Марсианская гонка – 11

Глава 11. Марсианская постройка

На следующий день Александр удивил нас тем, что отменил запланированную поездку на юг. Вместо этого сразу после завтрака он заставил меня и Оксану рассказать всему коллективу о нашем посещении марсианской постройки, а сам связался с южной базой и рассказал об этом Игорю, который к этому времени уже стал избранным главой своего поселения.

– Не будем отбирать хлеб у наших южных исследователей, – сказал нам наш ГИВ, – они там находятся в первую очередь именно для изучения марсианского объекта.

С большой досадой нам пришлось согласиться с этим довольно убедительным утверждением.

Сразу после этого Александр начал процесс, как он выражался, “очищения от имперского вируса”. Прежде всего он заставил всех агентов службы имперской безопасности отречься от императора и от своей конторы, а также признать независимость нашего поселения. И лишь после этого выпустил их из-под стражи, при этом не вернув им оружие. Потом он связался с Амуром и потребовал того же от Максима и прочих агентов имперской службы, находящихся на корабле, угрожая им полной изоляцией. Те вынуждены были согласиться на ультиматум. После этого связался с экипажем Енисея и добился того же результата. На южной базе Игорь провёл аналогичную работу со своим единственным оставшимся агентом. В результате процесс “очищения” был успешно завершен на всех наших объектах.

В этот день мы завели календарь новой цивилизации, в котором стали вести отсчёт со дня нашего первого шага по Марсу. С этих пор по вечерам мы составляли отчёты о прошедших днях, утверждали их на вечерних собраниях и вносили в летопись нашего поселения. Эти действия мы порекомендовали южанам, и те с нами согласились, как и на ежедневный обмен отчётами между базами. В этот же день была провозглашена декларация о том, что жители обоих поселений являются одним свободным народом с едиными демократическими нормами, но с независимыми советами на каждой базе.

В течение дня мы занимались своими обычными делами, главным из которых стал запуск установки по производству водорода и кислорода. Установка быстро заработала на полную мощность, в результате уже к вечеру мы солидно пополнили запасы кислорода, а водорода получили в количестве достаточном для одного рейса космокатера. Перед ужином катер совершил рейс на Амур и привез оттуда часть куриц, поросят и двух биологов, которые тут же занялись выращиванием животных на нашей базе. Ещё два биолога остались на Амуре для продолжения работ в оранжерее и животном комплексе корабля. Исследователи, как обычно, продолжали изучать окружающую нас местность на предмет полезных ископаемых, и в этот день они обнаружили ещё один неизвестный нам минерал, который назвали “романид” – в честь Романа, который, собственно, его и нашёл. Сразу же провели детальное исследование этой находки: она была тверда как алмаз и имела розовый цвет с голубоватым оттенком. Необычайно твёрдым оказался и оксанит, найденный нами ранее. Все наши попытки раздробить оба минерала оказались безуспешными.

С утра, как обычно, на полюс была отправлена очередная экспедиция за льдом, сформированная по традиционной схеме – два исследователя, один механик и один медик. И на сей раз она завершилась нашей новой трагедией. К назначенному времени группа вообще не вернулась на базу. Связи с ней не было. Александр попросил Максима определить местонахождение нашей группы из космоса, но тот не смог найти марсоход визуально, поскольку Амур находился на высокой орбите. Не удалось ему и связаться с ним, а также засечь аварийный маяк марсохода. Тогда на поиски группы отправился космокатер, в который уселись четыре человека – пилот, медик Денис, Александр и я, напросившись в помощники сразу, как только узнал, что на полюс отправились Виталя и Оксана.

Мы пролетели над уже укатанной и хорошо заметной дорогой до самого места добычи льда, сделали вокруг него пару кругов и ничего не обнаружили. Это был шок. Марсоход со всеми его пассажирами исчез, не оставив следов. Тогда мы полетели над дорогой в обратном направлении, на сей раз на минимальной скорости. Между тем, время нас поджимало: на Марсе уже заметно стемнело, и мы понимали, что если не найдем коллег сейчас, то возможно, не найдем никогда. Во всяком случае, живыми – кислорода на ночь у них не хватало. Да и водорода в нашем катере оставалось только на обратный путь. Потому мы смотрели во все глаза. Пролетев примерно половину пути до базы, мы обратили внимание на тёмное пятно недалеко от дороги. Решили осмотреть его поближе. Пилот посадил катер рядом с ним, и тогда нам стало всё понятно: марсоход провалился под лёд в одну из внутренних пустот. Не успев подойти к краю ямы, мы его увидели; он застрял между льдами на глубине более десятка метров. Мы стали кричать, но внизу никто не отзывался. Не мешкая более ни секунды, с помощью троса катера на специальном кресле спустились вниз – сначала Александр, а за ним и я – и увидели весьма печальную картину. Четверо наших коллег находились внутри машины, но совершенно не двигались. Задняя дверь марсохода была открытой. К счастью, шлемы на всех пассажирах были надеты. Наш босс залез вовнутрь и стал тормошить каждого, и понемногу те стали приходить в сознание. Все кроме одного: у Витали был сильно поврежден скафандр, и потому произошла его разгерметизация. В итоге мой друг уже не дышал. Остальные тоже пострадали, но не смертельно. У медика Светы оказался перелом ноги и вывих плеча. Её первую мы погрузили в кресло и подняли на поверхность. У механика Славы была сломана рука. Его мы подняли вторым. Легче всех отделалась Оксана: у неё было несколько ушибов, кружилась голова в сочетании с сильной тошнотой; похоже, она перенесла сотрясение мозга.

После того, как мы погрузили всех в космокатер, Денис тут же стал оказывать всем пострадавшим первую медицинскую помощь, а мы с Александром с большим трудом подняли наверх марсоход и отлетевший от него прицеп, а потом погрузили их в космокатер.

Наконец, мы прилетели домой. К тому времени Марс уже погрузился в полную тьму. На базе мы определили пострадавших в мед. отсек санитарного модуля, и все наши медики тут же принялись за своё дело. Тело Витали на время поместили в энергетический модуль, не снимая с него скафандра. Весь наш отряд погрузился в очередной траур.

Вечером с нами связался Игорь и рассказал об исследовании марсианской постройки. События в этом направлении развивались довольно динамично. После завтрака он лично возглавил группу из четырех исследователей и направился к объекту. И тут их ждал сюрприз. Ворота находились под охраной нескольких американцев, которые препятствовали проходу нашей группы. В ходе переговоров выяснилось, что они уже знали о нашем проникновении в постройку, поскольку на стойке у ворот был установлен не только прожектор, но и видеокамера. Тем не менее, сами проникнуть вовнутрь они не смогли по простой причине: конструкция их скафандров не позволяла им снимать перчатки, а значит и приложить голую ладонь к символам. Такая же проблема была и у европейцев. В результате переговоров было принято решение проводить внутреннее обследование только совместными усилиями. Вскоре к воротам подошли европейские и американские учёные, и лишь тогда работа началась. Впрочем, на этом этапе их ожидал ещё один сюрприз: не всем желающим ворота открывались. Среди нашей пятерки таких оказалось двое. Причины этого оставались непонятными.

Наконец, плита поднялась, и международная группа исследователей вошла внутрь строения. Там царил полумрак, но с помощью прихваченных с собой фонарей удалось всё хорошо рассмотреть. Огромное пространство оказалось совершенно пустым. Лишь у противоположной от входа стены находились три большие расположенные рядом помещения с закрытыми воротами в виде плит. На каждом простенке между плитами и по краям данной конструкции вертикально располагались знаки – по четыре в каждом месте, при этом верхние два полностью совпадали со знаками у внешнего входа в постройку. С учётом этого все плиты были быстро подняты, и присутствующие увидели три больших и абсолютно пустых комнаты – никаких предметов, никаких украшений стен, ничего. И лишь знаки, которые находились снаружи дублировались внутри этих комнат рядом с плитами. Опять было предпринято много усилий для того чтобы определить их значение, в том числе и опытным путем, но все они оказались безуспешными. Только плиты послушно поднимались и опускались. К концу дня все обескураженные исследователи разошлись по своим базам.
Закончив свой рассказ, Игорь переслал нам фото всех внутренних помещений строения, а также новые знаки на стенах. И мы вновь с большим интересом принялись ломать над ними головы.

На следующий день, сразу после завтрака, мы похоронили Виталю в том самом скафандре, в котором он погиб. Мы потеряли еще одного человека, и это опять ввергло нас в уныние. Из 72-х человек вылетевших с Земли, нас уже осталось только 55.

После похорон механики во главе с Александром быстро подремонтировали не сильно пострадавшие броник и прицеп, после чего отправили новую экспедицию за льдом. В ней принял участие и я. Поездка оказалась абсолютно беспроблемной, и к ужину новая партия льда уже была на нашем складе.

Интересное сообщение пришло с Амура, команда которого постоянно наблюдала за нашими иностранными соседями. Построив базу, европейцы стали вести активную разработку подножия горы, возле которой они расположились. Там постоянно работали экскаватор, трактор и буровая установка, причём в одном направлении. Похоже, они нашли там нечто интересное, включая воду, поскольку за это время ни одной поездки к ледовой шапке они так и не совершили. В то время как американцы постоянно добывали лёд на севере, недалеко от нас.

А после ужина Александр, предварительно поговорив с южной базой, сообщил нам следующее.

Представители разных стран, детально изучив знаки и помещения в марсианской постройке пришли к неожиданному выводу – комнаты являются порталами. К этому их натолкнули детали нижних знаков: точнее – нарисованные на них небольшие круги с отходящими в сторону линиями, на которых находятся по нескольку вертикальных засечек. У одной комнаты – три засечки, у другой – шесть, у третьей – восемь. Исходя их этого ученые сделали вывод о том, что порталы переносят объекты к другим порталам на Земле, Сатурне и Нептуне. Тут же удалось провести первые эксперименты. Во все комнаты помещались камни, которые исчезали после того, как опускались плиты, и нажимались третьи сверху знаки. Кроме того, при опускании плит во всех помещениях появлялся свет непонятного происхождения, если в них что-то находилось. А к концу дня был проведен самый смелый эксперимент – два российских добровольца отправились в первое портальное путешествие к Сатурну и успешно вернулись назад. По их рассказам, они оказались практически в такой же комнате, из которой отправлялись, а выйдя из неё, увидели такой же большой и пустой зал, как и на марсианском портале. В соответствии с заданием, дальнейших исследований они проводить не стали и тут же отправились назад. Медицинское обследование россиян не выявило в их здоровье никаких отклонений, хотя после перемещения они ощущали несильные головные боли и тошноту. Потому по результатам проведенных экспериментов было принято такое решение: на следующий день отправить на портал Сатурна группу исследователей из разных стран – по два от России, США и Европы. На южной базе уже определились со своим кандидатом – им стала ведущий исследователь Эльмира. Другого кандидата предоставили избрать обитателям нашей базы.

Мы тут же принялись за обсуждение и довольно быстро согласились, что нашим представителем должна стать Оксана, поскольку именно её идея смогла раскрыть секрет открытия входной плиты портала. Её состояние за день заметно улучшилось, и она уже была совершенно готова к новым подвигам. Я захотел сопровождать её в поездке на юг, и коллектив базы против этого не возражал.

Рано утром на марсоходе мы отправились в путь, захватив с собой, как обычно, очередную порцию льда для южной базы. Никаких исследований местности мы в тот день не проводили и потому прибыли к месту назначения еще до ужина. Оставив лёд на базе и заправив свои скафандры кислородом под самую завязку, мы покатили на своём бронике к порталу. Внутри него нас ждала большая группа людей; среди них и исследователи, которые уже давно были готовы к путешествию к другой планете. Все уже знали, кто открыл портал первым, и хотели лично на нас посмотреть и поздравить с таким важным открытием. В этот момент мы с Оксаной стали звёздами Марса. Нам жали руки, нас обнимали и фотографировали. Мы же с подругой с интересом осмотрели освещённый зал, в котором уже побывали, но который не смогли хорошо рассмотреть в прошлый раз. Он был очень большой и просторный. Такой, что три комнаты, расположенные у дальней стены, занимали в нём лишь незначительную часть. “Зачем здесь так много места? – спрашивал я себя, и сам же себе отвечал: – Наверное, для складирования грузов, перемещаемых по порталу. Ну не в футбол же здесь играли инопланетяне!”

В зале портала перед центральной комнатой стоял другой наш марсоход, который не вызывал сомнения в том, что перемещаться решили в нём. С болью в душе я провожал в него Оксану, всем своим сердцем желая быть рядом с нею в этом необычном и, возможно, опасном путешествии. И тут случилось чудо. Наш старший исследователь – Эльмира – произнесла неожиданные слова, обращаясь к своим иностранным коллегам:

– У меня предложение: поскольку этот парень, – тут она указала на меня, – участвовал в первом открытии ворот, то я считаю, что он тоже заслужил право быть с нами. Что вы на это скажете, коллеги?

– Мы же уже обговорили состав экспедиции, – недовольно проворчал один американец.

– А я, в принципе, не против, – ответил ему европеец. – Такие заслуги желательно поощрять.

– Да, – добавил другой европеец., – думаю, в этом случае можно сделать исключение.

– Вперёд! – сказала мне Эльмира, и через пару секунд я уже сидел в марсоходе рядом с Оксаной.

Очень медленно мы въехали в комнату. Остановились. Коллеги, оставшиеся снаружи комнаты, нажали на нужные знаки, плита опустилась, в комнате появился свет, исходящий прямо из потолка. Внезапно он стал значительно ярче. На некоторое время мы закрыли глаза, а когда их открыли, то свет был такой же как и вначале. Мы находились в той же комнате… точнее – в такой же. Тёмно-серый цвет стен сразу же сказал нам о том, что мы переместились в другой портал. Мы вылезли из марсохода, нажали точно такие же знаки открытия ворот как на Марсе и вышли наружу. Вокруг был только пустой зал – такой же большой, как и тот, откуда мы прибыли, с тремя такими же комнатами. Но всё было значительно темнее и потому мрачнее. Иностранцы тоже стали осторожно осматриваться, негромко обсуждая что-то на своих языках.

Так продолжалось недолго. Внезапно перед нами, на высоте примерно двух метров, прямо из пустоты возник небольшой шар и металлизированным голосом заговорил на чистом английском языке. Два зелёных огонька на его поверхности напоминали глаза, а небольшая линия под ними была похожа на человеческий рот.

– Здравствуйте, жители планеты Земля Солнечной системы! Вы прибыли с планеты Марс на транспортный портал вблизи планеты Сатурн. Я – Ответчик. Буду рад ответить на любые ваши вопросы. Мой словарный запас вашего языка не обновлялся уже 72 ваших года. Если какие-то произносимые мною слова устарели, прошу меня поправлять, а я буду вносить в свой словарь изменения. Если я услышу от вас новые слова, то прошу объяснять их значение, я также буду записывать это в словарь. Итак, что вас интересует?

Все прибывшие были так удивлены внезапным появлением необычного объекта, что некоторое время не могли произнести ни слова. Наконец, один из американцев спросил:

– Как вы узнали, что мы с Земли? Только по языку?

– Не только. Вы прибыли с планеты Марс, а эту планету через порталы никто давно не посещал. На планете Марс нет цивилизации, значит, вы прибыли туда с другой планеты. Однако, в вашей системе есть всего одна населенная планета, поэтому я предположил, что вы прибыли именно с неё.

– Что ж, логично. Предположение абсолютно верно. Тогда другой вопрос, а точнее – сразу несколько: кто построил порталы, зачем и сколько их в Солнечной системе?

– Отвечаю. Порталов в вашей системе четыре: на планетах Земля и Марс, а также на самых больших спутниках планет Сатурн и Нептун. В моей памяти нет ваших названий этих спутников. Построили их представители цивилизации, живущей в системе… у меня нет названия этой системы в вашем словаре… для быстрого перемещения в вашу систему с целью её детального изучения.

– Тебя тоже они создали?

– Да.

– Расскажи нам про эту цивилизацию.

– Я могу сообщить вам только общие данные. Галактическим Советом запрещено передавать подробную информацию цивилизациям, не входящим в этот Совет. Это старая цивилизация, существующая по вашему времени более миллиона лет. Она называет себя Таши… Слова нет в вашем словаре. Вы согласны его использовать?

– Да, согласны!

– Записал в словарь. Зародилась она на шестой планете от своей звезды и примерно за 800 тысяч ваших лет распространилась по всем 12 планетам своей системы, а ещё через полмиллиона лет – на несколько необитаемых планетарных систем. Находится она, в основном, на четвёртом уровне развития и, частично, на пятом.

– А что такое четвёртый и пятый уровни развития?

– Четвёртый уровень достигается тогда, когда цивилизация распространяется по планетам других планетарных систем, а большинство жителей являются искусственно сконструированными биологическими существами. В моей памяти нет вашего термина для обозначения таких существ.

– Таких существ мы называем биороботами.

– Записал в память. А пятый уровень – это доминирование существ, состоящих из чистой энергии, то есть – потока фотонов. Но в данной цивилизации число таких существ пока незначительно.

– У нас нет термина для обозначения таких существ, но предлагаю называть их энергетиками, – предложил один из европейцев. – Коллеги, не возражаете?

Никто не возражал.

– Записал, – произнес Ответчик.

– А можно как-то взглянуть на этих Таши? – продолжал расспрашивать американец.

– У меня нет их изображений. Могу лишь немного описать. Сначала на их родной планете, также как и на вашей, было большое биологическое разнообразие, а доминирующая форма была похожа на вас, но ниже ростом, толще, глаза больше ваших, а нос настолько маленький, что можно говорить о почти полном его отсутствии. Со временем, остальные виды исчезли, но позже были воспроизведены искусственно в высоко-разумном варианте. При этом, по мере заметного изменения на планете природных условий, доминирующая форма самосовершенствовалась и перешла в искусственную, верхом которой стала энергетическая субстанция. С тех пор представителями этой цивилизации являются все искусственные и разумные формы, многие из которых напоминают существ с вашей планеты. Энергетики представляют собой сгустки световой энергии и могут приобретать практически любые внешние контуры.

– А сколько цивилизаций входит в Галактический Совет?

– Почти все цивилизации третьего и более высоких уровней развития, находящихся в нашей Галактике, которую вы называете Млечный Путь. А их сегодня уже более тридцати тысяч.

– А сколько всего известно цивилизаций в нашей Галактике? И какие из них относятся к первым уровням развития?

– Первый уровень – это дотехнический. Таких цивилизаций сегодня известно несколько тысяч. Второй уровень – технический – начинается с создания машин, использующих различную энергию окружающей среды, кроме энергии животных, и заканчивается выходом в космос. Таких цивилизаций известно десятки тысяч. Третий уровень – освоение планет своей планетарной системы. Это ещё несколько тысяч цивилизаций.

Тут возникла пауза, видно учёные активно переваривали полученную информацию. Этим тут же воспользовался Ответчик.

– Я тоже хочу задать вам несколько вопросов. Вы – не против?

– Задавай, – ответил ему американец, задавший ему первый вопрос.

– Цель вашего прибытия на этот портал?

– Чисто исследовательская. Мы обнаружили портал на Марсе и решили его использовать. И вот мы здесь.

– Цель вашего присутствия на планете Марс?

– Цели две: первая – изучить найденную на планете постройку, которой как раз оказался портал, а вторая – создать первые поселения на этой планете. Мы это называем колонизаций Марса.

– У вас есть какие-то проблемы с колонизацией этой планеты?

– Да, и их довольно много. Марс сильно отличается от Земли, на нём совершенно другая атмосфера, климат, сила тяжести. Здесь другая почва, вода только в замёрзшем состоянии, и совершенно нет растений. Нам всё это предстоит изменить, но на это уйдет много времени. Так много, что новый Марс увидят только наши потомки. И всё же, мы на нём уже поселились и уходить с него не собираемся.

– Вам нужна помощь или вы сами предпочитаете решать проблемы?

– Помощь? Ты чем-то можешь нам помочь? Чем же?

– Я могу вам продать самую последнюю технологию преобразования планет или составить контракт и вызвать бригаду терраформирования, которая быстро изменит Марс по вашему желанию.

– Как у вас всё просто! И сколько же стоят такие услуги?

– Технология – всего сто мати… У вас нет этого термина, он означает основную единицу галактической валюты. Внести в словарь?

– Да. Это слово мы быстро запомним, оно похоже на наши мани. (Прим.: мани – по-английски – деньги.)

– Записал. Бригада будет стоить дороже. Десять таши будут работать примерно трое марсианских суток. Плюс стоимость перемещения через порталы… плюс комиссионные. Получается, одна тысяча сто тридцать мати.

– Да, но у нас нет этих самых мати, и мы совершенно не представляем, где их взять.

– Мати можно заработать или что-то на них обменять. Чтобы заработать, вам нужно переместиться в другие системы и делать там что-то полезное или интересное. Например, можно информировать другие народы: вы можете рассказывать о своей планете и своей системе. Такая информация в Галактике, конечно, уже есть, но посмотреть на вас вживую и узнать подробности вашей жизни из первоисточника захотят многие. Особенно, если вы что-то споёте, станцуете, сыграете на каких-то музыкальных инструментах, покажете, как вы занимаетесь сексом. Другой вариант получения галактической валюты – продажа чего-то ценного. Для этого вам перемещаться не нужно. Просто заключите контракт, отправите товар, если он мелкий, и получите деньги на свой счет.

– И что мы можем продать такого, что заинтересует другие народы?

– Если по-крупному, то планеты, астероиды, звезду или даже всю вашу Солнечную систему. В этом случае они станут собственностью покупателей, но все обитатели вашей системы тоже смогут ими пользоваться в необходимом им объёме. А если по-мелкому, то вы можете продавать различные товары своей планеты в качестве сувениров, особенно – красивые. Большой популярностью в Галактике всегда пользуются произведения искусства. Можете также сами добывать и продавать редкие минералы. Например… к сожалению, в вашем словаре нет ни одного такого минерала. Возможно вы их ещё не обнаружили или нашли позже моего последнего обновления словаря.

И тут в разговор неожиданно вмешалась Оксана, достав из кармана своего скафандра два куска минералов, найденных на планете, и показав их Ответчику.

– А как называются эти минералы на вашем языке?

– Это трелаг и понкит – очень редкие и ценные минералы. Записать термины в словарь?

– Нет, запиши наши термины. Это – оксанит, – она показала на кусок голубого металла, – а это романид, – она показала на розовый камушек.

– Записал. Желаете продать? В каком количестве?

– И сколько они стоят на ваших планетах?

– Продаются по весу. Оксанит стоит… перевожу на ваши граммы… плюс транспортные расходы… плюс мои комиссионные… Итого – три мати за восемь грамм. Ваш кусок весит 40 грамм, значит, стоит 15 мати. Восемь грамм романида стоят на один мати дороже. Ваш кусок весит 24 грамма, то есть, стоит 12 мати. Если у вас есть четыре подобных куска оксанита и четыре романида, вы можете купить у меня технологию. А еще за 100 мати я вас обеспечу всеми необходимыми материалами для терраформирования. Итак, вы продаете минералы? Вы покупаете технологию?

– У нас сегодня только два оксанита и один романид. Коллеги, а вы, случайно, ничего подобного не находили? – обратилась Оксана к иностранцам.

– Мы – нет, – ответили американцы.

– А мы находили – ответили европейцы. – У нас уже семь таких находок и еще два других камня, не известных нам ранее. Жаль, что мы их не захватили с собой. И все они найдены у подножия той горы, где мы построили базу. Думаю, и в самой горе их тоже немало.

– Хорошо, – сказал Ответчик, – когда будет достаточно, приходите. Ещё вопросы есть?

Возникла пауза. Ученые молчали.

И тут я не выдержал. “Вы что ж, забыли про самое главное?!” – буквально кипело у меня внутри. Я сделал шаг вперед и решительно сказал:

– Есть. Несколько дней назад на Земле состоялась мировая война с применением ядерного и нейтронного оружия. В результате этого планета так заражена радиаций, что на ней вымирают не только люди, но и всё живое. И потому мой вопрос весьма прост: как нам спасти нашу планету?

Ответчик помолчал пару секунд, после чего произнес.

– Спасти планету можно. Вам нужно купить технологию очистки планеты или заказать бригаду чистильщиков. Технология стоит… Бригада стоит… Нет, это ничего не стоит. Вам очень повезло: на одном из заседаний Галактического совета было решено отнести эти технологии и работы к спасательным, то есть – к бесплатным. Желаете приобрести технологию или вызвать бригаду?

– И сколько это займет времени?

– Технологию можете приобрести прямо сейчас, но не имея опыта, очистка планеты у вас займет несколько ваших недель, или даже месяцев. Заказать бригаду тоже можно сейчас, но когда они прибудут, сказать сложно, это зависит от их профессиональной загрузки на данный момент. Впрочем, я могу это узнать. Подождите.

И Ответчик стал говорить с кем-то на совершенно другом языке, чем-то напоминающий китайский. Примерно через минуту он остановился и спросил нас:

– Вашу планету нужно очищать только от радиации или есть и другие загрязнения?

– Увы, наша планета загрязнена не только радиацией, – ответила ему Эльмира. – На ней было много предприятий с большим количеством вредных выбросов в атмосферу, а сейчас на ней много пожаров, и потому воздух сильно загрязнен. Почва, реки и моря тоже давно загрязнены мусором и различными техническими отходами. Сами мы не справлялись с этой проблемой, и потому экологическая ситуация в последнее время постоянно ухудшалась. А сейчас на планете и вовсе хаос: очень много трупов, разрушений. Сами мы никогда с этим не справимся.

– Я понял, – сказал Ответчик. – Вам повезло: бригада в настоящее время свободна. Хотите сделать вызов прямо сейчас?

– Да, хотим! Очень хотим! – прозвучало сразу несколько возбуждённых голосов.

И робот опять заговорил на другом языке, а когда закончил, снова обратился к нам.

– Бригада примерно через полчаса будет на портале Нептуна, оттуда сразу отправится на Землю. Работу обещают сделать за три земных дня. Вас это устраивает?

– Устраивает! – хором ответили мы.

– Интересно, а где конкретно находится портал на нашей планете? – спросила Оксана.

– Межпланетный портал находится в одной из мексиканских пирамид. Мексиканцы её называют Солнечной. Но на Земле есть и другие порталы – для перемещения по планете. Они находятся на разных континентах в древних пирамидах. Еще вопросы есть?

– Есть! – выкрикнул я и, затаив дыхание, поинтересовался: – А людей воскрешать вы умеете?

– Технология это позволяет, но не во всех случаях. Если прошло более трех марсианских суток, или поражение тела слишком обширное, то шансы на оживление отсутствуют. Если человек сильно облучен радиацией, то возможности – аналогичны. В остальных случаях технологии справляются.

– У нас на Марсе погибло два хороших человека, один – от пули, другой задохнулся в атмосфере. Их можно будет воскресить?

– Возможность имеется, если после этого прошло не более трех суток. Для этого вам нужно повреждённые тела доставить в портал Нептуна и отправить в нашу планетную систему. Если там их воскресят, то тут же вернут обратно. При отправке не забудьте надеть на них скафандры. А сейчас, извините, мне требуется подзарядка. Если есть ещё вопросы, приходите завтра. В качестве развлечения рекомендую прогуляться по спутнику и посмотреть на планету Сатурн с близкого расстояния. Предупреждаю: вне портала усилитель гравитации не работает, поэтому сила тяжести там значительно меньше, чем в этом помещении. Соблюдайте осторожность!

И он растворился прямо на наших глазах.

Окрылённые внезапно возникшими фантастическими возможностями, мы открыли внешние ворота портала, вышли наружу и ахнули от необычайного вида. Перед нами на фоне чёрного космоса красовался Сатурн. Как на ладони. Огромный, желтовато-коричневый, с огромными кольцами вокруг себя и с несколькими спутниками разных оттенков он занимал собою добрую половину небосвода!

– Какой красавец! – воскликнула Оксана.

– Да, гигант! – поддакнул я и обнял её за талию. Она в ответ прижалась ко мне так, что казалось, будто тепло её тела проникало через оба скафандра.

Когда мы перевели взгляд в другом направлении, то увидели Солнце в виде маленького, но ослепительного шарика. Полное отсутствие атмосферы на спутнике позволяло достигать поверхности всем лучам нашей звезды. Даже здесь – на расстоянии полутора миллиардов километров – она заботливо светила нам, она делала космос теплее.

– Ну что, пройдёмся, господа! – сказал американец. – Если Ответчик говорил правду, то сейчас мы находимся на Титане. А сила тяжести на нём в семь раз меньше земной. Сейчас мы в этом убедимся!

И мы пошли… Точнее – попытались, потому как вместо шагов, даже после легкого отталкивания от поверхности, получались весьма опасные прыжки. Титан был довольно неровным и каменистым, при этом большинство камней были очень острыми. А невдалеке от портала мы увидели горы – высокие, остроконечные и на вид очень мрачные, потому как имели почти чёрный окрас. Впрочем, больше ничего интересного здесь не наблюдалось. Потому развлекались прыжками мы недолго, так и не выкатив на поверхность наш марсоход. Никаких образцов пород в этот раз брать мы не собирались. Сделав ряд фотографий Сатурна, Титана и самих себя на фоне этих космических тел, мы вернулись в портал, а потом и на Марс.

Встречала нас целая толпа россиян и иностранцев, которые буквально ликовали, увидев нас целыми и здоровыми. Обсуждение нашего путешествия затянулось до самой полуночи. От новых знаний мы все были счастливы! Они возродили в нас надежду на спасение Земли, на быстрое преобразование Марса, а, значит, и на существенное улучшение условий нашей жизни на этой неприветливой планете.

Тех же, кто прибыл сюда с нашей базы волновал и другой вопрос: можно ли воскресить наших погибших парней? Увы, после смерти Стаса прошло более трех суток, значит, шансов на его оживление не было. После смерти Витали прошло более двух суток, и это оставляло нам надежду. Однако, нужно было действовать оперативно. Но как? Перевозка марсоходом заняла бы почти половину суток, но сначала еще нужно было вернуться на базу. Получалось, что мы не успеваем.

– А катер для чего? – подсказала Оксана. – На нём мы успеем!

– Точно! Я про него совсем забыл! – воскликнул я, и тут же связавшись с Александром, объяснил ему ситуацию.

На следующий день космокатер с телом Витали прибыл на южную базу сразу после завтрака. Тело по-прежнему было в скафандре. Мы с Оксаной, в составе всё той же группы исследователей из других стран, тут же отправились с ним в местный портал, а оттуда на портал спутника Нептуна. Тот отличался от нашего тёмно-синими цветами и аж пятью комнатами! Тут же перед нами возник Ответчик и объяснил, что три комнаты предназначены для перемещения на порталы Солнечной системы, а две другие – на порталы разных систем цивилизации Таши. И тут же подсказал нам, в какой портал необходимо поместить тело. Мы поспешно выполнили его указания, и наш мёртвый друг отправился в дальнее путешествие.

Сами же мы вышли из портала, прошлись по Тритону, полюбовались на синий Нептун с его спутникам и кольцами и, конечно, сделали множество фотографий самых разных пейзажей. И опять нашему восхищению не было предела. Мы увидели ещё одну планету нашей системы как на ладони со всеми её красками и оттенками. Увидели мы и Солнце, но оно уже было просто маленькой и очень далёкой звёздочкой.

Когда же мы вернулись в портал, то нашему удивлению не было предела. Там нас ожидал Виталя – живой и невредимый! Даже скафандр оказался полностью отремонтирован. Мы с Оксаной обхватили его с обеих сторон.

– Дружище! Как же мы рады тебя видеть!

– Я тоже! – удивлённо ответил он, озираясь по сторонам. – Но где мы? И что со мной произошло?

– Потом, друг! – радостно заверил я. – Скоро мы тебе всё расскажем!

– Ответчик, передай Таши от нашего имени огромную благодарность, – с чувством произнесла Оксана.

– Передам, – равнодушно ответил тот.

И мы вернулись на Марс.

* * * * *

На картинках изображены виды Сатурна и Нептуна с их спутников.
Однако автор второго рисунка оказался не точен, забыв изобразить на нём кольца и спутники Нептуна.

31
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments