Необычное лето. Глава 1-3

Глава 1 

Мне 10 лет, и я живу с мамой, отца я потерял очень рано, и меня воспитывала мама. Несмотря на то что она женщина, силе характера ей позавидовали бы многие мужчины. Я никогла не рисковал перечить моей маме, потому что наказание следовало незамедлительно. Ей ничего не стоило спустить с меня штаны при посторонних и отшлепать по голой попе, но справедливости ради она никогда не унижала меня и не наказывала без причины.

Мы с мамой каждое лето ездили на море. Мы всегда ездили так сказать «дикарями», снимали домик или комнату в маленьких приморских селах, маме не нравились большие шумные пляжи. Отдыхающих в таких местах всегда было мало и большинство приезжали с детьми, так что мне тоже нравился отдых в таких местах. Лет до шести я вообще не знал что такое плавки, ходил по пляжу такой себе шоколадный мальчик. Обычно таких как я, голопопых, на пляже было 50 на 50. Некоторые мамаши не выпускали своих чад без трусиков на пляж, постоянно меняя мокрые на сухие. Причем соотношение голых к одетым не зависело, от пола ребенка. Очень часто детишки которых приводили в трусиках, через несколько дней сверкали голыми попами. При чем у всех это происходило по разному, чаще всего мамашам надоедало таскать на пляж упаковку трусиков, и сняв очередные мокрые – шлепали детишек по голой попе со словами – «Бегай так». Чаще всего ребенок не обращая внимания на свою голопопость, несся к сверстникам продолжить прерванную игру, но случались и такие которые начинали хныкать, стеснялись, старались прикрыть свои письки и писуны всевозможными способами. Были и такие дети которые сами просились раздеться догола, что бы быть как мы. Носить плавки я начал после того как пошел в первый класс, мы считали себя жутко взрослыми, а взрослые не купаются голяком.

Мой первый опыт осознанного нудизма случился когда мне было лет десять. Мы с мамой как всегда приехали летом на отдых. Как всегда на пляже была куча голышей шоколадного цвета, и мы – школьники – в купальных костюмах. В первых день на пляже я познакомился с девочкой Катей, моей ровесницей, подстилки наших мам были неподалеку друг от друга, и в следующие дни наши мамы ложились рядом, чтобы легче было следить за нами. Я загорал и купался в трусиках, а Катя гордо ходила в новеньком раздельном купальнике. Я не понимаю зачем ей был нужен верх, но Катя очень гордилась своим купальником.

Однажды, где-то через неделю, мы с Катей купались, когда на пляж пришли новые отдыхающие, это была немолодая мама с двумя близнецами: мальчиком и девочкой лет девяти в одинаковых шортах и футболках, мы с Катей сначала подумали, что это две девочки, пока они не разделись.Но все по-порядку. Устроились они неподалеку от нас. Мы вышли с моря и стояли наблюдая за новой семьей, близнецы разделись до трусиков, аккуратно сложили свои вещи на подстилку и стали проситься у мамы купаться.

Куда купаться, а трусы?

Мамочка, пожалуйста, мы уже большие.

Так, разделись без разговоров, он полный пляж голых детей.

Близнецы понуро сняли трусы и пошли купаться, их тела покрывал сплошной загар, и было видно что купальники они не носят. Я не знаю, что нашло на нас с Катей, но мы подмигнув друг другу принялись насмехаться над голыми близнецами. Девочка расплакалась и побежала к маме:

Мамочка, ну пожалуйста, разреши одеть трусики, тут только малыши голенькие, над нами вон ребята смеются – захныками ребята.

Так, хватит, или вы купаетесь и загораете голышом, или до конца отпуска сидите в доме, все понятно?

Да. Мамочка.

Катя быстро ко мне – раздался строгий голос Катиной мамы.

Ты что себе позволяешь, ты что забыла прошлый год, так я тебе быстро напомню.

Мамочка прости, я больше не буду – Катя покраснела и в глазах появились слезы.

Конечно не будешь, снимай купальник.

Мама, пожалуйста, мне уже девять лет.

Что-то не заметно. Купальник!

Катя, покраснела, еще сильнее и начала снимать купальник.

Ну а ты, чего ждешь – раздался голос моей мамы – снимай трусы.

По глазам мамы, я понял что спорить бесполезно, снял трусы и отдал их маме, которая тут же спрятала их в сумке.

Вечером получишь обратно, счас вперед играйте на пляже, подстилка сегодня не для вас.

Нам с Катей было ужасно стыдно, весь пляж видел наш позор. И что еще усугубляло стыд, это белые незагорелые следы от купальника. Это сразу бросалось в глаза, и все обращали на нас внимание. Через несколько дней мы привыкли к своей обнаженности, но до конца отпуска так и не решились играть со своими ровесниками, хотя насмешек не было, видно все понимали к чему это может привести, так что единственными «друзьями по несчастью» были близнецы.

Глава 2 

Следующий раз я купался голышом следующей весной. Май выдался очень теплым, и в один из выходных дней у мамы на работе устроили маевку. Мы устроились на берегу речки, практически все сотрудники были с детьми от 8 до 14 лет.

День был по летнему жарким, а вода в речке оказалась очень теплой. Мы бродили босиком по воде мечтая искупаться родители были заняты и не обращали внимания на нас. Как оказалось никто не взял никаких купальных принадлежностей, даже сменных трусиков ни у кого не было. Солнце поднималось все выше и нам все больше хотелось искупаться.

В конце концов ребята не выдержали и побежали уговаривать родителей и вскоре двое ребят и три девочки поменьше – плескались голышом, еще трое ребят постарше разделись до трусов не не решались снять последнюю одежку, четыре девчонки в трусиках и майках стояли по щиколотку в воде тоже не решаясь раздеться. Видно ответ родителей был однозначным – купаться только голышом. Все они были примерно моими ровестниками лет 11-12, только один мальчишка был старше нас, лет 14 и, естественно, что раздеться при посторонних все стеснялись.

Ко мне подошла, мама и спросила: – а ты купаться не хочешь?

– Мама, ты же знаешь, – покраснел я.

Надо сказать, что моя мама очень специфически подходила к моей одежде. В школу я ходил как все мальчишки, не считая того, что я до сих пор носил зимой под брюками колготки, нас в классе, колготочных было трое, и мы были не самыми маленькими в классе, так что пока над нами не решались насмехаться. А вот дома и в выходные все было иначе.

Дома я ходил в трусиках и маечке, когда начинало холодать я носил колготки или колготки с шортами. В отношении трусиков, я подозревал, что мама покупала их в отделе для девочек, и хотя кружева отсутствовали – покрой и цвета заставляли меня подозревать что они девичьи. Но на все мои возражения мама отвечала: – Не говори глупостей, под брюками никто не увидит. Для гостей меня одевали в белую блузку, черные бархатные короткие штанишки и белые колготки, что вызывало умиление у маминых подруг. Практически все мои брюки застегивались по бокам, а джинсы мама покупала стрейчевые, шорты тоже были все короткие и в большинстве обтягивающими.

Сегодня на мне были белые тонкие шортики, причем одна девочка тоже была в таких шортах, на мое счастье пока никто не обратил внимания на это. Но самое главное были не шорты и футболка, так сказать почти девичья, на грани фола, а мои трусики. На мне были одеты женские трусики-стринги. Утром как всегда мама приготовила для меня одежду: футболку с покемонами, белые шотрики и белые же трусики. Я оделся и вышел на кухню к завтраку. Мама критически осмотрела меня и сказала:

Нет. Так не пойдет. Пойди посмотри на себя в зеркало.

Не вижу проблем – сказал я, хотя в зеркале я видел как трусики выделяются через шорты.

Нет, это некрасиво и неприлично. Я кажется придумала. – Воскликнула мама, и убежала к себе в спальню.

Ее не было несколько минут, и появилась держа в руках какие-то трусики. Она протянула их мне со словами:

На. Переоденься.

Я развернул трусики, это оказались женские беленькие трусики-стринги.

Мама, это же твои.

Ничего. Мне они малы, а тебе в самый раз.

Но это  женские трусы.

Ничего, под шортами они будут незаметными, не выдумай, переодевайся, мы опаздываем.

Зная характер моей мамы, я не рискнул возражать. Я надел мамины стринги, были очень непривыные ощущения, но зато под шортами ничего небыло видно.

И вот я стоял перед мамой краснея.

Ничего, я тебя закрою, а ты быстро снимешь шорты вместе с трусиками. А потом я помогу тебе одеться. Давай, хватит стесняться, тебе всего 11 лет, тем более никто тебя не знает и ты вряд ли встретишся с кем нибудь еще раз.

Желание искупаться пересилило стеснительность, и отдав маме одежду я через минуту плескался в реке. К моему удивлению следующей разделась девочка в таких же шортах как и мои и на ней тоже были стринги, но в отличии от меня, она этого совсем не стеснялась. Она сразу подошла ко мне, мы быстро познакомились, и купались немного в стороне от остальных. Девочку кстати звали Оля.

Мы наверно были последней каплей, которая смыла остатки стыдливости. Сначала пацаны один за другим скидывали трусы и прикрывая ладошками предательски торчащие писюны бежали в в воду, а потом и девчонки, став в кружок и хихикая разделись и с визгом побежали купаться.

После купания, те кто помоложе, продолжали носиться голышом по берегу, а пацаны и девчонки постарше еле-еле обсохнув, натянули на себя трусы до следующего купания.

Мы с Олей выпали с общего веселья и даже не заметили что наши ровесники оделись, так и стояли на берегу голышом. Оля сказала что сначала подумала что я девочка из-за моих длинных волос и одежды, и только когда увидела меня голышом поняла ошибку. Еще она сказала, что наверняка у меня есть опыт купания голышом, потому что моя реакция очень отличается от других мальчишек. Она с мамой тоже часто загорает на нудистских пляжах, здесь она не хотела раздеваться, боясь насмешек, ей все-таки 12 лет, но после того как я разделся, разделась и она. Потом она начала расспрашивать про мою одежду, пришлось рассказать про сегодняшнее утро и мою маму.

Да – сказала Оля – мамам тяжело перечить, особенно когда папы нет. Моя мама, например, заставляет меня удалять все волосы на теле.

Действительно, я обратил внимание что у всех девчонок и некоторых пацанов росли волосы в интимном месте. И только мы с Олей были голенькие как малыши. День прошел незаметно. Мы много купались, для нас устроили разнообразные игры, мы даже поучавствовали в приготовлении шашлыков. Большинство уже после второго купания забыли об отсутствии трусов, только самый старший мальчик и две девочки одевались сразу после купания. Как выяснилось потом, они были однокласниками, и очень стеснялись друг друга, и в воде, голышом, никогда не подходили друг к другу.

Уже вечером, я рассказал маме о новой подруге, и пожалел что не записал ее телефон, мама сказала, что тоже познакомилась с одной женщиной, которая живет полгода назад приобрела квартиру неподалеку от нас, но удивительно что они никогда не встречались по пути на работу и домой.

Уже лежа в кровати, я вспоминал свои ощущения, отдыха голышом, но вспоминались только разговоры с Олей.

Глава 3 

Этим летом, маме не дали отпуск летом, и наше море откладывалось. Мама сказала, что не бывает худа без добра, что ее мама давно просит меня на лето к ней. Бабушка жила в какой-то глухой деревне в Сибири, и, если честно, мне не хотелось никуда ехать, но альтернативой было присидеть все лето в четырех стенах. Мама успокоила у бабушки в этом году будет гостить моя двоюродная сестра, старше меня на год.

Ехать предстояло ехать долго, почти трое суток на поезде, самолет исключался, потому что с поезда меня могли встретить, а до аэропорта нужно было добираться километров 150 и встретить было некому.

Со мной в купе ехали две молодые мамаши сестры с детьми. Одна двухлетним мальчиком занимала нижнюю полку, другая с дочкой лет семи занимала вторую нижнюю и одну верхнюю, вторая верхняя была моей. Мама отдала этим двум женщинам продукты которые она собрала для меня в дорогу, отдала им немного денег на воду и мороженое, вместе они запихнули мою сумку с вещами наверх и путешествие началось.

Как всегда не все в порядке на нашей железной дороге, кондиционеры в вагонах как обычно не работали, лето было на удивление жарким. Так что через час, мы начали изнывать от жары.

Мамочки переоделись в легкие коротенькие халатики. Малыш изначально ползал по постели голышом, девочка осталась в одних трусиках. Я сразу скинул футболку и остался в одних просторных шортах.

Приближался полдень и жара усиливалась. Одна с мамаш говорит, что ты паришся в шортах, сними их. Я

застеснялся своих голубеньких трусиков и стал отнекиваться, но мамаши не унимались и мне пришлось снять шорты и остаться в трусиках.

Вот видишь, стало легче, и трусики у тебя хорошие, тоненькие не жаркие.

Саша. – Саша это я – ты можешь с малышом погулять по коридору.

Хорошо. – сказал я и покраснел, но деваться было некуда, и взяв малыша и пошел гулять по коридору.

В коридоре было много детей разного возраста, в шортах, в трусиках и совсем голеньких, и мне казалось что никто не обратил внимания на мои трусы, хотя несколько раз видел ехидные глазки нескольких девчонок.

Когда я зашел в купе, мамаши еле успели запахнуть свои халатики, но по всей видимости они практически не смутились при виде меня. Мы покушали и до конца дня я валялся у себя на полке, читал книжку, смотрел в окно, спал. Один раз я выбегал в туалет, и проходя мимо одного купе увидел ту ехидную девчонку, она стояла голышом перед мамой, а та ее вытирала полотенцем, теперь краснеть пришлось ей.

Незадолго до сна погулять с малышом вышла дочка второй мамочки, я лежал на полке смотрел в окно. Через некоторое время, девчонка вернулась, ее трусики превратились  из белых в серые и біли насквозь мокрые от пота. Не обращая внимания на протесты дочери, мама сняла с нее трусики и начала вытирать полотенцем, после этого посадила ее на нижнюю полку. Надо сказать что и мои трусы были насквозь мокрые.

Посиди, сейчас попьем чай и спать,   спускайся пить чай.

Мама, дай мне трусики, а то меня Саша голой увидит.

Не выдумывай, ты еще маленькая, ты даже в школу еще не ходишь, и после чая сразу спать, ты что собралась спать в трусах.
Но я же осенью иду в первый класс.

Вот пойдешь – тогда и будешь стыдится, а счас еще рано, и сядь нормально, нечего колени облизывать.

Мы попили чай, Иришка все время пыталась прикрыться, но у нее это слабо получалось, и начали готовиться ко сну. Я поправил постель и залез к себе на верхнюю полку. Мама Иринки поправила постель дочке и начала собираться в туалет.

Поцелуй мама и давай к себе спать.

Ира покраснела, но встала поцеловала маму и полезла на вторую полку. Укрыться было нечем, так как вторая простынь лежала внизу у мамы, и Ира быстро улеглась на живот, не глядя на меня. Ее мама взяла ирины трусики и обратилась ко мне.

Снимай свои трусишки, я постираю.

Да не надо, – начал отнекиваться я.

Не выдумывай, нельзя ходить в грязном белье, к утру высохнут и оденешь, а спать можно и голышом, никто тебя кроме нас не увидит.

Пришлось и мне снять трусики, и теперь мы вдвоем лежали голышом на верхних полках, попой кверху. Вскоре выключили свет и мы начали потихоньку под стук колес засыпать. Среди ночи я пошел в туалет, забыв что я голый, и только столкнувшись с такой же голой девчонкой в темном коридоре, я окончательно проснувшись побежал в купе.

Утром я проснулся от тихого разговора, одна из мам стояла голая у окна, увидев что я проснулся тихонько прижала палец к губам, прошеплала: – Спи еще рано.

В следующий раз меня разбудили, на столике стояли стаканы с чаем, я опять со сна не сообразил что я голышом, и спустился вниз, мамаши улыбнулись, и одна из них сказала: – Посиди так, за ночь они не высохли, видно влажность большая, счас на солнце высохнут.

Когда вторая мама снимала Иру со второй полки, я увидел что под халатиком у нее ничего нет, она поняла что я увидел ее голую попу но не подала виду, только хитро улыбнуласть и сказала: Жарко.

Ира видно окончательно е проснулась, потому что не возражала против того что сидела голышом, или она привыкла, тем более что и я сидел напротив голышом. Мы позавтракали, я надел шорты и направился в туалет.

В коридоре количество голопопых детей увеличилось, даже 5-6 летние детишки обеих полов вышивали голышом, зато в купе дети лет до 12 сидели и завтракали с голыми попами. Видно жара притупила чувство стыда.

Я снял шорты, вернувшись в купе, так и провел время до вечера одеваясь только когда выходил в коридор. Ира вообще провела весь день голенькой, даже в туалет не выходила, садилась на горшок, после того как в очереди в туалет чуть не уписалась. Оказалось стыднее уписаться нежели сходить на горшок.

Я не помню как меня разбудили ночью, одели шорты, майку и сандалии, дали в руки сумку, и высадили на моей станции. Опомнился я только когда увидел хвост поезда.

Я стоял на пероне с маленькой сумкой со всякими моими мелочами, документами и деньгами, а сумка с вещами уезжала с поездом. Кстати, сумку мою молодые мамочки отправили почтой моей маме, т.к. на сумке была бирка с адресом.

А я стоял на пероне и из вещей у меня были только шорты, футболка и сандалии, даже трусы остались сохнуть в купе.

16 319
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments