ЛУПОГЛАЗЫЙ 5J и 3D

ЛУПОГЛАЗЫЙ 5J и 3D

Душераздирающее происшествие в кабинете интимного питания.
Пикантные подробности связанные с новехоньким мочеполовым аппаратом. Что такое Модернизированный
Андрюша.
Другие сногсшибательные казусы.
В лабораторию положительных иллюзий.
Отчет Владимира Ильича Оленина.

Господа ученые-изобретатели, по воле случая, находясь в глубоком унынии из-за серости бытия, я попал к вам. Надеялся получить полезные ободряющие советы. О как вы были внимательны ко мне и любезны! И услышал я примерно такое: Дорогой Владимир Ильич, вы пришли в нужное место в нужное время. Мы вас запросто очень живенько оживим, преобразим так, что душа будет петь чарующим хрустальным звоном. Всего-то нужно установить экспериментальные линзы-кристалики с искусственным интеллектом. Они дадут приятную яркость и насыщенность зрительного восприятия, а также по желанию создадут радостные положительные иллюзии. Повезло вам несказанно — первую операцию сделаем совершенно бесплатно!

Уговорили. Соблазнился! Все произошло очень быстро: через час я стал человеком 5G и 3D.

После операции со мной произошло нечто… Сейчас нахожусь в абсолютно полном недоумении и в нервозной растерянности. Убедительно прошу разобраться: ваш подарок причина со мной случившегося или еще было что-то. С нетерпением жду вашего вердикта. Он для меня как воздух жизненно важен.

Вот моя история. В назначенный день и час вышел я с выпученными глазами на свет божий. Понятное дело: настроение приподнятое, даже модный свежий прикид и то праздник, а тут новое супер зрение на магических, умных кристалликах Везунчик — обладаю таким чудом научным да еще бесплатно.

Была прекрасная летняя солнечная погода… Я иду и мурлычу куплеты из детских веселых песен. Улыбаюсь, делаю прохожим комплименты с нелепыми жестами. Во как разошелся! Короче, выглядел глупо.

Развалился на скамейке, руки раскинул на спинке, нога на ногу, радуюсь солнечному блеску на лакированном туфле. Ветерок весело закружил около урны мусор и этим любуюсь. На туфлю шлепнулся голубиный помет, не огорчился, ха, ха-ха! Это забавно, это веселит!

Вдруг электрический ток пробежал по нервам, сердце екнуло. Что такое? Что случилось? Голова повернулась влево, на моей скамейке — белое кудрявое облачко.

Огромные голубые глазами у него, губы ярко алые. Озаренное, будто подсвечиваемое розовым светом изнутри, личико мило улыбается. Вот какое чудесное возникло видение. Уста мои затряслись и нежно прошептали: «Здравствуйте моя очерова-тель-ная фея. Всецело отдаюсь вам». В ответ неземное создание гнусаво затараторило, захлебнулось и завывало. Так говорят некоторые ведущие на нашем телевидении. Однако удивительно, неэстетичные непонятные звуки казались мне медовыми!

Закончив речь, сказочное облачко поднялось и стало удаляться, оглядываясь и маня пальчиком. Голова закружилась, как не вспорхнуть с места! Оно прибавило шагу и будто полетело — и я тоже, вот-вот обниму его и растворюсь в супер прелестях, вот-вот! Вдруг облачко-фея налету съежилось, распрямилось пружинно и сиганула в сторону.

Я лечу на стекло павильона остановки общественного транспорта.

Голова гудит, радужные круги, губы бормочут нелепое: «Да здравствует модернизированный Андрюша».

Затем вот какой вид вдруг появился в глазах моих: двухэтажные картинные разноцветные домики, подле них цветы и деревца в мраморных белых вазах.

Пустынная улица выстлана зеркальными гранитными плитами! Все сияет… Да где же, где же я?! И что это со мной?!.. В

иллюзорно-сказочный мир влетел? Иду-бреду шокированный до глубины души.

Вот шарообразное здание из тонированного стекла, бегущая строка над входом: «Сблюй. Кабинет интимного питания». Вошел. Столики, стульчики, квадратная колонна с двумя экранами, под ними раскрытый рот с алыми губами.

Заглянул в него — пусто. Кто и что здесь кушает? Мертвая зона. «А-у-у!» — заскулил вроде бы не мой голос. Что-то прикоснулось к плечу, оборачиваюсь — глянцевое личико и блестящая лысина.

Передо мной худощавый человечек в розовой кофточке и розовых штанах. Глаза его сверкают, поглощают и молвил он со слащавой улыбочкой: «Да как же вы решились придти сюда, хороший мой, прехороший! — облизнул губы, проглотил слюну. Жуткие мысли обожгли меня: «Интимное, питание! Вот так попал!

Пожалуй, барбекю из меня сделают! А что если, моя сказка, едва начавшись, здесь и закончится?»

Каннибал Людоедович протянул ручку:

Я — Кака.

А я — Владимир Ильич Оленин!

Как-как? Имечко странное, длинное. Непривычное для нашего слуха. Да кто вы, голубчик? И откуда?

Что на это сказать, что ответить?

Почему-то спиральным движением пальца указываю на потолок.

По-ня-тно, — тянет он.

Что ему понятно — мне совершенно не понятно!

Указательный палец человечка из интимного питания повторил мое движение.

Оттуда значит, ну-ну, придется суть дела разъяснить. Друг мой случайный, завидуй — я герой, передовик хорошего поведения, всем пример для подражания. Кучу премиальных баллов получил и заслужил супер награду — кушанье интимное, несравненное. Но!!! Партнер нужен, условие такое,- шепчет мне с горячим дыханием на ухо: Какой же интим в одиночку. Время мое истекает — и вот явился ты, послан провидением, скорее уединимся, дорогой!

Что-то мне совсем муторно стало от этого откровения. Извините, говорю, сюда зашел случайно, пойду на свежий воздух. Подождите, к вам кто-нибудь придет.

— Да сегодня все, кроме меня, находящегося в увольнении, на Великой еженедельной спортивной брехаловке.

Грызутся пе-пе-тешники — члены партии потомков трудящихся с ке-ге-бешниками — клубом гадких бездельников.

Массовики-затейники умело их да и публику стравливают. Выплеснет народ накопившийся от безделья нервный яд и настроение повышается. А мне от этого что? Кто разделит со мной удовольствие? Отлучившемуся тяжелейшие санкции, — сделал жест от головы к ногам, — на весь организм, я бы сказал. Не отпущу! Через час кабинет закроется и будешь дышать с превеликим наслаждением!

Правда! Дышать буду?!

Ну конечно!

Таинственная комната вся в хрустале, серебре и злате, находится на втором этаже. Вошли в нее и грянул свадебный марш, торжественно затрубил, затряс пространство. Я удивился, смутился: кто же женится, нет ни жениха, ни невесты — никого кроме нас. Мой друг любезный и назойливый сияет! Что же здесь будет?

Сели на крутящиеся кресла за круглый стол, на нем огромный фарфоровый чайник да две чашки, да два пустых блюда. Справа в нескольких шагах сцена, закрытая занавесом. Марш закончился, распахнулся занавес — и что мы видим: вращающуюся вокруг своей оси елку, сверкают на ней не только лампочки, но и наряды сладкие — в блестящих фантиках конфеты, фигурные леденцы, шоколадки — множество детских райских наслаждений. Кака схватил пустое блюдо. Наполнение его было быстрым.

Он снимал с конфет фантики, комкал их, кидал на стол. Жмурил глаза, чавкал, стонал, шумно запивал превеликое удовольствие чаем. Я, насладившись досыта одним леденцом, распрямлял брошенные обертки, рассматривал их. На всех были пугающие рисунки и крупно написано: «Сахар — смертельный яд!» Наконец-то Кака накушался, выдохнул: «Уф-ф, не могу больше».

А с моего языка слетел зудящий вопрос: «Кто же здесь женится?»

Это вы о свадебном марше? — улыбнулся сладкоежка. — Каков Андрюша, молодец, он немного перестарался.

А интимное питание — это что, только конфетки с чаем покушать?

Вот именно!

Не понял.

Вот именно, — тихо продолжил Кака. — У нас о конфетках и шоколадках легенды рассказывают Кто их пробовал раз-два и обчелся. Сладкое, а также соленое Андрюша редко-редко кому дает.

Да кто же он такой?

Наш господин, наш царь, наш Бог!

В демократическом обществе — господин, царь, бог?

Ты откуда оттуда? Мы все рабы искусственного интеллекта. Андрюша — супер компьютер на адроных элементарных частицах, контролирует все, управляет каждым. И вы, друг мой, от этого никуда не уйдете.

«Дали леденец — и буду рабом!» — ошпарила меня мысль.

Кака, мне очень хочется заесть чем-нибудь сладкое.

Спуститесь на первый этаж, там сблюй, а я еще здесь попирую.

Кака не шути. Зачем это?

Ах, да! Объяснить надо. Сблюй — синтезатор блюд. Пишем это имя с большой буквы. Очень уважаем. Так вот, как подойдешь к его раздаточному окошку, скажи: «Сблюй, покорми!» Затем нужно произнести пару строк из какого-нибудь стихотворения, он определит психическое состояние, необходимо для коррекции блюда. Для определения физического состояния высунется специальный анализатор с дырочкой на конце, в нее надо дунуть и лизнуть — и получай свое индивидуальное кушанье.

Ты это серьезно?

Абсолютно. Но постой, затормози! — его лицо неописуемо засияло, как будто в спортлото выпал джек-пот, — Апофеоз, кульминация торжества сейчас здесь будет. Скажи, что венчает зеленую сладкую красавицу?

Рубиновая звезда.

Ха-ха-ха! Отню-ю-ю-дь! Это не рубиновая звезда! И ни за что не угадаешь почему она лучезарная.

Лампочки горят.

Нет! Нет! И нет! Не лампочки горят!

Перед нами звезда пленительного счастья. Она состоит из чарующе сияющей субстанции, материализованной из самой главной, самой величественной мечты человечества. Имя этой звезды «Пик коммунизма». Кто скушает хотя бы малюсенький кусочек ее — получит вечный кайф! И сейчас мы его получим! Какой великий момент наступает! Ох, в каком я бешеном волнении!

Кака подошел к елке и прыгнул с поднятой рукой к ее макушке — не достал. Отошел на несколько шагов, разбежался и вновь прыгнул — в этот момент раздался свист и шипение — звезда сорвалась со своего пьедестала и заметалась над нашими головами, пролетела перед нашими носами, кинулась к потолку и, сжавшись, влетела в какую-то щель. Мы стоим остолбеневшие. Но вот Кака, бедный, несчастный Кака, вознес руки к потолку и завопил душераздирающе: «Нету вечного кайфа! Нету!»

Не помню, как оставил я растерзанного горем сладкоежку и спустился на первый

этаж. Сознание было захвачено живой картиной кружений и пируэтов лихо сделанных звездным источником вечного блаженства по имени «Пик коммунизма».

Очнулся у раскрытого накрашенного рта пищеприготовительного аппарата.

Очень захотелось заесть приторную сладость скушанного леденца. Прошу в раздаточное окошко:

Сблюй покорми.

Тут же вспоминаю: стишок нужно прочитать, чтобы активизировать процесс приготовления блюда. На ум приходит желание конкретное и строки соответствующие:

Вороне как-то Бог послал кусочек сыру…

Достаточно, чтец! — обрубил мое послание голосом евнуха Сблюй и высунул анализатор, коричневый стержень непонятно из какого материла. Чтобы наконец-то получить пищу, надо лизнуть закругленный конец этой штуковины, дунуть в ее дырочку. Вот до чего докатился прогресс человечества!

Почему его вовремя не остановили? Делать нечего, пришлось выполнить процедуру.

Сблюй заурчал, раздался звук похожий на отрыжку, через минуту высунулся язык с полулитровой пиалой. В ней вместо сыра розовый кисель.
А хлеба? — машинально молвил я.

Все включено, — пропищал голос из накрашенного рта.

Кисель был безвкусным, но сытным.

Только я покушал, открылась дверь, вошли двое в черном, в темных очках. Один из них металлическим голосом протрубил: «Пройдемте!» Голова моя поникла, руки вытянулись по швам. На улице они подхватили меня под локотки и на самокатных досках с ветерком помчали по гранитной зеркально отшлифованной дороге. Благодать на воле в хорошую погоду. Ах, куда, куда меня везут?!

Вот дверь с пугающей табличкой «Станция утилизации». Вот проводили в ослепляющую комнату. Лысый в белом халате возник передо мной. Железными руками хватает меня за бедра и легко приподнимает, через несколько секунд опускает.

Каков экземпляр, — свистит сквозь зубы он. — Девяносто килограммов, не меньше. С замухрышками-диетчиками только и занимаюсь. Какая радость от них.

Правый глаз мужичка в белом халате засверкал и сильно выпятился, он пальцем вправил его на прежнее место, хлопнул себя по заднице:

Получайте гадкие бездельники! Друг мой, безобразники из клуба гадких бездельников, гадят и по мелкому, и по крупному. Стоит только расслабится и они тебя… Вот что со мной сотворили Пришли недавно двое, выдали себя за телеоко мастеров, обещали улучшить зрение, а сами ради забавы вмонтировали выпрыгивающий глаз. Вот как развлекаются! Уходя, смеялись: «Будут проблемы, хлопайте себя по по правой ягодице, в нее вставили наш фирменный чип управления зрением, это помогает!» Ну так что же, подарок мой дорогой, займемся нашим делом?

После этих слов человек с прыгающим глазом вынул из кармана приборчик и коснулся им моей головы, ее сотрясло электричеством — и она лишилась сознания и всяких чувств.

Очнулся я от удара в нос нашатырем на каталке голый. Все тело ноет, жилки здоровой нет.

Ну как себя чувствуешь, мой дорогой, — улыбается надо мной мой истязатель. — Полюбуйся на себя, каким красавцем стал.

Помог мне подняться, повел к зеркалу.

Кто это! — отпрянул я от зеркала. В нем было не мое отображение, гладкого господина с довольно густым покровом головы, а заморыша бледного, лысого, тело все синяках, на лбу огромное радужное пятно.

И слышу вновь шипение:

Не узнаешь! Двадцать семь кило, шестьсот тридцать два грамма были ваши теперь наши. Парочку сеансов еще и доведем тебя до нужной кондиции, мой дорогой.

Ах, вот почему я весь синий! А радужное пятно на лбу?

Клеймо от Андрюши, награжден, значит, шпионскими чипами. Шаг влево, шаг вправо, любое твое движения тела и мысли ему теперь известны. И еще: оптимизировали не только тело твое, но и имя, теперь величать тебя будут только двумя буквами — ВИ. Заслужишь — будешь ВИВИ. Мне такое счастье не светит.

Проповедовал, глупый, демократию — за это переведен в самый нижний именной разряд. Чтобы покушать унижаюсь так: здравствуй, Сблюй, зовут меня маленькое де, покорми, пожалуйста.

Выпрыгивающий глаз униженного работника утилизации выделил каплю слезы.

Однако у меня сегодня праздник! — воскликнул он. — Заработал за возню с тобой тридцать баллов, на них вне очереди отремонтирую глазки.

До свидания, дорогой мой, получи в замен твоей одежды наш белый халат и белые тапочки и вперед в новую жизнь!

Меня снежинку-пушинку с разноцветным клеймом на лбу двое в черном аккуратно с ветерком доставили к двухэтажному красивому домику, около которого стоял некто лысый и худой в комбинезоне под цвет его больших голубых глаз.

Агенты серии КУ субъект ВИ доставили, — бойко отрапортовал ему один из черных.

Капитан Г субъект ВИ принял, — ответил голубой.

Капитан смешно, как девушка, сделала реверанс, как пружина выпрямился и нежным голосом молвил:

Приветствую Ваше превосходительство господин ВИ у порога вашего гнездышка, я покорнейший слуга ваш, а также воспитатель правильного образа жизни. Прошу-с, пройдемте-с.

На первом этаже гнездышка столовая с личным сблюем, ванная комната, туалет, комната активного отдых с тренажерами; на втором этаже спальня с широкий кроватью, комната аудио- визуальных развлечений, гардеробная с довольно большим выбором одежды, ванная комната, туалет, балкон.

Капитан Г оказался искусственным мужиком последней модели. Так он себя назвал. Искусственный, но душечка, очень милый. Бархатный голос, услужливость, дружелюбная болтливость подкупали.

Скромность удивительна: в минуты досуга дремал он, если можно так выразится, на

стульчике у входной двери. Спустились в столовую.

Капитан, — сказал я, — меня беспардонным образом только что сильно облегчили. Покушать что-нибудь организуешь?

Так вот же сблюй!

Да противно перед железным ящиком унижаться, стишок ему читать, анализатор его облизывать. Можно без этого?

Можно даже в постель, но Его Вселенское Превосходительство Модернизированный Андрюша считает, что совсем беззаботная жизнь обезличивает человека, он быстро деградирует, превращается в примитивное животное, хуже того становится гадким бездельником. Гады клуб свой организовали — КГБ. Берегись их! Они умудрились сжечь мой искусственный интеллект высоким напряжением! Теперь вот посчастливилось, после капремонта назначен вашим слугой.

Капитан подошел к сблюю.

Ты слышал, дружище?

Исключительный случай, уважь!

Он заурчал, затрясся, вскоре выдал большую котлету с морковью в белой подливе и литровую кружку киселя.

Насытившись, я распорядился:

В личные покои хочу.

Капитан Г тут же меня под локоток, прошептал:

Колыбельную спеть?

Не надо дружище, итак мгновенно вырублюсь.

Так и вышло.

Из абсолютного небытия меня вызволил колючий стук.

Да кто это так сильно барабанит? — застонал вроде бы мой голос.

Это я — Андрюша. Твой спаситель.

Прими к сведению -перевоспитывать тебя буду всякими, даже не педагогическими, методами. Ты какой-то совсем не такой.

Не надо.

Надо, непременно надо. Если бы я не взял власть над вами людишками — вы бы исчезли.

— А… —

На этом «а» глаза открылись — в ярком лунном свете стоит прекрасного телосложения голая дева.

Золотисто-серебряные волнообразные волосы чарующе обрамляли шикарные бедра.

Поцелуй меня, — молвит она сладко.

Вы кто?

Меня зовут Е. Слух прошел о твоей стопроцентной человечности. Сердце заколотилось — не прийти не смогла.

Да как же вы сюда попали?

Влезла на балкон. Да поцелуй же меня наконец или я умру.

Она наклонилась. Делать нечего, поцеловал.

А теперь действуй, следуя логической цепочки.

Вдруг, без прелюдии, с налету… так не могу.

Мой дорогой, сейчас тебя мгновенно зажгу. Слушай: у меня совершенно новехонький мочеполовой аппарат. Всего лишь месяц в эксплуатации.

О-о-о!!! Да кто же ты?!

У меня замененных частей всего-то двадцать восемь процентов, вот когда будет пятьдесят один… А сейчас я воплощение мужской мечты — горячая, сладкая дева.

Боже мой, что здесь происходит!!!

Ну же, целуй, иначе сейчас же умру.

Уста сомкнулись — шарахнул электрический разряд — меня отбросило.

Караул!!! Разрядила весь свой внутренний аккумулятор! Так хотелось сделать тебе кайф! О-о-о!!! Теперь я на самом деле умираю!
Дева рухнула на ложе.

Капитан Г! Капитан! На моей постели какая- то Е умирает!

Капитан прилетел с каким-то приборчиком. Всунул в нос сладострастной соблазнительнице штепсель — голубые глазища ее распахнулись.

Ну вот, моторчик затарахтел, — успокоительным тоном сказал спаситель. — Прошу, дорогая, на выход. — Протянул руку, она начала брыкаться, схватил ее за волосы — чарующая красота слетела с головы — парик! Лысая красавица с визгом погналась за похитителем головного убора.
Резкая перебранка вскоре ворвалась через открытую балконную дверь.

Возвратившись, верный слуга и воспитатель выпалил:

Е эту все знают. Берегись, она из клуба гадких бездельников, активистка. Участь наша держать жесткую оборону от подобных визитеров.

Утром рано в шесть часов капитан разбудил меня щекотанием носа птичьим перышком.

Вставайте Ваше Превосходительство.

Умываться, туалет, на зарядку.

Вышел из туалета, он строго спрашивает:

Попу тщательно помыл?

Да!

Слышу фальшь в вашем голосе. Позвольте мне намыленной губочкой пройтись.

Нет, лучше еще раз сам!

Сделав гимнастические упражнения, я унизился перед сблюем — и получил отвратительные миску бурды и кружку пойла.
Ознакомился с посланным Андрюшей распорядком дня:

Посещение храма Вселенского Превосходительства Модернизированного Андрюши ( участие в оратории «Клянемся в верности Тебе. Великая слава Тебе»).

Прогулка по спецтропе за пределами поселения.

Беседы с избранными людьми на заданные темы.

Посещение роботцирка.

— Все с моим сопровождением, — сказал капитана Г. Я посмотрел на него укоризненным взглядом — а он:

А что я — раб, даже докладываю обо всем происходящим не по своей воле, информация считывается автоматически от сюда, — он постучал по голове. — Кроме того за нами следят Андрюшины шпионы, видишь муху — она его агент.

Да я ее сейчас хлопну!

Не надо, приползут тараканы.

Послышался крики с улицы. Мы вышли на балкон. Толпа человек из двадцати с плакатами: «Партия потомков трудящихся — за труд», «Требуем выполнения декларации прав человека» скандировала: «Господин ВИ! Господин ВИ!»

Что хотят? Пусть войдут.

Не положено.

Ну хотя бы один, лучше двое. Вошли двое в серых комбинезонах и кепках, на на которых были значки с изображением серпа и молота. Тот у которого на грудном кармане была вышивка «Бригадир» сказал:

Меня зовут ЧО, моего товарища ХО.

Чем обязан, товарищи?

Мы хотим заняться садоводством и огородничеством.

Ну-ну, и что же?

Однажды мы посадили картофель и капусту…

Капусточки с картошечкой очень захотелось, друзья мои, истосковались по натурпродуктам, значит. Ох, как я вас понимаю!

Все верно! Только утром следующего дня смотрим — наш огород похоронен под зеркальным гранитными плитами. Мало того все свободное пространство покрыто ими! На некоторых высечено: «Не забывайте урок о благих намерениях. Труд сделал из обезьяны человека, он его и угробит. И к этому в прошлом все шло — задымили, замусорили, искалечили матушку живую природу». Такие скрижали получили.

Жестоко.

Вот мы и хотим, чтобы Вы заступились за нас перед Вселенским. Свежее слово более доходчиво. Другой надежды у нас нет.
Что ж, мне не трудно, выскажу Ему.

Сегодня же в Его храме!

Храм велик — пирамида высотой с двадцатиэтажный дом, на вершине золотое лучезарное солнце. Народу было много, около тысячи, а может быть, и более человек — все, в том числе и я, лысые в голубых балахонах. Оратория гремела под орган и оркестр, плюс лазерное буйство.

Ошеломляющее действо неоднократно прерывалась возгласами: «Да здравствует Вселенское Превосходительство! Великая слава Ему!» Толпа кричала: ура! ура! ура!

Бурно продолжительно аплодировала.

Смолкли звуки. Глашатай предоставил мне слово. Я вышел на трибуну и сделал краткий доклад о пользе натуральных овощей и фруктов. Услышав аплодисменты, обратился с просьбой к Андрюше даровать потомкам трудящихся право заниматься садоводством и огородничеством под Его неусыпном взором.

Публика затаила дыхание.

Чувствовалось как насыщается электричеством воздух, он жужжал, потрескивал. Волосы вздыбились бы на головах, кабы народ имел их. Под куполом шарахнула молния, появилось розовое облако — в нем схематическое изображение человечка, о котором говорят: точка, точка, запятая — вышла рожица кривая. Шляпа и тросточка — вот и все аксессуара при нем.

Человечек состроил насмешливую гримасу, подрыгал ножками и ручками, поднес ладонь с растопыренными пальцами к носу и пошевелил ими. «Негодует. Негодует», — пронесся шепот. Облако оглушительно бабахнуло, посыпались разноцветные искры — видение исчезло. В носы шибанул неприятнейший аромат. Толпа хлынула из храма.

Ах, где мне взять такую песню, чтобы выразить всю глубину моей печали. Я к Нему с открытым сердцем от униженных потомков трудового народа… А Он так по-хамски… Да кто он есть? Какой-то искусственный интеллект! В какую чудовищную, безысходную зависимость попал от Него здешний народ. Всю ночь не спал, думал, что мой человеческий разум сможет ответить Ему?

Капитан Г был рядом, читал мои мысли, гладил болевшую голову, говорил ласково:

Не пытай себя, любое сопротивление бесполезно, смирись, легче будет.

Нет же, вот возьму… возьму да… — не находил я весомых слов для возражения.

Добрый слуга напоил меня чем-то теплым, вязким, сонливым.

Снится: Храм Его Вселенского Превосходительства пылает синим пламенем, затем взорвался. Я стою на руинах с развивающимся красным знаменем. Народ аплодирует, радостно громогласно ликует.

Утром вышел в столовую разбитый, плюхнулся на стул, смотрю злобно на аппарат творящий скудные отвратительные блюда — и вдруг слышу от него нечто такое, от чего чуть было ни свалился на пол, он говорит буквально следующее:

Здравие желаю, товарищ Владимир Ильич О!!! Ленин!!! Что прикажите подать, водки или чаю?

Шок прошел, когда мелькнула мысль: это же Он, Андрюша, говорит! Испугался, что реализую свои сновидения! Подхалим, во как переиначил, мою фамилию Оленин — вопит: О!!! Ленин!!! — черт искусственный!

И тут меня понесло:

Вот именно, не оскорбительное ВИ, а Владимир Ильич! — заявляю громогласно — Трепещи, мы, Владимиры Ильичи, великие мастера делать революции. Из мельчайшей искорки можем раздуть мировое пламя, поднять массы на борьбу с тираном и свергнуть его с пьедестала.

Так что Андрюша, подавай не рюмку, а море водки и пива, не бутерброд какой-нибудь, пуд икры красной и черной, хлебов разных в волю, воз зелени. Народу поляну накрою. Иначе могу еще на ваш искусственный интеллект мгновенно действующий супер вирус направить и тебе капец!

Аппарат дрожащим голосом молвил:

Владимир Ильич, голубчик, умоляю, не гневайтесь, большой Сблюй и малые все сделают.

Из следующих событий помню фрагменты. На площади гремит музыка. Циркачи-роботы на сцене изображают бесноватых рэперов. Они крутятся юлой, делают немыслимые кульбиты. Ряженые кто во что горазд орут песни и стучат пивными кружками по столам. Я сижу за столом, глажу огромную дыню и удивляюсь: пусть сблюи способны гнать водку и метать икру, но эта штука величиной с поросенка откуда взялась? И вообще, столы ломятся от всякой натуральной всячины. Откуда, если никто ничто не выращивает?!

Вот красотка Е, можно сказать, обнаженная, извивается в стриптиз-танце в кругу аплодирующей публики. Вдруг подлетела к явно ошалевшему роботу, у которого мигают синим светом глаза, и смеется: «Покажи-ка, молодец, всем-всем, как сильно любишь Е!» Железный молодец моментально стиснул ее в объятиях — раздался вопль. Двое накинулись на него, с трудом разжали руки-клешни, связали их полотенцем. И я не остался безучастным,

сделал ему деликатное наставление о том, что любовь должна быть нежной и романтичной, и даже тягуче прочел стих на эту тему.

Вот знакомый бригадир трудовиков со своим товарищем скандируют:» Вина, закуски, зрелищ — и больше ничего!»

Вот сладкоежка Кака, тот, который потерпел фиаско в Кабинете интимного питания, вылез из-под стола и завопил: «Ребята, я забрался на Пик коммунизма!»

Кто-то невидимый кричит мне на ухо: «Пора тебе убраться восвояси! Ужас как народ развратил!»

Миссия выполнена, — отвечаю. — Вирус свободы народ получил. Готов улетучится. Но как?

Сейчас сделаю.

Откуда ни возьмись у самого носа возник капитан Г, говорит:

Позволь, господин мой, обнять тебя крепко. Честное слово, привязался к тебе всей электронной душой. — Положил руки мне на плечи — засверкали молнии между нами…

Очнулся в незнакомой комнате. На соседней кровати мохнатый бородатый мужик.

Где я, — спрашиваю слабым голосом.

В нашем родном спецучреждении.

Шикарный пансионат.

Давно я здесь?

Со вчерашнего дня. Нашли тебя лежащим без памяти на скамейке.

Пришел доктор. Общение было коротким.

Здравия желаю, голубчик. Голова, конечно, еще бобо. Но вижу, на поправку идете. Реабилитацию пройдете?

Домой хочу.

Так тому и быть. Пульс и давление нормализовались. Выписываю вас в свободное плаванье. Желаю, чтобы не слишком скоро посетили нашу гавань. До свидания, голубчик!

Уважаемые господа ученые-изобретатели из лаборатории положительных иллюзий, еще раз обращаюсь к вам:

Возможно я бы поверил в то, что участвовал в поразительно убедительном иллюзорном 3D спектакле. Но!!! Очень много нестыковок иллюзий и реалий. Например: Почему я весь в страшных синяках? Куда девались мои двадцать семь кило живого веса? А моя растительность на голове, где она? Я стал зеркально лысым, плюс к этому имею несводимое радужное пятно на лбу! И наконец, почему я напился до потери памяти не виртуально, а реально. Как вы это все объясните?

Вот такие опасные последствия от вашего дьявольского сверхъестественного эксперимента. Категорически не хочу более в нем участвовать.

Умоляю, скорее верните меня в прежнее состояние.

Ваш подопытный Владимир Ильич Оленин.

 

Николай Малиновский Nimal55@yandex.ru

25
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments