Мой первый опыт с тетей.

Так повелось, что каждую среду и субботу мы топили баню. Надо сказать что я даже не знаю как долго это продолжается, но то, что больше столетия — точно. Мы жили тогда на хуторе. Три большие и светлые избы стояли на краю рощи на приличном расстоянии друг от друга и в нескольких километрах от села. Хотя и происходило все в восьмидесятые и, казалось бы, должно было что то поменяться, но тем не менее все было по-старинке. Еще прадед отстроил две избы для своих сыновей по соседству, чтобы вместе вести хозяйство, так было легче, да не строить лишних построек. Так мой дед говаривал. Ведь гуртом оно сподручнее да веселее будет. Поскольку детей было много, то и баню лет сто назад построили из дуба на славу. В селе не у каждого такая хата была. Топили то по-черному и чтобы всем всего хватило (и пара и воды) баня была 9х12, с большим предбанником и огромной печкой. Ведь только у прадеда было 12 детей…А потом все эти дети дали свое потомство и отнюдь не маленькое. Мой дед был самым младшим и народил семерых (пять пацанов и двух девочек) и поселился в отцовской избе, а два других брата из семи (самый старший и средний) по соседству. Дочери повыходили замуж и разъехались, а пока этого не произошло жили все вместе. В общем к тому времени о котором я хочу рассказать на наших трех хуторах жило 17 человек общего населения. Я жил с мамой,двумя сестрами(одна на 2 года младше,а другая на 3 старше) и дедом. Мама была в семье третьей по счету. Еще была тетя Света и она была самая младшая и самый поздний ребенок в семье. Разница между мамой и ей была 18 лет. И выходило так, что моя старшая сестра всего на 2 года была младше её, а я — на 5 лет. Так что тетка (иногда мы её так дразнили) жила с нами пока не уехала поступать в училище. Сколько помню она только и мечтала поскорее вырваться из «нашего колхоза», как сама не раз говорила. Недалеко, по соседству с одной стороны жил мамин младший брат Николай со своей семьёй, а с другой стороны — деда брат со своей женой, дочкой и её детьми. Так получилось что мой отец и её муж были братьями близнецами и женились в один день. А потом поехали на заработки да в какой-то там катастрофе погибли. Осталась моя мама и тетя Надя вдовами с тремя детьми на руках. У тети Нади только две дочки были близняшками и моими сверстницами, а Сашка был ровесником моей старшей сестры Иришки. У дяди Коли было два сына погодки и старшая дочка. Так что детворе скучать не приходилось. Жили мы дружно, хотя иногда надоедали друг другу до нельзя. А когда всем скопом ходили в баню, то отрывались там по полной. К тому времени огромную печку развалили и сложили новую, в углу. Баню разделили на три отсека. Ну предбанник в принципе остался без изменения, а вот большую комнату где и парились и мылись разделили на две. Стало более цивилизованно да и гораздо удобнее. Кто хотел — парился, а кто хотел — мылся. Но мы как все вместе ходили с самого детства, так и ходили. Задача детворы была натаскать воды, как следует протопить и омыть баню с проветриванием, чтобы легко дышалось. Я не скажу что таскать воду,носить дрова и все остальное доставляло огромное удовольствие, но кто нас спрашивал… Да и то, что сейчас будем обливаться и плескаться, а потом будет чай с пирогами и баранками, компенсировало с лихвой. Время шло, а у нас практически ничего в этом отношении не менялось. Разве что мы взрослели, девчонки превращались в девушек, да и мы подрастали и крепчали, но сказать что у нас было какое то половое влечение друг другу — нельзя. Ведь все было настолько обыденно и привычно, что к обнаженным женским телам я, Сашка да Колька с Витькой относились точно так же как к пирогам на столе. Мы об этом не раз говорили когда собирались на «горе» (чердак) у Сашки. Не знаю о чем говорили девчонки, а мы лишь между собой обсуждали как подросли у той или иной груди да обросли их письки. Почему то мне кажется, что и они нас обсуждали в таком же русле. Но мыслей о соитии даже близко не было. Если быть честным,то мы тогда об этом даже и не думали. Да и что мы могли вообще знать в то время об этом.

Но мне больше всех и всегда нравилась моя тетка Светка. Я с восторгом смотрел на её фигуру. Её тонкая и изящная талия с красивыми округлыми (хотя еще и чуть угловатыми) бедрами, да с высокой еще не до конца сформировавшейся грудью с очень красивыми, маленькими и аккуратненькими сосками просто будоражили кровь и мой член. Иногда я по-долгу сидел в углу и смотрел на неё прикрывшись мочалкой поскольку член прямо-таки выпирал наружу и мне было крайне неудобно, хотя такое в бане не раз с нами, мальчиками случалось. Но там была как бы частичная эрекция, а здесь — конкретный стояк. Надо признаться, что это со мной стало происходить с тех пор как она уехала учиться и лишь иногда приезжала к нам в гости. И приезжала всегда к бане. Ей было уже 19, а мне — 14 с половиной. К этому времени я уже вытянулся и окреп. И если раньше она была выше меня, то теперь я уже смотрел на неё с высока. Как оказалось моя тетка была совсем миниатюрная, 158 см. ростом. Я же уже был 171 см. Как то за лето почти на 10 см. вырос.Размер моего писюна тоже не подвел,о чем я как то услышал когда наши мамы думали что мы спим и обсуждали что то, в том числе и нас, своих сыновей.Тогда то я и услышал от тети Нади что её Сашка хоть и старше, а если судить по размеру «прибора», то ой какой младший. Я тогда сразу не понял о каком таком приборе идет речь, ну а когда дошло, то явно возгордился. Только вот этот прибор не давал мне спокойно мыться и жить, особенно последнее время. Несколько раз я просыпался от того, что что то липкое было в трусах. Я тайком потом застирывал трусы.Рассказать об этом я стеснялся, а спросить тоже не у кого было, одни бабы вокруг. Но однажды мы с пацанами совершенно случайно услышали разговор девчонок в котором Вика(одна из Сашкиных сестер) рассказывала как во время стирки увидела на его простыни пятна. Ну и тут началось. Они долго обсуждали и мочалили эту тему,обсуждая наши писюны и возможности, Сашка всё это время еле себя сдерживал и был красный от злости как рак цедя сквозь зубы разные угрозы и проклятия в их адрес. А я, тем не менее, узнал почти все что меня интересовало. Мы даже узнали что некоторые из наших девчонок балуются со своими пальчиками и при чем они так смело и даже гордо об этом рассказывали… Не знаю как у пацанов, а у меня член встал колом от этих откровений. Мы еле дождались когда они наконец разбредутся чтобы покинуть свой схрон. Для себя я уже тогда решил что надо с моим стояком что то делать, чтобы случайно не испачкать постель.

Буквально через пару дней, после бани, когда как назло приехала Света и я из-за неё дольше обычного просидел в парной и в своем углу, когда все напились и наелись и отошли ко сну, я решил попробовать поиграть со своим писюном. Я тихонечко поднялся, проскользнул мимо спящей Светы (она по приезду всегда спала на выходе из комнаты на своей любимой кровати) и направился в баню. Свет зажег только в парной, чтобы из дома видно не было, да и то небольшое окошко завесил своей майкой, на всякий случай. Если честно, то я даже не знал с чего начать и что с ним делать. А мысли о Свете так возбудили меня, что я даже услышал как стучит сердце у меня в ушах. Я кое-как, не умеючи взял его в руку и стал водить то вверх,то вниз. Не скажу что это было классно, но как то необыкновенно… непривычно. Член буквально вырос вразы и набух с такой силой, как никогда до этого. В какой то момент мне показалось что скрипнула дверь и я затих, но стояла мертвая тишина, если не считать капающей из крана воды. Я продолжил и в какой то момент, увлекшись, сильно дернул вниз и чуть не взвыл от боли. Откуда я мог знать про какую то там уздечку и как все нужно делать правильно. Я даже не обратил внимания на вошедшую в парную Свету. Она чуть не бросилась ко мне стараясь убрать мои руки и посмотреть что я там натворил. Ведь она уже заканчивала медучилище и кое что понимала. Я сначала как то не обратил внимания, а потом мне так стало стыдно, что я ушел в глухую оборону.

— Дурачок. Покажи. Ну что я там такого не видела? Ведь видела, все видела. Даже в прошлый приезд, когда ты как всегда сидел в своем углу, следил за мною и в какой то момент твоя мочалка съехала и обнажила его. Да и меня ты тоже всю рассмотрел. Я не сделаю больно, просто посмотрю.- настаивала она и я, немного поразмыслив, отступил и убрал руки обнажив его. Надо сказать что возможно от боли, но он опустился и здулся. Света посмотрела мне в глаза как бы спрашивая разрешения и получив мое немое согласие аккуратно взяла его двумя пальчиками и приподняла, склонившись и внимательно осматривая мой член со всех сторон, потихонечку оттягивая шкурку вниз и обнажая головку. Я просто замер. Мой же член наоборот — ожил, и стал снова набухать и набирать силу. У Светы удивленно изогнулись брови и она остановилась.

— Что случилось? — спросил я.

— Да ничего хорошего.- как то загадочно ответила она от чего я весь напрягся.

— Так все-таки что? — не унимался я.

— Он у тебя так набух и окреп, и это, как я понимаю, еще не предел,что я просто в шоке.-весело ответила она и намерено приглушено засмеялась. — Мне это явно нравится. А вот то, что ты надорвал уздечку — нет.

— И что делать? — я был разочарован. Мне очень не хотелось чтобы она выпускала его из рук.

— Ничего. Я сейчас схожу за перекисью и обработаю, а завтра еще раз осмотрю. Нужно ждать пока заживет.- тоном знающего медика закончила она.

— И долго?

— Пока не заживет. У каждого по разному.

Я разочарованно вздохнул и уже собирался спускать с полка, но она меня жестом остановила и приказала ждать. Сама ушла в дом. Я молча сидел и думал над происшествием, а еще над тем ароматом, который исходил от Светы и её нежных,ласковых и маленьких с длинными и изящными пальцами ручках. Первый раз в жизни у меня внутри что происходило необъяснимое и желанное. Буквально через несколько минут дверь в парную открылась и вошла Света, а за ней — мама. Я был в шоке и полностью зажался.

— Ну вот я же тебе говорила- с упреком сказала Света маме.- Видишь как сразу зажался весь. Он тебя стесняется, а ты все да чего уж там.

— Так и на самом деле — чего уж там. — отвечала мама.- В бане все вместе моемся — и ничего, а тут в чем разница?. Чего нового я там не видела?

— Ну что, слышал? Мама переживает за тебя. Так что давай показывай и не выёживайся — строго приказала Света. Я покорно подчинился. Тетка с мамкой вместе низко склонились над членом да так, что даже мне видно не было что они там делают или не делают.

— Видишь? Резко дернул и результат на лицо — деловито серьёзно говорила Света обращаясь к маме.

— Ну да. Мог мы меня попросить. Я ж бы такого не допустила. — запросто отвечала мама, а у меня от этих слов аж дух перехватило и я моментально представил как она мне это делает и член буквально вздулся и вскочил как ошпаренный. Никогда такого до того не было.- Ого…- буквально воскликнула мама.

— А то. — С каким то восторгом поддакнула Света.- Знай наших! А еще расти и расти. То ли еще будет!

— Это точно! И в кого такой уродился? Уже отца,пожалуй, перещеголял. — задумчиво проговорила мама. Они говорили так, как будто меня здесь просто нет.

— Ну на этот счет не скажу, не знаю, а то, что это самый большой из тех что я видела — факт. Так ведь еще 15 не исполнилось. — продолжала тетка.

— Ну да…. Так и я о том же…- поддакнула мамка.

— Вы что-нибудь делать будете или как? — наконец осмелев,потому что надоело, спросил я.- Или я спать пошел.

— Ишь ты его, спать пошел. Натворил делов и еще чем то недоволен — поддельно возмутилась мама.

— Ага. Герой нашелся. Сиди и терпеливо жди. Сейчас все сделаю и отпущу. — сказала Света наконец взявшись за мой писюн.

— Ну вот, кажется и всё. Газуй в дом.- сказала мама и отпустила мой член, который придерживала у основания, пока Света его обрабатывала. Я буквально сорвался с места и через минуту уже сопел в две дырочки под одеялом абсолютно голый(трусы не разрешили одевать). Мало того тетка настояла на том, чтобы я эти выходные провел безвылазно дома в голом виде, чтобы не попала инфекция и ускорить заживление. Ведь с понедельника в школу. Так что я только когда выходил на улицу в туалет накидывал мамин халатик, который был выше колена и едва скрывал мой член, а все остальное время голый гулял по дому. Сестрам мама и тетка сказали что у меня просто вскочил прыщ, без лишних и подробных объяснений, чему я был искренне рад. И как моя младшая не просила показать где он там у меня вскочил, я так и не показал сказав что всему свое время и она тяжело вздохнув согласилась подождать.

Надо признаться что с если с начала мне было неловко разгуливать голышом среди одетых женщин и деда (который по-видимому знал истинные причины и только улыбался в свои пышные усы). то потом мне даже стало нравиться. И даже когда к нам заглянула тетя Надя с Викой я не стал прятаться а запросто остался стоять посреди веранды увлеченно обсуждая с Иркой только что просмотренный фильм про пограничников. Они конечно были сразу немало удивлены, но получив от мамы кое-какие объяснения вроде как перестали на меня обращать внимание. Хотя, если честно, чаще обычного все равно в мою сторону бросали взгляды, особенно Вика. Мне же это явно нравилось. Я даже специально, то уходил в комнату, то возвращался только лишь для того, чтобы опять ловить на себе изучающий взгляд Вики. Соски под её легким платьем буквально торчали как кнопки и она периодически поправляла за ушком волосы. Я тогда еще не знал что это значит, но чувствовал что неспроста. Так пролетели выходные и началась школа. Однако как только я пришел из школы мама буквально потребовала, по рекомендации Светы, чтобы я разделся и ходил голышом. Я не буду скрывать, но был этому безумно рад, поскольку и сам хотел под предлогом выздоровления попросить у неё такого разрешения.Вот только не знал как это сделать. А тут она сама буквально приказала. Я сделал вид что нехотя поддаюсь ей. Она вошла в комнату с перекисью и ваткой и стала ждать когда я разденусь. Раздевшись я сел на стул, а она присела на корточки рядом, аккуратно взяла мой член пальцами и приподняла намереваясь осмотреть и обработать. Член стал пониматься. Мама заглянула мне в глаза и сказала чтобы я сходил в баню и хорошенько помыл его,только аккуратно. Я пожал плечами, встал и пошел к выходу. Уже в дверях она меня окликнула. Я видел что она что то хочет еще, но что.

— Ты иди, а я сейчас приду и все сама сделаю. Там и обработаю.-с какой то дрожью в голосе сказала она и жестом как бы отправила меня.

Я пришел в баню,снял мамин халатик, зашел в помывочную и набрал в тазик воду. Вода еще была теплая. Тут вошла мама и сняла халат. Под ним ничего не было. Я был удивлен.

— Садись на лавку и пошире раздвинь ноги.- я молча подчинился. Она так же как в доме присела на корточки, взяла его пальчиками, рассмотрела, а потом ополоснула водой и стала намыливать мылом. Намыливала всей ладонью и не только его, но и яички. Естественно что от этого мой член стал как бревно. Маме, казалось это доставляет такое удовольствие… Грудь её как то чаще стала вздыматься (а грудь была очень красивая, это, наверное у них наследственное) и на щеках проступил яркий румянец. Потом она стала его смывать. Все это было очень классно, но я чувствовал, что чего то не хватает. Какого то финала, логического завершения. Потом она его вытерла, обработала перекисью, промокнула ваткой и отпустила меня, сказав что задержится чтобы убрать. Я накинул халат и вернулся в дом. И только уселся возле телевизора как вспомнил ято в бане оставил свои наручные часы, доставшиеся от отца. Я снова накинул халат и быстро пошел в баню. Войдя в предбанник я услышал легкий мамин стон. Сразу не понял что два откуда, а потом подумал что ей стало плохо и хотел ворваться в помывочную, но что то остановило. Не похож был этот стон на тот когда плохо. Я решил просто посмотреть в дверную щель и увидел как мама лежит на лавке широко раздвинув ноги (и все это в мою сторону) и ласкает себя пальцами между ног. Тогда женщины промежность не брили и поэтому увидеть какие-либо подробности было невозможно, но уже вот такое откровение было само по себе чем то. Затаив дыхание я следил за всем этим процессом едва сглатывая пересохшую слюну таким же горлом. Вот её пальцы в промежности ускорились, другая рука быстрее и сильнее стала сжимать и ласкать грудь, она как то вся напряглась, выгнула спину дугою, задергалась как в конвульсиях, видно было как обильно увлажнились её пальцы и замерла… иногда еще слегка и коротко подергиваясь с легким хрипом и сдерживаемым стоном. Я не мог оторваться от этого зрелища. Я первый раз видел как кончает женщина, хотя тогда этого еще и не понимал. Потом она медленно встала и пошатываясь подошла к стоку. Я не знал что она собирается делать, но догадка, мелькнувшая в голове, подтвердилась. Она присела прямо на ним и сначала тонкая и ленивая, а потом мощная и напористая струя ударила с шумом и журчанием по крышке стока вспенивая воду. Я не знал что даже это может так заводить. Выскакивал из бани я с налитым соком стояком. Прибежав в дом я уселся на диван, стараясь как можно лучше спрятать его от любопытных глаз и через некоторое время с приходом некоего успокоения я ощутил неприятную резь внизу живота. Надо сказать что я изрядно испугался, но поскольку это было непродолжительно, то решил никому не говорить.Так я узнал что такое перевозбуждение и воздержание ведущее к боли внизу живота.

Неделя пролетела почти незаметно. Моя рана зажила, но я все так же голышом разгуливал по дому и не только. Весна выдалась теплая и когда на улице было особенно тепло, то я даже по двору шнырял в чем мать родила. Моя младшая сестренка присоединилась ко мне и сказала что это непередаваемые ощущения, не то что в бане. Дед только ухмылялся в усы и к концу недели сказал что если все хуторяне через месяц будут ходить голые он ничуть не удивиться, имея ввиду все три хутора.

— Боюсь как бы и мне не пришлось свое хозяйство оголять, что было бы неплохо для здоровья. Тело за зиму соскучилось по солнышку и теплу. — как всегда немногословно сказал он и улыбнулся в свои пышные усы. Тем более что удивлять и пугать некого было. Все и так все видели в бане.

— Да,папа, если ты не против так я хоть сейчас заголюсь…- весело подхватила мама и озорно подмигнула нам с Наташкой (моей младшей сестрой). Мы как раз голышом помогали ей по хозяйству. — Это ж надо знать какая экономия. Одежда не рвется, не изнашивается и не пачкается. Значить ни мыла ни электричества не надо. Обмылся из тазика и все. А так стой, стирай, латай, гладь, отбеливай… Одна морока.- констатировала она и засмеялась.

— Так я ж не супротив.Чего нового я там не видел. Ты ж на моих руках выросла и видел я все от «а» до «я». Да и глазу веселее. — отозвался дед и лукаво подмигнул.

— Ну вот и ладно.- сказала как то неопределенно мама и ушла в дом. Мы с Наташкой переглянулись, она пожала плечами, взяли носилки с прошлогодним сором в руки и понесли на яму. Прикольно было смотреть как идет Наташка шевеля своими ягодицами, я ж сзади шел. Выбросив мусор мы вернулись к бане, обмылись там, помогая друг другу, и надо отметить что Наташка ни сколько не стесняясь помогала мне намыливаться и смываться при этом наглым образом касаясь члена и яичек. Я поступил соответственно. Первый раз за все время я её общупал всю, но не так нагло как она меня. Если честно, то когда намыливал и ополаскивал её попку и бедра, невольно дотрагиваясь до промежности и лобка, мой член четко отреагировал на это, чего раньше никогда не случалось. Правда раньше я так её и не мыл. Поскольку у неё не было такой густой растительности как у мамы, я сумел хоть как то, более менее рассмотреть девичью письку. Хотелось поподробнее, но это же моя сестра, и при чем младшая. Когда мы вернулись в дом то были немного ошарашены. Нас встретила голая мама и старшая Иришка.

— Ну что не ожидали?-спросила мама

— Не одним вам голышом слоняться — в тон ей сказала Ирка.

— Ну и что тут такого? Типа мы тут друг друга первый раз видим.- парировала Наташка и спокойно прошла в свою комнату. Я проследовал в свою, получив легкий шлепок по жопе от Ирки.Она только звонко засмеялась, а дед, сидящий в углу и дымящий свою трубку лишь многозначительно громко вздохнул и улыбнулся в свои усы.

В субботу мы как всегда топили баню. Как всегда собрались все хуторяне. Стояла очень теплая погода и поэтому решили накрыть стол в саду,рядом с баней под яблонями.Насекомые еще не донимали, а теплый ветерок нежно ласкал тела и трепал волосы. Настоящий на дровах трехведерный самовар доставшийся от прадеда который тот из самой Тулы привез уже пыхтел возле стола ожидая своего часа. Мы же как всегда парились, мылись и резвились. Только вот Света стала как то больше мне внимания уделять, да когда парила и мыла, вроде все как всегда, да не как всегда. Глазу не заметно, а я то чувствую её прикосновения в самых разных местах и не так как раньше. Да и я когда её мыл или парил тоже обратил внимание как она сама подставляет те самые интимные места для более плотного контакта. Я хотел было спросить, да по глазам прочитал, что всему свое время. Все было как всегда, только за тем исключением, что после бани никто не одевался, а прямиком сели за стол и стали чаевничать. Старшие конечно же без крепких напитков не обошлись.

— Что за баня без сто грамм! — говорил дед и ставил трехлитровую бутыль свойской пшеничной самогонки на меду на стол. Никто и никогда не злоупотреблял и больше чем ему нужно или хотелось не пил. А не хотел пить вовсе — тоже не беда. На этот случай были просто брага или квас, помимо чая. А еще собственные наливочки и настоечки. Так что выбор был на любой вкус. Дед был всегда рад гостям, впрочем как и мы все. Конечно для других жителей хутора наша повседневная нагота сразу показалась чем то неестественным, но пока мылись и парились видно все обсудили и рассудили и приняли для себя каждый свое решение. Как показала жизнь мой дед был прав. Ошибся только в сроках. Не через месяц, а уже через пару недель, когда установилась по-настоящему теплая погода все хуторяне ходили голышом, чему несказанно радовались как дети. В начале лета, когда у меня начались каникулы, а Света приехала готовиться к экзаменам и установилась очень жаркая погода мы по нескольку раз в день ходили к ручью. До него было метров двести, а точнее не до него, а до небольшой затоки. В ней одновременно могло купаться человек пять. Если больше — тесно было. Да и неглубокая была. Зато вода была всегда прохладная, за счет бьющих по ручью выше ключей. Света вообще оттуда не уходила. Не хотела чтобы ей мешали.Меня же последнее время будто магнитом тянуло к ней, особенно если учитывать последние бани с её прикасаниями и троганиями. А еще я опять как то раз застукал маму в бане когда она мастурбировала и еле сдержался чтобы не войти к ней наперевес со своим членом. Последние дни в школе со всякими приготовлениями и подитоживаниями отвлекали от всего этого, но выходные и баня опять делали свое черное дело. Моя уздечка окончательно заросла, зажила, но я боялся что опять сделаю что-нибудь не так и поэтому терпеливо ждал. Мои трусы чуть ли ни через день были испачканы выделениями. Я был готов пойти на отчаянный шаг и обратиться за советом если не к маме, то хотя бы к деду, как бы не было стыдно. А тот разговор когда мама сказала, что она сама готова мне помочь, вообще последнее время сверлил мне мозг. И тут пойдя в очередной раз освежиться я застаю Светку тоже купающуюся и в одиночестве. Я быстро разделся и сиганул к ней накрыв волной её с головой. Она весело отфыркивалась и брызгалась в меня. Как то незаметно я оказался в её объятиях. Она крепко сжимала меня со спины. Я чувствовал как она прижимается ко мне своей грудью четко упираясь торчащими и набухшими сосками. Тело у неё было холодным и её бил озноб, но я почему то понимал что это не тот озноб. Мне удалось вывернуться и наши лица оказались друг напротив друга. Мы долго молча смотрели друг другу в глаза как будто что пытаясь понять, объяснить или еще что то, и вдруг она меня поцеловала. Я первый раз в жизни целовался. Голова закружилась от того, что перехватило дыхание. Мой член упрямо упирался куда то в неё. Я не мог знать куда. Но точно знал что мне это жутко нравится, да и ей, повидимому, тоже. Света стала тереться о мой член, а ногой, коленкой, массировать яички. Член буквально готов был взорваться. Она это чувствовала.

— Пойдем на берег — сказала она и поплыла первая оголив красивую круглую попку. Я последовал за ней. Вылез я первый и подал руку (берег был крутоват). Света с благодарностью посмотрела мне снизу вверх в глаза и неприминула посмотреть на мой стоячок. Взобравшись на берег она запросто взяла его в руку и потянула через него меня за собой к своей подстилке на которой до этого лежала. Я покорно пошел. Место было выбрано с умом. Легкая тень и укромность позволяли вполне себя комфортно чувствовать. Она селя первая и потянула за собой меня.

— Я знаю ты давно этого хочешь, впрочем как и я! Не перебивай. Но я очень долго колебалась пока не придумала беспроигрышный на мой взгляд вариант.

— И что это — с нетерпением спросил я облизнув вдруг пересохшие губы.

— Это оральный секс. — просто ответила она.

— А это как? Просто целоваться? — недоумевал я. Тогда лучше к маме. Та в беде не оставит.

— Нет. Это ласки гениталий партнерами друг другу — как училка продекламировала она.

— А это как? ни как не мог взять в толк я.

— В общем я ласкаю языком и ртом твой член, а ты мою письку. Понятно? — спросила она и заглянула мне в глаза. Если честно я даже не представлял как это я своим языком полезу ей туда. Меня на время даже как то отвернуло. И не мог представить как это она его будет в свой маленький ротик погружать и облизывать. Но мне было жуть как интересно, особенно поближе рассмотреть женскую письку. Что кроется под этими курчавыми волосками? Что они скрывают от нашего взора.

— Хорошо! — твердо сказал я. -Но ты ведь если что подскажешь? Ты же у меня первая.- даже чересчур стеснительно попросил я.

— Обязательно! Только и ты не молчи если что не так. Ты можешь мне не верить, но ты у меня тоже первый. Еще тогда в бане,когда ты порвал уздечку, я решила, что никому кроме тебя не отдамся. Но поскольку мы родственники,то хотя бы так, а там — видно будет.

С этими словами она поцеловала меня, пытаясь проникнуть своим языком ко мне в рот и опрокинула навзничь. Потом стала целовать мое лицо, глаза, шею, опускаясь все ниже и ниже пока не достигла члена. Он буквально трещал от перенапряжения. Ведь все это время пока она меня целовала её рука ласкала его. Я наблюдал за ней. Я видел как она обильно смочила его своей слюной и очень аккуратно стала оголять головку. Было немного неприятно и больно, но я терпел. Она снова смочила его слюной и продолжила, то отпуская, то натягивая, и в конце концов полностью оголила головку. Она была бордовая от напряжения. Света попыталась взять её в рот, но безуспешно. Зубы остро резанули по чувствительной плоти и я чуть не вскрикнул. Она поняла и стала просто облизывать и ласкать его и яички языком. Яичке же даже заглатывая и гоняя во рту, что было ново и классно по ощущениям.Потихонечку напряжение моего члена спало и она смогла погрузить его в свой ротик при этом неестественно широко раскрыв его, я даже испугался чтобы она себе не навредила. Но было все не долго.

— Он просто огромный для меня.- устало и разочарованно сказала она с трудом переводя дыхание. — Ничего если я просто его поласкаю и доведу тебя до семяизвержения,ну просто кончишь?

— Конечно нет. Я так этого хочу.

Она не дослушала, а просто стала его облизывать и ласкать рукой массируя то вверх,то вниз. Долго это продолжаться не могло. Буквально через минуту меня как будто подхватило что то и понесло. Все поплыло перед глазами и я, прямо как мама в бане, забился в конвульсиях приглушенно рыча заливая рот, лицо, руки и весь свой живот собственной спермой. Никогда после такого количества я не видел. Как будто лава из вулкана. Света была просто ошарашена. в какой то момент она даже отшатнулась, вытирая её с левого глаза.

— Ну ты силен. Если бы я знала то платком бы накрыла.- смеясь говорила она,сглатывая то, что попало в рот.

Мне было все равно. Я лежал полностью отрешенный от этого мира. Я даже не знаю сколько так пролежал, но мысль о том, что я должен её отблагодарить и сделать это никак не хуже назойливо крутилась в моей голове.

Света вернулась от ручья умывшись и приведя себя в порядок. Оказывается даже в волосах была моя сперма. Вот это напор. Я пошел в свою очередь приводить себя в порядок. Она ждала меня. Как только я вернулся мы снова слились в поцелуе. Если честно то мне не совсем хотелось это делать после всего того, но она прополоскала рот и горло,и все было как обычно. Потом же она направила меня к своим соскам и через некоторое время заставила опуститься к низу живота. Непередаваемый аромат и запах исходил оттуда. Меня уже самого тянуло туда. Я коснулся пальцами. Робко и чересчур осторожно. Света взяла их в свою руку и смело ввела внутрь. Теплое, нежное и прекрасное ощущение накрыло меня заставив дрожать все тело. Я впервые трогал женщину ТАМ. Я целовал её красивый плоский животик и вот надавив слегка мне на голову Света заставила меня уткнуться носом во что то такое нежное и влажное. Я открыл глаза и увидел это что то.

-Лизни его. А еще лучше — пососи.-попросила она. Я со всей искренностью сделал это. Она застонала и стала двигать бедрами навстречу моему лицу. Она гладила меня по голове опуская ее все ниже и ниже, пока я не ощутил языком, губами и даже носом мокрую,горячую, дышащую плоть. Я впился губами, проник языком. Как умел и как смог, но этого было достаточно. Света друг напряглась, коротко вскрикнула, задергалась и затихла как младенец. Только её нектар обильно покрывал мое лицо. Он был какой то сладковатый и терпкий. Я помню его до сих пор. Через какое то время она пришла в себя, притянула мое лицо к своему и жадно поцеловала. Она целовала его все слизывая себя саму.

— Спасибо,милый. Ты не представляешь как мне хорошо и ка долго я этого ждала, впрочем как и ты.

— Тебе на самом деле понравилось? У меня все правильно получилось?

— Конечно. Иначе бы не было того что было. Но я хочу закончить начатое. — сказала она и как то странно посмотрела на меня. — Ты готов идти дальше?

Я кажется понял что она имеет ввиду и утвердительно махнул головой, во рту вдруг пересохло. Даже не успел оглянуться как она снова привела бойца в нужное состояние сделав минет и ввела его в себя сев сверху. Её стон накрыл полянку. Я даже испугался.

— Все хорошо…- предворяя мой вопрос сказала она.- Мне так хорошо…- продолжала она насаживаясь все ниже и ниже. Потом она замерла, несколько пассов и я ощутил как после того как во что то уперся, что то теплое и липкое потекло по моим яичкам. Я думал что она кончила, тем боле что она устало навалилась на меня., но уже через какое то мгновение она с одушевленной какой то улыбкой стала как бы ездить на мне. Я почувствовал что скоро кончу и сказал об этом. Света замедлилась. Я успокоился и все повторилось заново пока она не взвыла и не опрокинулась навзничь чуть не сломав мне член. Если бы я не последовал за ней — хана. Но инстинкты правильно сработали. А потом кончил и я, едва успев его достать и обнаружив кровь. На мой недоуменный взгляд она ответила:

Теперь ты мужчина, а я — женщина. Я все еще была девственницей.

Я был на седьмом небе от восторга и внутри меня как будто что то переломилось, произошло. Наверное я просто повзрослел. Потом мы долго целовались и купались. Как хорошо что нам никто не помешал в этот день.

Вот так я стал мужчиной.

12 527
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000