Марсианская гонка – 7

космический корабль

Глава 7. К Марсу

Наша группа кораблей шла клином: по центру – Енисей, немного выдвинувшись вперед, слева от него – Амур, справа – Волга. Корабли находились на расстоянии всего лишь нескольких километров друг от друга, и потому были хорошо видны из наших иллюминаторов. Командовал всей группой Вадим Титов – командир Енисея, потому именно этот корабль являлся флагманом нашей эскадры. В строгом соответствии с планом полёта, на каждом борту было по 24 человека, по одному космокатеру, марсоходу, роботу и комплекту марсианской базы.

Сразу после старта всем специалистам нашего корабля стала доступна карта полёта: на наших мониторах высвечивались положения Земли, Марса и всех кораблей, летящих к нашему космическому соседу. Каждый день мы её внимательно изучали, оценивая перспективы всех участников полёта.

Расстояние до двух американских кораблей было огромно, и нам поначалу казалось, что мы их уже не догоним. Однако, с каждым днём дистанция между нами медленно, но верно сокращалась, что всё больше вселяло в нас веру в победу в этой гонке. Поначалу довольно большую скорость набрали китайцы, почти догнав американцев, но через две недели полёта они отключили свои двигатели, после чего летели без дальнейшего ускорения. Химическое топливо не позволяло им использовать его в постоянном режиме, и это вскоре привело их к ощутимому отставанию от лидеров. Единственный корабль, который был у восточных азиатов, к нашему удивлению, тоже стартовал довольно резво, и все же он уступал в скорости американцам, а потому тоже от них понемногу отставал. Через несколько дней после нашего старта, к Марсу направились южноамериканцы, за ними арабы и последними – европейцы. У них было только по одному кораблю, но – весьма внушительному. Ускорители этих конкурентов уступали нашим, и потому расстояние между нами понемногу увеличивалось.

Тем временем, жизнь на корабле протекала довольно однообразно и потому несколько скучновато. Мы снова приступили к обучению, которое обычно проходило в первой половине дня в кают-компании. После обеда биологи шли к своим подопечным – растениям и животным; в этом им часто помогали медики, в основные обязанности которых входило приготовление пищи, поддержание чистоты во всех отсеках корабля и постоянный контроль за нашим здоровьем. Механики и исследователи после обеда обычно шли в грузовой отсек, где проходили практику монтажа марсианских модулей, а также управления марсоходом и роботом. Кроме того, исследователи тщательно изучали все виды оборудования для поиска и добычи воды и минералов на Марсе.

Утреннюю зарядку наш босс отменил, но сделал обязательными ежедневные занятия на тренажерах. Поскольку с водой на корабле был режим строгой экономии, то душ мы принимали лишь один раз в день – перед ужином, после которого мы обычно оставались в кают-компании, общались, играли в разные игры, просматривали фильмы и различные концерты.

В плане личных отношений наш начальник придерживался традиционного подхода и потому отдал всё на самотек. В итоге через пару недель у нас образовались прочные связи, среди которых одна была нестандартной. И такой парой оказались парни, которые жили в нашей каюте – Серёга и Виталя. Свои отношения они не скрывали и потому часто ласкали друг друга прямо при нас. Тем временем Лёха окончательно сблизился со своей Таей, а я предпринял еще одну попытку сближения с Оксаной, но опять получил от ворот поворот.

– Ну почему? – прямо спросил я.

– Есть определённые причины, – уклончиво ответила та, – но сказать о них я тебе не могу.

И больше не стала ничего объяснять.

После этого я выбрал одну из оставшихся свободных девчонок, и хотя не испытывал к ней сильных чувств, всё же неплохо с нею расслаблялся. Личные встречи обычно проходили у нас в свободных каютах, и я постоянно старался узнать, с кем же Оксана туда ходит, но ни разу этого так и не увидел. Несколько раз я сталкивался с ней в душе, но к моей досаде, там всегда был народ, потому повторить прошлые нежности у нас так и не вышло…

Однако спокойная жизнь на корабле продолжалась недолго. Первые неприятности настигли нас буквально через три недели полёта. А дело было так.

Когда мы все уже спали, ночную тишину в наших каютах внезапно нарушил резкий звук тревоги, и на мониторах появился встревоженный капитан.

– Вниманию всех инженеров! – объявил он. – Только что нашей аппаратурой зафиксирована мощная вспышка на Солнце с большим выбросом радиации! Экранированная обшивка корабля не способна полностью её нейтрализовать, потому вам необходимо срочно пройти в комнату безопасности! Напоминаю, что вход в неё находится в грузовом отсеке. Торопитесь! Радиация будет здесь через несколько минут! Ожидаемое время её прохождения через наш корабль – около 15 минут. Повторяю!..

Мы быстро спрыгнули с кроватей и, буквально на ходу надевая на себя майки и трусы, побежали в грузовой отсек.

Комната безопасности оказалась довольно маленькой – метра три на четыре, и в ней не было ничего. Абсолютно. Только голые стены. Когда в неё втиснулся весь наш отряд, то мы стояли там так плотно, что касались друг друга. Тем не менее, чувство тревоги нас не покидало. “А вдруг и здесь опасно? – думали многие из нас. – И что тогда с нами будет?”. Но вслух никто ничего не говорил. Тишина стояла звенящая. Даже боссы не произносили ни единого звука. Я стоял недалеко от двери и непроизвольно внимательно её осмотрел. Она состояла из двух смыкающихся створок, на которых крепились вертикальные ручки. Справа от двери находилась круглая кнопка для автоматического управления дверью.

Так прошло около пяти минут, и тут подкралась новая неожиданность – в комнате погас свет. В итоге мы оказались в абсолютной темноте.

– Не волнуйтесь, – пытался успокоить нас Александр. – Наверно, возникла какая-то неполадка, но я думаю, её быстро починят. Да и резервное питание наверняка подключат.

Но шли минуты, а свет так и не включался. А самое страшное началось дальше.

– Что-то мне тяжело дышать, – встревожилась одна из наших девчонок.

– Да, здесь точно не хватает кислорода, – поддержала её другая. – Я тоже еле могу дышать!

– Спокойно, не надо паники! – ответил им Александр. – Вы просто боитесь, и от этого возникает ощущение нехватки воздуха!

– У меня, кстати, тоже такое ощущение, – пробормотал мой сосед по каюте Виталя, – хотя я и не боюсь вовсе. Похоже, всё печальнее – вентиляция перестала работать.

– Да-да! – поддержали его несколько голосов. – С воздухом здесь явные проблемы!

– Вынужден с вами согласиться, – со вздохом сдался Александр. – Сейчас уже и я ощущаю нехватку кислорода. Но изменить ситуацию мы не можем: вне комнаты опасная радиация, и потому туда выходить нельзя. Мы здесь находимся почти десять минут, то есть, осталось еще пять. Надо держаться. Дверь откроем только тогда, когда начнутся обмороки.

– Так ведь Тая почти в обмороке, – возмутился Лёха. – Уже на ногах не держится! Если бы не я…

Неожиданно я почувствовал, что мою руку кто-то сжал, и тут же услышал возле уха любимый голос:

– Паша, на тебя вся надежда! Надо что-то делать, иначе мы здесь все задохнемся!

– Попробую, – шепнул я Оксане в ответ, а вслух нарочито громко произнёс: – Предлагаю, приоткрыть дверь на короткое время и снова закрыть! – И тут же стал пробираться к двери.

– Нет-нет! – строгим голосом ответил Александр. – Ни в коем случае! Ждём! Терпеть осталось недолго. Мы обязательно выдержим!

В полной темноте мне, всё-таки, удалось нащупать кнопку открытия двери, и я её нажал… Но – ничего не произошло. Дверь оставалась закрытой.

– Помоги мне! – шепнул я рядом стоящему парню. – Автоматика не фурычит!

Тот моментально согласился. Мы нащупали ручки створок и, напрягая все силы, стали их раздвигать. Дверь некоторое время сопротивлялась и, наконец, поддалась, слегка приоткрывшись. И тут же в комнату ворвался поток свежего воздуха. Мы, наконец, вздохнули полной грудью.

– Кто посмел ослушаться моего приказа?! – закричал наш босс, когда свежесть дошла и до него. – Сейчас же закройте дверь! Я приказываю!

И тут в проеме между створок появился свет. Это был капитан корабля в скафандре. В руках он держал фонарь и баллон с кислородом.

– Как вы тут? – заботливо поинтересовался он. – Держитесь? У нас новая беда: радиация вывела из строя часть электроники, но ремонтом мы займемся позже, как только станет безопасно. А пока – вот! – я вам принес кислород и фонарь. Крепитесь, ребята! Осталось еще несколько минут!

И, открыв клапан, он передал баллон в мои руки. Другому парню – а это был мой сосед по каюте Серёга – он отдал фонарь.

– А теперь, – скомандовал он, – навалились и руками закрываем дверь! Быстро!

Два парня из нашего отряда взялись за ручки дверей, капитан помогал с другой стороны, в итоге створки быстро поддались на совместные усилия. Мы вновь оказались в замкнутом пространстве, но на сей раз уже с кислородом и светом фонаря.

– Да будет свет! – провозгласил Серёга, освещая комнату.

– Да будет жизнь! – поддержал его я, установив баллон в середине помещения.

– И да будет вам хорошая порка! – строго сказал Александр. – За то что меня ослушались! Но по случаю нашего спасения, так и быть, прощаю. Как говорится, победителей не судят.

– Спаситель ты наш! – ласково промурлыкала Оксана, глядя глаза и сжимая мою руку.

– Если ничего не надо, обращайся снова! – отшутился я и тоже пожал её руку.

Минуты тревожного ожидания тянулись медленно и казались нам бесконечными. Но, наконец, они закончились. По всему кораблю прозвучал сигнал отбоя тревоги. Через несколько секунд зажёгся свет, и мы с облегчением и громко обсуждая произошедшее, вернулись в свои каюты. Однако уснуть нам удалось лишь под утро: эмоции в эту ночь были слишком бурными.

Следующее происшествие не заставило себя долго ждать. Оно произошло через пять недель полёта – когда мы пролетели почти половину расстояния до Марса. К тому времени мы уже обошли китайцев и азиатов и существенно приблизились к американцам. И опять для нас всё началось с объявления капитана корабля. Его изображение появилось в наших каютах сразу же после обеда, когда мы обычно немного расслаблялись. И тут же зазвучал его голос:

– Вниманию всех инженеров! Прослушайте моё объявление и приказ. Мы приближаемся к скоплению астероидов. Оно небольшое, и все же его прохождение займет около двух дней. Большинство астероидов в нём – мелкие и безопасные для наших кораблей. Однако около трёх процентов имеют средние размеры, способные повредить даже носовой щит и нанести ущерб корпусу корабля. На утреннем совещании командиров нашей эскадры рассматривался вопрос обхода этого скопления, но расчётные потери времени слишком велики, что конечно, резко понижает наши шансы добраться до Марса первыми. С учетом того, что американцы не стали сворачивать и уже вошли в это скопление, а китайцы, ввиду дефицита топлива, не смогут обойти его даже при всем своём желании, нами было принято решение пробиваться сквозь астероиды. Азиаты тоже пока идут прямым курсом… Хотя, нет, извините! – Он немного помолчал, уточняя информацию. – Самые свежие данные говорят о другом: они меняют курс на обходной маневр! Что ж, скоро мы узнаем, сколько у них уйдет на это время.

А теперь мой приказ на ближайшие два дня. Обучение, приём пищи и отдых в кают-компании приостанавливаются! Никому не входить туда без крайней необходимости! Питаться будем в каютах. Для уменьшения риска катастрофы, ускорение наших кораблей в эти дни сменится на торможение.

В следующий раз мониторы высветили изображение капитана примерно через сутки:

– Довожу до вашего сведения свежую и, увы, трагичную информацию, – начал он скорбно. – Два часа назад астероид средних размеров разрушил носовой щит на корабле Волга, но в тот раз не нанёс ущерба самому кораблю. А буквально десять минут назад еще один астероид приличных размеров попал в носовой отсек и разрушил командную рубку, кают-компанию и частично жилой отсек Волги. При этом погибли пять членов экипажа и четыре специалиста, включая обоих руководителей отряда. Ещё шесть человек получили различные ранения. Кроме того, от сильного удара поврежден реактор корабля, и сейчас на нём растёт температура. Заглушить его не удаётся, потому буквально через час он может взорваться. Пять минут назад с Волги на Енисей вылетел космокатер с ранеными инженерами и необходимым нам оборудованием. Почти тут же ему навстречу вылетел космокатер с Енисея, его задача – забрать остальных инженеров, продукты и прочие полезные грузы. Перед нами тоже поставлена задача по перевозке грузов. Для этого мне нужны два помощника. Добровольцев я жду в грузовом отсеке. Прямо сейчас! Имейте ввиду, полёт будет опасным, поскольку защита у космокатера слабая!

– Охренеть, что творится! – воскликнул Лёха. – Мы должны помочь.

– Конечно! – поддержали его Серёга и Виталя.

Рисковать мне, собственно, не хотелось, но в этот момент парни быстро собрались и пошли на выход. Ну и что оставалось делать мне? Я тоже последовал за ними.

Когда мы прибыли в грузовой отсек, там уже были капитан корабля и третий пилот. А дальше был сюрприз: вскоре к нам подошла Оксана!

– А что вы так смотрите? – заявила она, подойдя к нашей группе. – Я тоже хочу помочь! Чем я хуже вас?

Капитан посмотрел на неё с сомнением:

– Для погрузочных работ нужны мужские мускулы! Первыми были они, – он показал на Лёху и Серёгу. – Вот они и полетят. Остальных благодарю за участие.

Третий пилот и два моих друга быстро облачились в скафандры, уселись в космокатер и покатили к выходному шлюзу. Остальным пришлось отправиться по своим каютам.

– Не огорчайтесь, – посочувствовал нам капитан, – вы ещё прокатитесь на нашем катере. Всему своё время.

– Ты опять рискуешь собой ради нас? – шепнула мне Оксана.

– Пытался. Кто-то же должен, – ответил я ей. – Но и ты, я вижу, не отстаешь.

Она в ответ лишь независимо повела плечом.

А потом мы втроём – я, Оксана и Виталя – из иллюминатора нашей каюты наблюдали, как удаляются в космос наши друзья. Нас не покидала смутная тревога и, как вскоре выяснилось, – не напрасная…

Погрузка много времени не заняла, буквально минут через двадцать мы уже видели, как космокатер с нашими друзьями возвращался назад. Вот он прошёл половину пути, ещё немного… И тут оно и случилось… Мелкий астероид попал в заднюю часть катера и буквально прошил её насквозь! Там тут же что-то загорелось, и через мгновение космос озарила яркая вспышка! Мы инстинктивно зажмурились, а когда открыли глаза, то увидели лишь мелкие обломки, которые с огромной скоростью разлетались по космосу.

Мы не верили своим глазам! Они были полны ужаса! Наши друзья только что летели к нам, и теперь их нет!.. И причиной этому был всего лишь крошечный астероид. Нет, это было нечто непостижимое. “Нет-нет-нет!!! – кричало всё внутри нас. – Этого просто не может быть!!!”

– Мама!!! За что?! – в отчаянии воскликнула Оксана. На глазах её заблестели слёзы. – За что?!
После долгого молчания я тихо и горестно произнёс:

– Он был моим лучшим другом… Он так мечтал покорить Марс… И он очень хотел, чтобы я был рядом с ним… Да и я всегда старался не бросать его одного… И вот…

– А Серёга мне был больше, чем друг, – мрачно вторил мне Виталя. – Он был моей второй половиной. Когда я решил лететь, он не сомневался ни минуты, следовать ли за мной? Он не мог без меня, а я – без него. И вот его уже нет!.. Вы понимаете – нет!.. Осталась только одна половина…

– Это были смелые парни, и они спасли нас, – всхлипнула Оксана, взяв мою руку. – Если бы не полетели они, то сейчас бы нас не было в живых… – Посмотрев мне глаза, тихо добавила. – Возможно, именно нас…

Вскоре в нашу каюту вошла Тая. В её глазах были слёзы. Посмотрев на наши хмурые лица, она сказала:

– Я тоже всё видела. Какой кошмар! Он так хотел погулять по Марсу… а теперь его просто нет… и мечты больше нет.

Она обняла свою подругу и разрыдалась ей в плечо. Я хотел её как-то утешить, но подходящих слов так и не нашёл. Тогда я подошёл к ней и просто положил руки на её плечи. На мои глаза тоже навернулись слёзы.

– Его мечта живёт в нас, – сказал Виталя. – И мы её осуществим. Обязательно.

И в этот миг космос озарила еще одна вспышка, причем более мощная, чем при гибели космокатера. На сей раз взорвался термоядерный реактор на Волге. Корабль закончил свой путь, разлетевшись по космосу множеством обломков.

Капитан собрал весь экипаж и всех специалистов лишь в конце следующего дня и опять в грузовом отсеке. Мы построились в две шеренги и внимательно слушали его слова, временами оглядываясь на гроб, стоящий у выходного шлюза.

– Вчера у нас был очень трагичный день. Мы потеряли 12 человек, трое из них были членами нашей команды. Ещё шесть человек ранены; к счастью, медики утверждают, что их жизням уже ничего не угрожает. Кроме того, мы потеряли корабль, космокатер и много полезных грузов. Я собрал вас здесь, чтобы почтить память наших товарищей, отдать должное их мужеству, жажде покорения космоса. Я уверен, их имена никогда не забудут на Земле. Они навсегда останутся героями в наших сердцах. У нас не осталось тел наших героев, потому в космос мы отправим этот символический гроб с их именами, фотографиями и формой. А теперь немного помолчим…

После минуты тишины четверо из нас, включая меня, взяли гроб, перенесли его в шлюз и отправили в космос. Из динамиков отсека зазвучал гимн Российской империи.

Прошло ещё три недели. За это время ничего особенного не происходило, кроме, пожалуй, трёх моментов. Во-первых, с Енисея к нам прилетел космокатер Волги вместе с пилотом, семью инженерами и частью грузов погибшего корабля. Во-вторых, мы достигли середины своего пути и сразу же перешли к запланированному торможению. Кроме того, изменилась расстановка ведущих кораблей: азиаты, благодаря своему обходному маневру, не замедляли скорости разгона своего корабля и, в итоге, оказались впереди всех. Американские щиты выдержали все столкновения с астероидами, но при этом их корабли заметно потеряли в скорости, в результате чего потеряли лидерство. Мы оставались третьими, однако, расстояние до наших главных конкурентов опять выросло. А ещё я предложил Тае стать близкими друзьями, и она согласилась. Да, красавица Тая теперь стала моей девушкой, чему я был очень рад.

Как-то после ужина, который уже снова проходил в кают-компании, капитан встал перед нами и сказал:

– Я хочу сообщить вам, что в последние дни произошли не менее трагичные события, чем наше столкновение с астероидами. Три дня назад китайцы завершили свой переход через скопление астероидов. Щиты на их кораблях были слабые, в итоге они потеряли аж восемь своих кораблей. Два из них взорвались, остальные просто болтаются в космосе потеряв управление. Не исключено, что там до сих пор остались живые люди, но спасать их пока некому. Как сообщает наша разведка, спасательный корабль китайцев ещё не готов, и потому похоже, космонавты обречены. На каждом корабле у них по четыре человека, то есть 32 человека или уже мертвы, или скоро станут такими. Остальные шесть кораблей продолжают свой путь к Марсу, но смогут ли оставшиеся космонавты построить там базу – большой вопрос. Впрочем, наше правительство не исключает, что задача у них всего одна – добраться до планеты. Как говорится, увидеть Марс и умереть.

А два дня назад в космосе произошло то, о чём никто даже не мог предположить: арабский корабль Звезда Востока уничтожил южноамериканский корабль! Да, именно так! Просто взял и расстрелял чужой корабль из нейтронных ракет! Первое сообщение об этом в тот же день мы получили от европейцев; они были на небольшом расстоянии от тех кораблей и через свои приборы наблюдали за этой бойней. Сегодня нам пришло подтверждение из Москвы, а также разрешение пообщаться с арабами. Если вы хотите посмотреть на этот разговор, то смотрите сюда. Он начнется через минуту.

Капитан показал на уже включенный монитор, висящий на стене кают-компании, и ушёл на свой пост. Мы, естественно, тут же уставились на экран. На нём был общий вид командной рубки, на котором хорошо был виден весь экипаж, включая капитана, огромное лобовое окно, а также большой монитор на стене, на котором вскоре появилась голова командира Енисея.

– Максим, как у тебя наводка – устойчивая? – спросил он нашего капитана.

– Да, уже стабильная, – ответил тот.

– Тогда заряжай две позитронные торпеды. Цель: Звезда Востока. Огонь по готовности.

– Готово, командир! – ответил наш капитан через несколько секунд, нажав на пульте какие-то кнопки. – Летят!

– Отлично! Мои тоже уже в полёте.

Тут же в нижней части монитора появилось схематичное изображение двух наших кораблей и одного арабского. От наших кораблей к чужому быстро двигались четыре белые точки. А через пару секунд послышался чей-то голос.

– Командир, арабы вызывают.

– Включай, – отозвался командир Енисея

На мониторе рядом с ним появилась ещё одна голова. Она была покрыта белой арафаткой и тут же заговорила слегка взволнованным голосом.

– О, Аллах! Русские, что вы делаете? Зачем по нам стреляете? Мы вам – не враги! Сейчас же отзовите свои торпеды!

– Абдулла! Или как там тебя? Слушай меня внимательно! Вы пытались уничтожить наш учебный центр под Хабаровском, вы пытались взорвать наш корабль на верфи. И после этого вы – нам не враги? Кроме того, недавно вы уничтожили южноамериканцев. Вы им тоже были добрыми друзьями?

– Вах! Они недавно расстреляли группу мусульман, а мы им за это просто отомстили!

– Тех самых, что пытались взорвать корабль южных ещё на верфи? И вы ждали, что ваших диверсантов наградят?

– Это неважно! Мы никому не позволим убивать мусульман! Так велит нам наш Всемогущий.

Ни на секунду не отрываясь, мы смотрели на монитор, особенно, на его нижнюю часть. Там было видно, как четыре белые точки прошли примерно половину расстояния до чужого корабля. И в это время навстречу им вылетели четыре красные точки. Однако тут же от белых точек отделилось по две голубые и полетели навстречу красным с ещё большей скоростью. Через некоторое время они встретились, вспыхнули и исчезли с монитора, тогда как белые точки продолжили своё движение к чужому кораблю.

– Русские! Во имя Аллаха, всемилостивого и милосердного! Срочно отзовите свои ракеты! – На сей раз голова араба не говорила, а буквально кричала. – Мы вам не враги! Давайте поговорим! Уверен, мы сможем договориться!

– Поздно, Абдулла! – жёстко отозвался командир Енисея. – Или как там тебя? Слишком поздно! Нам больше не о чем разговаривать. Передавай наш привет Аллаху.

Белые точки, наконец, достигли корабля и на его месте появилось большое яркое пятно. Арабский марсианский проект прекратил свое существование.

– Отличная работа! Поздравляю тебя, Максим!

– Спасибо, Вадим. Я тебя тоже поздравляю!

Капитан нашего корабля вернулся к нам в кают-компанию.

– Вы всё видели?

– Да!!! – ответили мы хором.

– Вот так мы разговариваем с врагами нашей империи!

– Так с ними и надо! – поддержал его Александр.

– Да, так им и надо!!! – бодро повторили мы.

– Капитан! Вопрос! – обратился я. – А почему они не стреляли по нашим кораблям?

– Потому что расстояние между нами было около миллиона километров. Наши системы наведения работают на таком расстоянии, а их – нет. Вот и получилась игра в одни ворота. Они, правда, попытались сбить наши торпеды своими ракетами, но система прикрытия торпед сработала на “отлично” и быстро уничтожила вражеские снаряды. Ну, вы сами всё видели.

Прошло три недели. Изображение в наших иллюминаторах изменилось: появился Марс – не в виде яркой точки, как ранее, а как небольшая красноватая планета. С каждым днём она становилась все больше и больше, и вскоре мы стали различать некоторые детали на её поверхности. Это означало, что наш полёт хоть и медленно, но верно подходил к концу. Что нас, конечно, радовало и одновременно огорчало, поскольку к этому времени мы так и не вырвались в лидеры. Американцы летели первыми, азиаты – вторыми, а мы – лишь третьими. К нашему удивлению, наши соперники начали торможение существенно позже нашего и потому сохраняли более высокую скорость. Именно поэтому нам никак не удавалось их догнать, хотя они были уже совсем близко от нас. Повысить скорость мы могли, но при этом не удержались бы на орбите Марса. Как эту проблему собирались решать наши конкуренты – было просто непонятно.

Именно тогда и произошли события, о которых мы узнали значительно позже – когда на сервере прочитали записи журнала нашего корабля. Но рассказать о них необходимо именно сейчас, поскольку они существенно повлияют на дальнейшие события на Марсе и Земле. По памяти передаю их примерно так, как они были записаны в бортовом журнале.

Дата: 25.03.2037. Время: 14-20. Сеанс связи с Енисеем.
– Максим, как настроение?
– Боевое!
– Отлично! Тогда заряжай две нейтронные ракеты. Цель: Солнце Азии. Я сейчас будут с ними общаться, а ты слушай внимательно – если я произнесу слово “проблемы”, сразу же запускай ракеты. Как понял?
– Я тебя понял, командир!

Время: 14-22. К связи подключился восточно-азиатский корабль.
– Я – Титов, командир корабля Енисей. Хочу поговорить.
– Я – Тахаси, командир корабля Солнце Азии. Я тебя слушаю.
– Тахаси, у меня к тебе большая просьба. Сбавь обороты своего корабля процентов на двадцать.
– Зачем? У тебя какие-то проблемы?
– Можно и так сказать. У меня есть приказ от моего императора – быть на Марсе первыми любой ценой, и я обязан его выполнить! Понимаешь? Любой ценой!
– Титов, ты, наверное, забыл, что я – японец! И ты, наверное, удивишься, но у меня такой же приказ от моего правительства: быть на Марсе первыми, используя все наши возможности! Того же требуют и другие страны-участники нашего проекта. Так что я не понимаю, почему я…
– Потому что, если я не выполню волю императора, он мне это не простит. Я прошу тебя ещё раз – сбавь обороты. Очень прошу!
– Извини, но твой император – это твои проблемы. Я тут ничем тебе помочь не могу!
– Очень жаль! Потому что это – наши общие проблемы!

Время: 14-24. С корабля Енисей произведен запуск двух нейтронных ракет. Цель: корабль Солнце Азии.
Время: 14-24. С корабля Амур произведен запуск двух нейтронных ракет. Цель: корабль Солнце Азии.
– Титов, что ты делаешь? Почему ты используешь оружие? Разве ты не знаешь о международном договоре о нераспространении оружия в космосе? Ты понимаешь, чем это вам грозит? Сейчас же…

Время: 14-26. Нейтронные ракеты достигли цели. Корабль Солнце Азии уничтожен.
– Отличный выстрел, Максим!
– Отличный выстрел, Вадим!
– А раз так, то заряжай две торпеды, на сей раз – фотонные. Твоя цель – ближайший корабль, моя – дальний. Чувствую, скоро будет еще один разговор. Кодовое слово – то же, не пропусти его!
– Есть, командир!

Время: 14-29. К связи подключился североамериканский корабль.
– Русские, вы что творите?! Совсем охренели? Вы отдаете себе отчет о возможных последствиях?
– В чём дело, Джон? Расскажи по-порядку.
– Издеваетесь? У вас там юмор такой? Что за бойню вы устроили? Уже второй корабль уничтожили! Я, кстати, Дэвис, командир корабля Факел Свободы.
– Рад тебя слышать, Дэвис! Я – Титов, командир Енисея. Надеюсь, ты слышал, что сделали исламисты с вашими соседями – южноамериканцами? Ты думаешь, на этом они бы остановились? Так что можешь не благодарить меня за спасение от вечно воинствующего ислама!
– Ну, ладно исламисты! А азиаты вам чем не угодили? Вы международные законы хотя бы иногда читаете?
– Законы писаны для политиков, а для меня важна лишь воля императора. А что касается азиатов, то, понимаешь, они какие-то невежливые. Я их по-хорошему просил притормозить, а они – ни в какую! Ни малейшего уважения к нашей империи! Кстати, Дэвис, я прошу тебя о том же – притормози немного, а то мой император не простит мне второго места в этой гонке.
– Да какое мне дело до твоего императора!!!
– Очень жаль! Потому что это – наши общие проб…
– Стоп-стоп-стоп! Я согласен! Если уж вам так важно пройтись по Марсу первыми, так и быть, уступаю. Прямо сейчас включаю усиленное торможение и пропускаю вас вперед. Удачной прогулки!
– Дэвис, ты – отличный парень! С тобой очень приятно общаться! До связи!
– До связи.

Дата: 26.03.2037. Время: 20-33
Корабли Енисей и Амур обошли корабли Факел Свободы и Ветер Свободы.

Дата: 28.03.2037. Время: 07-35
Корабли Енисей и Амур первыми вышли на орбиту Марса.

* * * * *

на картинке – один из американских космических кораблей

28
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments