Одна Любовь на всех. 5

К аккуратному маленькому бревенчатому домику в глубине густого смешанного леса подъехал темно-синий, изрядно заляпанный дорожной осенней грязью «форд фокус». Филигранно, с изрядным мастерством вписавшись на маленькую асфальтированную площадку чуть в стороне от окон, машина остановилась.

Из нее почти сразу вышли две девушки: рослая и стройная, жгучая брюнетка с коротким каре и броским макияжем в стиле «вамп» и блондиночка ниже едва ли не на голову своей подруги, почти не накрашенная, с едва прикрывающими шею густыми волосами. На изрядной разнице в росте девушек сказывались в немалой степени высоченные каблуки на длинных, до колен, сапогах брюнетки и плоские подошвы кроссовок блондинки, которая и одета-то была не очень по сезону. Мокрый снег, быстро таявший на земле и асфальте, опускался на капюшон её утепленной, но никак не годившей для такой погоды ветровки. Брюнетка же щеголяла в короткой, но явно теплой черной кожаной куртке на меху.

– Финита, Любаня, приехали! – разминая плечи, завела за спину руки брюнетка. – Достаем вещи и – в номера!

– Ага, – скромно отозвалась блондинка.

Девушки перешли к багажнику машины и по очереди извлекли из него три объемных, но явно не тяжелых пакета.

– Надеюсь, ты меня послушала и прихватила с собой что-нибудь для вечера? – поинтересовалась брюнетка, направляясь к дверям домика.

– Что ты, Инга! Я девочка сообразительная, – отозвалась Люба. – У меня трофеев от папика осталось до… х-м-м… этого самого места… И даже больше…

Шедшая первой брюнетка, перехватив в одну руку пакеты с вещами, повернула в замке ключ, на крупной бирке которого был обозначен номер «двадцать восемь». Войдя в темную прихожую, пошарила свободной рукой справа по стене и щелкнула выключателем.

– Так понимаю, ты здесь уже бывала не раз? – прищурившись на свет, поинтересовалась Люба.

– Всего дважды, и в других домах, – ответила будущая любовница и возможная подруга и пояснила коротко: – Разок со своим Ваней, а потом еще… не буду говорить, с кем. А домики здесь типовые, во всех выключатели при входе справа от двери располагаются.

– Ладно-ладно, – чуть засмущалась блондинка. – Я это так. Для поддержания разговора.

Бросив свой пакет прямо на пол, она распахнула ветровку навстречу уютному теплу хорошо подготовленного к приему гостей домика. Также небрежно расставшись со своим багажом Инга по-хозяйски потянула за собой в гостиную Любу.

В небольшой уютной комнате с низким потолком во всю стену поблескивал матовым черным экраном огромный телевизор. Напротив него, окружив маленький журнальный столик, громоздились даже на вид уютные шоколадного цвета велюровые глубокие кресла. Под ногами глушил шаги темно-коричневый с неброским орнаментом палас. Единственное окно было полуприкрыто тяжелыми темно-бордовыми гардинами.

– Вот здесь мы и проведем с тобой время до завтрашнего утра, – провозгласила брюнетка и указала вытянутой рукой: – Там, возле кресел, дверь в спальню. Спешить не будем, когда придет наш час, обязательном там окажемся. Удобства в уголку, там совмещенка, рассчитано все на людей, которые не стесняются друг друга. Правда, даже джакузи есть, не считая душа и биде.

– А как насчет покушать? – немного робко поинтересовалась не успевшая даже чаю выпить с утра Люба.

В таких апартаментах ей бывать еще не приходилось. Похоже, что даже простая ночевка здесь влетит Инге в копеечку. Впрочем, к чему считать чужие деньги?

– Вот для этого мы и прихватили вечерние платья, – засмеялась брюнетка. – Здесь отличный ресторан. И вкусно, и спокойно. Надеюсь, аборигены будут сегодня пускать слюнки на таких женщин, как мы.

– Тепло здесь, – немного невпопад сказала Люба.

Наивно думая, что демонстрирует хоть такую самостоятельность, она стянула через голову мохнатый сизый пуловер и забросила его на кресло, оставшись в тоненькой белой футболке, через ткань которой четко прорисовывались её соски.

– Вот ты какая! – с толикой восхищения пробормотала Инга, до сих пор видевшая блондинку только на работе в разных просторных свитерках и кофточках.

И она, по-мужски прихватив Любу за талию, коснулась её губ сперва легким, едва заметным поцелуем, а уж потом началась искренняя игра язычков, покусывание губ…

Давно уже блондинка так от души и с наслаждением не целовалась. Обычно случайные мальчишки норовили побыстрее вставить свой инструмент ей между ног или за щечку, пренебрегая поцелуями. Папик же, кажется, и вовсе брезговал касаться её губ, предпочитая после секса деловитый чмок куда-то в шею. И даже нынешние приятели по постели Федя и Вася не стремились узнать вкус её рта.

А вот Инга стремилась. Крепко прижимаясь губами к губам, играя язычком во рту, и еще при этом крепко, но не болезненно, а сладко и возбуждающе мяла, тискала, ласкала через футболочку упругую молодую грудь Любы, старательно уделяя время напрягшимся уже соскам.

Брюнетка, как сама начала, так сама и закончила немного затянувшийся поцелуй, слегка оттолкнув от себя партнершу.

– Фу, самой стыдно, – резко встряхнув головой, словно отгоняя наваждение, призналась она. – Мне всегда больше нравилось целоваться с девчонками. У них такая нежная кожа, никакой небритости, а запах… Все! Любаня, мы раскладываем вещи!

И в самом деле, рано было увлекаться интимными играми. И девушки занялись исконно женским, любимым всеми без исключения делом: раскладыванием привезенных с собой вещей по полочкам шкафа в прихожей с одновременной – нет, не примеркой! прикидкой того или иного платья, бюстгальтера или ночнушки к своему телу.

Люба увлеченно помогала Инге и не переставала удивляться отношению брюнетки к себе. Казалось бы, одна в полной власти другой, делай, что хочешь. Распорядись, и блондинка слова против не скажет, вылижет, как умеет, поласкает пальцами или пластиковым заменителем. Так уже было почти год назад, когда она только-только приехала в столицу и «отрабатывала» свой прием в магазинчик старой мымры. Впрочем, старой-то она не была, всего сорок с хвостиком, но вот мымрой – точно без скидок. Так было и с папиком, который сперва договорился с начальством Любы и даже, думается, отстегнул им денежку малую. Так случилось бы и с нынешним директором Ваней, несмотря на его привлекательную внешность и дружелюбный стиль общения, если бы не его жена.

А Инга не распоряжалась. Вела себя, как старшая по возрасту и опыту пребывания в столице. Подсказывала без нажима. Разъясняла без учительских интонаций. И предлагала так, что отказать было – невозможно.

Вот и сейчас, покончив с разборкой привезенных с собой вещей и закинув в спальню небольшой пакетик с какими-то интимными прибамбасами, брюнетка позвала:

– Пойдем, в ванне поваляемся с дороги, ага?

И принялась раздеваться прямо в гостиной, коротко и деловито пояснив Любе: «Там места маловато». Блондинка последовала её примеру, да и что особенного снять с себя осталось? Джинсы с простенькими трусиками и футболку. Красивый комплект нижнего белья Любаня прихватила с собой, резонно предположив, что при желании всегда найдет возможность переодеться.

Две голенькие девушки зашли в тесное компактное помещение, до предела заполненное новеньким сияющим белизной и блистающим никелем сантехническим оборудованием. И только здесь, включив яркий свет, Инга, без каблуков изрядно убавившая в росте, позволила себе внимательно рассмотреть блондинку. «Хороша ведь, штучка!» Грудь не маленькая, но и не большая, по юношески упругая, такую приятно помять, потискать. Белая чистая кожа, плоский животик и чуть заметно выпуклый лобок, со светло-русой ухоженной полоской волос, круглая, как на картинке, попка. Розовые нижние губки не свисают, а просто обозначают свое присутствие на теле. Длинные ножки с красивыми бедрами и очень маленькими, почти детскими ступнями.

– Трудно с обувью приходится? – спросила Инга, намекая на размер ноги блондинки.

– У нас в городе – да, всегда мучилась, – кивнула Люба. – А в Москве какие трудности? Были б деньги.

Она тоже постаралась потихоньку, не наглея, разглядеть свою спутницу, но та одернула блондинку:

– Чего смотришь исподтишка? Я своего тела не стесняюсь, хоть и гордиться особенно нечем, разве что ногами…

И впрямь ноги Инги были «модельные», от ушей, ухоженные, с ровным естественным еще летним загаром. Тонкая талия, плечи, пожалуй, широковаты, видно, плаванием занималась почти профессионально, а вот грудь… подкачала, стремительно приближаясь к полному нулю. Разве что, соски выделялись на красиво подкаченном в нужных местах торсе. И никаких следов от купальника на всем смуглом теле.

– Летом – только нудизм, – усмехнулась Инга, заметив незаданный вопрос во взгляде Любы. – Зимой можно и в солярий раз в месяц заглянуть. Но так – для тонуса. Без излишеств. Пошли!

И она увлекла блондинку в небольшую треугольную ванну.

Девушки безо всяких баловств посидели четверть часа в бурлящей теплой воде, без смущения и скрытых похотливых мыслей, как две простые подружки, дорвавшиеся до «буржуинского» изысканного удовольствия.

Чуть позже, уже промокая с тела капельки воды пушистым белоснежным полотенцем, Инга вдруг поинтересовалась:

– Тебе сколько лет, Любаша? Я, знаешь ли, анкетку твою не смотрела, Иван всё оформлял, а мы с ним стараемся на рабочие темы поменьше разговаривать…

– Девятнадцать, ну, скоро будет, под Новый год, – призналась блондинка.

– А я уже старая, – притворно вздохнула брюнетка. – Двадцать шесть полных… Но нам это не помешает, верно?

Как были, нагишом, девушки прошли через сумрачную гостиную. В тесной, уютной спальне Инга резким движением сорвала с просторного ложа, кинула небрежно на пол темно-бордовое покрывало и повалилась навзничь прямо на одеяло. Протянула руку, позвала: «Иди ко мне». Люба встала на колени с краю постели и – тут же вдруг, рывком, оказалась под брюнеткой. Навалившись на подругу всем телом, Инга начала с упоением целоваться, одновременно грубовато, но очень возбуждающе ощупывая грудки блондинки. Потом настойчиво раздвинула коленом её ножки и прижалась своим чисто выбритым лобком к легкой шерстке. В этот момент Любе вдруг показалось, что в щелку её настойчиво тыкается возбужденный, но еще не окрепший до конца член. Уж очень по-мужски, правильно, вела себя Инга.

Поиграв с Любой, пощупав её грудь, животик, бедра, скользнув рукой по краешку попочки, брюнетка прервала затяжные поцелуи и легко перевернулась на спину, увлекая партнершу в позу наездницы. «Жаль, заправить в себя сейчас нечего», – подумала Люба, поудобнее усаживаясь на бедра брюнетки и склоняясь над её затвердевшими сосками. Их было так приятно брать в рот, посасывать, чуть-чуть покусывать, катать между пальцами…

«Вставь мне…», – с придыханием прошептала Инга, и тут же помогла растерявшейся на секунду Любе, направив её руку себе между слегка раздвинутых ножек. Два пальца свободно вошли в мокрое и тесное влагалище. Брюнетка, затаив дыхание и прикрыв глаза, покручивала легонько свой сосок, и уже через минуту плавных неторопливых движений любиной руки попросила: «Еще один…» Блондинка сменила позу, присев на колени рядом с распростертым телом Инги, раскинувшей пошире ножки, подставляющей свое лоно уже трем пальцам девушки. Второй рукой блондинка потянулась было к клитору партнерши, соблазнительно выглянувшему из-под капюшончика, но брюнетка, так и не открывая глаз, отогнала Любашу от заветного местечка.

Когда в ход пошел четвертый палец, у Инги по животу прошла легкая непроизвольная судорога. Любе показалось, что партнерша кончила, но та попросила не останавливаться на достигнутом, и через несколько минут всю узкую ладонь блондинки обжимали влагалищные мышцы. Инга открыла глаза и с каким-то странным недоумением посмотрела себе между ног.

– Никогда не думала, что такое возможно, – задыхаясь, сказала она. – У тебя волшебные ручки, Любаша! Попробуй, сожми пальчики прямо там в кулак…

Послушной блондинке на мгновение показалось, что внутренние мышцы партнерши сейчас раздавят, превратят всмятку её маленький кулачок, так плотно и сильно зажало руку Любы в вагине брюнетки. Но примерно через полминуты оказалось, что кулачком внутри можно немного пошевелить… потом подвигать… У Инги уже практически непрерывно мелко дрожали мышцы живота и бедер, она кончала и кончала, поймав непрерывный мультиоргазм.

… – Устала? – лениво потягиваясь, поинтересовалась брюнетка, когда по её желанию рука Любы все-таки покинула мокрый упругий мешочек вагины.

– Нет, – покачала головой блондинка. – Это было… очень… очень и очень…

– У меня тоже слов нет, такое описать, – смущенно призналась Инга. – Курить хочешь? Возьми там, в пакете…

Люба соскочила с постели, порылась среди каких-то тщательно упакованных продолговатых предметов, ремней и флаконов, нашла пачку «Лаки страйк» и тяжелую зипповскую зажигалку, прихватила с маленькой тумбочки пепельницу и расположилась в ногах брюнетки.

– Никогда бы не подумала, что в меня кулак влезет, – призналась Инга, выпуская дым в потолок. – Я же не рожала, да что там – даже не беременела ни разу. А ты, кстати, как? По фигурке видно, бездетная, а насчет абортов?

– Берегусь, как могу, – отозвалась Люба, с не меньшим удовольствием, чем партнерша, затягиваясь вкусным дымком.

– Презики? Или таблетки всякие?

– Резинки, – разоткровенничалась блондинка. – Они и от заразы всякой защищают, ну, так везде пишут и говорят.

– Я себе спираль поставила пять лет назад, – призналась Инга. – А потом, у меня же мужиков мало было. Ну, полдюжины, если мужа считать. А сейчас, так и совсем без них обхожусь. Ваня, понятное дело, не в счет. Но тоже – не часто с ним.

– Я так не смогу, – честно призналась Люба. – Без крепкого хера – это не жизнь.

– Погоди до вечера, – засмеялась брюнетка. – Будет тебе такой хер, о каком и не мечтала. Ты же не кончила сейчас, пока со мной игралась? Вот! Жди компенсации…

– Мне все равно понравилась, – искренне сказала блондинка. – По кайфу было смотреть, как ты кончаешь…

… К выходу на обед проголодавшиеся девушки собирались гораздо дольше, чем обедали. Инга моментально забраковала всё нижнее белье блондинки, но не по качеству. «Такие платья с твоей фигуркой надо носить только на голое тело!» – авторитетно заявила она. Но в трезвом виде Люба не стала надевать ничего короткого. «Там и ногу на ногу не закинешь, сразу пизда наружу», – грубовато, но точно подумала она. А вот длинное вечернее, сочной лиловой расцветки, пожалуй, подошло бы, но – на простой обед оно тоже не годилось. «Придется в джинсах идти», – расстроено подумала девушка. После яростного фистинга с Ингой ей уже не хотелось быть «как все», да и публика в ресторане ожидалась Любой не простая. Выручил, как ни странно, пуловер. В комбинации с коротенькой юбкой-стрейч из запасов Инги. Правда, на брюнетке юбочка смотрелась набедренной повязкой, но при меньшем росте блондинки получилось вполне приличное для дневного обеда мини.

Добираться до такого же бревенчатого, как приют любовниц, здания ресторана оказалось тем еще приключением, с учетом продолжающегося вялого снегопада и порывов резкого влажного ветра. Пришлось сперва шустро проскочить в машину, проехать злосчастные двести метров, и все это только ради того, чтобы на короткий миг продемонстрировать собравшейся в зале немногочисленной публике изящные туфельки на тонких каблуках и стройные ножки, моментально спрятавшиеся под столом, благо, скатерти здесь были длинными, в пол.

Оценить обед по достоинству Люба не смогла. Наваристая стерляжья уха, истекающие сливочным маслом котлеты по-киевски, нежнейшее картофельное пюре, воздушный десерт к чашечке крепчайшего кофе – все названия были, кажется, давным-давно знакомыми, а вот вкус… Блондинка откровенно сказала сама себе, что ничего подобного в своей короткой жизни не едала. Впрочем, «нажраться от пуза» ей не позволили и небольшие порции блюд и строгий взгляд Инги, понимающей, что зачатки ресторанного этикета еще очень не скоро превратятся у Любы в умение непринужденно держать себя за столом.

Но самое интересное для блондинки началось часа через два после возвращения в свой домик, блаженного отдыха перед красочным, но скучным экраном телевизора и короткого, но обязательного похода в душ, в этот раз – по очереди.

– Заходи! – крикнула из спальни попросившая Любу задержаться в гостиной Инга.

«Ни хера себе!» – только и подумала девушка, увидев у постели довольно женственного мужчину с чисто женской прической и макияжем и довольно большим на первый взгляд, головастым гордо стоящим членом. И никаких ремешков, шлеек, застежек вокруг бедер брюнетки не было.

– Это как? – только и смогла спросить ошеломленная Люба.

– Легко! – гордая от удавшегося сюрприза заявила Инга. – Ты минет любишь? Пососи немного и там всё поймешь…

Блондинка хотела было сразу же приступить, но любовница не позволила ей сесть на колени, притянула к себе, крепко обняв за шею, уткнувшись жестким пластиком в животик, и повторила утреннюю игру сногсшибательную язычков и губ. И лишь насладившись до конца ртом Любы, слегка толкнула её сверху в плечи.

Оказавшись стоящей на коленях перед слегка раздвинутыми ногами партнерши, блондинка тут же поняла фокус со стоящим без внешней поддержки членом. Вторая его часть скрывалась во влагалище Инги и была, видимо, достаточно толстой, чтобы удерживать собой очень похожий на настоящий и размером и цветом пенис.

Люба с интересом – никогда до этого не делала ничего подобного – лизнула телесного цвета мягкий и, кажется, даже упругий пластик. Странно, необычно, но совсем не отвратительно. Девушка, приоткрыв ротик, впустила между губ искусственную залупу, неожиданно для себя ощутив язычком даже узенький разрез дырочки, как на настоящей мужской. Но в целом, сосать пластмассу Любе не понравилось. Может быть, воображения не хватало, но живой, из кожи и плоти, член безусловно был вкуснее и приятнее. И это тут же поняла Инга, будто читая мысли своей партнерши.

Миг – и Люба уже лежала на спинке, широко раскинув согнутые в коленях ножки, устроившаяся сверху брюнетка, повозив головкой по нижним губкам любовницы, медленно и неотвратимо задвинула в нее strapless до упора, а потом так же не спеша извлекла его обратно. И это показалось блондинке так замечательно, что она только выдохнула на ушко партнеру – уже не партнерше – «Ой, мамочки!» и закинула ножки на поясницу Инги.

И начался бешеный танец неудержимой страсти. Будучи сверху, брюнетка, кажется, не на миг не оставляла в покое губы любовницы, неутомимо при этом работая тазом. Поставив Любашу рачком, Инга наклонилась к её спинке и запустила свои умелые пальцы на клитор. А когда партнерша оказалась верхом на любовнице, брюнетка отыгралась на сочных юных грудях Любаши, тиская их с мужским яростным остервенением.

Блондинка текла, как после месячного невольного воздержания, был у нее такой случай в короткой, но богатой приключениями жизни. Она ухитрилась кончить трижды, с громкими стонами и неожиданными для самой себя невнятными криками,  а у неутомимой Инги даже не сбилось дыхание от постоянного энергичного движения. Впрочем, если быть честным до конца, однажды и брюнетка «засбоила», получив ошеломительную дрожь оргазма от своей части strapless-а.

Уже в полумраке раннего вечера, разметавшись в изнеможении на постели, Люба вспомнила обещание своей любовницы по пути сюда. «…Очень хочу попробовать так довести тебя, чтобы ты орала от блаженства. Хочу тебя отлюбить, отсношать, оттрахать, выебать, чтобы искры из глаз от оргазмов…» Кажется, Инге это удалось в полной мере. И еще. С первых же шагов, с совместного купания в джакузи, Люба ни разу не пожалела, что приехала в этот дивный домик в лесу. Кажется, никогда еще она не получала сама и не дарила партнерам столько удовольствия, как в это день. И сумасшедший кулак в вагине Инги, и прекрасный вкуснейший обед, и безостановочное движение strapless-а в собственном влагалище – все смешалось в белокурой головке в причудливый коктейль.

«Давай никуда не пойдем? – шепнула Люба, прижимаясь плотнее брюнетке. – Не хочу ни ужина, ни этих похотливых мужиков за столами. Не хочу, чтобы сегодня на тебя глазели. Ладно?»

И они сперва задремали под стук капель по оконному стеклу, а потом и вовсе крепко уснули, утомленные интимным удовольствием. Но все-таки среди ночи нашли часок, чтобы вновь вдоволь нацеловаться, наиграться друг с другом к взаимному сладкому наслаждению.

А вот утром все изменилось. Нет, взгляд Инги на партнершу по-прежнему заволакивало похотливым туманом, но брюнетка пересиливала себя, отказываясь от плотных объятий и лишних прикосновений. На долгий неистовый поцелуй она решилась, лишь когда девушки уже сидели в машине, упакованные в джинсы и куртки.

– Боюсь тебя и хочу! – шепнула Инга после поцелуя, заводя двигатель. – Еще немного, и мы бы остались здесь… навсегда. Смешно?

– Нет, – пожала плечами Люба, честно не понимая, как можно променять сумасшедшее удовольствие на какие-то там дела. – Я сама такая.

Брюнетка, избавляясь от соблазна, высадила партнершу у ближайшей станции метро.

А дома блондинку ждал сюрприз.

498
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments