Марсианская гонка – 8

Часть 3. МАРС

Глава 8. Первые шаги на Марсе.

Примерно через час по поводу этого события в нашей кают-компании прошёл торжественный завтрак. Как обычно, слово взял капитан корабля; его переполняла гордость.

– Поздравляю всех нас! Мы – первые на орбите, и до полной победы нам остался всего один шаг – успешная посадка на планету наших космокатеров. На удивление Марс встречает нас необычайно ласково: погода стоит просто отличная. И потому первая группа с нашего корабля отправляется буквально через полчаса. Сейчас робот заканчивает погрузку необходимого оборудования. Тем временем, космокатер с Енисея уже находится в полёте. Наливайте шампанское, соратники, это событие надо отметить!

И тут из рубки к нам буквально ворвался третий пилот и закричал:

– Есть! Мы на Марсе! Космокатер с Енисея только что совершил посадку на планете и наши парни уже гуляют по поверхности!

– Браво! – воскликнул довольный капитан. – Мы стали первыми землянами, кто прошелся по Марсу! Сообщение на Землю отправили?

– Да, сразу же!

– Отлично! А, кстати, кто конкретно сделал первый шаг?

– Титов лично управлял космокатером, он и вышел из него первым.

– Тогда за первого человека на Марсе – за Вадима Титова! – И сияющий капитан опустошил свой бокал.

– За Титова! – повторили мы и последовали его примеру.

– А теперь, – подвёл черту капитан, – о ближайших наших планах вам расскажет ваш непосредственный начальник. Прошу, Александр!

Тот встал из-за стола:

– Первая наша задача такая, – сказал он, – построить базу около ледовой шапки в районе северного полюса. Плановый срок – три дня. После этого начинаем поиск и добычу воды. Задачи сложные, но, я уверен, мы с ними непременно справимся. На первом рейсе катера полечу я и четыре электромеханика. Как вы помните, недавно мы потеряли одного члена этой группы, но его заменил механик с Волги, потому группа снова укомплектована полностью. Команда Енисея в это время будет строить другую базу – недалеко от находки американцев, то есть, почти на экваторе. Ну и в итоге – мой тост! За нашу империю! За всех, кто много трудился ради нашего успеха! За всех нас!

И мы выпили еще по бокалу. Потом немного поболтали о предстоящей работе, и тут нас ждал сюрприз: на мониторе появился человек в форме имперской службы безопасности.

– Вниманию всех россиян, находящихся на орбите, а также – на поверхности Марса. С Вами будет говорить Великий Император Российской империи

– Владимир Второй Освободитель.

После этих слов наши глаза заметно расширились, и в это время на экране появился Император. Как всегда, в своем великолепном одеянии и даже с имперской короной на голове. Мы тут же повскакивали со своих мест и встали по стойке смирно, хотя прекрасно понимали, что он нас не видит и не слышит. Из-за огромной удаленности прямое общение с Марсом было в принципе невозможно. Мы смотрели всего лишь запись послания.

– Мои дорогие соотечественники, – начал он. – У меня нет достойных слов, чтобы выразить моё величайшее восхищение вашим подвигом, вашим героизмом, вашим мужеством. Своими шагами по другой планете вы прославили не только себя, но и нашу Империю, и своего Императора. Я горжусь вами! Все мы гордимся вами! А также скорбим по тем нашим космонавтам, которые не долетели до Марса и, конечно, мы никогда их не забудем. Все вы – и живые, и павшие – получите щедрые награды от нашего государства. Делайте свое дело и возвращайтесь домой! Мы вас ждем! Успехов вам в ваших делах!

И монитор погас.

– Ну вот, видите! – сказал Александр. – Император с нами, а с ним и вся страна! Механики, пора за работу! – И он, высоко держа голову, пошёл на выход.

Вся группа электромехаников, вдохновлённая такими событиями, потянулась за ним.

– Успехов! – кричали вслед нам друзья.

В грузовом отсеке нас встретил второй пилот, уже облачённый в скафандр.

– Все грузы на месте, – доложил он нашему боссу. – Робот тоже. Прошу на борт!

Мы быстро надели скафандры, заняли свои места в космокатере, и, разогнавшись по отсеку, вылетели через шлюз в открытый космос. Под нами во всём своём великолепии раскинулся Марс.

Полёт предполагался недолгим, и всё же занял около часа. Перед посадкой из корпуса катера выдвинулись крылья и хвост, благодаря чему пилот мягко посадил нас примерно в трёх километрах от края ледовой шапки на довольно ровной песчаной местности, по которой было разбросано множество мелких камней. Пейзаж оказался именно таким, как мы видели его на фотографиях – унылая, однообразная, красноватая равнина, и только шапка льда разнообразила полярный пейзаж светло-серым цветом.

Мы покинули катер и немного прошлись по поверхности. Сила тяжести здесь была более чем наполовину меньше земной, и потому, даже с учетом нагрузки наших пятидесятикилограммовых скафандров, мы чувствовали себя довольно легко. Точнее – слишком легко. На востоке виднелось солнце, диск которого был примерно на треть меньше того, что мы обычно видели с Земли. Да и яркость у него была такая, что смотреть на него можно было, не щурясь. В общем, оно было другим, ощутимо далёким, и всё же нашим, родным. Пока оно находилось невысоко над горизонтом, небо имело розоватый цвет, но по мере того, как светило поднималось выше, небесные цвета менялись на оранжевый и желтый.

Итак, мы были на Марсе! Чувство счастья лишь омрачало воспоминание о погибшем Лёхе. “Как жаль, что нет тебя рядом! – думал я. – Ты тоже разделил бы со мной этот счастливый момент!..”

Мне вдруг пришло в голову подсчитать, каким же по счёту я стал марсианином. Из нашего катера я вышел третьим, плюс шесть человек на катере Енисея: получалось – девятым! Не первым, конечно, однако, все равно круто! Девятый человек на Марсе! Тот, кто ещё полгода назад даже слышать не хотел ни о каком полёте. Да и Лёха, конечно, был бы со мной в первой десятке. Эх, судьба-судьбинушка!.. И никуда ты от неё не денешься…

– А почему мы так далеко от шапки? – чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, спросил я своего начальника.

– Потому что зимой шапка разрастается примерно ещё на два километра в нашем направлении. Ну, и немного запаса необходимо. Если база окажется вмёрзшей в лёд, представляете, какие у нас будут проблемы?

– Ого! Минус шестьдесят! – воскликнул я, посмотрев на внешний термометр своего скафандра.

– Для полюса – это, вообще-то, не слишком холодно. По ночам здесь больше ста градусов мороза. Так что нам нужно обязательно запустить источник энергии, иначе ночью замёрзнем. Ну, народ, хватит лирики, пора за работу!

И Александр начал командовать. Под его руководством мы определи места для наших первых модулей базы, а также для первых солнечных батарей и одного ветрогенератора. Потом мы отдавали команды роботу, и тот разносил ящики с оборудованием по отмеченным точкам, успевая при этом подготовить почву для установки фундамента модулей базы. Наконец, мы начали сборку всеми своими силами, включая босса и пилота. Сначала собрали самый большой модуль – центральный, потом один жилой, рядом с ним санитарный, а недалеко от него – пищевой, не забывая соединять модули переходными коридорами. Довольно быстро мы осознали, что монтаж базы идёт медленнее, чем мы предполагали в теории. Из-за большой разряженности атмосферы мы не могли двигаться также быстро и уверенно, как на Земле. В итоге, только на сборку центрального модуля потратили более трёх часов.

Когда модули, в конце концов, были собраны, мы занесли в пищевой блок продукты и воду, в жилой – пять кроватей, в санитарный – бак с водой, по два умывальника и биотуалета, а в центральный – кислород и энергетическое оборудование. Разворачивать в тот день мы его не стали: солнце уже клонилось к закату, а ветра не было, следовательно зарядить аккумуляторы для отопления мы уже не успевали. По этой причине ночевать на базе мы не рискнули; мы бы просто там замерзли.

Как только солнце спряталось за горизонтом, температура сразу упала почти до ста градусов ниже нуля. Мы тут же сели в космокатер и вернулись на Амур. Как раз к ужину. Наши друзья поздравили нас с первой прогулкой по Марсу и стали нетерпеливо расспрашивать обо всех деталях нашего первого рабочего дня. И мы, конечно, им всё охотно рассказывали. А когда ужин заканчивался, на мониторе появился капитан Енисея.

– Ну что? – сдержанно улыбнулся он. – Поздравляю вас с первым днём на Марсе! В общих чертах я всё уже знаю, но хотелось бы получить информацию из первых рук. Как прошел день?

Александр тут же ему изложил всё в мельчайших подробностях. А потом деликатно осведомился:

– А как у вас дела?

– Немного лучше, но это понятно, – едва заметно усмехнулся он, – условия на экваторе более мягкие. Сегодня днём температура была даже плюсовая. В итоге, мы полностью выполнили дневную программу, включая установку ветрогенератора и пяти солнечных батарей. С генератора пока толку мало, зато батареи работают и уже зарядили наши аккумуляторы в объеме, достаточном для отопления жилого модуля. В итоге, два инженера остались на базе ночевать. Кстати, вы в курсе что американцы прибыли на орбиту через два часа после нас, а ещё через полтора часа их шаттл уже сел на Марс? Так вот, сейчас они тоже монтируют свою базу километрах в двух от нас, то есть, в пределах прямой видимости. И это была, пожалуй, главная причина для нашей ночевки на базе. Янки конечно на нас злые, и ожидать от них теперь можно чего угодно.

– А как там холм поживает? Он далеко от вас?

– Нет, всего лишь в километре. Робот его уже просканировал и подтвердил наличие в нем большой постройки. Форма та же, что и на американских фото, но никаких подробностей, по-прежнему, не просматривается. Только в центре нечто похожее на большие ворота. Ладно, отдыхайте, завтра продолжим работу.

Одним из наших вечерних развлечений был непременный просмотр новостей с Земли, и этот вечер не стал исключением. Первая же новость нас заинтересовала: это был прямой репортаж с заседания ООН, и он стал для нас настолько неожиданным, что я передам его в почти полном объёме.

По традиции, заседание открыл Генеральный секретарь ООН:

– Уважаемые представители мирового сообщества! Я открываю внеочередную сессию Генеральной ассамблеи ООН, посвященную недавним трагическим событиям в космическим пространстве. Их было аж три, и мы их обсудим по отдельности. Все вы о них, конечно, наслышаны, потому не стану повторяться и сразу передаю слово представителю Бразилии. Прошу Вас!
Представитель Бразилии:

– Спасибо. Уважаемые граждане Земли! Как вы все знаете, 3-го марта текущего года арабский космолёт Звезда Востока в космосе уничтожил южноамериканский космический корабль Пальма. При этом погибло 32 космонавта, летящих на этом корабле. От имени своего государства, а также всех стран-участников нашего проекта по освоению Марса, я выражаю решительный протест всем странам арабского космического проекта, а также требую проведения международного трибунала, наказания всех виновных и возмещения нам ущерба от этих преступных действий в полном объеме и в самые кратчайшие сроки! Прошу вынести моё требование на голосование членов ООН. Добавлю, что буквально за три дня до начала нашего полета группа мусульман предприняла попытку взрыва нашего корабля на верфи. Спасибо за внимание.

Генсек ООН:

– А теперь я передаю слово представителю Саудовской Аравии. Прошу Вас говорить только по данному вопросу.

Представитель Саудовской Аравии:

– Хорошо. Я буду говорить от имени всех стран-участников арабского космического проекта. Не буду отрицать, что упомянутый представителем Бразилии инцидент имел место. Но он являлся нашим ответом на расстрел группы мусульман на южноамериканской верфи. Наша религия не позволяет оставлять подобные действия безнаказанными.

Генсек ООН:

– Ещё кто-то желает выступить по данному вопросу?… Нет? Тогда ставлю вопрос представителя Бразилии на голосование. Время пошло, голосуйте… Время закончено. Результаты голосования вы видите на мониторе, но я их озвучу: “за” проголосовало 156 стран, “против” – 23 страны, “воздержались” – 7 стран. Решение принято. По второму инциденту слово предоставляется представителю Турции. Прошу Вас.

Представитель Турции:

– Спасибо. Уважаемые граждане Земли. 5-го марта текущего года космолёт Звезда Востока был уничтожен российскими кораблями Енисей и Амур. При этом погибло 28 наших космонавтов. В связи с этим, наши требования аналогичны бразильским: трибунал над преступниками и возмещение полного ущерба странам-участникам нашего проекта. Прошу вынести моё требование на голосование членов ООН.

Генсек ООН:

– А теперь слово представителю Российской империи. Прошу Вас.

Представитель Российской империи:

– Спасибо. Мы тоже не отрицаем упомянутый инцидент, однако при его рассмотрении просим учесть следующие моменты. Во время подготовки к полёту агенты арабского мира совершили несколько диверсионных акций с целью уничтожения чужих космолётов и учебных центров. Их мы уже обсуждали на прошлой сессии ООН. Кроме того, как только что прозвучало, во время полёта ближневосточный корабль уничтожил южноамериканский. Как мы должны были к этому относится? Только как к огромной угрозе всем кораблям, находящимся в космосе. Не только нашим. Именно поэтому мы предприняли меры по устранению этой угрозы. Спасибо за внимание.

Генсек ООН:

– Понятно. Желающие что-то добавить есть? Нет? Ставлю вопрос представителя Турции на голосование. Время пошло… Результаты: “за” – 35 стран, “против” – 128, “воздержались” – 23. Предложение отклонено. Переходим к третьему вопросу. Слово предоставляется представителю Японии.

Представитель Японии:

– Спасибо. 25-го марта текущего года во время полета на Марс российские космолеты Енисей и Амур уничтожили корабль Солнце Азии стран Восточной Азии. Погибло 35 человек. Причина агрессии проста – наш корабль отказался пропустить российский корабль вперёд. Наши требования также просты: трибунал над преступниками, возмещение полного ущерба нашим странам. Прошу вынести этот вопрос на голосование членов ООН. При рассмотрении инцидентов в трибунале прошу учесть также то факт, что россияне и мусульмане грубо нарушили международный договор о нераспространении оружия в космосе. Спасибо.

Генсек ООН:

– Российская сторона хочет возразить? Нет? Кто хочет что-то добавить? Никто? Тогда ставлю вопрос представителя Японии на голосование… Результаты: “за” – 184 страны, “против” – 1, “воздержались” – 1. Предложение принято. На этом внеочередная сессия ООН закрывается. Трибунал по всем упомянутым инцидентам начнёт свою работу буквально завтра. Все необходимые материалы по данному процессу уже подготовлены. Всем спасибо за участие.

Мы не могли поверить своим глазам и ушам: оказывается мы уничтожили ещё один корабль – восточно-азиатский.

– Это правда? – спросили мы наших боссов.

– Да, – печально ответил Александр. – Наши капитаны выполняли волю императора, а она, как известно – превыше всего.

– И что теперь будет?

– Не знаю. Нам остается только смотреть новости и наблюдать за развитием событий. А пока отдыхайте.

И оба наших босса вышли из кают-компании.

На следующий день всё повторилось. После завтрака мы в том же составе снова полетели на Марс, загрузив в космокатер новое оборудование. За день мы смонтировали ещё четыре модуля базы – энергетический, биологический, медицинский и технический склад. После этого недалеко от базы установили ветрогенератор и пять солнечных батарей, а в энергетическом блоке – прочее необходимое оборудование; в результате этого во всех модулях базы появилось электричество и тепло. Зарядка аккумуляторов прошла довольно быстро, поскольку сегодня у полюса было не только солнце, но и легкий ветерок. Однако, температура в модулях росла очень медленно – на базе пока не хватало конвекторов отопления, да и мороз на Марсе по-прежнему оставался трескучим. В течении дня нас спасала лишь отличная термозащита наших скафандров.

Да, чуть не забыл, в этот день космокатером управлял капитан нашего корабля – Максим. Он тоже с удовольствием прогулялся по Марсу и помог нам во всех наших делах, почти непрерывно болтая и шутя по малейшему поводу.

Примерно в полдень мы заметили, как в километрах четырёх от нас приземлился американский шаттл. Из него вышли люди и тоже стали строить базу. Похоже, наши главные конкуренты действовали по схеме, аналогичной нашей.

В конце рабочего дня Александр замерил в жилом отсеке температуру, уровень кислорода и радиации, и, смело сняв скафандр, предложил добровольцам переночевать вместе с ним на базе. Двое из нас согласились. Я не был в их числе и потому опять вернулся на Амур. Оставаться на суровой планете в таком маленьком составе мне было как-то боязно.

За ужином мы опять подробно обсудили наши дела, а когда на связь вышел Титов, то наш второй босс – Татьяна – подробно ему всё доложила. В ответ он тоже рассказал кое-что интересное.

– На базе у нас всё идет по плану – строимся. Американцы – тоже. К холму пока не ходим – не до того. А вот на орбите произошли трагичные события. После полудня подлетели шесть китайских кораблей, сумевших без происшествий прорваться через астероиды, но, похоже, у них не хватило топлива на торможение. В итоге, они не смогли удержаться на орбите и улетели дальше в космос. Похоже, навсегда. Только один их корабль попытался сесть, но скорость была так велика, что он разбился о поверхность Марса. И ещё одна важная новость из космоса. Не знаю, рассказывал вам ваш командир или нет, но если что – повторюсь. Несколько дней назад европейцы пролетали мимо китайских кораблей – тех, что были повреждены астероидами, и предложили им свою помощь – перейти на их корабль. К их удивлению, китайцы отказались, заявив, что не желают принимать помощь “от врага”. Напомню, что уже несколько лет Китай с Евросоюзом находятся в состоянии холодной войны. Между тем, китайский спасательный корабль до сих пор не стартовал, и потому спасение китайских космонавтов остается под большим вопросом.

На этом капитан с нами попрощался, а мы тут же включили земные новости и посмотрели репортаж из ООН. Корреспондент сообщал следующее:

– Сегодня прошло заседание трибунала ООН, на котором были рассмотрены недавние инцинденты в космическом пространстве. В конце заседания были озвучены следующие решения.

1. Все страны-участники арабского космического проекта являются виновниками уничтожения южноамериканского космолета Пальма и потому должны возместить последним материальный и моральный ущерб в полном объеме. Сумма ущерба будет определена в ближайшие дни. Дело в отношении капитана корабля Звезда Востока прекращено в связи его смертью.

2. Российская империя является виновной в уничтожении восточно-азиатского космолета Солнце Азии и потому должна возместить последним материальный и моральный ущерб в полном объеме. Кроме того, признаются виновными капитаны кораблей Енисей и Амур. Они подлежат немедленному аресту и передаче их под контроль полиции ООН с целью дальнейшего содержания под стражей.

Почти сразу после оглашения приговора трибунала стали известны реакции арабской и российской сторон. Арабы заявили, что готовы возместить ущерб южноамериканским странам только после того, как Россия возместит ущерб им. Они также напомнили, что в странах Ближнего Востока уже год бушует тяжелый финансовый кризис. Российская сторона была более категоричной, заявив что российское законодательство имеет более высокий приоритет перед международным, а произошедший в космосе инцидент не имеет отражения в российский законах.

Вскоре последовало заявление Генсека ООН, в котором он сообщал о недопустимости игнорирования решений ООН странами-членами ООН и потому вынужден поставить вопрос об исключении России из состава этой организации. После этого прозвучали заявления ближневосточных и восточно-азиатских стран о том, что нежелание компенсировать ущерб может иметь для России более тяжелые последствия.

Дальнейших заявлений сегодня не последовало, – закончил свой репортаж корреспондент.

Мы были в шоке. Будучи политически хорошо подкованными, мы понимали, к чему может привести такое обострение. И всё же не хотели в это верить, надеясь на лучшее.

На следующий день на Марс спустились не только два механика, включая меня, но и два медика, включая Татьяну, и один биолог – моя Тая.

– Как прошла ночь? – спросили мы тех, кто переночевал на базе.

– В общем нормально, но было прохладно, – ответил нам Александр. – Это от того, что жилой блок не успел прогреться. Да и народа было слишком мало. Будет больше – будет теплее.

Медики тут же стали измерять температуру в модулях, состав воздуха, радиацию и прочие параметры.

Совместными усилиями мы, наконец, полностью завершили монтаж базы, установив три последних блока – для отдыха, спортивный и еще один жилой. Оснащение этих блоков оставалось на Амуре, и потому в этот день они стояли совершенно пустыми. Таким же оставался и биоблок. Остальные блоки были оснащены только частично, но и этого уже было достаточно для проживания десятка человек. Поэтому в конце дня приказ Александра был категоричным: все прибывшие на Марс теперь должны были оставаться на нём. Вот с этого дня мы и живём на Красной планете. Наша база у экватора тоже была полностью смонтирована, и теперь нам оставалось оснастить обе базы всем необходимым оборудованием, после чего можно было приниматься за основную работу.

В этот день состоялось еще одно важное событие – наконец-то прибыли европейцы и всех нас сильно удивили: они не оставили свой корабль на орбите, а посадили его на Марс у подножья горы, находящейся недалеко от холма с американской находкой. Какой у европейцев был двигатель, мы до сих пор не знали, но похоже, он был довольно мощным, если они надеялись в будущем стартовать на нём прямо с Марса.

После довольно простого ужина, приготовленного медиками, нам хотелось как-то развлечься, но на базе пока ничего развлекательного не было. Кроме одного – спутниковой тарелки, про которую днём мы совершенно забыли, и большого монитора, уже установленного в комнате отдыха. Тогда мы взяли тарелку, установили её на поверхности недалеко от нашей базы, направили её на Землю и, включив монитор, с удовлетворением отметили, что она поймала телесигнал с нашей родной планеты. Хотя Земля и была далеко, но она была рядом с нами – здесь, на другой планете. Мы конечно же опять с нетерпением включили новости и услышали… Ох, уж лучше бы этого нам не слышать!

На нашем имперском канале “Россия сегодня” сообщали следующее:

– Вниманию всех жителей Земли! Передаем экстренное сообщение. Сегодня в отношении Российской империи совершена международная военная агрессия ряда восточно-азиатских, ближневосточных и европейских стран, в результате чего захвачена часть территории нашей империи. Российское правительство призывает мировое сообщество осудить эту агрессию и предпринять все усилия для её прекращения.

От этой информации мы были в шоке, и нам конечно же захотелось узнать подробности. Потому мы тут же переключились на канал CNN. Диктор сообщал следующее:

– Сегодня ранним утром армия японских дронов атаковала российские войска на Курильских островах и в течении получаса их полностью уничтожила. После этого с японских военных кораблей на острова был высажен десант, который быстро захватил все административные здания.

Примерно через час после этих событий объединенные воздушные силы стран Восточной Азии напали на российские войска в Мьянме и Монголии и в течении часа почти полностью их уничтожили. После этого восточно-азиатские сухопутные войска вошли на территории этих стран и взяли под контроль все стратегически важные объекты и здания.

Ещё спустя полтора часа после этого наземные войска стран Ближнего Востока при поддержке воздушных дронов вторглись в Казахстан и в течение двух часов подавили сопротивление российских войск, после чего полностью освободили эту страну.

Во второй половине дня российские власти начали срочную переброску своих войск с Западного, Центрального и Сибирского округов к границам Монголии и Казахстана.

Однако ближе к вечеру объединенные силы Евросоюза вторглись в Украину, Белоруссию, Литву, Латвию и Эстонию и в течении трёх часов полностью разбили воздушные и наземные российские войска. Напомню, что эти страны, также как и Казахстан с Монголией, Россия считает частью своей империи, тогда как мировое сообщество по-прежнему это не признает.

После этих событий Россия срочно созвала экстренное заседание ООН, где выразила решительный протест военным действиям восточно-азиатских, ближневосточных и европейских стран и потребовала срочно прекратить агрессию. Иначе она оставляет за собой право на применение нейтронного оружия.

В ответ представители этих стран заявили, что не нападают на Россию, а лишь освобождают страны, незаконно оккупированные Россией в последние годы. Тогда как уничтожение кораблей Звезда Востока и Солнце Азии как раз является прямой агрессией со стороны России.

На заседании высказались также и представители других стран. Китай поддержал Россию и потребовал прекращения агрессии в отношении неё. Поддержали Россию и страны Южной Америки с аналогичными требованиями. И совершенно неожиданно для мирового сообщества с подобным заявлением выступили США, при этом призвав Россию не применять оружие массового поражения, поскольку оно представляет угрозу всему человечеству. В противном случае российские ракеты будут сбиваться всеми американскими силами ПРО – как наземными, так и космическими. На это Россия ответила заявлением о том, что такие действия США она будет считать враждебными со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В эту ночь мы почти не спали. Мы понимали, что Земля стоит на краю пропасти.

В жилом отсеке было не прохладно, как выражался наш босс, а просто холодно. Спать мы легли в спортивных костюмах, укрывшись двумя одеялами, но долго не могли согреться. Чтобы было теплее, мы с Таей решили провести ночь в одной кровати.

– Паша, это же – война? – дрожа, то ли от холода, то ли от страха, прижималась она ко мне. – Это – Третья мировая?

– Да, это – война, – мрачно ответил я. – Но пока – не ядерная, и я очень надеюсь, что такой она не станет. Я верю в нашего Императора. Он обязательно найдет решение. Он у нас мудрый.

Думая об одном и том же, мы крепко обняли друг друга и постепенно забылись в тревожном сне.

* * * * *

На фото – российские космонавты на Марсе

31
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments