Лабиринт

Егору исполнилось двадцать пять лет. Он родился, вырос и получил хорошее образование в Санкт-Петербурге. Умный, красивый, успешный, потомственный в третьем поколении юрист, он был гордостью своих родителей. Для Егора все складывалось замечательно, но иногда, где-то очень глубоко в душе поднималось тиной заболоченного озера, беспокойство. Он не мог понять причину своей тревоги. В такие минуты Егор старался уединиться, с грустью вспоминал свою детскую страсть к рисованию. Душу жгла потеря мечты стать художником. Отец Егора был не преклонен, он считал, что сын должен продолжить дело своей семьи. Егор встряхнул головой, как бы освобождаясь от воспоминаний, он уже подошел к Университету, где должна была состояться встреча с деканом факультета иностранных языков. После встречи, по рекомендации декана, Егор посетил внутренний двор университета. В центре двора был сооружен лабиринт из камней, которые привезли из разных уголков мира в подарок к трехсотлетнему юбилею Санкт-Петербурга. Он медленно двигался по лабиринту, останавливаясь у каждого камня, изучал таблички, которые крепились к ним и содержали информацию о предыдущем местонахождения камней. После лабиринта, Егор почувствовал себя переполненным благой энергией, он решил присесть на скамью, которая находилась рядом с лабиринтом. Эта была не просто скамья, а целая композиция, которую завершали две фигуры — аллегории Света и Тьмы, они создавали купол над скамьей, в центральной, верхней части его встретились две фигуры, Ангела и Дьявола. Егор сел на скамью на линии соприкосновения двух символов Света и Тьмы. Почувствовал, как его привычный мир стал меняться, дневной свет стал преломляться, стирая знакомые очертания внутреннего двора университета, затем ощутил состояние полета, которое сменила невесомость, наконец все стихло и он увидел красивые позолоченные ворота. Центральную, верхнюю часть ворот завершал силуэт покровителя Тьмы. Пониже он прочитал надпись — Добро пожаловать в Лабиринт жизни! Егор смело сделал шаг в неизвестность…

Степь, поблекшая трава, знойная жара, сухой ветер не приносящий прохлады стали первыми впечатлениями на пути Егора. Сколько прошло времени он не осознавал, есть уже не хотелось, мучила нестерпимая жажда. Егор едва передвигал ноги, накатывало отчаяние, в конце концов он упал. Из последних сил он стучал кулаками по одеревеневшей от жары земле и повторял: «Дурень любопытный, этот опрометчивый шаг в неизвестность может оказаться для меня последним, Господи, помоги»! Внезапно Егор перестал испытывать жажду, в теле появилась легкость, он увидел себя сверху жалкого и немощного. Он смотрел на свое безжизненное тело и его терзали сомнения, вернуться в измученное тело или нет. Душа удалялась все дальше, Егор услышал: «Отдохни тут пока, скоро вернусь».

Душа Егора без труда нашла позолоченные ворота, которые украшал лик Ангела, в надписи «Добро пожаловать» ничего не говорилось о лабиринте жизни. У ворот Душу приветствовал взрослый Ангел, его крылья были аккуратно сложены за спиной. Ангел был куратором Душ, которых встречал по возвращению их домой. Он обратился к Душе Егора: «Ты совсем вернулась»?

— Нет. Всего на минуточку. Позволь показать Егору мир Душ и Света.

— Зачем?

— Мне будет жаль, если Егор оборвет свой земной путь на старте жизни. Путешествие в мир Света поможет ему принять и справиться с трудностями, присущие миру Тьмы, которые неизбежно возникают в жизни.
— Ну, что же, пусть будет так…

Душа не оборвала нити, связывающие ее с телом Егора, она на время путешествия стала его глазами и слухом…

И вот уже Егор с интересом разглядывал позолоченные ворота и Ангела, который гостеприимно предлагал войти во внутрь. Его не пришлось долго уговаривать, ему так хотелось тепла, сытости и комфорта. Как же его напугала безжизненная степь. А здесь, где-то ненавязчиво звучала флейта, слух ласкали голоса певчих птиц, дурманил запах магнолий, освежал прохладой водопад. Егор заметил в глубине сада дом с белыми колоннами, крыша имела форму купола. Рядом с домом в креслах отдыхали люди. По дорожкам прохаживались взрослые Ангелы, они иногда останавливались около отдыхающих людей и обменивались с ними репликами. Егор спросил Ангела-куратора, может ли он подойти поближе и познакомиться с отдыхающими. Ответ Ангела удивил: «Не будем мешать им работать».

— Как можно работать сидя в кресле?

— Они думают, анализируют, проживают еще раз неудачи и победы.

— Зачем?

— Чтобы научиться не наступать на одни и те же грабли в следующем воплощении. Сейчас они приняли облик последнего путешествия на землю, так им легче думается. Ты отдыхай, желай чего захочешь, может быть потом и вопросы иссякнут.

Егор продолжил свое приятное путешествие. Все радовало глаз, он был уверен, что пребывая в мире Ангелов находится в полной безопасности. Когда он наполнился красотой природы, подумал: «Жаль, я не встретил ни одной птицы или лесного зверька. Если бы я мог увидеть фламинго». Не успел он подумать, как изменился ландшафт. Егор оказался на берегу одного из озер Марокко. Большая стая нежно розовых фламинго опускали свои головки под воду в поисках моллюсков и водорослей. Егору никогда в жизни не приходилось любоваться красотой розовых птиц на расстоянии вытянутой руки. Он заметил черных аистов и лебедей, в небе парили гордые орлы. Егор испытал полный восторг и машинально протянул руку, чтобы прикоснуться к розовому чуду, но рука прошла сквозь птицу, которая продолжала искать моллюсков. Егор повторил попытку, но результат был тот же. Он подумал: «Интересно, с дикими животными, например с львами, было бы то же самое»? И опять ландшафт изменился. Теперь он оказался в самой жаркой пустыни Африканского Континента — Калахари. Крупный лев сторожил одинокое, невысокое дерево, под тенью которого нежились три львицы. Егор оказался в прямой видимости льва, который что-то почуяв, поднялся на лапы, начал нервно втягивать ноздрями воздух, затем метнулся в сторону Егора, пронесся сквозь него и не обнаружив опасности, вернулся, чтобы занять свое место среди львиц. И, тогда, Егор понял, что птицы, звери и он сам находятся каждый в своем пространстве, не мешая друг другу. Он размышлял: «Так можно увидеть и будущее, настоящее и далекое прошлое». От одной мысли, что это возможно перехватывало дух. Егору было жутковато, но интерес познать невозможное оказался сильнее и он сформулировал просьбу: «Я хочу увидеть как одновременно могут существовать прошлое, настоящее и будущее»!

Егор оказался у большого куба, который был заполнен малыми кубами, каждый из которых имел свое пространство. Кубы двигались, беспрепятственно пересекались, при этом не нарушали жизнедеятельности друг друга. Егор с волнением вглядывался в пространство малых кубов, затем сделал шаг и оказался в одном из них. Он увидел неизвестные ему микроорганизмы, которые находились в постоянном движении, они интенсивно делились, создавая новые формы. Егор слегка оттолкнулся ногами, как при прыжке в высоту и тут же переместился в другое пространство. Оно было мрачным, деревья без листвы, кругом черные гусеницы. Пожиратели коры деревьев облепили ствол со всех сторон, дерево с трудом выдергивало часть своих корней из земли и старалось сбросить вредителей. Затем корни опускались к основанию ствола и зарывались в землю, чтобы не упасть. Гусеницы вновь нападали, дерево выдергивало из земли другую часть корней, пыталось освободиться от душегубов. Этой борьбе не было конца. Егора передернуло как от лимона, он вспомнил слова Ангела-куратора: «Желай чего захочешь» и сформулировал свою просьбу. Он попросил показать куб с пространством, где нет борьбы за выживание, где есть все в изобилии, где нет первых и последний, то есть всем очень здорово. Сказано — сделано. Новое пространство удивило Егора с первых минут. Кругом царил абсолютный порядок, газоны были подстрижены, улицы подметены, и вымыты. Люди не суетились, транспортных пробок Егор не наблюдал, кругом указатели с нужной информацией, аккуратно и на всех без исключения домах висели таблички с названием улицы и номера дома. Егор заметил, сидящего на скамейке мужчину, решил с ним заговорить.

— Добрый день!

— И вам исправности в системе.

Хотя Егора удивил ответ, все же он продолжил диалог:

— У вас все в порядке?

— Я поймал глюк, теперь сижу и жду «техничку».

Егор внимательно вгляделся в лицо мужчины и замер, он понял, что вел беседу с искусственным интеллектом, обыкновенным роботом. Подумал: «Надо найти другого собеседника». Он готов был подняться и уйти, как вдруг, услышал:

— Не старайтесь, мы здесь все такие.

— Но, кто-то же вами управляет?

— Да, но они такие же как я, только программа их интеллекта сложнее.

— А, где же люди?

— Они нам стали не нужны. Люди выполнили свою миссию по нашему созданию и программированию и когда наши объемы памяти сравнялись, мы перестали нуждаться в услугах человека, наше развитие уже не остановить. Теперь мы сами себя собираем, ремонтируем и программируем. Наша жизнедеятельность не является разрушительной для мировой системы, мы умеем за собой убирать, это наша, пожалуй, самая главная отличительная черта.

— Ваши программы предусматривают эмоции, чувства, интуицию?

— Это лирика — забава для человека, она тормозит работу большого компьютера и разрушительно действуют на программы, нам это не к чему.

— Какие языки вы знаете?

— На каком языке с нами говорят, на том мы и отвечаем. В память заложены все языки, которые существуют.

В глазах Егора промелькнули озорные искорки и он с усмешкой спросил:

— Вы можете говорить на языке мата?

— Такого языка нет в моей памяти.

— Спрошу по другому. Ваши первые слова, если вы ударили себя молотком по пальцу?

— Это исключено.

— Что значит, исключено?

— Мы не можем промахнуться, компьютер не позволит.

— Господи, как с вами скучно, вы живете без любви, страсти, восторга, гнева, нежности и веры, мне жаль вас. Ваши железные мозги даже «техничка» поправить не сможет. Лучше в далекое прошлое заглянуть, скажем, к мамонтам. Егор испытывал раздражение, покидая это пространство.

Он оттолкнулся ногами и легко перенесся в новое пространство. Егор увидел скалистую местность, была зима. По тропе неспешно брел одинокий охотник, видно отстал от своей группы. Его тело согревали шкуры, убитых им животных, в руке он крепко держал копье. Тропа в ущелье была довольно узкая и извилистая, поэтому опасность, в виде мамонта, возникла перед охотником внезапно. Мамонт и человек в упор смотрели друг на друга, оценивая обстановку, в глазах у каждого была своя правда. Когда мамонт убедился, что на подмогу охотника никто не спешит, он опустил голову и начал приближаться к своему двуногому врагу. Не сложно догадаться, кто станет победителем. Егор понимал, что его помощь не решит исхода поединка и он бежал из этого пространства, приговаривая: «Да, ну это далекое прошлое, перейду я пожалуй в другой куб, где сражались гладиаторы».

В новом пространстве Егор стал свидетелем последних минут жизни молодого гладиатора и красивой, совсем юной рабыни. Он понял, что эта пара сбежала, слышал голоса преследователей, видел отблески факелов. Егор понимал, что сбежавших за побег казнят. Влюбленные улыбались, с нежностью и любовью не могли насмотреться друг на друга. Егор как завороженный вслушивался в нежный шепот юноши, который гладил девушку по волосам, касался горячими губами ее лица. Юноша шептал: «Я обнимаю свою любимую свободным человеком, потому и смерти не боюсь, никто у нас не сможет отнять последнего глотка свободы и любви». При слабом освещении пещеры, Егор все же заметил, как девушка достала флакон с каким-то снадобьем, вероятно с ядом, сначала сделала несколько глотков сама, затем протянула флакон юноше, который допил все без остатка. Они опустились на землю и предались любви. Егор, устыдившись, подумал: «Нелепо стоять у замочной скважины и наблюдать за влюбленными, пора уйти».

Досада, не принятие своей бесполезности в происходящих событиях его озадачили. Он видел прошлое, будущее, а его настоящее осталось в степи. Пока он путешествует, его изможденное тело пропадает под палящим солнцем. Егор закричал: «Назад, Ангел, я хочу вернуться»!

И вот Егор снова стоит у ворот, которые совсем недавно гостеприимно открыл перед ним Ангел. Егор метался, его взгляд перескакивал то на ворота, то на Ангела. Наконец он разразился монологом: « Я понял, здесь дом Душ, те люди, которых я видел, это тоже Души. Они принимают облик и входят в образ, который был присущ им на земле. Ведь я об этом читал. Пока я тут путешествую из прошлого в будущее, моя жизнь проходит мимо. Вернусь сюда и вспомнить будет нечего. Лучше я умру в степи, а пока не умер, буду бороться, я уверен у меня все получиться. Ангел, пожалуйста, попроси мою Душу вернуться, может она уже нагулялась, пора и честь знать. Скажи, что Егор ее ждет и любит, без нее не справиться». Егор выдохнул, он все сказал. Ангел улыбнулся, молча отворил ворота и только потом промолвил: «Иди и помни, я тебе всегда рад, но все же постарайся не возвращаться сюда, как можно дольше».

Егор все еще лежал в степи, тела он не чувствовал, почти простонал: «Ну, где же ты, Душа моя, Егор ждет тебя»!

Внезапно он почувствовал тяжесть в ступнях, затем в коленях. У Егора появилось чувство, будто что-то тяжелое плавно накатывает с ног к голове. Он подумал: «Наконец, вернулась, какая же ты тяжелая, будто катком придавила». Услышал в ответ: «Это твоя плоть тяжела, я тут не причем, ну же, поднимайся». Егор с трудом приподнял голову, увидел перед собой ноги в сандалиях. Услышал, как кто-то цокает языком и сокрушенно приговаривает: «Как тебя угораздило мил человек, забрести сюда. Ничего, сейчас я тебе помогу». Его спаситель оказался стариком неопределенного возраста, опаленный солнцем, но мускулистым. Он легко поднял Егора под руки и перетащил в свой шатер. Пока Егор жадно пил, Старик рассказывал о том, что он является погонщиком верблюдов, которых сдает в аренду для перевозки грузов. Наконец, Егор утолил жажду сполна, облегченно вздохнул, с чувством глубокой благодарности посмотрел на своего спасителя и блаженно произнес: «Теперь я похож на одного из ваших верблюдов, с двумя горбами полных воды». Старику чувство юмора было не чуждо, он рассмеялся. Гостеприимный хозяин шатра предложил Егору немного погостить, набраться сил, восстановить жизненный потенциал и только потом продолжить свой нелегкий путь. Егор с радостью согласился. Днем он помогал старику управляться с верблюдами, вечером они подолгу беседовали. Во время вечерних дискуссий, старик убеждал Егора в том, что мудрость приходит к человеку с годами, родиться можно умным, а мудрым — никогда. Егор горячо спорил со стариком: «Ну, зачем нужна эта мудрость, если она идет рука об руку со старостью»? Старик парировал: «Хотя бы для того, чтобы тебя встретить, дать напиться, помочь мудрым советом, отцовским наставлением, поделиться жизненным опытом, предостеречь от ошибок. Тогда, можно будет сказать, что я уже не зря родился, не зря прожил большую жизнь». Егор глубоко задумался, чувствовал, что его Душа солидарна со стариком, а умом принять действительность был не готов. Старик устремил взгляд поверх головы Егора, негромко начал рассуждать: «Лабиринт жизни предусматривает тупики, так или иначе, человек попадает в его ловушки. Главное найти выход, не свернуть с дороги, которую ты выбрал. Не стать жертвой неблагоприятных обстоятельств. Мечтая о счастливом лотерейном билете, задумайся, нужен ли он тебе. Быть может это есть искушение, тот же капкан или тупик. Даже, если тебе надо заработать на кусок хлеба, вглядись работодателю в глаза, стоит ли брать из его рук хлеб, может лучше испытать муки голода. Надо научиться слышать голос своей Души, она всегда знает правильный ответ на все экзаменационные билеты твоей жизни. Если ты испытываешь душевный штиль, значит твои поступки не принесут вреда, если Душа терзает твое солнечное сплетение дурным предчувствием, остановись и подумай, не сбился ли ты с пути. Будут взлеты и падения в твоей жизни, не бойся начинать любимое дело с нуля. Испытав боль утраты, не думай только о себе, не жалей себя, надо дойти до выхода из лабиринта, это будет твоя полная жизнь, даже если там тебя встретит свет в конце туннеля».

Старик замолчал и погрузился глубоко в себя, Егор не посмел его беспокоить, он лег прямо на траву и не заметил, как задремал. Когда первые лучи солнца разбудили Егора, вместо старика, шатра и верблюдов он обнаружил заплечный мешок с кувшином кумыса и лепешками, все понял — пора в путь.

Егор шел долго, но теперь у него была еда, кумыс спасал от жажды. Он решил подняться на холм и уже там сделать привал. С вершины холма, к своей радости он увидел огни города. Егор ликовал: «Я дошел, это моя первая победа»! Если бы он сделал привал, а в город спустился утром, все могло бы сложиться по другому. Но, юношеский максимализм, подталкивал в спину, словно ветер дул в паруса и Егор пошел навстречу огням города.

Вошел он в город уже за полночь, кумыс и лепешки давно закончились, нужен был ночлег. Егор подошел к первому попавшему на глаза дому, хозяин закрывал на ночь ворота. Егор обратился к хозяину дома:

— Добрый вечер, вам нужен работник?

— Что ты умеешь делать?

— Любую работу по дому и саду.

— Еду и ночлег предоставлю, небольшую зарплату получишь в конце месяца.

— Я согласен.

Спал Егор в чулане, еду получал скудную, работы было много, хозяин оказался очень жадным и неприятным типом. Засыпая, Егор испытывал душевный дискомфорт, он вспоминал слова старика об работодателе, думал: «Наверно я поторопился, ничего, месяц закончится и я все исправлю». Приближался день оплаты. Вечером в доме началась какая-то суета, работники и прислуга бегали по дому, что-то искали. Оказалось, у хозяина пропали деньги. Дверь в каморку Егора распахнулась и хозяин с верзилой дворником ворвались с обыском. К изумлению Егора, под его матрасом нашли пропавшие деньги. Дальше все было как во сне. Егора секли плетью за воровство, ему назначили наказание в виде отработки еще одного месяца у лживого хозяина. Наступила ночь. Избитый, опозоренный и подавленный Егор смотрел воспаленными глазами в потолок. Он не желал мириться с несправедливостью, откровенной ложью и издевательством над собой. Он желал мести и немедленной. Егор осторожно, подобно дикой кошки, прокрался на кухню, взял нож и также бесшумно прошел в спальню хозяина. Он стоял над спящим обидчиком с поднятой рукой, в которой был крепко зажат нож. Лоб покрыла испарина, еще мгновение и он совершит возмездие, но что-то удерживало Егора. Он отчетливо увидел лабиринт, увидел себя в тупике и понял, если он совершит убийство, то уже никогда не будет прежним и его жизнь покатится по другим рельсам. Егор подумал: «Да, старик, как же ты был прав». Он опустил руку с ножом, тихо вышел из спальни, через окно вылез во двор, перемахнул через забор и был таков. Егор размышлял: «Надо признать, я ошибся, пострадал от мерзавца, но смог погасить чувство слепой ненависти, не стал мстить, не позволил обстоятельствам изменить свою судьбу, тупик пройден. Спасибо тебе, старик, твоей мудрости хватит ни на одного такого, как я». Егор продолжил свой путь. Он стал сильнее, увереннее, его манили огни нового города.

И, уже к утру Егор вошел в другой город. Он бродил по улицам, читал вывески на домах, пока не нашел нужную. Вошел в лавку художника, его приветствовал мелодичный звук колокольчика, навстречу вышел приветливый хозяин. Егор объяснил свой визит и был принят в подмастерье. Художник принял Егора как родного, Бог не дал ему сыновей, красавица дочь, не давала надежды, на продолжение дела отца. Егор много работал, учился грунтовать и натягивать холст на подрамник, смешивал краски, дни наполнились радостью созидания, он пробовал себя, то в графике, то писал маслом. Ему нравилась Лиза, так звали дочь художника и она отвечала Егору взаимностью. Лето прошло быстро, ранняя осень выдалась дождливой и холодной. Отец Лизы захворал, он попросил Егора доставить готовую картину заказчику. Прибыв по указанному адресу, Егор был потрясен великолепием и богатством дома. Он стоял у парадной лестницы, которую украшали вазы с росписью. Мраморные ступени и колонны подчеркивали фундаментальность здания, вдоль стен он увидел статуи древнегреческих богов. Егора окликнули, он вздрогнул и обернулся. К нему подошла дочь хозяина дома и представилась: «Диана, или просто — Дина».

— Очень приятно. Меня зовут Егор и я доставил ваш заказ.

— Благодарю. Пойдемте со мной, я покажу наш сад и новую, крытую беседку.

Пока Егор восхищенно любовался садом, Дина наблюдала за юношей. Ей понравился молодой человек и она лихорадочно искала повод для его нового визита. Они подошли к беседке, у Дины родился план и она предложила Егору расписать внутреннюю часть нового строения на свое усмотрение. Гонорар за работу был обещан высокий. Это был первый серьезный заказ Егора и он поспешил поделиться радостью с наставником и с Лизой. Дочь художника не разделяла бурного восторга друга, женская интуиция подсказывала, что у нее появилась соперница. Девушки обе были очень красивы. Лиза, олицетворяла собой саму Весну, была нежная как утренняя заря, белокурые локоны спадали до плеч, бездонные голубые глаза завораживали. Дина, словно золотая осень, была яркая, переменчивая, ее блестящие черные волосы струились по плечам, горячие карие глаза выдавали страстную натуру. Теперь Егор ежедневно приходил в этот удивительный дом, расписывал беседку и подолгу беседовал с Диной. Работа подходила к завершению, Дина понимала, что не сможет больше удерживать молодого художника и она решительно начала диалог:

— Егор, нам надо серьезно поговорить.

— Да, конечно, я готов.

— Скажи, я тебе интересна?

— Очень. Ты красивая девушка и замечательная собеседница. Общение с тобой — это праздник.

— Ты готов связать свою жизнь со мной? Мы отличная пара. Мой отец очень состоятельный и влиятельный человек, он поможет тебе получить хорошее образование, станешь известным художником.

— Прости, Дина, у меня есть девушка, Лиза. Скоро должна состояться наша свадьба.

— Егор, не говори сразу, нет, подумай. Ты можешь получить все и сразу, а можешь застрять в лавке художника на всю жизнь. Я хочу получить ответ на мое предложение завтра.

Егор вернулся в лавку, говорить не хотелось, правду рассказать не смел, обманывать не хотел. Он закрылся в мастерской и задумался. Юноша подошел к зеркалу, вместо своего отражения на него смотрел, Ангел. Егор услышал до боли знакомый голос: «Конечно, все и сразу — это здорово. Но, быть может это есть искушение, которое обязательно изменит твою судьбу. Прежде чем принять предложение Дины, придется предать любимую девушку и своего учителя, отца Лизы». Изображение пропало так же внезапно, как и появилось. Егор почувствовал, как заныло где-то под сердцем, подумал: «Вот и Душа тревожится, пытается достучаться до моего сознания». Он решительно поднялся и пошел к Лизе. Девушка ждала друга, взгляд любимых глаз обжог Егора тревогой, он весь сжался и в ту же секунду понял, лучше он проживет всю жизнь в лавке художника с любимым человеком, чем будет до конца дней смотреть, пусть даже в очень красивые глаза, но все же не любимые. Он рассказал Лизе все: про степь, старика, мир Душ, мечту стать художником, разговор с Диной. Влюбленные проговорили до восхода солнца, затем собрали скромный скарб, попрощались с отцом, который на удивление спокойно отнесся к их бегству и покинули город.

Новое место жительство молодая пара выбрала подальше от места своего бегства. Было не легко, но они были счастливы. Со временем Егор начал получать хорошо оплачиваемые заказы, появился достаток, жизнь наладилась. Вскоре Лиза сообщила Егору благую весть — у них появится малыш. Время пролетело быстро, в дом пригласили повитуху, которая должна была принять роды. В тот день, беспокойство не покидало Егора с самого утра, как оказалось не случайно. Уже подходя к дому, он увидел столб дыма и языки пламя, люди метались с ведрами, с ревом подъехали пожарные машины. Егора сковал страх за Лизу, он надеялся, что ей удалось выбраться из горящего дома. Кровь набатом стучала в висках, он задыхаясь подбежал к дому, увидел повитуху и закричал: «Где Лиза, что с ней»? Вместо ответа, женщина подала в руки Егора орущий комочек в одеяле и только потом проговорила: «Лизы больше нет, но она оставила тебе свою душу, маленько ангела, девочку». Егор закрыл глаза и застонал…

Кто-то настойчиво тряс его за плечо, он открыл глаза, перед ним стоял молодой человек, глаза его были испуганы он задавал один и тот же вопрос: «С вами все в порядке, может нужна помощь»? Егор огляделся, увидел двор университета, сам он сидел на скамье. «Все в порядке, не стоит беспокоиться» — заверил юношу Егор. Встал и неуверенной походкой побрел домой. Дорогой думал: «Что же это было со мной, рассказать кому, ведь не поверят». В голове еще бился крик младенца. Егор поднялся на свой этаж дома, сразу прошел в гостиную к зеркалу, надеясь получить подсказку. Внимательно посмотрел на отражение и не узнал себя. Как же он изменился, возмужал, повзрослел, на виске появилась, едва заметная прядь седых волос, которая придала шарм его облику. Все, что произошло с Егором, никак не тянуло на сон и он вдруг понял, что уже не будет прежним, не будет юристом, да простит его дед и отец, все начнет с нуля, еще не поздно и обязательно станет художником. С этим все понятно. Что делать с памятью, где поселилось его другое воплощение, где любил и был любимым, где осталась осиротевшая малышка? Егор уже не понимал, где реальность, там или здесь. Вспомнил слова взрослого Ангела про Души, которые принимали облик своего последнего воплощения, они не только разбирали свой урок на земле, вероятно тосковали по той жизни, в которой принимали непосредственное участие. По возвращению на землю в новом воплощении, они забудут предыдущее. У Егора было все иначе, он узнал свое прошлое, живя в настоящем и то и другое было реальностью. Как знать, может его малышка из прошлого, стала его бабушкой или прабабушкой в настоящем. Егор не заметил, как стал рассуждать вслух: «Господи, сколько вопросов, как же мало я знаю об устройстве мироздания, как справиться с тоской по близким мне людям из прошлого, как с таким ценным багажом знаний не пройти мимо своего настоящего и, если тоска по прошлому станет не выносимой, смогу ли я, на минуточку, вновь заглянуть туда». В тот же миг Егора накрыло понимание: «Ведь я знаю дорогу. Эта чудная скамья во дворе университета один раз подарила путешествие в прошлую жизнь, быть может оно будет не единственным. А, может удастся проследить путь своей Души от ее рождения до зрелости, познать все ее перевоплощения, пока она не нашла меня в настоящем. Я смогу писать портреты дорогих, очень близких людей моих жизней. Я постараюсь воспроизвести на своих холстах самые яркие эпизоды тех или иных воплощений. Первый раз за день Егор улыбнулся, глубоко вздохнул и уже повернулся в пол оборота от зеркала, чтобы уйти, как заметил боковым зрением прощальный взмах крыла Ангела. Скорее догадался, нежели услышал: «В Добрый путь, Егор»!

 

282
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments