О, Боже, какой мужчина!

I. Некрасивая фамилия

Ирина Петровна считала, что ей не повезло с фамилией. Хотя фамилия у неё была самая обычная – Глистова. Куда бы не обратилась Ирина Петровна, везде чувствовала скрытую усмешку, поэтому мечтала выйти замуж за человека с красивой фамилией. Но ей почему-то не везло. Однажды после трёх свиданий она узнала, что встречалась с человеком по фамилии Мерзкий, и хотя характер и внешность этого человека её вполне устраивали, от мысли выйти замуж за этого человека она сразу же отказалась – главным пунктиком для Ирины Петровны была красивая фамилия. Она отметала абсолютно всех, чья фамилия ей не нравилась.

II. Оказывается, мухи разговаривают

Вечером Виктор лежал на диванчике веранды дачного домика и думал о предстоящем визите к врачу. Его беспокоило его нынешнее состояние, работа ему давалась с большим трудом, да ещё и постоянная изжога, от которой уже ничего не помогало. А работал он на роботостроительном заводе, поэтому в голове чаще всего роились научные слова и технические термины. Не удивительно, что и о своих болезнях он думал как робот, примерно так: «Функционирование моих органов нарушается скорее всего в результате воздействия на них патогенных факторов или вследствие нарушения работы иммунитета, и системам моего организма просто необходим комплекс хирургических и терапевтических мероприятий, направленных на устранение причин заболеваний».
Течение мыслей было прервано внезапно влетевшей в открытую дверь мухой. Она летала около Виктора и жужжала. Кстати, даже мухи казались ему роботами-насекомыми, что-то вроде радиоуправляемого самолётика. Он сначала не понимал о чём жужжит муха, но вдруг ему показалось, что муха сказала: «Говёшки ешь!». И он тогда подумал: «А что я ем? Наверное, все проблемы в моём питании. Хватит уже есть эту рыбу». Внезапно он перевёл взгляд на стоявшую около него табуретку, прямо у рта на сидении красовался птичий помёт, который он вначале не заметил.
– Да, да, она так и сказала, это точно, – только теперь он понял, о чём прожужжала муха. Виктор был вежливым человеком, поэтому поблагодарил муху, но табуретку всё-таки отодвинул в сторону.

III. Женское коварство не знает границ

Сегодня Ирина Петровна проснулась в хорошем расположении духа неслучайно – на днях она познакомилась с очень интересным человеком. И самое главное её устраивала его фамилия – Гороскопов.
– А кто последний к Гороскоповой Ирине Петровне? Сегодня принимает Гороскопова? – она стала думать о том, как будет красиво звучать её новая фамилия, и совсем не хотела упускать этот шанс. Ирина Петровна работала врачом, и её свидания с кандидатами в мужья были каждый день в личном кабинете городской поликлиники. Да, да, это были её пациенты.
Ирина Петровна по своему горькому опыту знала, что от неё пациентам нужен лишь больничный лист, и как только заболевание излечивалось (или она думала, что излечивалось), этот человек сразу исчезал из её жизни, поэтому решила поставить Виктору Гороскопову серьёзное хроническое заболевание. Типа жалуешься, вот тебе, пожалуйста. Теперь Виктор Гороскопов будет ходить к ней долго и часто. А там, она что-нибудь придумает, чтобы женить на себе этого несчастного. Но пока Ирина Петровна всё-таки пошла на уступку и выписала больничный лист для Гороскопова, а для себя решила, что закроет больничный лишь после того как в ЗАГСе появится заявление. Она сделает всё возможное для воплощения своего коварного замысла.

IV. Мечтай, Ирина Петровна!

Только одно позабыла Ирина Петровна, что была в поликлинике не единственным врачом и списать с больничного могут и другие терапевты, и придя на работу, она вспомнила этот печальный для данной ситуации факт, да ещё и огромная очередь у кабинета. Её настроение ухудшилось моментально.
– И настроение плохое, и фамилия. Как жить дальше?
Только то и утешало теперь её, что фамилии приходивших к ней на приём казались ей ничуть не лучше её собственной.
Ирина Петровна, была очень мудрой женщиной, поэтому на следующий день во время очередного приёма Виктора Гороскопова решила убедить этого несчастного пациента, что он со своим хроническим заболеванием вряд ли вообще кому-нибудь будет нужен. И в хорошем расположении духа направилась уверенной походкой к своему кабинету. Но увидев Виктора, премило болтающего с ещё одной другой её пациенткой Людмилой в большой очереди из 15 человек, сидящих возле её кабинета, Ирина Петровна так разозлилась, что даже побагровела. Да ещё и половина и них постоянно керкают. Это просто выводило Ирину Петровну из себя. Как же она не учла, что и пациенток с хроническими заболеваниями много!
– Мечтай, Ирина Петровна!

V. Вот так диагноз!

Работая терапевтом, она научилась не показывать свои чувства другим, поэтому, когда очередь дошла до её любимого пациента, она вновь стала холодной и рассудительной. Она решила выявить у Виктора ещё более страшное заболевание, поэтому отправила сдавать Гороскопова анализы из вены на сифилис и другие нехорошие заболевания.
– Ничего не поделаешь, Виктор, больничный лист нужен. Придётся сдавать эти дурацкие анализы. Ну почему эта женщина верит не ему, а каким-то антителам? – так думал Гороскопов, выходя из её кабинета.
Ирина Петровна решила, что её дальнейшие отношения с Виктором Гороскоповым будут зависеть исключительно от результатов этих анализов, ей самой сифилис тоже был ни к чему, поэтому удостовериться было необходимо.
Уже через два дня анализы были готовы. И на листке анализов с его фамилией значился диагноз – первичный серопозитивный сифилис.
– Это какая-то ошибка! – недоумевал Виктор. – В жизни не обходится без ошибок. И на этот раз мне просто не повезло. В лаборатории просто перепутали анализы.
Ирина Петровна, получив результаты анализов своего любимого пациента, больше торжествовала чем огорчалась. Во-первых, потому что выявила серьёзное заболевание, а во-вторых, потому что не связала судьбу с этим человеком и даже ещё не успела открыть никому свои планы о замужестве с Гороскоповым.
– Да бог с ней, с этой фамилией. Лучше с некрасивой фамилией, чем с нехорошим заболеванием, – так думала Ирина Петровна, со спокойной душой перенаправляя Виктора Гороскопова к новому специалисту.

VI. И с мухами дружил..

Виктор сидел в кресле и глядел на потолок, перебирая в памяти последние события. Около люстры летала и жужжала чёрная муха, описывая в воздухе фантастические петли. Около того места, где она летала, Виктор разглядел чёрную точку. Подойдя поближе он увидел другую муху, но уже дохлую.
– Подруга моя, – ясно расслышал Виктор в жужжании.
Он осторожно взял дохлую муху и решил забальзамировать, положив в цветущий кустик бальзамина, стоявший на окошке. А живую муху решил, как-то успокоить, он понял, что это она от горя совсем не находила себе места.
– Я буду дружить с тобой, – сказал Виктор, и та вскоре успокоилась где-то среди кустиков бальзамина.
Получив результаты анализов, Виктор решил, что ему остаётся дружить лишь с мухами – им совершенно всё равно, какой у него диагноз.

VII. Доверяй, но проверяй!

Врач кожно-венерологического диспансера 1 категории Нина Бюрократова была полной противоположностью терапевта 2 категории Ирины Глистовой. Во-первых, она совершенно не искала мужа среди своих пациентов, хотя тоже была не замужем, а во-вторых, любила больше пациентам доверять, чем проверять. Поэтому все болезни в карточках пациентов старалась записывать лишь со слов пациента, добавляя от себя в описание каких-нибудь научных терминов. Её спасал некрасивый и непонятный почерк, в котором не хотели разбираться ни другие врачи, ни пациенты. К тому же в диспансере часто отключали отопление, и по её прихоти пациенты могли себе запросто что-нибудь отморозить.
Новый её пациент Виктор Гороскопов полностью отрицал наличие нехорошей болезни, и хотя документы говорили об обратном, Нина Бюрократова поверила и этому пациенту. Она очень не доверяла бесплатным анализам. Поэтому предложила ему сдать анализы платно у лаборанта Наташи… и доказать ошибку в бесплатных медицинских анализах городской поликлиники.

VIII. Ни сифилиса, ни мозгов.

– Я оказался прав! – размышлял Виктор, читая свои новые анализы. И хотя эти анализы стоили ему больше месячной зарплаты, но зато доказывали, что сифилиса у него не было. С тех пор, пока он ходил по врачам, у Виктора обнаружились новые неизвестные ему симптомы, которых не было до посещения больниц. Теперь Виктора Гороскопова стал донимать мерзкий кашель, а от изматывающих приступов чихоты он не знал куда деться. И когда вечером хотел расправить диван, чтобы лечь, вдруг возник очередной приступ чихания (30 раз подряд). Сил открыть крышку дивана уже не было, тогда он решил постучать в диван, а вдруг кто-нибудь да откроет.
– «Тук, тук, там есть кто-нибудь?» – мозгов после очередного приступа чихания тоже не стало.
Конечно, ему никто не открыл – клопам и другим комнатным насекомым как-то всё-равно, стучат в диван или нет. Виктор подошёл к шкафу и попробовал открыть дверцу, сил хватило. Там он обнаружил припрятанную им же поздравительную открытку. Виктору вспомнилась Ирина Петровна, незакрытый больничный лист. Он решил подарить ей эту открытку, и стал писать своё поздравление. Одно положительное обстоятельство всё-таки было – все те научные и технические термины, которыми когда-то была забита голова Виктора Гороскопова вылетели вместе с мозгами, и своё поздравление Виктор писал уже не научными терминами, а человеческими словами, идущими откуда-то из сердца. А тут ещё сегодня по радио Виктор услышал о предстоящем празднике – дне медицинского работника, поэтому он начал своё поздравление так: «Дорогая, Ирина Петровна, примите моё искреннее сердечное поздравление с Днём медицинского работника. От всей души желаю Вам здоровья и успехов на работе. Ещё хочу поделиться с Вами своей радостью – новые анализы показали, что сифилиса у меня нету. А ещё благодаря Вам я познакомился с прекрасной девушкой Наташей…».
Написав поздравление, Виктор Гороскопов окончательно успокоился и уснул на нерасправленном диване…

IX. Это было недавно, это было давно.

Ирина Петровна забыла, на каком была месяце беременности – седьмом или восьмом. Она уже хотела сходить к своему знакомому парикмахеру Лидочке Блиновой, чтобы в родильном отделении не выглядеть шимой, а тут на глаза попало письмо, написанное ей около полутора лет назад. Какое счастье, что их ребёнку с Виктором не угрожает эта дурацкая болезнь. Где-то в глубине души Ирина Петровна всё ещё ревновала мужа к лаборантке Наташе.
– Не с ней ли сейчас Виктор?
И хотя лаборантка Наташа уже около полтора года не работала, Ирина Петровна опасалась, что эта женщина вдруг неожиданно появится на её горизонте. Но тут же отогнала подступающие сомнения, сказав себе: «Муж в командировке, а я даже в положении выгляжу лучше чем эта лаборантка» – Ирина Петровна видела её пару раз в больнице. Это письмо придало Ирине Петровне решимости, и она ещё больше захотела улучшить свой внешний вид, поэтому решила не медлить с визитом к парикмахеру. Нужно было также определиться с благоприятными лунными сутками, поэтому Ирина Петровна сидела в растерянности и рассуждала так: «Предположим я на седьмом месяце беременности. Наша свадьба была ..» – она взяла календарь и отсчитала назад 6 месяцев. «В апреле. Нет, помню был снег и очень холодно. Видимо всё-таки февраль или март». Ей даже вспомнилась популярная песня, которая играла в тот день: «О, Боже, какой мужчина, я хочу от тебя сына. И я хочу от тебя дочку, и точка, и точка!». Она вздохнула, врачи уверили, что у них будет дочка.
– Так, вот в среду четыре плюса и два минуса, – ей нравился сайт, на котором негативное влияние лунных суток обозначалось минусами, а положительное влияние – плюсами. – А вот ещё четыре плюса через неделю.
Она взяла телефон и набрала номер парикмахерской «Звёздочка».
– Здравствуйте, запишите меня, пожалуйста, к Лиде Блиновой на эту среду.
Женский голос в трубке сказал, что Лида Блинова в отпуске и может записать только к Евдокие Океановой.
– А через неделю Лида выйдет?
– Может выйдет.
Тогда Ирина Петровна попросила записать её через неделю, надеясь успеть подстричься до приезда мужа. Она немного расстроилась, что визит к парикмахеру немного отложится.

X. Собирал пазл

В обратную дорогу Виктор купил себе пазл с изображением красивой площади. Его больше привлекала репродукция какого-то неизвестного города, чем те площади и города, которые мелькали в окнах движущегося поезда, а серые, унылые пейзажи его не впечатляли. Виктор, собирая картинку, забыл и об ожидающей его беременной жене и о своих болезнях, и так бы и остался со своей красивой площадью и проехал бы свою остановку, если бы не голос, вещавший о прибытий на станцию. Когда объявили станцию, пазл не был собран даже наполовину. О своей проблеме он сообщил проходившей мимо проводнице поезда.
– Никто не станет ждать, пока вы соберёте свой пазл. Поезд движется по расписанию, и я задерживать его из-за какой-то картинки не собираюсь, – сказала строгая проводница.
Зато она пообещала дособирать пазл, а сама подумала, что картинку наверняка соберут пассажиры, которые поедут в этом купе.
– Просто в обратную дорогу покупайте билеты на этот же поезд, и здесь уже вас будет ждать красивая площадь – сказала находчивая проводница Виктору…
Схватив сумки, Виктор Гороскопов направился к выходу, недовольный тем, что так и не сложил прекрасную картинку. А она так и осталась на столике в купе уходящего поезда. Сюда он больше не вернётся.

XI. Стрижка

В назначенный день знакомая Ирины Петровны всё ещё не работала, и Гороскопова попала к полной женщине лет сорока-сорока пяти с очками на носу и красиво уложенными локонами. Это и была Евдокия Океанова. Ирина Петровна попросила «Лисий хвост». Как удачно, сегодня муж вернётся из командировки, у неё уже будет красивая причёска, и в роддом она поедет красивой. Она нашла в Интернете, что удлиненные волосы сзади придадут образу очарования, а короткие локоны сделают овал лица более выразительным.
– Стригите красиво, – предупредила Ирина Петровна парикмахера, – в роддоме у меня много знакомых, и я обязательно посоветую вас другим врачам, если им причёска понравится.
Сначала всё шло по плану, но когда овал лица начал становиться более выразительным, у Ирины Петровны начались схватки, И хотя, инструмент у Евдокии Океановой был, но как действовать в таких случаях Евдокия Океанова не знала, поэтому она тут же вызвала скорую помощь.
– Милая, потерпи, пожалуйста, пока приедет скорая. Не могу же я принимать роды этими нестерильными ножницами.
– У вас всё равно нет нужной квалификации – поспешила заметить Ирина Петровна.
– Я мастер первой категории» – возразила Евдокия Океанова.
– Простите, я имела ввиду, что акушерка из вас не получится.
– Ты пока сиди не крякай, а я доделаю причёску, попробую успеть до их приезда, – она была грубоватой женщиной, а характер у неё был железный.
Тут Ирина Петровна вскрикнула и дёрнулась (удар в живот оказался болезненным) – ножницы отпластали не совсем то, что планировала Евдокия Океанова отрезать.
– Не переживай, сейчас всё исправлю – успокоила она клиентку.
Ирина Петровна терпела, как могла.
– Ну почему я не записалась неделю назад?
Она периодически вскрикивала, и парикмахер не понимала: то ли у девушки схватки, то ли это она неловко стригла. Наконец причёска была готова. Парикмахер Евдокия Океанова была очень горда, потому что успела сделать причёску до приезда скорой и пообещала Ирине Петровне по поводу причёски много комплиментов. Наверное, всё так и было бы, но в родильном доме на беременную женщину надели шапочку, поэтому все комплименты в этот день были предназначены не причёске Ирины Петровны, а их с Виктором маленькой дочке.

128
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
3 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Бескрылый ангел
17 дней назад

Здорово! Позитивная история! 😁 

RALEXBEL
RALEXBEL
15 дней назад

ОК! очень даже понравилось.