Пенсионный комбинатор

Семён Бонифатьевич Помидоров всегда был человеком рассудительным. За свои 57 лет многое пережил, но сильно при этом не переживал. Берёг себя. А в последнее время обеспокоился пенсионной реформой.

– Сёмушка, ну что же ты так распереживался?! – говорит ему пятничным утром жена Клавдия Ивановна. – В тебе же такая мощь! Сила!

– Да куда там! Тебе-то в этом году 55 исполнится, уйдёшь на пенсию уже летом, – попивая чай из блюдца, с тревогой отвечал ей невыспавшийся Семён Бонифатьевич. – А мне сколько ещё спину гнуть?!

– А ты не перетруждай себя…

– Ох, Клавушка! Тридцать лет я работаю директором овощебазы. Страшные испытания ложились на мои плечи: смена власти, кризисы, дефолты, жуки колорадские… санкции! А тут ещё пенсионный возраст повысили. Не берегу я себя. Всю ночь не спал…

– Ох, Сёмушка, выпей кофе крепкого и беги на службу.

Спустя час Семён Бонифатьевич сидел в своём рабочем кабинете и упорно думал о том, как выйти на пенсию пораньше. Зашёл мастер производственного участка и заявил:

– Семён Бонифатьевич! Этот ваш деффективный менеджер совсем меня доконал! Говорит, надо плакаты печатать «Семь видов потерь», для эффективной работы производства! Развешать, говорит, в цеху, чтобы всем видно было.

– Ты, Афанасий, лучше вот что мне скажи, – задумчиво отозвался Семён Бонифатьевич. – Что ты думаешь о пенсионной реформе?
Мастер задумался.

– Не хочу я на пенсию. Мне дома заняться нечем. А что?

– Ничего. Иди работай и менеджера этого ко мне пришли.

Пришёл менеджер и виновато сел напротив директора. Семён Бонифатьевич сузил глаза и, постукивая ручкой о стол, спросил:

– Ты что это, голубчик, терзаешь опытного мастера своими сомнительными разработками?

– Потому что прогресс движется вперёд! – горячо и взволнованно выпалил молодой парень. – Я же предлагаю самые современные методы бережливого производства, успешно работающие в Европе!..

– Цыц! – рявкнул Семён Бонифатьевич и врезал кулаком по столу. – Я за свой доблестный и многолетний труд и не таких энтузиастов повидал. Что ты мне тут про какие-то европейские ценности рассказываешь?! Смуту вносишь.

– Зря вы, – вздохнул менеджер. – И вообще, я тут в интернете читал, что эти европейские ценности порою очень даже полезны. Для людей вашего возраста.

– Да ты что? – удивился директор. – Что же ты в своих интернетах вычитал?

– Что там солидные мужчины предпенсионного возраста меняют свой пол на женский и идут на пенсию раньше… Вот так! – зажмурился менеджер, ожидая получить в морду.

Семён Бонифатьевич даже дар речи потерял.

– Ты что несёшь, сопляк?! – выдавил он из себя.

– А ничего! – выпалил менеджер и усмехнулся. – Думать надо и действовать!

– А ну пошёл вон! Неслыханно! Идиот какой-то, ей Богу.

А впрочем… Семён Бонифатьевич откинулся в кресле и крепко призадумался: «мужик сменил пол и вышел на пенсию раньше». Хм… В голову лезли разные мысли: «А он сменил пол по документам или операцию сделал?». Любопытно. Мысли путались. Ночная бессонница давала о себе знать, как и тревожные мысли об отдаляющейся пенсии.

«Как же быть? Может, всё-таки узнать? Да просто спросить? Интересно же: солидный мужчина сменил пол и на пенсию вышел раньше. Смешно, да не сильно. Опять же, эффективно вроде как…».

В кабинет снова зашёл Афанасий.

– Тебе чего опять надо?

– Мне в поликлинику надо, – сказал мастер.

– Заболел, что ли?

– Нога болит.

– Ладно, иди… – не вдаваясь в подробности, сказал Семён Бонифатьевич и вяло махнул рукой. В голову снова полезли мысли и ласково щекотали:

«Стал женщиной и вышел на пенсию раньше. А что, если?.. Хм»…

Спустя час душевных терзаний, директор всё-таки набрал номер заведующего городской поликлиникой. Пошли гудки.

«Что я ему скажу?.. «Здравствуй, не подскажешь, как стать женщиной?..». Семён Бонифатьевич собрался с мыслями. «Если что, всё в шутку переведу». Шли гудки. Волнение нарастало. Внезапно в дверь опять постучали.

– Я занят! – рявкнул директор, резко отложив телефон.

В кабинет ввалился полицейский, а за ним, словно ушибленный, Афанасий.

– Что происходит?! – гаркнул Семён Бонифатьевич.

– Я просто спросить хотел… – промямлил мастер.

– Товарищ директор, – с трудом выговорил полицейский и брезгливо посмотрел на Афанасия. – Ваш сотрудник… В регистратуре спросил… как стать женщиной!

– Что-о?!. – заорал Семён Бонифатьевич и побагровел.

Повисло тягостное молчание.

Когда полицейский ушёл, разговор долго не клеился.

– Зинка узнает, выгонит меня за такое… – горько усмехнулся Афанасий.

– Потом обсудим. Иди работай, мне позвонить надо, – нахмурившись, сказал директор, а сам при этом подумал: «Надо же, пока я тут терзаюсь, Афанасий практически всё узнал! Хитёр! Этот молокосос менеджер уже поди всем на базе разболтал. Балабол! А вдруг в поликлинику уже очередь за справкой о смене пола? А я тут сижу, как дурак…».

Собравшись с мыслями, директор снова набрал номер поликлиники.

– Звонит Помидоров с овощебазы. Алло! Станислав Фёдорович на месте?

– Здравствуйте! – ответили в трубке. – Заведующая ушла на пенсию.

Семён Бонифатьевич растерялся, думая, что неправильно расслышал.

– Как ушла? Кто ушла? – уточнил он.

– После успешной операции по смене пола Станиславу Фёдоровичу, нашей заведующей автоматически стала Светлана Фёдоровна, а затем автоматически ушла на пенсию по возрасту.

Директор овощебазы уже в который раз потерял дар речи.

– Ещё что-то? – кричали в трубке. – Алло! Что хотели-то?

– Ничего… – озадаченно произнёс Семён Бонифатьевич. Неожиданно ему в голову пришла мысль, что уж все вокруг активно меняют пол, чтобы раньше на пенсию выйти. Афанасий наводит справки, а Станислав Фёдорович уже под нож лёг… – А подождите! – закричал в трубку Помидоров. – Сколько стоит такая операция?

– Для вас, Семён Бонифатьевич, практически бесплатно. Вам нужно будет оплатить только импортную анестезию.

…Свет лампы над операционным столом резко бил в глаза. Семён Бонифатьевич Помидоров ощущал всепроникающий холод и дискомфорт. Над ним толпились хирурги в масках. Было страшно и неуютно. Директора овощебазы терзали сомнения. Хорошо ли он всё обдумал? Что скажет Клавдия? Как воспримут родственники? Дети, внуки… Внезапно захотелось сбежать, но было поздно. У хирургов в руках замелькали скальпели. Семён Бонифатьевич испугался и хотел было закричать, чтобы всё прекратилось, но голос перестал его слушаться, он только что-то мычал, потеряв способность даже шевелиться. Надвигалось и давило что-то большое, а он был беспомощен. Дороги назад не было… Кем он теперь будет? Светланой Бонифатьевной?

– Семён Бонифатьевич! – слышал Помидоров до боли знакомый голос. – Семён Бонифатьевич!!! Проснитесь!

Кто-то теребил его за плечо и директор овощебазы резко проснулся, открыв глаза. Пред ним стоял Афанасий. Ошарашенно оглядевшись, Помидоров с трудом сообразил, что сидит в своём кабинете.

– Что? Кто? Где? – прохрипел он.

– Семён Бонифатьевич, вы заснули, – улыбнулся своим небритым и морщинистым лицом Афанасий. – Отпустите меня в поликлинику после обеда. Очень надо.

Помидоров едва соображал, что происходит. Но главное было в том, что он не лежал на операционном столе по смене пола.

– Мне флюорографию надо сделать… – бубнил Афанасий.

Он него пахло табаком, семечками и спиртом. Семён Бонифатьевич только сейчас понял, что ему снился сон.

– А пошёл бы ты к чёрту! Паразит! – выпучив глаза, закричал директор. – На пенсии будешь по поликлиникам ходить! Иди работай!

Семён Бонифатьевич Помидоров всегда был человеком рассудительным, поэтому до обеда лишил молодого менеджера премии, а после обеда позвонил заведующему поликлиникой Станиславу Фёдоровичу и оформил на следующую неделю больничный. Главное, не перетруждать себя и с новыми законами спокойно дотянуть до пенсии.

Автор: Иль Канесс

23
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000