального «Здравствуй» или «Скучаешь?»:

– Я тебя видел сегодня днем на заводе!

Девушка, сперва с легким недоброжелательством поглядевшая на пристраивающегося к ней мужчину, удивилась и как будто мгновенно оттаяла от таких простых слов.

– Да, я к отцу заходила за ключами от квартиры… Он там работает. А вы… ты тоже с завода? Никогда тебя там даже мельком не видела.

– Нет, – улыбнулся Дмитрий, как можно душевнее. – Я приезжий в вашем славном городе. Неделю назад шеф вызвал, говорит: «В отпуске не был еще? Вот тебе командировка на берег моря!»

– Какое совпадение! – засмеялась над немудреной шуткой собеседника девушка. – Я тоже уже год, как не местная. Учусь в столице. Вот на каникулы вернулась домой. Поэтому и ключи постоянно забываю. Меня Юля зовут.

– Дмитрий, – с охотой отозвался мужчина.

На самом деле командировка сюда, на дальний и совсем не курортный берег Балтийского моря не была вызвана острой производственной необходимостью. Шеф верно сказал – небольшая компенсация за так и несостоявшийся в этом году полноценный отпуск. «На том заводике никто давно из начальства нашего не был, – пояснил от подчиненному. – Дела идут хорошо, нареканий на дирекцию и каких-то скандалов – тьфу-тьфу-тьфу – не было. Но! Поводья отпускать нельзя. Не наш это метод – пускать на самотек. Ты, как приедешь, там просто пошатайся по цехам, посиди в бухгалтерии, чайку попей с секретаршами. Сделай вид, мол, готовишь почву для появления очень большого начальства. Пусть подтянутся, пыль с папок стряхнут. Ну, и отдыхай сам. Понятное дело, с умом и без инцидентов». Вот Дмитрий и заглядывал с утра на часок-другой на предприятие, потом посещал пусть немногочисленные, но интересные городские достопримечательности, заходил в кофейни и бары, обедал в приличном ресторане, а вечера проводил в этом клубе – единственном более-менее респектабельном заведении, где можно было сыграть в биллиард, слегка перекусить, поглазеть на танцующих девчонок и не нарваться на неприятности. Ему нравилась непринужденная, но вместе с тем строгая обстановка в клубе. Во всяком случае, перепивших гостей отсюда быстро, корректно и незаметно удаляли, профессионалки в открытую не предлагали себя, а наркотики, если и продавали, то делали это очень скромно и только для своих. А сегодня, вот, случилось и это удачное знакомство с московской студенточкой, наверняка скучающей в последние дни отдыха, ведь первое сентября уже через неделю, и думающей, как с пользой для себя провести оставшееся время на малой родине.

Потихоньку увлекаясь обществом друг друга, юная девушка и мужчина в возрасте Христа поговорили обо всем понемногу, даже слегка коснулись московской жизни. Дмитрий узнал, что у Юли есть еще старшие брат и сестра, что отцу очень повезло с работой, в городе сейчас напряженка с теплыми и денежными местечками, что очень тяжко было в девяностые, хоть она и была еще совсем маленькой, но многое помнит. А вот в Москве Юля устроилась, по её словам, просто замечательно,  жила в институтском общежитии, но достаточно благоустроенном, квартирного типа, в комнате всего с одной соседкой. Деньгами её баловал старший брат, да и отец, разумеется, не забывал присылать раз в месяц скромное вспомоществление. Учеба же оказалось не самым сложным испытанием в жизни и шла «на ура», умненькая девочка поступила на бюджет. Сложнее было, как выяснилось, бороться с городскими соблазнами и затягивающими в водоворот приключений друзьями-подружками. Впрочем, Юля и с этим, кажется, справлялась неплохо. «Надо же, и такое бывает в жизни», – немного удивился удачливости собеседницы Дмитрий.  У него, родившегося и выросшего в столице, всё было в порядке и с жильем, и с деньгами. Вот со спутницей жизни не очень-то ладилось. Редко кого из подружек  он мог вытерпеть в своем доме дольше нескольких месяцев. А в последнее время, в связи с загруженностью на работе и перспективами скорого карьерного роста, и вовсе стал все чаще и чаще обходиться профессиональными интимными услугами. Деньги примерно те же, а времени и нервов при этом экономилась масса. Особенно, если подыскать «салон» на пути с работы домой.

Впрочем, это не значит, что Дмитрий напрочь забыл, как быть внимательным и заботливым в отношениях с женщиной. Тем более, Юля ему понравилась. И своей юной свежестью, и удивительной миниатюрностью, и абсолютно немодельной «немодной» внешностью.

Минут через сорок неторопливого, почти задушевного разговора девушка незаметно глянула на свои маленькие часики и попросила:

– Дима, ты меня домой не проводишь?

– Только домой? – с понятным намеком отозвался собеседник.

Во время общения он ощутил со стороны Юли вполне определенную заинтересованность и сейчас хотел выяснить, насколько далеко этот интерес со стороны девушки простирается.

– После такого неожиданного первого знакомства – только до дома, – лукаво блеснула глазками Юля. – Я тебе завтра сама позвоню. Ты ведь днем тоже свободен?

– Для тебя – в любое время!

Дмитрий, если и плутовал с комплиментом, то совсем чуть-чуть. Его официальное «надувание щек» на заводе фактически окончилось, и до отъезда послезавтра он мог предаваться полноценному и законному безделью. И было бы приятно это сделать с симпатичной девушкой, а то гостиничные путаны изрядно надоели своим излишне навязчивым сервисом.

Мужчина вызвал такси – по столичным меркам это обошлось в сущие копейки – и в самом деле повез Юлю до дома. В машине они несколько раз поцеловались. Искренне, взасос, с язычками. И девушка вовсе не возражала, когда Дмитрий ласково и игриво пощупал её маленькую грудку под блузкой. Расставаясь у подъезда, он неожиданно даже для самого себя элегантно склонился и поцеловал узкую почти детскую ладошку Юли. Она фыркнула смущенным смешком от растерянности и быстро убежала, звонко стуча каблучками по кафельной облицовке пола.

– Что? Не дала? – по-простому поинтересовался ожидавший возвращения пассажира таксист.

Дмитрий почему-то больше обиделся не за себя, а за девушку, будто её прямо в глаза назвали дешевой шлюшкой. Дико захотелось немедленно влепить в морду обиженному природой дебилу. Че

– Давай в «Викинг», – буркнул он, через силу одернув себя и глубоко дыша, чтобы не сорваться, а потом молча и демонстративно отвернулся к темному окну.

– Это правильно, – как бы сам себе пробормотал под нос таксист, привыкший оставлять последнее слово за собой. – С блядями-то оно вернее будет…

Никаких девочек в номер Дмитрий брать в эту ночь не стал, хоть и свербело сильно, после поцелуев с юной девчонкой страстно хотелось разрядиться. И он правильно поступил, как оказалось.

Юля позвонила на завтра после обеда и легко, будто ничего иного не ожидала, согласилась приехать в гостиницу. Засуетившийся – «Черт! Как в первый раз!» – мужчина сбегал в холл, купил небольшой букет белых роз, бутылку шампанского и мартини, презервативов в запас.

…– Никогда здесь не была, – осматривая апартаменты, с восхищением заявила ни на минуту не опоздавшая девушка. – Шикарно! Это для всех командировочных такие номера полагаются?

– Только для высокого начальства, ну, и для меня тоже, – в стиле Карлсона с крыши пошутил Дмитрий.

Фирма на мелочах не экономила, предпочитая «держать марку» богатой респектабельной конторы, каковой, впрочем, и являлась по сути.

А потом Юлька пришла в неожиданный восторг от предназначенного ей букета и сладкого желанного поцелуя, с удовольствием выпила бокал полусладкого шампанского, но от второго отказалась. «Мы же не для того встретились». И откровенно, дескать, мы давно не дети, спросила, лукаво скосив взгляд:

– Можно мне в ванную?

Уже у дверей оглянулась с плутовской улыбкой, сбросила через голову коротенький сиреневый топик, оставила на шоколадном ковролине чистенькие, явно выходные ботильоны на высоченном каблучке и в одних только черных узеньких брючках шагнула в царство белого фаянса, бордового кафеля и свежих полотенец.

Она вернулась быстро, едва Дмитрий успел скурить сигаретку. Завернутая от худеньких бедер до самой шеи в махровое большое полотенце – висевший в ванной халат, видно, оставила хозяину – с собранными в тугой узел на затылке длинными волосами. Прошла на цыпочках сразу в спальню, остановившись у тщательно заправленной широкой кровати, обернулась:

– Теперь ты.

Мужчина надевать халат тоже не стал. После душа просто обернул второе полотенце, поменьше размером, вокруг бедер. И на секунду остановился в дверях спальни.

На разобранной уже постели лежала на спинке Юля, плотно сжав ножки и нервно теребя пальцами правой руки свой маленький сосочек. Но взгляд у девушки был твердый, уверенный и приглашающий, потому Дмитрий ни секунды не медлил, сбросив прямо на ковролин полотенце и присев рядом с Юлей.

Легонько поглаживая худенькое тельце, он вдруг поймал себя на мысли, что именно эта миниатюрность, худоба и подростковая угловатость нравится ему больше, чем гладкость и «нужные» пропорции у других бывших партнерш по постели. «В педофила, что ли, превращаюсь на четвертом-то десятке?» – иронично подумал Дмитрий, постепенно добравшись до лобка девушки.

Юля с охотой раскинула в стороны ножки, демонстрируя уже влажный, чуть приоткрытый в ожидании вход в вагину. Из-под капюшончика выглядывал напряженный, размером с фалангу мужского пальца, клитор. И это было так неожиданно, что мужчина, любящий и умеющий исполнять оральные ласки чуть-чуть замешкался.

Прихватившая его давно вставший член в маленькую ладошку, Юля опустила ласкающие пальцы пониже, к мошонке, и вдруг предложила:

– Давай без прелюдий! Возьми меня сразу!

Дмитрий торопливо, ругаясь за это сам на себя, вытянулся к изголовью, достал из-под подушки презерватив и раскатал его по стволу. Потом осторожно перелег между раскинутых ножек Юли, опираясь на локти, что бы давить на девушку своим немалым весом. Зачехленный член чуть – длиннее среднестатистического – как-то легко и непринужденно нашел вход и стал погружаться в тесную, горячую вагину. Дмитрий, впечатленный миниатюрностью партнерши, немного переживал за этот момент, но – все оказалось в полном порядке. И уже через минуту он совершенно успокоился и размеренно двигался, то входя до предела, то почти покидая гостеприимное влагалище. Юля, прихватив его за шею тонкими руками, забросила ножки на поясницу партнера и теперь своими движениями настойчиво требовала ускориться.

Вот только целоваться в такой позе не было никакой возможности. Разница в росте этого не позволяла. Голова девушки находилась прямо перед грудью Дмитрия, и Юлька, жадно вдыхая и выдыхая воздух, как после долгого погружения под воду, успевала только легонько касаться язычком сосков партнера.

Неожиданно для мужчины, только-только начинавшего входить во вкус блаженного соития, влагалищные мышцы резко сжались… раз, другой, третий… Юля, крепко зажмурив глаза, буквально взвыла низким дурным голосом и задергалась, забилась под телом Дмитрия. Длилось это, наверное, пару долгих-долгих минут.

Потом девушка расслабилась, скинув ножки со спины партнера, вздохнула облегченно и ласково погладила мужчину по плечу:

– Не обижайся… Но я уже готова. Знаешь, почти полгода без секса дают о себе знать…

Дмитрий приподнялся на колени, извлекая из влажной глубины все еще напряженный ствол.

– Долгий у тебя пост оказался.

– Так получилось, – истомно потягиваясь, призналась Юля. – Сперва экзамены и зачеты. Не для того я поступала, чтобы вляпаться с первого же курса. А потом домой, я же тут чуть не с середины лета. Здесь ни с кем нельзя. Знаю, стоит только кому дать – весь город узнает о приезжей москвичке, которая после столичных подвигов готова на всё и с любым… Но ты-то?

– А что я?

– Ты же не кончил, Дима?

– Успею еще. У нас же просто маленький перерыв.

– Это верно. А теперь давай так…

Юля повернулась на бочок, оттопырив худощавую плоскую попку.

– Пристраивайся, не обращай сейчас внимания на меня, делай, как тебе лучше…

Дмитрий перелег, поудобнее устроившись позади девушки, она приподняла ножку, поймала рукой напряженный пенис и помогла ему вновь окунуться в горячую влажность. В этой позе партнер имел гораздо больше свободы, и мужчина успел поласкать твердые сосочки, плоский жилистый животик и даже несообразно большой клитор, мягкое потирание которого и привело к очередному оргазму Юли. Правда, был он уже не таким бурным, как первый.

А потом, в процессе движений, девушка кончила в третий раз, и только тогда, пытаясь не останавливаться, несмотря на плотнейший обхват члена, Дмитрий смог вылить в презерватив запас семени.

В душ они опять сходили по очереди. А потом уселись в гостиной за столом, пили вино под сигареты и искренне, почти не выбирая слов, нахваливали друг друга за доставленное удовольствие.

– Ты еще долго в городе пробудешь? – поинтересовалась Юля в процессе разговора.

– Завтра ночью уезжаю, петрозаводским поездом, – ответил Дмитрий. – Очень не хочется после встречи с тобой, но – работа, будь она неладна!

После полудня командировочный должен был освободить номер и подъехать на завод, часам к пяти-шести обязательно отобедать с руководством «отходную», прокатиться «на посошок» по городу, ну, и еще, может быть, какие мероприятия придумают хозяева, чтобы ублажить почетного гостя. Искать крохотное «окошечко» для встречи накоротке со студенткой  – только испортить такое свидание. И собственные неповторимые ощущения от сегодняшнего.

– Жаль, – взаимно огорчилась Юля. – Ну, хотя бы не в плацкарте поедешь…

У нее на завтра ожидалась давно запланированная поездка к бабушке в деревню, а это – почти полный день до самого вечера. И ей тоже не хотелось постоянно посматривать на часики и лихорадочно думать: «Успею – не успею…» А помахать платочком вслед уходящему поезду – для этого у них сложились не слишком-то романтические отношения.

За малое время обмена короткими репликами они оба поняли и мгновенно примирились с невозможностью следующей встречи в ближайшее время и в этом городе.

– Только СВ, только хардкор! – засмеялся мужчина.

– Я бы тоже хотела в СВ… с тобой и до Москвы… – мечтательно закатила глазки девушка. – И чтобы всю ночь вместе… Ох, мне уже пора, дорогой.

«Куда? Папа строгий? Или хочет просто придти в себя после интимных удовольствий? Очень уж они для Юльки бурными оказались».

– Проводить? Сейчас такси вызову…

– Не надо, днем я спокойно доберусь, это вчера среди ночи чего-то забоялась, – беззаботно отозвалась девушка.

Она неторопливо, но деловито и не мешкая, принялась одеваться. Из кармашка узких женских джинсиков появились совсем не сексуальные простенькие трусики, но стесняться их сейчас Юля и не подумала. Втискиваясь в брюки, спросила, будто загадав на ответ:

– Хочешь, в Москве увидимся? Я через неделю там уже буду.

– Ну, телефон мой у тебя есть, звони, – кивнул Дмитрий, ни на что особо не надеясь.

Достав из казенной здешней вазы букет, он стряхнул со стеблей воду и упаковал цветы в целлофановый шуршащий конверт, полученный еще при покупке. Принимая белые розы из рук мужчины, Юля смущенно потупила взгляд, похоже, таким вниманием интимные партнеры её до сей поры не баловали.

У дверей номера они коротко, чтобы не затягивать прощание, поцеловались. И Юля ушла.

 

P.S.

Post scriptum написан специально для любителей завершенных историй и однозначно «закрытых» финалов.

«Конец простой, хоть необычный, но досадный…»(с)

Вернувшись в столицу, Юлька пару дней обустраивалась, заново привыкая к знакомой уже комнате и привычной соседке. А потом решилась-таки набрать номер Дмитрия, подгадав довольно раннее время, когда случайный знакомец её должен быть на работе.

Вместе с грубоватым, мужским: «Алло» она услышала переливы курантов и нежный женский голос: «Объявляется посадка на рейс…»

– Привет, Юля! – узнав по голосу девушку с первых же слов, отозвался Дмитрий. – Уже в столице? Давно приехала?

– Недавно, – отозвалась собеседница. – А ты где сейчас?

– В аэропорту.

– Встречаешь кого?

– Нет, улетаю сам, – усмехнулся мужчина. – На недельку в Екатеринбург.

– Жаль… – разочарованно сказала Юля. – Я думала, что встретимся на днях…

– Ну, ты не огорчайся особенно, – подбодрил её Дмитрий. – Позвони на следующей неделе, поближе к пятнице. Что-нибудь замутим на уикенд…

Девушка недолго размышляла, стоит ли вновь испытывать судьбу через неделю, а просто в установленный срок, правда, уже ближе к вечеру, набрала нужный номер.

– Не поверишь, Юля, где ты меня застала, – засмеялся мужчина после короткого приветствия. – Представляешь, я сейчас стою у окна в вагоне и любуюсь осенними пейзажами Подмосковья. Еду в Ульяновск на три дня. А как у тебя складывается?

У девушки все было в полном порядке. Но вот одного она никак не могла понять: или сам Дмитрий разочаровался в том, что дал номер телефона провинциальной студенточке, или так решила Судьба? Больше она ему звонить не стала, да и сам Дмитрий в кутерьме рабочих дел быстро забыл о мимолетном командировочном романе и безрезультатных звонках Юли…

Впрочем, через несколько месяцев, уже в Новом году, он все-таки увидел её – на экране домашнего компьютера. Юлька в компании с еще одной девушкой и парой ребят изображали из себя юных свингеров, разместившись на потрепанной, знававшей лучшие времена постели, прикрытой стареньким, битым молью покрывалом. Да и вся обстановка в студии была дешевой и больше всего напоминала сдаваемые приезжим хрущевские квартирки с сохранившейся с тех же достопамятных времен мебелью.

Дмитрия отечественная убогая порнуха никогда не возбуждала, вызывая, скорее, чувство умиротворения с долей жалости к бесталанным участникам действа, не умеющим даже страсть и удовольствие изобразить в нужное время. Но разглядев среди актрис Юлю, он почему-то подумал: «Надо же, порнозвезду в командировке натянул… И даже за бесплатно…» И больше мыслей о случайной связи в провинциальной гостинице у него не возникало никогда.

737
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments