Напьёмся – подерёмся, проспимся – помиримся (из письма друга)

Расскажу один забавный случай, который произошёл с моим товарищем Валеркой еще при советской власти. Валерка – парень здоровенный, бесшабашный, большой любитель выпить, а по пьянке, и покуролесить. Здоров он был настолько, что когда его, заподозренного в распитии спиртных напитков в рабочее время, милиционеры попытались впихнуть в камеру, он уперся лапищами в притолоку и – ни с места! Тут в отделение вошёл начальник, увидел эту картину и сказал: “Не можете всунуть в камеру, значит не пьяный – отпускайте!”. Отпустили его менты с зубовным скрежетом. Нелюбовь у них была взаимная, и Валерка всегда, при любом подвернувшемся случае, старался ментов позлить. В очередной раз поздним вечером в пору теплого лета Валерка с двумя приятелями выпивали за кинотеатром «Октябрь», что на центральной улице. Тут на них наткнулся милицейский наряд из двух тщедушных милиционериков. Милиционеры зафиксировали происходящее, но близко подойти к бугаю Валерке и его компании поостереглись. Валерка, видя такую расстановку сил и чувствуя полную безнаказанность, моргнул дружкам, и вся троица демонстративно вскинула к небу свои телескопы и стала на глазах багровеющей милиции пить. Когда бутылки опустели, приятели нагло запустили их в клумбу. Бедным милиционерам пришлось вызывать по рации подмогу. А центральная улица – это все сплошь милицейские точки, поэтому милицейский автобус подъехал тут же, и из него вышли человек пятнадцать мордоворотов. Милицейское подкрепление вынудило ребят лихорадочно искать выход из создавшегося положения. Была уже крепкая ночь, и светло было только под фарами автобуса, который намертво преградил путь вперед, а сзади была круча – лог, градусов под сорок пять, и там были настоящие джунгли. Там и днем-то можно было переломать ноги, а уж ночью и подавно. Склон этот плавно переходил в огороды, которые заканчивались домами верхней части улицы Салтыкова-Щедрина. И вот наша шпана с диким ревом, матершиной и улюлюканием в адрес ментов ломанулась в эту бездну. Милиция – за ними! Кто орал и матерился сильнее – это еще вопрос! Фонариков не было, и всё происходило в кромешной тьме. Бойкая милиция стала застревать в непроходимых джунглях. Ряды её редели. Склон большой, и войсковая операция растянулась по всему широкому фронту. Милиция была полна решимости пристрелить гадов!!! Валерка шел в центре, и ему было труднее всех – на нём были клеши. Треск от натиска тел стоял неимоверный. Хором взвыли все местные собаки. Началась война! Валеркиных друзей спасла пьяная смекалка – они забились под коряги, и облава прошла сквозь, не заметив их. Так они и сидели там, пока всё не затихло. А спастись дальше Валерке помог случай, тот самый единственный случай, который бывает один на миллион. Перемахнув через забор огорода, он потрусил к хозяйскому дому. А посередине огорода стояла собачья будка, возле которой рвалась на цепи собачонка. Валерка потом даже объяснить не мог, как пришла ему в голову эта спасительная мысль – спрятаться в собачьей будке! Но мысль пришла, и он полез в дыру! От такой Валеркиной наглости собачонка зашлась неистовым лаем. Напомню – Валерка парень крупный, и в будку влезла только половина Валерки. Вторая половина осталась на съедение зверю – она была полностью беззащитной. Каким-то цирковым трюком Валерке удалось-таки вползти в будку целиком и даже повернуться к дырке рылом! Тут на улицу выскочила облава! Отряд блюстителей порядка представлял из себя жалкое зрелище – оборванцы войска Попандопуло! Грязные и истерзанные, они долго зализывали раны возле водяной колонки. Расспросы с пристрастием местных ничего не дали. Операция по уничтожению трех гадов полностью провалилась. Наверх к автобусу подняться было совершенно невозможно, и они поплелись пешком в обход, а это добрый километр! Так закончился для Валерки первый этап спасения, но предстоял второй – надо было вылезти из собачьей будки! А к ней привязана собака! Она уже не гавкала и не выла, а истошно молила избавить ее от всего этого ужаса! На лай вышел хозяин с лопатой наперевес. Все попытки вылезти наружу были тщетны – сделать это не позволяли свисавшие сверху ржавые гвозди, которыми была прибита собачья крыша. Валерка застрял намертво! Тогда он пошел на такой маневр – прихватив собачью будку снизу, поднял её и пошел в сторону дома. Когда мужик увидел, что на него идет сама собачья будка, а за ней, упираясь изо всех сил в противоположную сторону, роет лапами землю сошедшая с ума собака, то стал креститься. Овладев собой, он огрел будку лопатой. От этого удара будка ещё плотнее оделась на Валерку. Картина выглядела так: по одну сторону – хозяин, готовый умереть от страха, а по другую – Валерка, одетый в тесную будку, как в пиджак. Глаза их встретились. Мысли путались, и Валерка забормотал что-то типа: “Мужик, немцы ушли? Дай закурить…”. Так они и стояли втроём – Валерка в будке с занятыми руками, мужик, периодически подносивший сигарету к дырке для очередного вдоха Валерке и собака, готовая убежать на край света от всего этого ужаса. Потом мужик с женой кое-как выковыряли бедолагу из будки, и до утра Валерка со своим спасителем пили самогон и общались – они стали друзьями, так как оба были заядлыми рыбаками, и им было о чем поговорить. Утром Валерка пошёл на работу, минуя дом. Голова у него была прикрыта стареньким картузиком. Голова под этим картузиком выглядела, как атлас звездного неба – везде, где были дырки от гвоздей, хозяйка обильно потыкала зеленкой. А от уха до уха, как по экватору, шла здоровенная зеленая пашня. Валерка потом ещё не раз навещал своих спасителей. Собачка после пережитого, к службе стала совершенно непригодна и жила в светлой теплой терраске. Выгнать её на улицу не было уже никакой возможности.

378
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Маргарита
Маргарита
5 месяцев назад

Смеялась в голос. Давно не испытывала таких эмоций. Спасибо.