Марсианская гонка – 4

Глава 4. Подготовка

Больше молчать я не мог. И потому прямо с порога рассказал родителям о марсианском проекте всё что знал, закончив свой монолог словами: “В общем, я лечу!”.

– Как? Не посоветовавшись с нами? Мы тебе что – чужие? – спросил оторопевший отец после небольшой паузы.

– Да ты с ума сошёл! – запричитала мать. – Зачем он тебе нужен этот Марс? Тебе что – здесь мало романтики? Так заработай денег и путешествуй сколько душа пожелает! Мы тебе и слова не скажем! Ведь на Земле столько красивых мест, что за всю жизнь не пересмотришь!

– Вот именно! – поддержал её отец. – Изучи сначала свою планету, а потом и о других можно мечтать. Да и что там, на том Марсе-то есть, кроме пустыни?! А с американской находкой вообще одни загадки, может там какой-то амбар стоит, причём пустой. И что? Ради него стоит рисковать жизнью? Ты хоть сам-то понимаешь, насколько это огромный риск?

– Дорогие мои старики! – обречённо вздохнул я. – Всё уже решено и потому отговаривать меня абсолютно бесполезно. Завтра утром я уезжаю на подготовку.

– Это что ж, всё из-за неё? – спросил отец и внимательно посмотрел в мои глаза.

– Отчасти, – смутился я. – Ты же мне сам говорил, что за свою мечту надо бороться до самого конца.

– Да, но я не имел в виду космос! Бороться надо здесь, на Земле. Здесь нужно строить своё счастье. Земля – наш дом, и лучше него нет ничего во всей Вселенной!

– Нет, ну ты подумай, а? – сокрушалась мать. – Да разве ж вокруг мало красивых девушек? Ты только приглядись и обязательно найдёшь свою половинку!

– Мама, папа, ну как вы не понимаете?! Я люблю только её, и мне больше никто не нужен. Ради неё я готов лететь хоть на край Вселенной! И не волнуйтесь, со мной ничего не случится! Я обязательно вернусь!

И я скрылся в своей комнате.

На следующий день точно в назначенное время все мы – четыре группы будущих космонавтов – собрались в вестибюле мед. института. Я внимательно разглядывал присутствующих, стараясь определить возможные потери, но все были на месте. Во всяком случае те, кто мне был небезразличен.

– О! Мудрое решение! – сказал мне Лёха, крепко пожимая руку.

Ага! – криво усмехнулся я. – Это у меня не отнять!

Встретил нас всё тот же чиновник, рядом с которым находилось пять человек среднего возраста – три мужчины и две женщины. Поздоровавшись с нами, он их представил:

– Это – ваши руководители подготовки. Они будут вас обучать, после чего полетят с вами на Марс. Все они отличные специалисты в своей области, и потому я спокойно передаю вас в их руки. Представлять их по отдельности я не стану, у вас ещё будет время с ними познакомиться. Сам же я с вами сейчас прощаюсь и желаю успешной подготовки и беспроблемного полёта на Красную планету. Впрочем, перед стартом мы с вами еще встретимся, поскольку именно мне предстоит оценить уровень вашей готовности и определить тех, кто полетит в первой экспедиции. Автобус, как вы видели, уже стоит у входа в институт, так что – прошу!

Он широким жестом указал на дверь, и все молча направились на выход из вестибюля.

Автобус оказался большой и комфортный. Наши руководители уселись на передних местах, а мы – теперь уже вчерашние студенты – заняли места позади них. Некоторое время автобус плавно ехал в сторону аэропорта, а потом свернул на трассу, ведущую на юг нашей губернии. Именно тогда произошло неожиданное: на окнах автоматически опустились совершенно непроницаемые жалюзи, а один из руководителей закрыл кабину водителя тёмными шторками. В итоге для нас исчезло всё, что было за пределами автобуса, а в салоне установился мягкий полумрак даже после того, как было включено внутреннее освещение.

И тут со своего кресла поднялся высокий и крепкий мужчина. Ему на вид было лет сорок с хвостиком. Он повернулся к нам лицом и заговорил:

– Я очень рад вас видеть и, думаю, пора начинать наше знакомство. Меня зовут Александр, и именно так я вас прошу ко мне обращаться – только имя и больше ничего. Также обращайтесь и к другим наставникам. Я специалист в области электромеханики, в последние годы работал в Роскосмосе и занимался конструированием различных систем космических кораблей, а также принимал участие в проектировании марсианской базы. Именно об этом я и буду вам рассказывать во всех деталях.

Он сел, и тут же встал другой мужчина, который был примерно на голову ниже предыдущего. Да и выглядел он лет на пять моложе предыдущего.

– Я – Виктор, по образованию геолог. Несколько лет после окончания ВУЗа я работал по своей специальности, но потом увлёкся астрономией, получил второе образование, после чего работаю в Хабаровском филиале академии наук в отделе астрофизики – науке, изучающей физическое строение космических объектов. Моя специализация – планеты внутреннего космоса, то есть близко расположенные к нашей. На Марсе я буду руководить работами по добыче воды, поиску и добыче ценных минералов, а также поиску возможных останков марсианской цивилизации. И я уверен, мы там обязательно найдём что-нибудь интересное и полезное для человечества.

После того как он замолчал и сел на своё место, с кресла поднялась женщина с короткими темными волосами, примерно того же возраста и роста.

– Меня зовут Татьяна. Я – врач, несколько лет работала терапевтом, а в последние годы – в области городской санитарии. Моя задача – обеспечивать отличное здоровье всех членов марсианского проекта и необходимое состояние среды на марсианских базах. Этому я и буду учить вас – и в теории, и на практике, хотя уверена, что в плане медицины и санитарии вы уже хорошо подготовлены.

– А я – Светлана, – представилась другая женщина, когда врач уселась в своё кресло. Она оказалась заметно ниже медика, у неё были светлые волосы и голубые глаза. – Я – биолог. Я научу вас выращивать растения и некоторых животных в условиях космического полета и, естественно, марсианской базы. Этим мы и будем с вами заниматься во время нашей марсианской миссии. Кроме того, мы начнём терраформирование Марса – то есть будем менять климат и выращивать растения прямо в почве нашего сурового космического соседа.

И, наконец, перед нами предстал пятый член группы руководителей. Он был старше других, не высок, весьма крепкого телосложения и явно военной выправки.

– Меня зовут Николай, работаю в имперской службе безопасности. Я буду с вами только в центре подготовки, и моя задача обеспечивать безопасность центра и всех его обитателей, а также физическую подготовку всех участников предстоящего полёта. К сожалению, в связи с финансовыми проблемами в нашей экономике, вызванными огромной дороговизной марсианского проекта, государству пришлось сократить финансирование некоторых направлений этой программы, в том числе и подготовку специалистов. В результате в нашем центре сократили всю охрану, мед. персонал, поваров, уборщиков и всех остальных работников обслуживающего персонала. То есть, теперь там будем только мы, и значит, все задачи будем решать сами, включая охрану центра. Но сразу вас успокою: медики у нас есть свои, убирать помещения будет робот-уборщик, а на кухне есть кухонные комбайны и моечная машина. Так что работы у вас будет не много. Центр неплохо защищен автоматикой, и все же ваша помощь, скорее всего, будет необходима. Почему? Сейчас объясню.

Дело в том, что сейчас в мире развернулась не просто гонка, а настоящая борьба за право первыми получить доступ к инопланетной постройке и, возможно, совершенно новым для нас технологиям. Эта борьба идет уже по всей Земле, причём весьма активно. Шпионы разных стран стремятся проникнуть на орбитальные верфи и по возможности затормозить строительство кораблей. Они также стремятся обнаружить центры подготовки специалистов, также стараясь нанести им максимальный ущерб. Еще при постройке нашего центра, мы выловили на территории двух шпионов – китайского и японского, которые смогли устроиться на стройку под видом простых рабочих. В ходе допроса они сознались, что не только вели разведку, но и планировали различные диверсии на нашем объекте. Это означает, что китайцы, японцы, а возможно и разведки других стран знают, где находится наш центр, и потому от них вполне можно ожидать самых больших неприятностей. Потому нам необходимо быть предельно бдительными.

Вот в общем-то и всё, что мы вам хотели сказать для начала. А сейчас можете расслабиться – поспать или послушать музыку в наушниках. Вы их найдете в спинках кресел. Планшеты включать не разрешаю. Если наши конкуренты узнают ваши имена, то тут же выяснят и ваше местоположение.

Добирались мы около четырёх часов и, наконец, въехали на территорию центра. Он был обнесен бетонным забором трёхметровой высоты. Внутри забора находились два двухэтажных здания из которых, как мы выяснили позже, одно было жилым – для нашего проживания, другое – административным – для нашего обучения и отдыха, а также проживания наших руководителей. Справа от жилого находился спортивный комплекс с волейбольной площадкой, теннисным кортом и рядом тренажеров.

Автобус подъехал к административному зданию, а Николай, которого мы с Лёхой сразу прозвали Безопасником, велел нам выйти из автобуса и пройти внутрь помещения. После того, как мы с дороги отметились в туалете, он провёл нас в большой зал на первом этаже. Там стояли около десятка столов, вокруг которых находились пластиковые кресла. Когда мы в них уселись, наши руководители ушли в соседнее помещение, а Безопасник вновь обрёл дар красноречия:

– Это – главный зал нашего центра. Здесь вы будете принимать пищу, проходить обучение, здесь же будут проходить различные собрания. По вечерам в этом зале вы будете общаться, играть в настольные игры, ну, и всё такое. Если будет на то желание, можете потанцевать. Здесь же вы будете просматривать фильмы на вот этом большом экране, – он показал на большой монитор, висящий на одной из стен зала. – А сейчас вам подадут ужин, после чего вы отправитесь в свои комнаты и будете отдыхать до утра. Никаких вечерних развлечений на сегодня не запланировано. Однако в нашей базе данных находится большое количество фильмов и сериалов, которые вы сможете просматривать здесь или в своих комнатах, огромное количество музыки и аудиокниг, которые вы также сможете прослушивать у себя. Никакой обычной связи с внешним миром у нас нет, потому ваши планшеты будут действовать только внутри нашего центра, что позволит вам общаться между собой и получать различную информацию с нашего сервера.

Через пару минут в зал вошли наши руководители. Впереди себя они катили двухъярусные передвижные столики с едой. Как только они подходили к нам, мы забирали блюда, которые нам предлагали и, не ожидая дальнейших команд, тут же начинали их поглощать. Когда еда оказалась у каждого, всё руководство тоже расселось за столы, а Безопасник продолжил свой монолог, обращаясь к нам:

– А теперь я расскажу вам о режиме вашей подготовки. Запоминайте, начинаем с завтрашнего дня. В семь часов – подъём. Его вы не проспите, музыка из динамиков в комнатах даже мёртвого разбудит. После этого 15 минут на туалет. Затем собираемся у ворот центра и бежим к озеру; оно находится буквально в километре от нас. Там, на полянке, утренняя зарядка и небольшой заплыв в прохладной воде. К восьми возвращаемся назад. Следующие 15 минут принимаем душ и идём в этот зал – завтракать. Пищу по утрам будут готовить ваши руководители, обеды и ужины – вы сами, в порядке очереди. После завтрака сразу приступаем к занятиям, как вы, надеюсь, поняли – в этом самом зале. Плановое время – с 9 до 12 часов. После этого час отводится на спортивные игры и тренажеры на нашем спортивном комплексе. Затем опять душ и в половине второго – обед. После него – час свободного отдыха и еще три часа занятий. В конце дневной программы ещё час в спортивном комплексе, душ, ужин и далее – ваше свободное время. Всем всё понятно? Запомнили? Вопросы есть?

– Мы будем в своей одежде или в какой-то форме? – спросил какой-то парень, сидящий за дальним столиком.

– Ах-да, чуть не забыл! – спохватился Николай. – Всю свою одежду вы сегодня же снимите и положите в ячейки хранения, а вместо них получите нашу униформу, с которой, прямо скажу, есть определенные сложности. Дело в том, что в связи с финансовыми проблемами, о которых я вам уже упомянул, сокращены не только персонал центра, но и некоторые другие виды расходов. В том числе – и на форму. В итоге на всё время обучения вам полагается всего лишь две пары маек и трусов, одна пара кроссовок, две пары носок, один спортивный костюм и одна кепка. Хватит ли этого на целый год? Нет, конечно, если будете это носить постоянно. Особенно, с майками и трусами будет проблема. Поэтому, – поднял он кверху указательный палец, – вы будете находиться в одежде весьма ограниченное время – только при приёме пищи и обучении. Во всех остальных случаях – на зарядке, на спортивных и практических занятиях и на любом отдыхе вы будете совсем без одежды. Иначе она будет постоянно пропитываться потом, грязью, требовать постоянной стирки и, естественно, от этого быстро изнашиваться. Спать вы будете тоже без одежды. Не волнуйтесь, к наготе привыкают довольно быстро. Да и вы уже имели в этом недавний опыт – на вчерашних тестах. И потому, я уверен, что с этим у нас проблем не будет. Еще есть вопросы?

– А как насчет интима? – раздался девичий голос. – Ведь мы – люди молодые…

Этот голос я не мог не узнать. Даже голову не стал поворачивать. Я и так помнил, кого волнует эта тема больше всего. Естественно – Оксану!
– Тоже хороший вопрос! – хмыкнул Безопасник. – Вообще-то, я хотел на эту тему поговорить чуть позже, но если вы его уже задали, то расскажу прямо сейчас. Руководство нашего проекта прекрасно понимает всю важность полного удовлетворения всех ваших потребностей, включая сексуальные. Иначе, на занятиях ваши мысли будут витать не там, где нужно. Поначалу предполагалось решать этот вопрос в свободной форме – то есть предоставить вам самим право выбирать партнеров. Однако, как показывает практика, такой подход создает немало проблем. Тех самых, что существуют в нашей жизни: привязанность, ревность, измены, выяснение отношений между партнерами и конкурентами на партнера, что иногда заканчивается довольно печально. Мы не может этим рисковать, а также допускать сильную привязанность между парами, которая может перерасти в еще более сильное чувство и этим осложнить нашу миссию. Потому было принято другое решение: о постоянной – еженедельной! – смене партнеров. Как будет происходить выбор партнеров? Через наш сервер. С помощью планшетов вы будете загружать программу “Партнер”, в которую завтра же будут загружены ваши фотографии в полный рост и в обнажённом виде. После этого находите фотографию желаемого партнера и ставите галочку рядом с изображением, то есть делаете предложение. Если партнер отвечает согласием на вашу заявку, значит пара сформирована, но только на неделю. Через неделю новый выбор с обязательной сменой партнеров. Понятно?

– Понятно… – нестройно ответили несколько голосов с разными интонациями.

А Лёха с ехидцей уточнил:

– Я вот только одного не понял: откуда у вас наши фото в обнажённом виде?

– Всё очень просто, – невозмутимо ответил Безопасник. – Тот сканер, через который вы вчера проходили, не только сканирует тело, но и фотографирует его со всех сторон. Именно эти проекции мы и разместим на нашем сервере, чтобы вы могли хорошо рассмотреть партнера во всех подробностях, прежде чем окажетесь с ним наедине. В таком подборе тоже есть свои минусы, но этот вариант всё же был признан психологами оптимальным. Так что готовьтесь в этом плане, так сказать, жить по-новому. Кроме того, для исключения вашего переутомления в данном вопросе, устанавливается лимит на подобные действия – не более одного раза в сутки, включая акты самоудовлетворения, если таковые будут иметь место. Нарушители этого правила будут лишаться партнера на целую неделю. Сразу вам скажу, что у нас есть достаточные средства контроля за выполнением всех правил нашего центра, – заверил с ухмылкой Безопасник. – Так что не советую их нарушать. И ещё об одном важном моменте я должен упомянуть прямо сейчас: никто не имеет права покидать наш центр без разрешения и сопровождения руководства. Запомните это. За нарушение этого правила сразу последует исключение из отряда подготовки. Это, надеюсь, всем понятно?

– Так точно! – за всех бойко ответил Лёха, приложив к виску ладонь.

– Молодец, сынок! – похвалил Безопасник, игнорируя Лёхину шутовскую ухмылку. – Но пока ты не носишь имперскую форму, козырять не стоит. Так генералом точно не станешь.

– И чего это мы такой хмурый? – подъехал ко мне неугомонный Лёха. – Команда какая была? Радоваться! У нас же теперь целый гарем под боком! Хватай любую, и – вперёд! За время обучения мы со всеми девчонками – того! – перезнакомимся!

– Да не нужны мне все, – кисло ответил я ему, – мне одна нужна. Но будет ли она рядом – большой вопрос!

– У, как всё запущено!.. – притворно вздохнул Лёха. – А ты верь в лучшее! “И воздастся яму по вере яго!” – сосредоточенно обмахнул он себя крестным знамением. – Так моя бабушка любит говорить. Это она Библию цитирует, если чё, – с хитрой ухмылкой заглянул он мне в лицо.

– Ну-да, в Библии ещё и не такое написано! – цыкнул я с досадой.

После ужина в сопровождении Виктора и Татьяны мы пошли в наше здание. Кураторы привели нас в небольшой зал, в которой стояли шкафы с ячейками и шкаф с формой. Нас заставили снять с себя всю одежду и сложить её в ячейки; после чего выдали по одному комплекту маек, трусов, носок и кроссовок, а также полотенце, зубную щетку, пасту и крем для уничтожения волос на лице и теле. После этого нам показали туалеты и душевые, которые были, кстати, не в каждой комнате, а на каждом этаже, причем без разделения на мужские и женские и даже без кабинок. Вдоль стен туалета стояли лишь унитазы и писсуары, а в душе – душевые рожки без всяких перегородок.

– Так будет на космолётах и на марсианской базе. Поэтому начинайте привыкать прямо сейчас, – посоветовали наставники, когда мы осмотрели душевую, а потом и в туалет заглянули.

– Надеюсь, разделение-то хоть будет? – тихо посетовал Лёха с заметным смущением лица. – В смысле, парни будут жить на одном этаже, а девчонки – на другом. А то представь – вместе мыться в одном душе. “Потри мне спинку!” – пискляво изобразил он. – Или, того хуже – сидеть тужиться с девчонками бок о бок! На что это похоже?

– Насчет душа – у меня проблем нет, – отмахнулся я, – мы уже видели друг друга без одежды, и, как заверил нас Безопасник, ходить нам голяком тут до скончания века. Так чего стесняться-то? Красиво жить не запретишь! А вот про туалет… Да, здесь я с тобой согласен, здесь как-то – того! – неудобняк получается. Спокойно не посидишь, о смысле жизни не подумаешь…

– Ничего, привыкнете! – ответил мне Виктор, хотя я, как и Лёха, свои сомнения выкладывал довольно тихо.

Реальность оказалась ещё менее приятной. После того, как нам показали наши комнаты, стало понятно, что на обоих этажах размещали девчонок и парней вперемешку, в результате чего во время всего обучения в душ и туалет мы, действительно, ходили в присутствии девчонок. Но, как справедливо заметил наш босс, и к этому мы привыкли довольно быстро.

Зато наши комнаты были двухместными и достаточно просторными. В нашем здании их было ровно двадцать – по десять на каждом этаже. В каждой комнате находилось по две кровати, по две тумбочки рядом с ними, по два стула, небольшой столик и … Ну, и больше ничего. Лишь на стене со стороны входа висел монитор средних размеров.

Мы с Лёхой, конечно, поселились в одну комнату и тут же упали на кровати.

– Жестковато, однако, – морщась, оценил Лёха своеобразный комфорт.

– Зато не провисают, – отозвался я.

– Ага. И под партнёром скрипеть не будут. Ну, если чё, – ехидно ухмыльнулся он и взял с тумбочки пульт. – Тебе как? Музон или кино больше “по ндраву”? – Он любил иногда украшать свою речь этакими архаизмами, подслушанными у престарелого поколения.

– Давай музон, – лениво отмахнулся я. – Какой-нибудь раритетный хэви-метал!

– Как скажешь, командир! – И Лёха махнул пультом на монитор.

Экран заиграл цветовыми пятнами и комнату моментально заполнили жёсткие и упругие риффы слаженно играющих электрогитар начала века. Одна из моих любимых метал-групп принялась настойчиво ублажать наш с Лёхой извращённый слух. Так моя матушка всегда сокрушалась по поводу того, что за безобразие мы с другом слушаем.

А потом начались однообразные учебные дни. Они проходили именно так, как нам рассказывал Безопасник. Вставали мы ровно в семь и тут же бежали в туалет в той же форме что и спали – то есть, голяком. Народу там набивалось битком, и потому справлять нужду приходилось прямо при всех. После туалета мы проходили через мед. сканер, который нам вскоре привезли из мед. института, потом собирались у ворот центра и бежали к озеру. Впереди группы всегда был Николай, а позади – еще один мужчина из руководства – или Александр, или Виктор. В отличие от нас – полностью обнаженных – оба наших охранника были одеты в спортивные трусы, а на их поясах висела кобура с пистолетом. Зарядку на поляне у озера проводил Безопасник, и состояла она из набора разнообразных физических упражнений восточного направления, после которых мы бежали к озеру, доплывали до буя, находящегося от берега на расстоянии нескольких метров, и возвращались назад. Вода в озере была прохладная и прекрасно освежала наши тела после зарядки.

Уже через пару дней я обратил внимание на то, что число выполнений каждого упражнения ежедневно увеличивается на один, а буй на озере отодвигается от берега ещё на метр. То есть, наши утренние нагрузки постоянно понемногу наращивались. В сентябре мы заметили, что по утрам температура воздуха и воды в озере заметно понизилась. Но к тому времени мы уже были так закалены, что практически не обращали на это внимания. В октябре вода стала почти ледяной, а расстояние заплыва увеличилось до ста метров в одну сторону, но и с этим испытанием мы уже справлялись. В ноябре выпал снег, и озеро замерзло. Мы больше в нём не плавали, но все равно бегали к нему на зарядку, в это время уже в спортивных костюмах. Кроме того, в сентябре мы начали боевую подготовку, состоявшую из приемов рукопашного боя и стрельбы из пистолетов, которая также проходила у озера. “И на Земле, и на Марсе мы должны быть готовы ко всему, даже к боевым действиям, – сказал нам Безопасник на первом занятии. – На карту поставлено слишком многое.”

– Интересно, – съехидничал Лёха, шепча мне на ухо, – с кем на Марсе мы воевать собираемся? Ведь там давно же все повымирали!

Но у Безопасника слух оказался на все триста процентов!

– С конкурентами! – отрезал он. – Поверьте мне, коварство наших заклятых “друзей” не имеет границ!

После зарядки, как обычно, мы принимали душ, одевались, завтракали и принимались за теоретические занятия. Виктор нам рассказывал о звёздах, планетах и астероидах, конечно же, делая основной упор на Марсе. Про него мы посмотрели несколько документальных и даже художественных фильмов. Александр рассказывал об устройстве космических кораблей, космокатера, марсохода, роботов, скафандров и о марсианской базе во всех подробностях.

В октябре нам привезли один марсоход и одного робота, в результате чего мы не только познакомились с ними на практике, но и научились ими управлять. Робот оказался большим – около двух метров высотой – и с сюрпризом: он мог трансформироваться в различные механизмы, необходимые на Марсе – например, в буровую установку.

Светлана нам рассказывала о тех растениях и животных, которые мы будем выращивать на космолетах и марсианской базе, а также о терраформировании планет. И наконец, Татьяна обучала нас всем методам контроля окружающей среды, рассказывала обо всех болезнях, которые могут нас поразить в полёте и, тем более, на Марсе, а также о способах оказания первой медицинской помощи. Она же прочитала нам лекции по анатомии человека и психологии коллективов. Весьма неожиданной для нас оказалась лекция по сексологии, в которой были затронуты темы гетеросексуальных, однополых и групповых отношений. В конце лекции прозвучали и вовсе шокирующие слова: “Никакие из перечисленных вариантов отношений в нашем центре не запрещаются. Главное в этом вопросе – добиться максимальной удовлетворенности всех участников проекта.” И это при том, что любые сексуальные отношения, кроме традиционных, в нашей империи были строго запрещены.

Все занятия разбивались на общие, на которых присутствовали все члены будущей экспедиции, и на специализированные, в которых принимали участие только члены профильных групп, и которые проходили в отдельных кабинетах второго этажа административного здания. Но при этом почти никакой практики не было, нам сказали, что она будет только на следующем этапе подготовки – в модулях марсианской базы, установленных в пустыне.

После занятий мы опять полностью раздевались, шли к спортивному комплексу, играли там в спортивные игры и занимались на тренажерах, среди которых были уже знакомые нам центрифуга, качели и звездочка, а также несколько силовых тренажеров. Буквально через пару недель мы заметили, как растут наши мышцы, а наши тела на глазах приобретают спортивную форму. По вечерам, опять-таки голышом, мы собирались в главном зале, просматривали по одному фильму на наш коллективный выбор, обменивались впечатлениями за день, пили легкие напитки и танцевали, если у нас на это ещё оставались силы. В десять часов зал закрывался, и мы уходили по своим комнатам. Последний час нам отводился для туалета и интимных развлечений, а в одиннадцать часов свет в комнатах отключался, после чего мы были обязаны лежать в своих кроватях с закрытыми глазами.

В первые же дни мы выяснили, что видеокамеры находятся в каждой комнате и постоянно за нами следят, фиксируя все наши нарушения, о которых нам тут же сообщал автоматический голос из динамика, также как и о наказаниях, которые за этим последуют. Наказания были мягкими – лишение каких-то развлечений, включая интим, жесткими – поркой по обнаженным задницам, и фатальными – исключением из отряда подготовки. Последний вид наказания не использовался ни разу, потому наш отряд остался в полном составе до самого конца нашего обучения. Мелких наказаний было много, но на них никто особо не обращал внимания. А порок было не много, но каждая из них была событием. Проводил их Николай сразу после утренней зарядки прямо перед всем нашим отрядом. Для этого в лесу он выламывал подходящий прут, заставлял свою жертву обнять толстое дерево и хлестал её по ягодицам ровно десять раз, после чего на них появлялись красные рубцы, которые не исчезали целую неделю. “Вы должны помнить, что империя не терпит беспорядка, – приговаривал при этом Безопасник. – Именно благодаря абсолютному порядку процветает наша великая страна. Вот почему я вам обязан напоминать это в самой суровой форме.”

Это было очень больно. Мы с Лёхой познали это на себе, причём по вине моего друга. А дело было так.

Как-то раз мы дежурили на кухне – готовили обед на весь персонал центра. Благодаря кухонным аппаратам, работы было не много, и справились мы с нею быстро. И тут, вместо того чтобы уйти из кухни, Лёха решил пройтись по складам. Одним из них оказался склад напитков, а в одном из шкафов мой друг обнаружил алкоголь, который был строго запрещён для нашего употребления. Лёха тут же меня позвал. Я пришёл и… В общем, мы не удержались и попробовали отличного бразильского рома. Наш криминал был зафиксирован в ту же минуту – камеры наблюдения стояли и на складах. А на следующее утро мы уже получали наказание перед всем нашим отрядом. Нам было больно настолько, что мы не могли сдерживать стоны, а на последних ударах даже кричали. Возможно, Безопасник нас наказывал особенно сильно, потому что в конце экзекуции на отдельных наших рубцах просачивалась кровь. Кроме того, нам было очень стыдно, и потому мы поклялись забыть про алкоголь навсегда. Точнее, на время нашей миссии.

Среди других нарушителей чаще всего были парни и девчонки, которые грубо нарушали порядок центра. Как-то были выпороты два парня за то, что выясняли свои отношения на кулаках, а еще два – за занятия мастурбацией в туалете даже тогда, когда туда зашли девчонки. Любой интим был разрешён только в своих комнатах. Одной из нарушительниц однажды оказалась и Оксана за то, что пропустила занятия на тренажерах. Я смотрел, как на её ягодицах появляются рубцы и … нисколько ей не сочувствовал! Наоборот, я ощущал даже какое-то удовлетворение от того, что она получает наказание, и я знал почему – потому что она по-прежнему была для меня недоступна. И в то же время, во мне снова просыпалось сильное желание ею обладать. Впрочем, я был такой не один. Ещё до этого я замечал, что у некоторых парней наглядно проявлялось возбуждение при наблюдении порки девчонок. Видно насилие добавляло им острых эмоций и этим усиливало их желание.

На самом деле, тяжелых проступков было больше, чем публичных наказаний; как мы выяснили позже, некоторые наказания Николай проводил в своем кабинете, отшлепывая провинившихся своим ремнём и принуждая их к интиму – и девчонок, и парней. Большинство виновников считало это наказание более мягким, и потому на него соглашались.

Один раз в неделю по спецсвязи нам разрешали позвонить своим близким, но весь разговор происходил под полным контролем Безопасника, всегда готовым его остановить, если мы сболтнём что-то лишнее. Мои родители по-прежнему за меня очень волновались, но похоже, смирились с моими желаниями и лишь подробно расспрашивали о моих делах и здоровье, на что я был вынужден отвечать им односложно: “Дела – нормально! Здоровье – отличное!”

Вот, пожалуй, и всё, что с нами происходило в учебном центре.

А, нет! Чуть не забыл о самом приятном – об интиме. А дело с ним обстояло таким образом. Выбор партнера происходил именно так, как сказал Безопасник – через программу сервера. В ней были загружены фотографии всех участников подготовки. Сначала по лицам нужно было выбрать желаемого партнера, после чего на экране появлялись его четыре обнаженные проекции в полный рост. Под ними слева находился квадратик, своим цветом сообщавший нам о том, что этот человек хочет партнера – если горел зелёный цвет, уже нашёл партнера – красный цвет, и не хочет партнера – чёрный цвет. Рядом с этим знаком появлялось число поданных заявок, которое тут же обнулялось, если загорался красный цвет. Чтобы оставить заявку, нужно было кликнуть на круг в нижнем правом углу, который тут же начинал гореть голубым цветом. Если заявка принималась – цвет менялся на зелёный, если отвергалась – на красный. При выходе на своё фото, внизу его также был квадратик – первоначально чёрного цвета. После клика на него – он менял цвет на зелёный, а после выбора партнера – на красный. При этом на экране также были фотографии лиц тех, кто подал заявку на этого человека, под которыми были круги для одобрения кандидата.

Каждый понедельник в десять вечера начинался отбор партнеров. Каждый раз я оставлял заявку для Оксаны, но всегда без успеха. Число приглашений у неё всегда было больше десятка, то есть её хотели почти все парни нашего отряда, и среди них, конечно, находились счастливчики, которым она отвечала взаимностью. Кого именно она выбирала – я не знал, но даже спустя несколько месяцев нашего обучения, она так и не выбрала меня. Ни разу! И это при том, что Лёха со своей Шехерезадой провёл аж две недели. И потому я снова стал думать об отказе от полёта. Я, конечно, подавал заявки и другим девчонкам и всегда находил себе партнершу, но меня это мало удовлетворяло. Иногда на экране появлялись предложения от парней, но в этом направлении я даже не думал. Мне нужна была она, а я ей был не нужен. Абсолютно!

Это подтвердил и такой случай, который произошел на третий месяц нашего обучения. Как-то совершенно случайно мы оказались с нею в душе совершенно одни. Я решил воспользоваться этой возможностью и поговорить с нею откровенно. Стояли мы с нею напротив друг друга, и я совершенно не стесняясь, внимательно рассматривал её тело, пока она самозабвенно подставляла лицо под струи воды. Да, тело её по-прежнему сводило меня с ума и сильно возбуждало.

– Оксана, а почему ты решила лететь? – спросил я её, перекрикивая плеск воды.

– Потому что люблю путешествия, приключения, открытия, – ответила она так, будто разговаривала сама с собой. – Именно этого я и ожидаю от нашего полёта. И если у нас это получится, я буду счастлива. Ну, а ты почему? – равнодушно поинтересовалась она.

Я на секунду задумался, стоит ли говорить правду, и брякнул:

– Меня друг уговорил!

– И всё? – усмехнулась она. – Звучит не очень романтично!

Я замолчал, не зная что ответить на эти слова. Наконец, решил признаться:

– Ты знаешь, а ведь я был влюблен тебя с первого курса.

– Я это знаю, – невозмутимо ответила она, продолжая плескаться под душем. – И помню как ты неуклюже пытался со мной познакомиться.

– И почему ты этого не захотела?

– Хм… Какой прямой вопрос! Ну, предположим, потому что была влюблена в другого парня. А ты был таким… как бы это?.. Обыкновенным!

– А ты знаешь, – с дрожью в голосе проговорил я, – что я любил тебя все студенческие годы?

– Знаю. Твои глаза выдавали тебя с головой. Я всегда чувствовала твой пожирающий взгляд, когда проходила мимо. – Она слегка усмехнулась. – Вот, как сейчас.

– И ты знаешь, что я до сих пор тебя люблю?

– Ясное дело! Глаза же у тебя всё те же!

– И что ты можешь мне сказать в ответ…

– Да то же самое! – фыркнула она. – Ты, конечно, молодец, что решился лететь, но… Ты всё равно – обыкновенный. И к тому же…

– Что? Ну? Договаривай же!

– Ты слаб духом.

– С чего это ты взяла? – оторопел я.

– Я помню как тебя пороли, а ты визжал от ударов, как поросёнок. По-моему, мужчины должны стойко переносить все испытания. Меня ведь тоже пороли, но ты можешь припомнить хоть один мой стон во время экзекуции?

Я побагровел со стыда, и, чтобы хоть как-то реабилитироваться в её глазах, повернулся и показал свою задницу:

– Видишь? Может, нас, всё-таки, пороли по разному? У меня до сих пор рубцы остались. А твоя прелестная попка по-прежнему так бела, будто знала только поцелуи.

– Может, и по-разному, – пожала она плечиком. – Но, всё равно, мужчины должны терпеть любую боль! Вы же мужики!

Я окончательно вспылил и больше не стал ей ничего говорить. Быстро обмылся и вышел из душа с твердой мыслью вернуться домой при первой же возможности. Этим же вечером я сказал об этом своему другу.

– Понятно, – разочарованно протянул он. – Всё та же песня. Но ты не думай, я тебя прекрасно понимаю: если нет стимула – то лететь, пожалуй, и не стоит. И все же рекомендую пройти подготовку до конца. Уверен, она пойдет тебе только на пользу, как и всем нам. Да и деньжат хоть подзаработаешь. А когда будет проходить отбор для первого полёта, вот тогда и подашь в отставку по какой-нибудь уважительной причине.

Я сгоряча хотел ему возразить, но… обещал подумать над этим вопросом.

А в ноябре произошел такой случай. Примерно в час ночи Николай через систему оповещения приказал всем парням одеться, захватить с собой планшеты и явиться к нему в кабинет.

– Смотрите, – сказал он, когда мы были в сборе, показывая на монитор компьютера, на котором отображался план нашего центра и окружающая его местность. – Видите эти две красные точки, фиксируемые тепловизором? Это люди, которые идут прямо в нашем направлении, и я очень сомневаюсь, что они оказались здесь случайно. Потому, нам необходимо их захватить и допросить. У нас в центре всего пять пистолетов – один у меня и четыре в сейфе. Значит, я могу взять с собой только четверых. Добровольцы есть? Предупреждаю, что нежданные гости тоже наверняка вооружены.

Возникла небольшая пауза. Похоже, сражаться с вооруженным противником охотников не было.

– Есть! – неожиданно воскликнул Лёха и вышел из толпы вперед.

“Блин! Ну куда же ты лезешь, герой хренов!” – с досадой поморщился я. Но не бросать же друга в опасности! И потому я тоже выдавил из себя как можно бодрее:

– Есть! – И тоже вышел вперед.

После этого нас поддержали ещё два парня – Серёга и Виталя.

– Отлично! – воскликнул Безопасник, открывая сейф. – Возьмите пистолеты и фонари и бегом за мной. Остальным оставаться здесь и быть всё время на связи!

Скорым шагом он вышел из кабинета, а мы двинулись за ним, слегка задержавшись возле сейфа.

Засаду Николай решил организовать вокруг небольшой полянки, расположенной примерно в ста метрах от центра, в направлении которой как раз и продвигались незнакомцы. Мы окружили её с трёх сторон и засели в кустах, не произнося ни звука и выключив фонари: я – слева, Лёха – справа, а Безопасник с другими парнями – по центру. Темнота в ту ночь была беспросветная, Луна со звёздами надежно спрятались за облаками. Через некоторое время пришельцы вышли на поляну, освещая её своими фонарями, остановились, подозрительно осмотрелись вокруг и … Тут выскочила из кустов наша центральная тройка во главе с Николаем, направив на непрошеных гостей пистолеты. “Руки вверх!” – закричал им наш босс. Но те не подчинились, а со всех ног бросились бежать в том направлении, откуда и появились.

– Всем за ними! И не стрелять! Они нужны нам живыми! – скомандовал наш командир.

И мы бросились за ними в погоню, которая тут же чуть не захлебнулась: пришельцы быстро пришли в себя и начали отстреливаться. Но стреляли они только на шум наших ног и потому довольно неточно. Мы с Лёхой свои фонари тоже не зажигали, нам и так было хорошо видно пришельцев. В итоге незамеченные ими, мы подбежали к ним вплотную и тут же повалили их на землю. Завязалась борьба. Но уроки рукопашного боя не прошли для нас даром; в итоге мы смогли довольно быстро провести болевые приемы и прижать противника к земле. Буквально через несколько секунд к нам подбежал Безопасник со своими помощниками.

– Отлично, парни! – воскликнул он довольно. – Не зря, всё-таки, я вас тренировал!

Через несколько минут мы снова были в его кабинете и тут же выяснили, что поймали двух арабов. Две портативные, но мощные ракеты в их рюкзаках не вызывали сомнений в том, что они готовили диверсию, а точнее – наше уничтожение. И если б мы их проспали, то от нас бы теперь остался только пепел. “Не зря Безопасник ест свой хлеб с маслом, – подумал я. – Своё дело он знает!”

На следующий день в центр приехала машина с другими сотрудниками имперской безопасности; они забрали арабов, которые оказались жителями Ирана, и увезли их в неизвестном направлении. А через два дня после этих событий ко мне как бы невзначай подошла Оксана и заинтересованно произнесла:

– Наслышана о ваших ночных подвигах. А ты оказывается, не так прост, как поначалу кажешься! Возможно, я в тебе ошибалась.

– Тогда, может, пообщаемся поближе? – с замиранием сердца предложил я. – Недельку… Узнаем друг друга получше…

– Может, и пообщаемся. – Она загадочно улыбнулась, слегка подмигнула мне и быстро удалилась.

Но пообщаться поближе нам с нею в центре так и не пришлось. Наша жизнь изменилась быстрее, чем мы предполагали.

59
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments