Осень. Ловец снов ч.8

Ива, которую я видела из окна, все больше раскачивала своими длинными ветвями в такт непогоде. Стало еще темнее и вот на небе стали появляться первые вспышки молний, а раскаты стали звучать гулко и глубоко. Молнии никогда не разрезают чистое голубое небо. Им всегда предшествует сгущение серых красок. Я вздохнула…. Все вокруг незримо подчинено законам природы….

Иногда мне казалось, что моя жизнь – это высшее состояние счастья. Я боялась его спугнуть, не говорила ни с кем о своей семье, не обсуждала мужа. Ведь он лучше большого количества мужчин, которых я видела вокруг. Но идеальных не бывает. Поэтому, несмотря на мгновения ссор, чувства невыносимого одиночества, периодически возникающего желания развестись, я была счастлива в своем браке.

Это желание особенно остро возникало осенью…. Когда на улице появлялись первые туманы, вся листва переезжала на землю с веток деревьев, а я гуляла по ней, загребая ее ногами и думала о том, что все как-то не так…. В ту первую осень у меня появился первый ребенок. Моя девочка…. В которой я не чаю души. Я толкала перед собой коляску, ужасно не выспавшаяся, измотанная детским криком, уничтоженная советами посторонних людей и бесконечно одинокая.

В этом нельзя было кого-то винить. Муж работал один, он, в свои 23 оказался главой нашей семьи. Только сейчас, спустя 9 лет я понимаю, что 23 – это ничтожно мало. Подталкивая его к браку и к рождению ребенка, я собственными руками разрушала наши жизни…

Но тогда, в те осенние туманные дни, мне было совершенно наплевать на обстоятельства. Мне хотелось больших, крепких, уверенных рук, спокойного голоса, убаюкивающих слов. А я ежедневно оставалась один на один с младенцем, запертой в клетке со своими проблемами, с которыми ежедневно сталкивается огромное количество женщин.

– Давай разведемся! – эти слова вырвались из глубины моей души в тот момент, когда я, шмыгая носом, уже несколько часов подряд носила дочку по комнате. Еще час назад я в тупой ярости трясла эту беззащитную кроху, потому что, обессилев, не знала, как мне успокоить орущее дитя. И теперь меня обняло своими слизкими руками бесконечное чувство вины перед своей малышкой.

Сейчас уже вернулся муж. В первом часу ночи. Когда уже наступила тишина. Когда он уже не мог мне ничем помочь. И молчал. Он молчал, лежа на диване и нажимал на кнопки пульта.

– Давай разведемся! – еще громче и требовательнее сказала я.

– Что ты от меня хочешь? – он начал кричать – Я разве гуляю где-то? Я работаю! Ты думаешь, мне это нравится? Я устаю, как собака, а все ради вас! Разведемся? Да давай! Подавай иди на развод!

На этом разговор закончился. Я знала, что не подам на развод. Кому я буду нужна? Особенно теперь, с маленьким ребенком на руках. Да и мне уже 23! Разведенка в 23 с ребенком на руках, не имеющая работы – отличная перспектива.

Эти воспоминания были смешными. Боль обиды уже давно притупилась, зато появилось ощущение собственной глупости. Двадцать три… двадцать три это ничтожно мало. В двадцать три люди должны еще искать себя, совершать ошибки, проживать самые яркие эмоции. Однако когда торопишься, то хмурая осень приходит и в двадцать три. Она приходит для того, чтобы через несколько лет созреть и всполохнуть самым яростным штормом и самой страшной грозой.

57
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments