Не служил – не мужик

Утро в отделе продаж дистрибьютора медицинской техники. Понедельник, менеджеры лениво потягивают кофе, вполголоса делятся воскресными приключениями в ожидании десятичасовой планёрки. За окном – середина осени, первые ночные заморозки, скучные дожди. Настроение сонное.

И тут стук, грохот, и на пороге возникает пара молодцеватых мужчин в военной форме. Двадцатидвухлетний инженер Коля прикидывается паяльником. Два менеджера, бывшие офицеры, как по команде ныряют под столы и тихой сапой ползут в сторону запасного выхода. Гражданские провожают их удивлёнными взглядами. Беды от военных они не ждут. И зря.

— Корнеев Александр Николаевич здесь работает? – рубит фразы тот из посетителей, что постарше погонами.

Начальник отдела продаж Саша ставит кружку с кофе на стол и храбро шагает вперёд:

— Здесь. Я – Корнеев.

Удивлённые военные протягивают ему листок с парой расплывчатых печатей.

— Получите, распишитесь. Вас призывают на учения «Запад-Восток».

— Когда? – осел голосом Саша.

— Так прямо сейчас и поедем! Чего тянуть? – ухмыльнулся тот, что погонами помладше. – У нас ещё список большой. Только в этом здании троих надо найти.

В наступившей тишине было слышно, как икает от страха инженер Коля и на всякий случай запирается в кабинете директор.

— Это какая-то ошибка, — мямлит Корнеев. – Я негоден. И мне уже тридцать пять лет.

— Разберёмся, — козыряет старший. – Не тяните время, поехали.

Девчонки всплакнули, скинулись Саше ссобойками. Мол, кто тебя там, болезного, несчастного, накормит-приголубит. Сисадмин, сволочь бесчувственная, врубил на весь офис «Прощание славянки». Провожать Сашу в коридор вышел генеральный.

— Ты это, пиши, звони, на время твоего отсутствия назначим ИО, так что за проекты не волнуйся, — он похлопал Сашу по плечу и побежал прятаться обратно в кабинет.

Корнеева отвезли к районному военкомату, посадили в автобус с такими же великовозрастными бедолагами. Осознав, что его затягивает в какой-то военный водоворот, Саша начал трепыхаться. Выскочил из автобуса и пристал к какому-то офицеру.

— Послушайте, это какая-то ошибка. Я негоден. У меня аллергия и давление. Мне нельзя в армию.

Военный посмотрел на дезертира устало и с осуждением.

— Да чего вы ноете? Две недели на природе, на свежем воздухе. Побегаете, растрясёте жиры.

Саша оценил объём жиров под форменной одеждой собеседника и покачал головой. Полевые условия явно не шли на пользу офицеру.

— У меня работа!

— У всех работа! А родину кто защищать будет? – сурово спросил военный.

— Так вы и будете, — огрызнулся Саша.

Офицер обиделся.

— Пишите рапорт военкому. Понабирают тут инвалидов!

Саша отыскал листочек, ручку. Тут же, на коленке наваял рапорт. Мол, такой-то и такой, служить не могу, у меня аллергия и вообще я негоден. Побегал по коридорам в поисках старшего. Старший – худой суровый подполковник посмотрел на него брезгливо.

— Вот из-за таких как вы родина в опасности! – сказал он.

— Мне никак нельзя на учения, — ноет Саша. – У нас план продаж горит. Я же знаю, что у вас на такой случай есть для призыва кандидат номер два. Может лучше его?

Подполковник покопался в бумажках на столе.

— Корнеев? Да, есть номер два. Авдеев Владимир Трофимович.

— Вот видите! – обрадовался Саша. – Так я пойду?

— Стоять! Авдеева мы не нашли. Поэтому за вами и приехали.

— Мне нельзя в армию. У меня аллергия.

— В третий кабинет! – сурово бурчит военный. – Заполните там анкету, отдадите рапорт. Там посмотрим.

Саша рысью в третий кабинет. Там – женское царство. Несколько пожилых дам с характерно поджатыми губами офицерских жён. Смотрят на Сашу, как на предателя.

— Всё бегают и бегают, — ворчит одна. – Нет, чтоб отдали долг родине.

— Я родине ничего не должен, — огрызается Саша.

И садится анкету заполнять.

Вопросы стандартно-казённые. «Не принимал ли наркотики? Есть ли родственники за границей? Контактировал ли с сотрудниками спецслужб?»

Саша сразу представил, как сидит он с двоюродным братом-эмигрантом в Амстердаме, вкушают «кексики», а тут подходит к ним официант, достает из-под полотенца корочку и командует.

— Товарищи! Надо отдать жизнь за нашу великую страну!

И в кафе входит Штирлиц.

Саша даже захихикал от таких мыслей. Тётки покосились на него с подозрением.

Короче, сдал рапорт, анкету, пошёл обратно в автобус. Только устроился, вылетает из военкомата давешняя тётка и трясёт листком анкеты.

— Что вы тут понаписали? Какие наркотики? Какой Штирлиц?!

— Сахар – тоже наркотик, — наставительно говорит Саша. – Не могу без него. И кофеин. Тоже доза каждое утро. Брат у меня в Киеве – чем не заграница. А сотрудников спецслужб вокруг полно, наверняка постоянно контактируем.

Автобус ржёт. Тётка багровеет.

— Идиот! Тут серьёзный документ! А ещё взрослые люди!

Автобусы завелись. У Саши всё внутри ёкнуло. Он бросился к одному из сопровождающих.

— Я тут рапорт написал. Меня оставить должны.

— Сядь! – коротко ответил военный. – Разберёмся.

Не дождался Саша решения, пришлось ехать в часть. Пока ехал – думал, как же оно так получилось.

Его же действительно комиссовали ещё в юности, в 1999-м. Из-за треклятой аллергии, из-за которой Саша по весне покрывался пятнами и чихал. Потом поступил в медицинский, а там все парни пошли на военную кафедру. Ну, Саша за компанию тоже пошёл. О своей болячке он решил забыть, а на кафедре и не спросили, поэтому отучили по полной программе. И только когда пришла пора давать присягу, опомнились.

— Корнеев, так ты ж не годен?!

— Ограниченно в военное время!

— Б….! – коротко высказался завкафедру. – Вот из-за таких, как ты вечные проблемы.

Уже задним числом подмутили что-то и поставили в карте, что Саша всё-таки немножко годен. Получил он свои лейтенантские погоны на бумаге и навсегда ушел в запас. Кто же знал, что через десять лет так дело обернётся.

Привозят в часть, печально известную почти каждому служившему белорусу. Саша опять к сопровождающим.

— Разобрались?

— Да твою ж мать, что ты пристал! – рявкает один из офицеров. – Видишь, не до тебя теперь. Пока стояли, пока с постами определялись, эти сволочи «синие» автобус заминировали. Теперь говорят, что мы все трупы.

— Отлично, — обрадовался Саша. – Если я мёртвый, то можно я домой поползу?

— Погоди, — отмахивается старший. – Мы с ними сейчас договоримся, что мина не взорвалась.

Пока договаривались, пока суть да дело, Саша кормил товарищей по несчастью офисными ссобойками и травил матерные анекдоты. Позвонил жене:

— Дорогая, к вечеру не жди, меня в армию забрали!

— Вот что только не придумает, лишь бы с ребёнком не сидеть! – фыркнула супруга. – Когда вернёшься?

— Через две, через две зимы! – пропел Саша.

Супруга психанула и трубку бросила.

Пришли какие-то сержанты, выгнали «партизан» из автобуса, построили вдоль забора. Потом повели в казарму, переодеваться в форму. Саша снова заартачился, дергает знакомого офицера.

— У меня аллергия, меня ещё в 99-м комиссовали с пометкой «ограниченно годен в военное время». Если я надену эту форму, которую неизвестно когда и неизвестно чем стирали, то не гарантирую, что сейчас же не выдам вам тут анафилактический шок.

— Да что ты юлишь! – зло отвечает военный. – Тебя же, блин, не солдатом призывают! Вот, по документам смотрю – медик. Дадут в подчинение парочку санинструкторов, будешь ими командовать.

Саше в армию ещё больше расхотелось. Он представил, что ему две недели придётся отвечать за двух незнакомых оболтусов девятнадцати лет. И всё это среди танков, боевого оружия и слегка нетрезвых сослуживцев.

— Ведите меня к врачу! – заявил он офицеру. – С моим диагнозом – нельзя в армию.

Военный сдался и потащил Сашу в медпункт. В медпункте сидел только что выпущенный из универа молодой доктор и хлопал испуганными глазами. Фуражка на два размера больше, с трудом удерживалась на оттопыренных ушах.

— Вот, лейтенант. Косарь тут у тебя какой-то! – ворчит сопровождающий. – Аллергии у него, шок! Глянь.

Медик смотрит в Сашины документы.

— Ну да, — мямлит он. – И аллергия есть. И годен ограничено. Вы рапорт в военкомате писали?

— Так точно, — обрадовался Саша. – Писал.

— И что они вам ответили?

— Ответили – разберёмся. И сюда привезли.

Лейтенант на себя ответственность не взял. Позвонил начмеду. Явился целый майор. Презрительно посмотрел на Сашу и погрузился в изучение его бумаг.- Так, ограниченно годен. Рапорт в военкомате писал?

— Так точно! – уже привычно отзывается Саша.

— Разберёмся.

Медики посовещались и позвали какого-то самого старшего. Пришёл седой товарищ в форме, которого Саша тут же окрестил Генералом.

— Служить не хочешь? – прищурился Генерал.

— Хочу, — вытянулся по струнке Саша. – Но не могу. Болен!

Генерал покосился на медиков. Те согласно закивали головами.

— Рапорт в военкомате писал? – задал закономерный вопрос Генерал.

— Так точно!

— Понабирают тут с улицы, — проворчал Генерал. – Так, где его бумаги?

Генералу тут же принесли все бумаги.

— Что это? – военный двумя пальцами вытащил из папки злосчастную анкету из военкомата. – Так. Наркотики. Штирлиц. Спецслужбы. Да он дурак какой-то!

— Так точно! – снова вытянулся по струнке Саша. – А дураки в армии не нужны. Короче, я пошёл.

— А я вот сейчас позвоню тебе на работу, расскажу, что ты наркоман! – пригрозил Генерал. – Тебя уволят и больше никуда не возьмут.

— Звоните, — пожал плечами Саша.

— Разберёмся! – закономерно рявкнул Генерал и величественно удалился.

Через пять минут Саше позвонил испуганный директор.

— Александр, мне тут какой-то генерал звонит. Жалуется на тебя. Говорит, что ты наркоман.

— Да они сами тут все наркоманы! Развели детский сад.

— Ты там поосторожнее, — просит директор. – Ты нам живой нужен. И на свободе.

Генерал вернулся ещё через час.

— Ну что? Готов служить, дезертир?

— Никак нет! – рявкнул Саша. – Можно я домой пойду.

Генерал посмотрел на него, как на насекомое. И швырнул бумаги на стол.

— Оформляйте этого дезертира! Война начнётся – тоже все, как тараканы разбегутся.

Домой Саша приехал поздно вечером на такси. За свой счёт.

Утром Корнеев вернулся на работу.

— О, начальник! С дембелем тебя! – обрадовался сисадмин. И опять, сволочь, врубил на весь офис что-то торжественное и чеканное.

Ещё неделю после этого приключения Саша говорил подчинённым:

— Я в армию уходил – поставил тебе задачу. Вернулся – а задача так и не выполнена!

— Что с людьми армия делает, — ныли сотрудники. – Совсем от рук отбился.

А потом наступил следующий понедельник и всё как-то забылось.

История основана на реальных событиях. В процессе службы ни один начальник отдела продаж не пострадал.

Автор: Павел Гушинец (DoktorLobanov)

60
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000