Марсианская гонка — 3

Глава третья. Тесты

Когда мы вышли на улицу, Лёха не выдержал:

— Офигеть! Он что — всё это нам на полном серьёзе рассказывал? Полет на Марс? Да ну, нафиг! Такое мне даже во сне присниться не могло! Хотя… Если оно всё так… Решено! — рубанул он воздух ладонью. — Я лечу!

— Похоже, серьёзно, — вздохнул я. — Министр даже ни разу не улыбнулся. Но мне, вообще-то, пофигу. Я лететь никуда не собираюсь.

Опасно это. Там всякое может случиться. А мне уж лучше синица в руках, чем журавль в марсианских облаках.

— Эх, Паша! Ну какой из тебя романтик?! — вскричал Лёха. — Пойми, ведь это будут первые люди на Марсе! Мы же в историю войдем! Мы же прославим нашу империю! Да о нас будут книги писать, фильмы снимать! Нас на руках будут носить! А ты про какую-то там синицу…

— Угу! Может так и будет, — с сомнением произнес я. — Да только в том случае, если мы вернемся назад. А если нет? Ну-да, помнить-то они, конечно, будут, но разве нас с тобой это будет волновать? А, впрочем, если ты решил — флаг тебе в руки! Шли мне письма бочками!

— Да ну, Паш, ну куда я без тебя? — возмутился Лёха. — Там, на Марсе, ведь главное что будет? Надежное плечо друга! А кто у меня друг? Вот именно! Так что, давай, не глупи. Ведь такое бывает… впрочем, о чем я? Такого вообще никогда не было в истории нашей цивилизации и, возможно, уже никогда не и будет! Ты, кстати, про американскую находку не забыл?

— С находкой пока полная непонятка, — задумчиво ответил я.

— Не, ты не представляешь, что мы там можем обнаружить! Да и никто вообще не представляет! Такого ж с нашим человечеством еще никогда не случалось. И вот это самое можем обнаружить именно мы с тобой!

— Ну ты и раскатал губу! — усмехнулся я. — Ты не забыл, мы — всего лишь механики, а не исследователи? Если даже и полетим, то нашей заботой будет самая обычная рутина — смазывать шестеренки, да за электричеством присматривать, чтоб чего-нибудь где-нибудь не коротнуло.

— Это всё так! — поморщился Лёха. — Но мы же будем так близко, и своими глазами сможем увидеть то, что там эти умники откопают в холме. Понимаешь? Своими глазами! И даже пощупать сможем! Своими вот этими руками! И узнаем обо всём значительно раньше, чем узнает остальное человечество!

— Ну, Лёха, ты вообще поплыл! А вдруг там ничего интересного попросту не будет? Ну, найдут там какой-нибудь завалящий полуразрушенный дом, ну мебель, прогнившую от времени, в нем откопают, ну, посуду битую… И всё такое… Тебе-то от этого какой кайф? Стоит ради этого рисковать собственной жизнью? Не, ты как хочешь, а я лучше всё это посмотрю по ящику. В тепле и уюте. Короче, успехов тебе!

— А как же Оксана? — как бы невзначай обронил хитрец. — Она ведь тоже летит, как я понял.

— Какая еще Оксана? — я постарался сохранить невозмутимое лицо.

— Да ладно! — усмехнулся он. — Не старайся! Не делай безразличный вид. Я же не слепой. Я всё вижу и знаю. Ты влюблен в неё с первого курса! Я же вижу, как ты на неё смотришь всё это время! Знаю, что ты пытался подкатить к ней, но у тебя из этого ничего не вышло. А знаешь, почему? Потому что таким девчонкам обычные парни не нужны. Их интересуют только супермены, герои, в крайнем случае — известные личности. А ты… Ну, ты сам понимаешь… Твои перспективы стать известным здесь, на Земле, мягко говоря… Отсюда какой вывод напрашивается? У тебя остается лишь один шанс обратить на себя внимание этой девчонки — лететь на Марс. Там ты точно станешь известным, а, может, даже и героем. И при этом она-то рядом будет! Просекаешь? Вот представь себе такую картину: стоите вы вместе на марсианском холме и смотрите на закат, нежно обняв друг друга! А вокруг — ваши детишки. Туда-сюда! Туда-сюда! Да такой роман еще ни в одном фильме не показывали! Да о вас легенды…

— Стоп! Хватит! — резко оборвал я своего друга, изрядно помрачнев. — Оставляю Оксану тебе. Она, конечно, красавица, этого у неё не отнять. Но жизнь мне, всё-таки, дороже. Люби ты её сам. Заводите семью, рожайте марсианских детей, стойте на холме и любуйтесь закатом! Уверен, что кино про вас точно снимут, а я с интересом его посмотрю.

Я резко отвернулся и пошел к автобусной остановке.

Лёха мне вслед только и выдавил с досадой: «Какой же ты, всё-таки… гм!.. приземленный!»

Родителям я не сказал ничего: ни о находке американцев, ни о марсианской гонке, ни о возможности полететь на другую планету. Я вообще старался обо всем этом забыть, поскольку решил для себя твердо: никуда я не лечу. Точка! Однако, на деле получалась какая-то запятая… Не мог я о ней — Оксане — забыть. Как ни старался.

Ну, скажите, на кой чёрт ей этот полёт? Молодая, красивая! Парни от неё впадают в ступор, когда она по улице идёт! На Земле её ждет быстрая карьера, счастливый брак, симпатичные детишки… Ну, и всё такое… Живи и наслаждайся! А там что? На этой далекой планете? В постоянном дискомфорте, в опасности… Зачем? К чему? Ищет славы, что ли? Денег? Стоп! Я забыл о самом главном — она ж ведь археолог! И значит её в первую очередь интересуют древние находки. Тем более, там — на другой планете! Потому и башню сносит от перспектив. На это ведь она и училась. Ну, а что мне в таком случае остается? Только одно: пожелать ей успехов…

Дни тянулись медленно, я отдыхал от учебы и, практически, валял дурака. Окунулся в развлечения: смотрел фильмы, слушал музыку и играл в компьютерные игры. В таком вот духе прошло целых пять дней…

А на шестой мне позвонил Лёха.

— Ну чё, друг мой, не забыл? — сразу же выпалил он, едва услышав мой голос. — Завтра ровно в полдень!

— Главное, чтобы ты не забыл! — отозвался я довольно неприветливо. — А я об этом даже не думаю! Удачного тебе полёта! Ну, если конечно полетишь…

— Ой, гарантирую: будешь ты кусать свои локти, если дотянешься, — в тон мне ответил неугомонный Лёха. — Такой шанс бывает раз в жизни! А ты его явно упускаешь. Потом, конечно, обязательно дойдёт до тебя, как до того, с длинной шеей. Да уже поздно будет. А дважды такие предложения не делают.

— Ну-ну… Ты после тестов позвони, как там всё пройдет.

— Лады! — уныло согласился он и тут же отключился. Уговаривать меня на сей раз он не собирался.

Когда я ужинал с родителями, мать заботливо поинтересовалась:

— Что-то ты какой-то грустный эту неделю. Может, заболел?

— Нет, у меня все нормально.

— Может, у тебя какие-то проблемы? — продолжил отец. — Тогда расскажи, обсудим. Чем сможем — поможем.

— Да нет у меня никаких проблем! — с досадой поморщился я.

— Тогда почему грустишь? Может, ты влюбился?

Признаваться я, конечно, не собирался, врать — не хотел. А потому просто промолчал.

— Всё ясно, — сделала мать вывод. — Она тебя не замечает. Так?

— Она уезжает. Далеко.

— Но ты с ней говорил об этом? Пытался её хотя бы остановить, образумить?

— Да нет, мы вообще с ней не друзья. И даже — не знакомые.

— Прекрасная незнакомка! — улыбнулся отец. — А ты, хотя бы, пытался с нею познакомиться?

Я нехотя кивнул головой.

— И сколько раз? Один?

Я снова кивнул головой.

— Вообще-то, этого мало. Если человек чего-то сильно хочет, то он должен сделать всё, чтобы добиться желаемого. Вот задай себе вопрос и ответь на него как можно честнее — всё ли ты сделал, чтобы добиться внимания девушки? Для меня ответ уже сейчас очевиден. Поэтому мой тебе совет: сегодня же позвони ей, договорись о встрече и поговори по душам. Если есть хоть один шанс — надо его обязательно использовать! Ты понял?

— Я подумаю над этим, — при этом печальный вздох вырвался из моей груди. А мать с отцом понимающе переглянулись.

Но я не позвонил. Я даже не знал номер её телефона. Я, конечно, мог найти в Интернете, но не стал. Я был наперёд уверен, что любое общение с нею бесполезно. Как верно сказал мой друг, на таких как я такие девчонки даже не смотрят.

Несмотря на предубеждения, я в очередной раз погрузился в сладкие мечты. Вот мы с ней дружим, встречаемся, целуемся, сливаемся воедино в страстных объятиях… Потом женимся и живем в большом красивом доме… Потом у нас появляются милые детишки, шикарный автомобиль и всё остальное, что нужно для счастливой жизни. И мы действительно счастливы.

А ночью мне приснился сон. Я уже на Марсе. В золотистом скафандре я брожу среди красных пустынь и холмов, езжу на марсоходе и вдруг слышу женский голос: «Иди сюда! Я тебе что-то покажу!». Я оборачиваюсь и вижу Оксану, стоящую возле большого дома, похожего на дворец. Стоящую в одном платье и с обольстительной улыбкой на лице. Я направляюсь к ней. Она входит в дом, я — за ней… И тут я просыпаюсь!

Разочарованию моему не было предела! Даже во сне мне не удаётся с ней поговорить! Хорошо хоть увидел её; и не только увидел, но и услышал голос. Возможно, в последний раз в жизни. Я еще долго не вставал с постели и всё думал: к чему бы этот сон? Может это знак какой-то? Ну и какой? Что там такого особенного она мне сказала? Ну да, она меня звала за собой. И не где-то здесь, а там — на другой планете. Может, в этом и есть смысл моего сна? Идти за ней, куда бы ни позвала? Немного погодя, я успокоился. Это всего лишь сон, и глупо видеть в нём какой-то смысл. Более того, всё значительно проще: это всего лишь мои фантазии, воплощенные в моем же сне.

Через полчаса я неохотно позавтракал, потом без особого интереса посмотрел очередную серию любимого сериала, и, когда на часах была половина двенадцатого, вышел из дома, сел в автобус и поехал… Куда бы вы думали? В медицинский институт!

Нет, своего мнения насчет полёта я не изменил: я никуда не лечу. Даже если произойдёт невероятное, и она сама подойдёт ко мне и попросит составить ей компанию в этом путешествии. Нет. Я просто хочу полюбоваться на неё. В последний раз.

А еще я втайне лелеял слабую надежду, что она не пройдет испытания и потому никуда не полетит. Я, кстати, тоже собирался пройти эти дурацкие тесты и был полон надежд, что тоже их не пройду. Ведь тогда моя совесть будет чиста: я не отказался, меня просто не пустили. Да и сами тесты у меня вызывали некоторое любопытство: как там сегодня отбирают в космонавты? Посмотреть можно. Даже попробовать. Но не более.

Желающих полететь на Марс оказалось много, и всё же, это были далеко не все приглашённые выпускники. Когда мы собрались в спортзале института, по моему грубому подсчету, нас оказалось около полусотни, притом что в выпуске трех факультетов было около семидесяти человек. Встретил нас тот же представитель правительства. Рядом с ним находились мужчина и две женщины среднего возраста. Их он представил, как своих помощников по проведению тестов. В зале вдоль одной стены стояли несколько конструкций непонятного назначения, вдоль другой — шкаф со стеклянными стенками, пять больших ящиков черного цвета и что-то еще, на что я особо не обратил внимания, поскольку оно у меня было занято совсем другим. Вернее — другой. Она здесь! Она рядом! Как всегда, ослепительная! И очень смелая, если решила лететь в такую даль. У меня есть последняя возможность ею полюбоваться, и я её не упущу. Буду смотреть только на неё. Буду запоминать каждую её чёрточку на всю оставшуюся жизнь.

— О! Паша! — обрадовался Лёха, когда я подошел к нему. — Я в тебя всегда верил, друг! — хлопнул он меня по плечу. — Я знал, что ты не оставишь меня в гордом одиночестве! А вместе мы не только Марс, мы всю Вселенную покорим!

— Не хотелось бы тебя огорчать, — сухо ответил я ему. — но я по-прежнему никуда не лечу. Мне интересны лишь сами тесты. Ну и, сам понимаешь, ещё раз на Оксану взглянуть захотелось. Хочу запомнить её молодой и красивой.

— Гм! — Лёха поиграл бровями довольно многозначительно. — Остаётся надеяться, что ты, всё же, передумаешь. На Марсе мне будет тебя не хватать! — И он при этом хитро улыбнулся.

— Очень рад вас видеть! — начал зам. министра, когда по его команде мы выстроились в три шеренги в центре зала. — Не перевелись ещё герои в нашем Отечестве! Империя гордится вами! Сегодня вы — наша главная надежда по освоению космоса! А теперь — к делу! Сейчас вам предстоит пройти ряд медицинских, психологических и физических тестов, по результатам которых и будут сформированы отряды подготовки специалистов для полёта на Марс. Перед их началом я вкратце вам о них расскажу.

Вот, посмотрите сюда: перед вами тренажеры для подготовки космонавтов. Их же используют и для тестирования уровня подготовки. Вот это — так называемая центрифуга. Она раскручивает кресло с человеком вокруг своей оси до необходимых оборотов, в результате чего человек испытывает большие перегрузки. Для прохождения теста вам будет необходимо выдержать ускорение в три «же», то есть, в три раза больше земного. Сразу оговорюсь, что для выхода на орбиту Земли вам придется испытать четырёхкратное ускорение, то есть вес вашего тела увеличится в четыре раза. Это большая перегрузка, но для этого у вас еще будет время на подготовку.

Следующий тест пройдет на тренажере, который мы называем качели. Видите, он действительно похож на качели, но здесь они не только раскачиваются, но и вращаются вокруг штанги, на которой держатся. Вам предстоит выдержать ровно десять вертикальных оборотов, а после этого пройти несколько шагов по залу. Выполните это — значит, ваш вестибулярный аппарат в норме.

Следующий тренажер называется звёздочка. Вы будете находиться внутри этого колеса, и вместе с ним вертикально вращаться вокруг его оси. Десять оборотов, потом — десять шагов по залу и тест пройден. Если конечно ваш завтрак не окажется на полу спортзала.

Во время всех тестов вы будете хорошо закреплены в тренажерах, а к вашему телу будут прикреплены несколько датчиков, фиксирующих ваше состояние. При прохождении этих тестов ваши глаза всегда должны быть открыты, а если вы начнёте испытывать сильные боли или терять сознание, вы должны сказать «Стоп!». Тест будет сразу же остановлен.

Теперь перехожу к психологическим тестам, которые, в общем, сводятся к определению вашей смелости по разным направлениям. Хотя, и физические тесты, конечно, также требуют определенной отваги. Вот это устройство, как вы наверняка знаете, является гимнастическим снарядом под названием «бревно». У нас брус поднят на высоту два метра, и по нему вам предстоит пройти. Тест определяет вашу боязнь высоты.

Следующий тест определит ваш страх замкнутого пространства. В тех тёмных ящиках у стены, которые не пропускают ни звук, ни свет, ни воздух, вам предстоит просидеть пять минут. Сможете — значит тест пройден. Будут и другие тесты в плане психологии, но о них я вам пока не скажу, чтобы не влиять на их результаты.

Ну, и наконец, медицинские тесты. Видите этот большой стеклянный шкаф, похожий на рентгеновский аппарат в наших больницах? Это современный медицинский сканер немецкого производства. Он великолепен тем, что буквально за минуту может провести множество тестов человеческого организма. Вам нужно будет всего лишь в него войти, немного там постоять и выполнить несколько голосовых команд.

Что он определяет? Почти все физические характеристики и патологии человека. Во-первых, вес, рост и прочие размеры тела. Во-вторых, сканирует всю поверхность человека, то есть определяет состояние кожи, волос и ногтей. Далее — он определяет пульс, сердечный ритм, верхнее и нижнее давление и частоту дыхания. Затем сканирует мышцы и кости человека, а после этого — все внутренние органы, включая кровеносные сосуды. Кроме того, он проверяет слух, осязание и обоняние, и, наконец, бактериальный состав ротовой полости и прямой кишки, для чего вам нужно будет всего лишь открыть рот и раздвинуть ягодицы. Все тесты проводят без какого-либо физического контакта, за исключением нескольких видов излучения, абсолютно безвредных для человека.

Ваши сегодняшние испытания начнутся именно с медицинских тестов, и тут вас ждёт небольшой сюрприз — для их прохождения вы должны быть полностью обнажены. Остальные тесты вы пройдете в таком же виде, и это будет еще одним психологическим тестом — преодолением страха наготы. Кроме того, это спасёт вашу одежду от возможных неприятных последствий, которые нередко происходят при прохождении тестов — от рвоты, непроизвольного мочеиспускния и даже выделения эскрементов.

Хочу немного подбодрить вас в этом плане — не комплексуйте по подводу несовершенства своего тела, если его таким считаете. Идеальных тел почти не бывает, у каждого есть свои недостатки, которые при желании вполне можно устранить. Если вы слишком худы или, наоборот, слишком полноваты, то наша подготовка быстро приведёт вас в норму. Если у каких-то девушек маловата грудь, а у парней слабые бицепсы, то и эти проблемы мы быстро решим. Ну и отдельный совет парням: если у вас проснётся чисто мужское желание при виде обнажённых девушек — то не комплексуйте, это вполне здоровая реакция, которой совсем не стоит стесняться. Продолжайте проходить испытания так, как будто ничего не происходит. Тем более, что вы будете в этом плане не одиноки. К слову сказать, недавно прошли тесты в Сибири, так там у большинства парней было — гм! — «приподнятое настроение», и ничего страшного не произошло — все спокойно продолжили испытания и прошли их довольно успешно.

Вот пожалуй и всё. На все возможные вопросы вам позже ответят мои ассистенты, а сейчас вы все дружно идёте в раздевалку спортзала, снимаете там всю одежду и возвращаетесь сюда. Полы здесь холодные, потому можете оставить только носки, хотя при прохождении медицинских тестов придётся снять и их. Итак, герои, вперёд — к первым испытаниям! Родина верит в вас! Напоминаю, что из вас будут сформированы три специализированные группы по восемь человек в каждой, то есть, двадцать четыре лучших их вас будут приняты в отряд подготовки специалистов для полета на Марс. Выпускники-медики уже прошли тесты, и вы познакомитесь с ними после своих испытаний.

— Офигеть! — воскликнул Лёха. — Мы так не договаривались! Проходить все тесты голяком! Да еще и при девчонках! Пожалуй, я тоже никуда не полечу. Предлагаю уйти прямо сейчас.

— Спокойно, друг. Это всего лишь обнажёнка. Если ты её испугался, то что ты собираешься делать на Марсе? Там проблемы будут посерьезнее. Собрался лететь — будь смелым и начинай преодолевать страх прямо сейчас. Мне тоже не хочется светить тут своей голой задницей, но это меня точно не остановит — тесты я пройду. Ну, и о девчонках не забывай, они ведь тоже будут без одежды. Ты же понимаешь, что видеть их такими в кино или в кровати — это одно, а в спортзале, да ещё и на тренажерах — совсем другое. Такое шоу не часто встретишь в жизни. А потому пропускать его не стоит.

Сильно смущённый Лёха мне на это ничего не ответил. Наверное, с комплексами своими сражался.

Тем временем вся наша группа молча двинулась к раздевалке. Однако, до неё дошли не все: три девчонки и два парня направились в другую дверь — на выход из спортзала. В раздевалке, состоявшей из двух отделений, парни и девчонки инстинктивно разошлись по разным помещениям. Но тут всех парней ждал сюрприз: в нашу раздевалку вошли две девчонки. И одной из них оказалась Оксана!

— Мальчики, вы как — не против нашего общества? — спросила она с невинным выражением лица. — Вы же хорошие парни? Вы же не позволите себе ничего лишнего?

— Конечно, нет! — нервно облизывая губы, ответил ей Серёга из нашей группы механиков. — Мы даже поможем вам раздеться. Я это дело очень даже обожаю — красивых девчонок раздевать!

— Ну, вы прям настоящие джентльмены! — бойко ответила ему вторая девчонка. — Но сегодня, к вашему сожалению, мы этим займёмся сами. А завтра видно будет! Может, кому-то помощь и понадобится!

И она весело переглянулась с Оксаной, ища её поддержки. Она тоже была наделена своеобразной красотой, хотя и не такой совершенной, как Оксана. Это была специфичная красота восточного типа. И она мне была тоже симпатична.

И они стали раздеваться! Рядом с парнями. Без всякого стеснения. Большинство ребят вежливо отвернулись, но нашлись и такие, которые жадно разглядывали прелести девчонок безо всякого смущения. Мне тоже очень хотелось посмотреть, как обнажается Оксана, но я не смел. Я понимал, что моё желание тут же проснётся. И это, наверняка, вызовет смех и у парней, и у девчонок. А такого стыда я не мог перенести. Потому я так и не увидел обнаженную Венеру в раздевалке.

Увидел я её только в зале, уже стоящей в первой шеренге среди парней и девчонок, и тут же онемел от восхищения — настолько она была идеальна! Само совершенство! Королева красоты! Она была мечтой любого мужчины! И, само собой, моё мужское естество тут же заявило о себе, а я лишь в смущении, как мог, прикрыл его руками. «Ой, не зря я сюда пришёл! — мелькало в моей голове. — Ещё как не зря! Когда бы ещё я свою мечту увидел обнажённой? Об этом даже в бреду я не смел мечтать!.. Надо запомнить её образ, хорошо запомнить! Впечатать в свой воспалённый мозг это сладкое видение! Теперь уж она точно будет являться ко мне во снах вот в таком совершенном и обольстительном виде!»

Я встал во вторую шеренгу, примостившись рядом с обалдевшим Лёхой, а когда посмотрел на него внимательно, то заметил, что и его руки находятся на том же месте, где и мои.

— Вижу и у тебя «настроение приподнятое»? — сощурился я сквозь пульсирующий туман, с ухмылкой указывая на его напряжённые руки. — И кто ж его помог поднять? Оксана?

— Нет, она здесь не причем, — горячо зашептал он мне на ухо. — Ты, кроме неё, ничего вокруг не видишь. А подруга её… Как узрел — дыхалку перемкнуло, а сердце сбоить начало! Это ж ведь — прикинь! — чисто мой вариант! Шехерезада из сказок Тысячи и одной ночи! Мой давний идеал!

— Ого, как ты влип! — усмехнулся я. — Тогда рад за тебя, и надеюсь, вы оба улетите туда, где ещё не ступала нога человека. — И я глазами указал на потолок.

— Само собой! Хоть и звучит оно как-то двусмысленно. Но, ты не расслабляйся, потому что мы полетим только с вами!

— Откуда столько оптимизма?.. — еле слышно пробормотал я в ответ. Но Лёха, сосредоточенный на созерцании своей Шехерезады, меня уже не услышал.

А потом были тесты — именно такие, как их расписывал нам чиновник. И выдержали их, конечно, не все. Часть из нас не прошла медицинскую проверку; кто-то во время испытаний дико кричал на центрифуге, на качелях и звездочке; некоторые, потеряв равновесие, падали с бревна на лежащие на полу маты. Были и такие, кто задыхался от страха в тёмных ящиках. Все они сразу уходили из зала, и нас оставалось всё меньше и меньше. Когда, наконец, оставшиеся снова построились в шеренги в центре зала, то их оказалось лишь около тридцати. Среди них оказались я, мой взмыленный друг Лёха и моя любимая Оксана вместе со своей подругой. Девчонки явно устали, потому как тела их блестели от пота, но виду не подавали. ОНи были всё так же ослепительны и вызывающе прекрасны.

Тесты и мне дались нелегко. Я едва не потерял сознание на центрифуге, но от меня так и не дождались панического крика: «Стоп!». У меня закружилась голова на звёздочке, и всё-таки после неё я умудрился пройти десять необходимых шагов. Я чуть не упал с бревна, но каким-то чудом на нём удержался. И, наконец, в абсолютно тёмном ящике мне показалось, что я задыхаюсь, и всё же, собрав в кулак взвинченные тестами нервы, я продержался необходимые минуты. Моё мужское естество расслабилось ещё в медицинском сканере. С тех пор оно больше не заявляло о себе так нагло, несмотря на то, что я не мог отказать себе в удовольствии потихоньку подглядывать за прохождением тестов голыми девчонками, включая и мою прекрасную Оксану.

— Поздравляю вас! — провозгласил чиновник из Правительства. — Всех! Вы прошли сложные испытания, и это означает, что у вас прекрасное здоровье. То есть, вы все годитесь для полета на Марс. Но, к моему сожалению, не всех вас мы можем взять, потому останутся лишь те, кто показал лучшие результаты, при условии сохранения гендерного состава. Начну с электромеханической группы: испытания прошли восемь парней и пять девушек, значит четыре парня и одна девушка не полетят. Те, которых я сейчас назову. Им всем я желаю успехов в работе и личной жизни, а также полётов на Марс в будущем, когда там будут основаны постоянные колонии и когда полёты туда станут регулярными. А это, на мой взгляд, уже не за горами.

И он назвал пять фамилий, среди которых не было ни моей, ни моего друга. Эти пять человек с невесёлыми лицами тут же пошли в раздевалку, пожелав всем нам удачи в полёте!

— Остальных инженеров-электромехаников я от души поздравляю: вы приняты в отряд подготовки специалистов для полёта на Марс!

— Ну, вот и всё, дружище, — шепнул мне взлохмаченный Лёха, — мы летим! Ты же рад? Ладно, не отвечай, я и так вижу!

— Нет, ты ошибаешься! — зашептал я ему в ответ. — Я вовсе никуда не лечу!

И я уже собрался уходить, но Лёха буквально вцепился в мою руку:

— Не сейчас! Не позорься! Когда всё закончится — подойдешь к министру и всё объяснишь, а потом он тихо проведёт замену.

— Так замена же разойдётся по домам!

— Ну и что? Ты думаешь, их не найдут? Это разве проблема?

Он по-прежнему держал меня за руку, и я предпочёл не вырываться. Это было бы, по крайней мере, просто смешно.

Тем временем зам. министра отсеял лишних людей из других групп, и нас осталось ровно столько, сколько и планировалось — двадцать четыре человека. Среди них опять оказались Оксана и её подруга.

— Вот видишь! И девчонки наши летят, а ты, блин, домой собрался! — пыхтел мне на ухо Лёха. — Какой-то ты некомпанейский!

На сей раз я ничего ему не ответил.

— Заходите и становитесь рядом с остальными, — сказал чиновник молодым людям в одежде, стоящим у входа в спортзал, которых до этого я совершенно не замечал. А когда они подошли и стали рядом с нами, то он их представил: — Это наша будущая группа медиков; у них будет много обязанностей, в том числе и наблюдение за вашим здоровьем. Вижу, они уже приступили к своим обязанностям, — добавил он улыбаясь.

Их было столько же, сколько и в наших группах — восемь человек — четыре парня и столько же девушек.

— Ну вот, — подвёл итог чиновник. — У нас сформирован полный состав для подготовки к полёту. Все тридцать два человека. Времени на раскачку у нас нет. Уверен, вы уже всё обдумали и всё для себя решили. Потому наш следующий сбор буквально завтра, у входа в этот институт, ровно в два часа. Ничего брать с собой не нужно, кроме планшетов и каких-то личных вещей. Всем остальным мы вас обеспечим. Завтра автобус отвезёт вас в лагерь подготовки, а послезавтра мы начнем первые занятия. На сегодня все свободны. Еще раз всех поздравляю! До встречи!

И мы, всё еще совершенно нагие, пошли в раздевалку, а медики, проводив нас легкими улыбками, пошли на выход. Поговорить с чиновником я решил после того как оденусь, тем более что он явно не спешил покинуть спортзал. Я одевался не спеша и на сей раз от своей мечты не отворачивался. Я смотрел на неё и не мог налюбоваться. На её прекрасное лицо, ослепительную девичью грудь, нежные руки, соблазнительные бёдра и ягодицы. Как мог я старался запомнить каждую клеточку её идеального тела. У меня опять проснулось чисто мужское желание, но на сей раз я его даже и не прятал.

Она всё заметила: и мой неотступный восхищённый взгляд, и моё неуёмное желание. Внимательно взглянув мне в глаза, она слегка улыбнулась. А когда пошла к выходу, то проходя мимо меня, тихо шепнула:

— Я рада, что ты летишь!

И быстрым шагом вышла из раздевалки.

Я едва справился с собой: уж такая буря во мне закипела!

С Лёхой мы вышли чуть позже, когда я немного пришёл в себя. Проходя мимо спортзала, я мутно, не отдавая себе отчёта, посмотрел на чиновника, секунду поколебался и … пошёл к выходу из института.

Лёха мне ничего не сказал, но глаза его выдавали: в них светилась настоящая радость!

52
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments