Небесный Огонь

Наступила осень. Одинокое дерево возле дома медленно сбрасывало листья. Стоя на пороге я переминался с ноги на ногу в ожидании ответа. После третьего стука вновь прислушался к тишине за дверью и собрался уходить, как дверь открылась. На пороге стоял седой человек в халате, ни чем не примечательный старик. Не дав мне представиться он начал первый

-Привет! Я…хм, зови меня Хранитель. Столько времени прошло, что имя уже и не вспомнить. Вы ко мне по делу?

-Да, кхм. Здравствуйте. Репортер из журнала – я прокашлялся и быстро протянул руку старику, но ответного жеста не последовало. Он продолжал смотреть на меня будто что-то вспоминая. Я глянул смущенно на руку, и невольно убрав с улыбкой продолжил

-Про хранителя это вы конечно смешно сказали. Понимаете, агентство прислало меня к вам. Дело в том, что нам поступил звонок на интервью для журнала. Поэтому я здесь

-Аа да, точно. Ты наверное за историей пришел или за забытыми рассказами? Проходи

-Ну слава богу, я уж думал не туда пришел. Забытыми рассказами? – напряжение наконец-то спало

-Сюда, сюда – старик улыбнулся через плечо – Проходи в дом. Ты налегке?

-А? Нет, у меня диктофон с собой

-Ну хорошо

Внутри обстановка была простой, даже слишком. Небольшой зал с деревянным столом посередине и какими-то бумагами. Рядом два стула. Деревянный пол. С другой комнаты веяло теплом, краем глаза видел печку и старенький диван. Разуваясь я понял, что почти согрелся. Приятное чувство подступало к сердцу. После осенней улицы тепло дома как нельзя кстати.

-А, нет, не нужно разуваться – старик с двумя белыми кружками словно возник из ниоткуда – Полы все равно не мыты. Сам как видишь в калошах еще, недавно только переехал – две кружки опустились на стол – Я пока унесу бумаги, а ты присаживайся

Присев я наконец выдохнул и почувствовал внутреннюю тишину, хотя где-то тикали настенные часы. Теперь можно осмотреться повнимательней. Мой взор упал на книжные полки. Сразу не заметил этот массивный стеллаж с книгами. Светлое дерево, на вид сделано крепко и добротно, но плохо различимы узоры из-за пыли, а название книг и вовсе не прочитать, наверно поэтому сразу его не увидел. Но вот сладко повеяло шиповником и мои мысли повернулись к столу. Взор приковала горячая кружка с ароматным чаем, это видно по легкому пару и потрясающему запаху шиповника с какими-то травами. Невольно подвинув кружку поближе я наклонился к чашке и глубоко втянул носом этот аромат закрыв глаза. По ощущениям похоже, что добавлен мед. Остальные ингредиенты мне не известны, но почему-то вспомнилось ясное лето и руки мальчонка собирающего рассыпанный шиповник. Приятное чувство наполнило нос и растворилось. Невольно причмокнул

-Ахх, что за аромат, не терпится попробовать – наконец-то послышались шаги. Пожилой человек тяжело и не спеша спускался с лестницы, ведущей на второй этаж

-Фух, только переехал, а эта лестница меня уже почти доконала – бухнувшись на стул старик тяжело дышал. Наконец с теплом посмотрев на меня схватил кружку и бодро крикнул

-Ну что? выпьем чайку за встречу?

-Да, несомненно – я улыбнулся и поднес летний букет к губам. Но невольно подняв глаза увидел как старик в это время делал последний глоток осушая кружку.

-Аах отличная штука – он вытер рот рукой и погладил грудь

-Вот это да – мы оба посмеялись и я с улыбкой отпил чай. Внезапно меня накрыл пеленой белый свет. Перед взором предстала картина, где чьи-то теплые и чистые руки собирают цветы липы. А смешной босоногий мальчишка на зеленой траве склонился над маленьким ведерком с шиповником. Свет погас

Пустая белая кружка опустилась на стол. Я открыл глаза. Грудь наполнило странное чувство. Хотелось крикнуть «Какой восхитительный чай!» но слова застряли в легких. Я невольно погладил грудь

Мы молчали

-Уф простите мое невежество. У вас потрясающий чай – я невольно улыбался потирая лоб

-Да ничего – старик тепло улыбнулся и шаркая ладонью стол произнес – Мне помогали его собирать – и замолчал. Пришлось нарушить эту тишину

-Знаю, что отнимаю ваше время, поэтому давайте сразу к делу. На сколько помните я здесь за интервью. Помните, вы звонили в агентство на днях. Позвольте я задам вам несколько вопросов и включу диктофон – это поможет нам быстрее перейти к истории

-Ах да, рассказы, несомненно – пожилой человек невольно поднялся и изобразил гримасу будто что-то забыл и пытался вспомнить – Но не здесь. Ваши книги наверху. Пойдемте я покажу и там уже с диктофоном продолжим

-Хорошо – я встал и мы пошли к лестнице. Старик взявшись за перила сказал в пустоту перед собой

-Как тяжело подниматься, спускаться вниз гораздо легче

-Да – невольно сказал я, придерживая старца – Все как в жизни – и зачем я это добавил.

Поднимались мы медленно, несмотря на помощь старику подъем казалось занял целую вечность.

-Уф ну наконец-то. Знаете, ранее вы выглядели более бодрее. Зачем вы переехали сюда, если вас так утомляют лестницы

-Ха-ха, не волнуйся так, это временное явление. А вот без лестниц в нашей жизни вообще никуда. У этой лестницы шаткие перила, поэтому путь наверх занял столько времени

-Ну, как скажете. Так куда дальше? Может свет включим?

-С радостью – старик потянулся к стене – Да только тут ни одного светильника нет. В такой темноте и правда сложно что-то найти. В моей памяти кстати тоже самое. Хаха – старик повернулся с зажженной свечой

-Но луч света в этом полумраке нам поможет. О, думаю нам сюда – пламя свечи будто от легкого ветра кренилось вправо. Старик взял меня за руку

-Это чтоб удобней идти, я уже не молод, прости за дискомфорт – теплые слова звучали искренне

-Ну ладно – еле слышно промямлил я

-Тут много чего раскидано, да и бардак как у некоторых людей в голове. Запомни Володя – если что-то потерял, то свет поможет

-Ага – машинально промямлил я переступая через какой-то серый хлам. Бардак, голова – зачем он это все мне сейчас говорит.

Старик шел медленно и я невольно наблюдал за светом свечи. Плавный, убаюкивающий огонь завораживал. Подумалось – боже, как давно я не разжигал костер, как давно не сидел на берегу реки, как давно не дышал чистым лесом? Но мысли переключились на руку старика

-Боже! Ваша рука! Вам не горячо? – невольно вырвались слова. Воск стекал по свече и остывал на руке. В полумраке мне даже показалось, что из-за обилия воска рука превратилась в подсвечник. Это странно, я конечно давно не пользовался свечами, но ни разу не видел, чтоб свеча так быстро и обильно топила воск

-А? Хаха. Нет, все в порядке. Не волнуйся так. Это же всего лишь воск. Знаешь. Иногда, чтобы пронести свет через тьму приходится и самому обжечься. К этому я привычный – старик похлопал меня по плечу и немного рассмеявшись снова взял за руку

-Ладно, раз вы так говорите. Но все-равно это выглядит немного жутко

-Мы пришли

Перед нами была небольшая пыльная деревянная дверь, совсем не приметная в коридоре. Старик отпустил мою руку и попытался ее открыть. Но дверь не поддалась.

-Ого. Давно не открывали, петли наверное заржавели. Маленькая, но крепкая. Сил моих стариковских не хватает, так что помогай

-Конечно – я наконец взбодрился, было интересно что же там спрятано. Мы вместе навалились на дверь и она поддалась, правда с тугим скрипом

-Вот и хорошо – старик медленно пошел вглубь комнаты. Первое, что бросилось в глаза это книги или нечто похожее на них. Два стеллажа слева от двери были заполнены этим нечто. По середине комнаты стоял стол, такой же как в гостиной. Те же два стула. Для полного сходства не хватало двух кружек чая. Стол на удивление был чист, чего нельзя сказать про стеллажи. Будто к ним давно никто не прикасался.

-Что за беспорядок – не поворачивая головы ответил старик. В это время он уже закрепил свечу к столу и прямо об халат вытирал занемевшую руку. Наконец обернувшись воскликнул – Смотри сколько здесь книг! – морщинистая рука потянулась к стеллажам. Бережно смахивая пыль и пытаясь прочитать надписи старик вдруг сказал

-Открывая очередную дверь своей памяти, в голове проносятся мимолетные воспоминания, похожие на старые книги. Да-а. Ты только посмотри на этот невзрачный переплет, страницы истрепаны, повсюду пыль, надписи не разобрать. Такую книгу не каждый в руки возьмет, не то что читать – старик повертел книгу в руках и несколько раз обдув поставил на место и продолжил

-Надо будет почаще сюда приходить. Конечно, все книги разом не очистить, но если каждый день уделять этому время, то не только книги, но и дом засияет новыми красками – он замолчал и будто позабыв зачем мы сюда пришли погрузился мыслями в книжную полку

-Да, вы правы – я лишь мотал головой соглашаясь со сказанным. По правде говоря старики часто бубнят о чем-то своем, но я уже выработал привычку просто с ними соглашаться, чтобы не обидеть и поддержать разговор. Сейчас, видя весь этот хаос мне хотелось одного – поскорее закончить и уйти. Надо вернуть старика из его мыслей, иначе эти поиски могут продлиться вечность

-Извините, помню вы хотели мне что-то рассказать. Если этот рассказ связан с поиском книги, то я могу помочь – сделав шаг к стеллажу, коснулся плеча старика

В этот момент нечто со стеллажа упало прямо в руку старца

-Ого, как тут все шатко – вырвалось у меня произвольно. А старец улыбаясь по отцовски начал обтирать книгу, сдувая пыль.

-Значит, хочешь быть первым, понимаю, ведь ты столько ждал – старик обращаясь к книге, будто не слышал меня и продолжал свое занятие, это вызывало легкий ступор. Наконец сдув пыль он уселся рядом со свечой, вертя книгу в руках.

-Рассказ значит. Скоро начнем Володя. Присядь – эти слова с пустой интонацией оборвали мысли. Я сел рядом

Старец наконец отложил книгу и посмотрел в мои глаза сияя улыбкой. Странное чувство

-О чем вы хотели мне рассказать?

-Так так, старик бережно перевернул переплет – я лишь увидел желтые страницы, немного истлевшие, будто побывавшие в огне, и надписи на непонятном языке. Старик пальцами водил по страницам и наклонялся словно что-то пытался разобрать.

-Теперь понятно – он посмотрел так, будто встретил старого друга и увидев недоумение продолжил

-Слушай внимательно, история эта давнишняя очень. Сейчас ты наверно не вспомнишь но поверь ночи в деревне не те что в городе…

То о чем нам шепчет небо в городе сложно услышать. Даа, ээх в то время я был мальчишкой, наивным совсем, верил в чудеса и добро – щеки старика слегка порозовели – Семья у нас была не большая, я да мама. Папка тоже был, но где-то не с нами. Он решил свою жизнь посвятить себе. Хотя сейчас это не важно. Мальчишкой я об этом не думал. Однажды мы с мамой и дядькой поехали в его деревню знакомиться с родителями. Хах, на малютке Старлет. Машинка маленькая и шустрая, мчали быстро. Мне дядька даже киндер-сюрприз купил. Было приятно детскому сердцу. Больше таких сладких сюрпризов от него не припомню, лишь в день знакомства. Так значит мчим мы, за окнами ясное лето, жара, но все привыкшие. Тут же пот, счастье и радость. И да, свежий воздух. Сколько себя помню не могу без свежего воздуха. Так уж случилось после похода в густой еловый бор. И ведь правду говорят, пока не сравнишь, не поймешь. После леса воздух города мне казался чужим. Так в воспоминаниях мы и приехали в деревеньку. Сейчас с трудом вспоминаю этот редкий забор, этот одноэтажный дом, двор и одинокую будку. Гостей было много, но отчетливо память запомнила двоих. Одного звали Борька, он был не высоким, но кругленьким и лысым. Постоянно смешил народ, гостям нравилось. Заводила в общем. А второй – это молчаливая дама, с выпученными глазами, говорила мало, мотала головой с таким выражением будто ей все интересно. Потом у мамы спрашивал и она сказала что это базедова болезнь такая. А вот дядька был мне не особо интересен, не знаю чем он понравился маме, но все что он делал это пил и болтал. Помню ему только и говорили, закусывать не забывай. Из людей что пьют мне встречались два типа, одни выпьют и спать ложатся. У таких сознание и тело едино спит. У других же наоборот, сразу на подвиги тянет, будто одно сознание засыпает и просыпается что-то другое, это другое и управляет телом. Сейчас это другое во всю ликовало с рюмкой в руке

Так еще немного посидев я понял, что мне скучно с гостями. Уж такой ребенок любопытный. Все ему интересно, везде надо успеть. Вот и подумал, зачем дома сидеть.

Во дворе была собака. Очень смешная собака, она на меня лаяла, а мне казалось что играть зовет. Я к ней, а она от меня в будку прячется. Так я сел возле будки и жду. Наконец ей надоедает лаять и она медленно выползает. Сначала с опаской обнюхала. Потом позволила погладить. А потом стала щекотно лизать лицо. Такой мокрый и шершавый язык. Я ее обнял. Боже какая же она мягкая и теплая. Прислонив ухо услышал как сильно бьется сердце, мое же билось в разы слабее. Нам вместе хотелось играть, но у нее был ремешок и цепь. Когда я попытался расстегнуть ремень, то не заметил как появился дед. Его взору предстала картина как дворняга склонилась над головой ребенка и пыталась укусить

-Фуу! Волк – заорал дед и ударил палкой моего друга. Волк резко взвизгнул и спрятался в будке скуля. Я тоже расплакался, не понимал что происходит. Волк хороший друг, но никто из собравшихся вокруг меня этого не понимал. Мне было больно внутри, я не знал как объяснить, что Волк добрый, он не обидит. В этот момент дед поднял меня за плечи в воздух и поднеся ближе посмотрел своими впалыми глазами и сказал

-Он охранный пес. Всю жизнь на привези. Он не добрый. Это собака, животное.

Волк сбегал три раза и каждый раз ввязывался в драки с соседскими псами, кидался на людей. Я не верил. Просто молчал и смотрел не отводя взгляд. Он поставил меня на землю, выругался, плюнул в сторону и ушел. В итоге мама меня отсчитала и я пошел в дом ко всем. Но быстро устал от шума и снова вышел во двор. Волк только поел и развалившись на земле возле будки тихо спал, отмахивая ухом мух. Мне хотелось с ним поиграть, но это и страшно. Ведь его снова накажут. Еще немного походил по двору. Стало скучно. От скуки стал кидать камешки в сторону Волка, чтоб обратил на меня внимание. Но он по-прежнему был занят любимым делом – махал ухом отгоняя мошек. От скуки подойдя к забору я почему-то тоже почувствовал себя на цепи. И так захотелось снять эту цепь, что открыв калитку пошел гулять. Волк в этот момент встрепенулся и кидаясь то на калитку, то отбегая к дому, начал лаять. «Предатель» обернувшись выпалил я. Выглянула бабушка и лишь крикнув «Не уходи далеко» скрылась в доме. Волк лишь заскулил и сел на землю. Потом подойдя к калитке начал лаять, но я не мог взять его с собой. Мне правда было жаль. Он цепью связан с этим местом. В этот момент высунулся дед, и что-то заковыристое стал выкрикивать на Волка, отчего бедный пес спрятался в будку. Так я и ушел. Только не далеко. За следующей развилкой шла важная гусиная процессия из пяти гусей. Большие, но не такие белые и красивые как на картинке. Все серые, будто в пыли купались. Лишь клювы ярко оранжевые. Но для меня они все равно были диковинкой, которую хотелось ощутить руками. Внутри был легкий страх, но не такой как с Волком. Все-таки интерес взял вверх и ноги сами побежали вслед уходящему счастью. Но дотронуться не успел. Буквально метрах в трех гуси повернули головы и смотря на меня громко загоготали куда-то в небо. Следом расправились крылья. Шеи вытянулись в мою сторону. Послышалось шипение. Дальше я ждать не стал, побежал прочь. Спустя минуту обернулся, но гусям я был не интересен, они как ни в чем не бывало продолжили свой неспешный поход скрывшись от меня за соседским домом. Я потупил взор к земле, и почему-то стал шаркать ботинком землю, будто там были все ответы.

Так как день был еще в разгаре, то я потопал в противоположную от гусей сторону. По пути подобрал палку и стал размахивать ей как мечом. И так кстати появившаяся на обочине трава стала моим противником. Время шло, а я все воевал с травой, будто против тысячи воинов. Пока наконец не устал. Да и проголодался что-то. Пришлось вернуться. Волк на удивление не спал. И завидев меня стал вилять хвостом и тихо скулить, боясь деда. Мне тоже было приятно, очень захотелось его обнять. Не знаю почему, но его густая и теплая шерсть успокаивала. За объятье друга я был вознагражден мокрым и шершавым языком, что щекотал мне волосы и нос. И было так хорошо и спокойно… На пороге появилась мама. Она с улыбкой смотрела на нас, а потом махнув рукой позвала кушать. Я послушался. Войдя в дом в нос ударил странный запах, похожий на спирт. Этот запах я помню, мама мне всегда мазала таким средством все мои ссадины. Еще пахло папиросами. Гости уже разошлись, но по звукам дед с дядькой были на кухне. Дядька как обычно что-то болтал, правда как он не старался, речь едва едва удавалась. Ему было неимоверно тяжело, но он не сдавался. На секунду мне показалось, что он не говорит, а словно воет от одного ему ведомого отчаяния. Дальше в дом я не пошел, не знаю отчего, но в обуви стало вдруг очень тесно одной ноге. Выйдя на крыльцо, на свет, стянул еле как сандалию и увидел как выходит мама. «Что случилось?» – спросила она, словно чувствуя сердцем. Но все хорошо мама, правда. В итоге я сидел на перилах, на крыльце, болтая ногой-бутербродом из носка и подорожников. Боли не было совсем. Наоборот приятное чувство, будто растение отдает свою энергию. Так прошел где-то час. Назад мне не хотелось. В этот момент проснулся дядя Боря и громко закашлял на весь дом. Спустя минуту дверь открылась и на веранде с папиросой в губах появилось красное помятое лицо.

-Ты че здесь шкед? – с улыбкой спросил дядя Боря. На самом деле у меня к нему не было неприязни, и человек он был добрым и открытым. Это чувствовалось, не знаю почему, но так было. Просто кто-то в раннем возрасте научил его именно так выражать свои мысли

-Да вот сижу дядя Боря, с ногой что-то, может жук какой укусил, опухла

-Даа? Жук? хм, дай-ка посмотрю – я поставил ногу на перила. Дядя Боря аккуратно посмотрел на ногу.

-Болит? – с сочувствием спросил он.

-Нет – неожиданно легко ответил я.

-А второю покажи.

-Вот, ой – нога уже не была такой опухшей.

-Ну вот! – резко крикнул дядя Боря и подхватив меня одной рукой выбросил недокуренную папиросу и смеясь зашел в дом.

-Пошли пожрем, мужики должны много и сытно питаться! – именно так он и сказал.

С этими словами мы завалились на кухню. На кухне были двое. Мама и бабушка пекли блины и о чем-то болтали. Дядя Боря сделав из меня самолет крутанувшись усадил на аэродром – стул.

-Ну что девчонки, жраать таак охотоо, жууть – протянул он и бухнулся на стул. Бабушка что-то заворчала, а мама поставила блины.

Боже как сейчас помню этот аромат блинов. У бабушки действительно золотые руки блины выглядели так, будто всем видом излучали тепло и любовь. Давно заметил, самая вкусная еда та, что приготовлена с любовью. Вкуснее всех изысков мира. Даже сейчас это помню.

-Уух красота – дядя Боря хлопнул в ладоши и пододвинул на середину блины. Жадным он точно не был

-Давай Володька уплетай – и не дождавшись ответа схватил сразу три штуки и бодро свернул в конверт.

На столе стояла домашняя сметана в литровой банке. Дядя Боря обильно черпал ее ложкой и обмазывая блины очень нахваливал. Сметана была с желтоватым оттенком и не такой жидкой как в магазине, а так как она только с холодильника, то спасала только ложка. Но мне сметана не очень понравилась, пахла коровой. А вот топленое масло это действительно что-то. Такую вкуснатищу никогда в жизни не ел. Только свернешь блинчик, обмакнешь в горячее маслице и он тут же исчезает. Масло капало и я все равно обляпался несмотря на мамины потуги с полотенцем. Настолько было вкусно. После я часто просил маму сделать дома именно такие. Но вкус маминых блинов всегда отличался. Не сказать, что плохие, даже наоборот. Но порой накатывала ностальгия по бабушкиным блинам. Даже сейчас не хватает

Так мы и сидели, дядя Боря о чем-то болтал. А я завороженно слушал не понимая его историй. Но это было так здорово. Плохо только, что он очень часто курил и не менее часто пил, но его никогда не тянуло на подвиги и он всегда становился еще добрее в отличие от дядьки. Бабушка постоянно приговаривала «Боря не пей, Боря не пей». На что тот лишь смеялся, «Да не пью я, не пью». Кто знает, что было у него на душе. Одни люди с рождения знают чего хотят и что им нравится, другие же ищут себя всю жизнь и в этих поисках сильнее всего подвержены дурным привычкам. Может стоило быть ответственнее, работать и жить для семьи, а там глядишь и осознание придет. Не кто не скажет, какой путь правильный. Это наверное и не столь важно. Главное пройти его достойно, до самого конца. Так я думал

Наступил вечер. Дядька с дедом чуть ли не в обнимку спали в дальней комнате. А остальные были на кухне, трое болтали и смеялись, а четвертый сидел «распустив уши». Так говорил дядя Боря, но я не понимал, что это значит. Бабушка и мама смеялись, значит все хорошо. Еще он не позволял себе курить на кухне, это было приятно. После очередного перекура дядя Боря забежал на кухню и схватив меня так же одной рукой прокричал

-Пойдемте посмотрим – и скрылся на крыльце

-Да что там такое – мама с бабушкой выбежали следом.

Помню как мама потом рассказывала – Первое что она увидела – как я сижу на перилах веранды, бабушка улыбается и придерживая щеку машет головой, а дядя Боря положив на меня руку пытается что-то показать в небе. Когда мама рассказывала мы всегда смеялись вспоминая эти теплые моменты.

Но я никогда ей не говорил. Ведь в моей памяти этот момент выглядел по другому. Небо. Небо было как обычно маняще-темным с мириадами ярких звезд. На таком ярком небе совсем нет облаков. Иногда всматриваясь в ночное небо ловлю себя на мысли, что смотрю в темную комнату, ничего не видно, но что-то там есть. Конечно красиво, но не так необычно, чтобы срываться с места. Единственное, ночное небо выглядело ярче обычного. «И почему мы сюда пришли» – задал я сам себе немой вопрос и…увидел, как все смотрят в совсем другую сторону. Бордовое небо и она. Да, вначале я был слишком заворожен, чтобы думать. Но потом ложась спать я снова и снова прокручивал в голове увиденное. То, о чем не говорил маме. Даже сейчас, если закрыть глаза, можно увидеть как в небе вдоль горизонта невидимая рука разрезает тьму, словно кожуру, а внутри красуется нечто спелое, похожее на апельсин. Небесный огонь – так я ее назвал. Помню мама мне читала книгу, в ней кто-то писал, что вначале была тьма, но смотря на разрез я видел яркое пламя и понимал, что этот человек ошибается, ведь если снять черную кожуру там будет яркое пламя. Так я впервые увидел как горит небо переливаясь белыми желтыми и красными оттенками. И это был не конец.

-Дикий дракон – выкрикнул дядя Боря и громко смеясь начал свистеть что есть мочи вложив пальцы в рот, будто небо его увидит и помашет в ответ.

Наступила ночь. За окном стрекотали кузнечики, далеко лаяла соседская собака, кто-то несвязно напевал песни шатаясь по дороге. Где-то за стенкой болтал дядька не давая маме уснуть. В дальней комнате сильно храпел дядя Боря. Я натянул одеяло посильней, глаза сами закрывались, но все думал о ней.

-Если представить и правда дракон, только светлый.

Я улыбнулся и с этими мыслями провалился в сон. А огромная белая комета, касаясь лапами нашего неба продолжила свой путь в далекий космос. Белое ядро рассекая тьму казалось поглощает все вокруг, оставляя после себя длинный хвост огня. Словно яростный дракон пробудившийся ото сна показывал клыки, столкнувшись с атмосферой нашей Земли. Небесный огонь пылал всю ночь и к утру исчез. Спустя годы смотря на улыбку родного человека я вспоминаю многие хорошие моменты и думаю о куске камня с бешеной скоростью летящего в космосе. Вот бы он снова воссиял в небе далекого мира, и кто-нибудь где-нибудь такой же как я увидел это и вдохнув всей грудью ожил.

В комнате стояла тишина, свеча почти догорела. Старца не было. Рядом сидел человек потупившийся в закрытую книгу и бережно поглаживая ее рукой..молчал. Мне не хватало воздуха, словно рыба, выброшенная из воды на берег не мог дышать, лишь инстинктивно хватал ртом. Хотелось бежать. Туда. На воздух. Подальше отсюда.

-Я тебя вспомнил – на выдохе прошептал мой голос и моя, отчего-то маленькая ручонка схватила руку старика.

Старец, нет, Хранитель, помог мне встать. Его теплые руки слегка успокаивали тревогу внутри, но воздуха по прежнему не хватало. В коридоре вдоль стен горели свечи. Я увидел еще двери. В одной почти приоткрытой раскиданы старые детские игрушки. Смех ударил в голову. Ребенок смеялся не громко, но отчего то голова еще сильнее раскалывалась. Мы еле как спустились вместе с лестницы. Впереди была входная дверь с маленьким глазком из которого пробивался яркий белый свет. Рыба увидевшая воду. Я резко сорвался к двери, как к спасению. Последнее что помню, как вбегаю, словно ныряю в белую пелену. Жадно хватая воду, нет, воздух. Тот самый, привычный запах города, шум машин, дым. Я невольно упал на четвереньки и почувствовал асфальт. В глазах стало проясняться. Рядом валялись осенние листья. Облокотившись на что-то шершавое и теплое спиной я сидел вытянув ногу и жадно дышал приходя в себя. Сердце бешено стучало отдавая в голову каждым ударом. Бум, бум – звучало в голове. Постепенно осознавая где нахожусь я вдруг вспомнил. Дрожащая рука полезла в карман пиджака и оттуда выпал паспорт. Второй рукой я попытался снять обложку, но у меня все никак не получалось. Я тряс этим паспортом будто в отчаянье из последних сил. Наконец паспорт упал на асфальт. Обложка оказалась пустой. Слезы отчаянья накатывались на глаза, все тело было тяжелым, сознание почему-то дрожало от боли. Хуже казалось не бывает. Второй рукой я потянулся за паспортом и почувствовал мягкий пластик. Сквозь слезы улыбка проявлялась на моем лице. Перевернув паспорт я увидел ламинированную черно-белую фотографию приклеенную от времени к паспорту. Как же долго ее не доставали. Наконец я справился и смог перевернуть фото. Если я думал что тяжелее не будет, то ошибался. Женщина на фото смотрела на меня с теплой улыбкой. Что-то сильно давило на тело, на сознание, казалось забыл как дышать. Пытаясь унять дрожь я схватил фото обеими руками, слезы непроизвольно капали, а я все смотрел на фото, пытаясь найти ответы. Наконец сознание не выдержало и сидя на асфальте я выпустил всю эту боль туда куда-то в небо. Громкий крик отчаянья опустошил меня. Ветер подхватил крик и качнул кроны дерева. Сил совсем не осталось. Я провалился, будто не здесь и не там. Ворочаясь в листве в обнимку с деревом. Мне снилось как кто-то держит за руку. Нежная улыбка. Это тепло было так знакомо, что хотелось вскочить и обнять этого человека. Но сил почему-то не было. Так и лежал беспомощно. Открыл глаза я только вечером. Все так же на асфальте. Попытался встать, но ноги не слушались. Достал телефон, кому-то звоню, но не смог сказать ни слова, будто горло иссохло напрочь. Не помню что говорил, но на том конце трубки сказали «выезжаю, дождись». Как описать чувство будто живой но еще мертв. Так и сидел как истукан с пустой пеленой перед глазами. Помню кто-то звал меня повторяя «Володя» «Володя». Потом машина. Душ. Теплые капли воды будто застывшие в воздухе медленно опускались мне на лицо. Звуки становились яснее. Мир постепенно ускорялся. Чувства возвращались. Больно свело кисть. Я посмотрел на руку и увидел как пальцы со всей силы сжимают фотографию не подчиняясь мне. Рука словно чужая, не поддавалась. Вцепившись второй я еле как справился и все мое внимание поглотило фото. Капли воды струились по фотографии, но пластик не давал воде проникнуть внутрь. Опомнившись я бережно положил ее на полку и полностью отдался воде. Склонив голову я стоял с закрытыми глазами и представлял рассвет на берегу реки. Легкий туман над водой. Шум течения. И мысли прочь уносящиеся с потоком забирали прочь все напряжение. Покой вдруг наполнил тело. Выключил душ. В комнате никого не было. Паспорт со всем содержимым беспорядочно валялся на диване. Все собрав воедино, обтер его от грязи руками. Последние силы ушли на то чтобы прилечь. С фотографией в руке я лежал придаваясь воспоминаниям и силы покидали тело. Легкая усталость одолевала глаза. Последнее, что помню в тот день – тепло родного человека, стрекот кузнечиков за окном, лай собаки, какие-то несвязные песни и Небесный огонь. Я натянул одеяло посильней погружаясь в белую пелену и сознание ухватившись рукой за Небесный огонь прочь уносилось из этого мира

Лучи Солнца слегка пробивались через проплывающее облако. Босоногий мальчишка вцепившись обеими руками нес ведерко с шиповником по заросшей тропинке.

-Вот у кого нет забот – подумал мальчонка остановившись – Плывет себе и плывет. Из-за тучи показалось невыносимо яркое Солнце. Такое яркое, что сразу стало жарко. В глазах замелькали искорки, немного щекотно. Слезы сами собой накатились. Мальчонка стоял отирая глаза

-И почему оно такое яркое, что аж слепит. Почему нельзя…

-Володя. Опоздаем – женщина в белом платье с корзинкой липы в руках тепло улыбнулась. Мальчонка волоча ведерко по земле потирал рукой глаза

-Иду мама

Подойдя. Глаза уже не болели. Лишь мокрые щеки все никак не высыхали от Солнца

-Какое красивое белое платье, будто светится – мама улыбнулась, взяв за руку

Так они и шли наслаждаясь ясной погодой до самой остановки. О многом хотелось рассказать, но отчего-то они оба молчали и просто шли рядом. Я боялся заговорить первым, боялся все испортить. Думала ли она о том же

Автобус уже ждал на остановке. Какие-то люди пытались всем скопом вломиться в узкий проем двери, толкались и ругались, чтоб занять лучшие места

Мы молча стояли на остановке перед автобусом. Никому из нас не хотелось на нем ехать

-Мама? – наконец спросил я

-Все хорошо

Дверь автобуса закрылась и он растворился в пелене. Руку никто не держал. Только сейчас я понял что меня забыли. Отчаянье подступило к сердцу. Ведерко упало. Я громко заплакал потирая руками и без того опухшие глаза

-Мама! А как же я? – сквозь слезы кричал мальчишка

-Ты чего это малец. Что случилось? – какой-то старик склонился рядом и горячая рука коснулась плеч

-Мама меня забыла! – проревел я

-Ох, вот дела. Ну-ну, не плачь ты так. По любому она тоже переживает и обязательно следующим рейсом приедет – старик старался улыбаться разделяя мое горе. Рука поглаживала спину

-Ну хочешь, вместе подождем? Вдвоем оно как-то легче. Ну не плачь ты так

-Правда? Автобусы тут часто ходят. Что мне делать если ваш автобус приедет раньше? Как я тут один

-Ну так та правильно. Автобусы ходят часто. Только мы с тобой на одном автобусе поедем. Как же я тебя одного оставлю – человек поглаживая волосы на затылке заразительно рассмеялся

В это время я наклонился к ведерку и начал быстро собирать разбросанный шиповник. Слезы почти прошли, оставив после себя всхлипывание и опухшие глаза

-Может и так. Я виноват, что не успел ей рассказать – мальчонка прервался потирая мокрые щеки – В любом случае мама вернется. Она ведь забыла корзинку, да и ведерко с шиповником здесь. А как она будет чай пить. Вот придут гости, а у нее даже чая нет. Поэтому она обязательно вернется и я постараюсь не потеряться больше. Все ей расскажу, обещаю

-Хаха вот ты дурной. И что за глупые мысли в этой голове – массивная рука потрепала волосы

-Деда. А тебя как зовут? – наконец спросил я

-Вроде Хранителем кличут

-Ну вы даете – я посмотрел на него своими опухшими глазами – ангелом что ли?

-Кто знает, можно и ангелом. Возьмешь мою руку?

Серые тени продолжали толкаться на остановке, что-то доказывали друг другу и спорили за лучшее как им казалось место. Ведерко и корзинка с липой стояли рядышком

Взявшись за руки на остановке мы смотрели в даль и ждали автобус

-Прости, что не предлагаю сесть. Хотел бы придержать для нас места, но похоже все занято – виновато вымолвил Хранитель оглядываясь

-Ничего. Мне и так хорошо – немного помедлив я продолжил

-Деда, а тебе нравится чай с шиповником и липой?

-Нуу – Хранитель снова почесал затылок что-то вспоминая

-А вот я ничего вкуснее в своей жизни не пробовал – и добавил шаркая ногой

-Знаете, когда мама вернется, у нас будет много времени, мы о многом будем болтать и… -я замялся – Вы не откажетесь выпить с нами чай? Вместе веселее будет. Мама точно согласится, она добрая.

-Оох парень – Хранитель смотрел на меня не зная что сказать

-Меня обычно просят о чем-то – он явно был смущен. Я с вопросом посмотрел на него

-Я бы с удовольствием выпил с вами этого чаю. Особенно если он такой вкусный как ты говоришь

-Вот удивил так удивил – забормотал Хранитель

-Спасибо

Деда еще что-то говорил, но я его не слышал. Лишь посильнее старался своей слабой ручонкой сжать стариковскую ладонь, боясь упустить этот последний луч. Взор поднялся к небу. Ленивые облака не спеша и вальяжно все так же плыли тенью отражаясь на земле. Лучи яркого Солнца касаясь голубого неба освещали деревья и грели голову. Исполины покачиваясь ветвями бросали листья в сторону туч. Ветер со смешком проносился мимо и игриво разбрасывал листья. Хотелось бы и мне так же веселиться как они

Прошло много времени. Мы лежали в обнимку вспоминая эти моменты. Укутавшись в листву осеннего леса я смотрел в небо сквозь опустевшие ветви. Дерево бережно обняло своей кроной и послышался легкий стук сердца

-Не опоздаем мам. Уже не опоздаем

Ветер подхватил с листвой эти слова и унес прочь к горизонту. Где-то далеко женщина одиноко стояла посреди зеленого луга и под голубым небом жаркого лета смотрела на Солнце разгоняющее причудливые облака. В этот момент теплый осенний лист, коснувшись плеча упал в ее руку

409
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments