ПЕСОК.

Шум прибоя. Равномерный, успокаивающий и усыпляющий накат волн на прибрежную полосу песка.

Этот приятный звук ласкает слух и убаюкивает меня. Лицо обдувает лёгкий, теплый ветерок. Глаза, прикрытые веками, чувствуют свет солнечных лучей, пробивающихся сквозь листву невысокого деревца, под кроной которого я устроился.

Вот оно – счастье!

Я уже десять лет не был на море. Всё как-то не получалось. А тут такая оказия. На работе случилась командировка в приморский городок. И, о чудо, она досталась мне!

Всё ещё не веря своему счастью, я нежился под нежными, ласковыми лучами утреннего солнца, лёжа прямо в одежде на белом песчаном покрывале пляжа.

Через футболку и плотную ткань джинсов ощущалась прохлада остывшего за ночь песка, но мне лень было вставать и перебираться на лежак. Я предавался ленивой неге.

Я просто кайфовал!

Повторяющееся ш-ш-ш-ш-ш, набегающей на берег волны, лишало меня всякого желания что-то делать, вставать, куда-то идти.

Ш-ш-ш-ш-ш, – лежи, не спеш-ши.

Ш-ш-ш-ш-ш, – забудь, отдохни от душ-ши.

Ш-ш-ш-ш-ш, – отключи мозги, усни.

Кажется, морские волны передают свой ритмичный, убаюкивающий бег и прибрежному песку.

Меня покачивает, песчинки подо мной плавно перекатываются, приподымая и опуская моё тело. Я словно лежу на надувном матрасе, плавающем в спокойной воде.

Или это сонное воображение моего убаюканного разума?..

Мысли лениво, лениво ворочаются в голове.

Мне хорошо! Просто очень хорошо!

Даже неприятное ощущение набившихся под футболку и в брючины песчинок не могут вывести меня из состояния блаженства.

Обеспокоенный крик неподалёку.

Ш-ш-ш-ш, – хорош-шо.

К первому крику присоединяется ещё несколько голосов.

Ш-ш-ш-ш, – не слуш-шай, лучш-ше отдохни.

Как же мне кайфово! Мой разум плывёт на мягких волнах успокоения, всё глубже погружая меня в тёмную перину сна, и у меня нет желания сопротивляться им.

Мне хорош-ш-шо!

Крик!.. Долгий, протяжный, панический крик вырывает меня из состояния неги!

Да что ж вы, суки, никак не угомонитесь!

Раздосадованный, полный праведного гнева, я открываю глаза, собираясь найти крикунов и высказать им всё, что я о них думаю.

Твою мать!.. Почему я почти наполовину засыпан песком!?.. Кто это так неудачно пошутил?! Набью мудаку морду!! Что за детские игры!

Мне неприятно, попавший на кожу песок больно колется!

Выбираясь из кучи песка, я верчу головой, стараясь найти неудавшегося комика, но поблизости никто не ухмылялся, не показывал на меня пальцем, и никто не бросал украдкой смеющихся взглядов. Вокруг вообще никого нет.

А криков становилось всё больше! И их тональность усиливается!

Да что ж вы суки так орёте!

Я смотрю в ту сторону. Прибрежная полоса пуста.

Странно? Когда я пришёл на пляж, здесь было не меньше дюжины любителей утреннего загара. А сейчас никого!.. Но крики несутся с той стороны.

Стоп!.. А что это такое?..

Я заметил на волнистом песчаном ковре невысокие дюны, которых не было, когда я спустился на пляж.

И это от них неслись крики!..

Да, сука, я не ошибся!.. Кричали, мать твою, сранные кучки песка!

Я заворочался, стараясь поскорее выбраться из насыпанного на меня песка. Безуспешно!

Да, еб…. сл… в чём дело?!

Я не мог освободиться! Чёртов песок не отпускал меня. У меня создавалось впечатление, что он плотнее прилегает ко мне, обволакивает, забиваясь в каждую свободную щёлочку, образующуюся от моих движений.

А как же больно трутся песчинке о кожу!

Яростно дёрнулся, и мне удалось вырвать из песчаного плена свою руку.

Твою мать!..

Меня парализовала от увиденного.

На руке отсутствовала кожа! Да, на моей руке не было грёбанной кожи! От локтя и ниже я отчётливо видел красные, окровавленные витки мышц. Рука заканчивалась освежёванными пальцами. Я смотрю на этот ужас, словно разглядываю картинку в медицинском анатомическом журнале. Мой мозг не может согласиться с правдой произошедшего.

Со стороны пляжа раздаётся особенно пронзительный крик, полный боли и паники.

Я заторможено поднимаю голову и вижу, как верхушка одной из дюн взрывается.

В фонтане разлетающихся песка показывается окровавленная рука.

Она вцепляется в крутой край воронки, и погружая красные пальцы-сардельки в осыпающийся песок, с усилием тянется верх.

Через секунду из воронки показывается голова. Ну как голова!.. Голый череп!.. Ни волос, ни кожи. Отсутствовали уши, нос, губы. Кость черепа была чистая, без мяса, только испачкана кровью. Но глаза!..

Глаза были на месте. Живые, зрячие глаза без век и бровей. Их округлые, вращающиеся выпуклости смотрелись нелепо на голом черепе. И этот череп кричал!

Да! Да! Этот рот, без губ, с отвалившейся к низу челюстью, издавал пронзительный, полный боли и муки, крик.

Страшное видение продлилось не больше пары секунд.

Песок вокруг воронки пришёл в движение. Крутой склон дюны подёрнулся рябью, и песчинки посыпались вниз, затягивая с собой во внутрь освежёванный ужас. Ещё пара секунд и горловой крик захлебнулся, оборвавшись на особенно высокой ноте. А следом и поверхность дюны выровнялась, сгладилась, скрывая в своей глубине свою добычу.

И закричал я!

Ступор, сковывающий меня, куда-то делся, и я рванулся изо всех сил, отчаянно стараясь вырваться из страшного плена.

Я видел последствия!

Вновь безрезультатно. За время моего оцепенения, грёбанный песок обволок меня почти полностью. Свободными оставались лишь плечи и голова.

И тогда меня накрыло. Мое тело забилось в припадке, я содрогался от конвульсивных судорог. Меня охватила тоскливая паника. Голову мотала, словно в эпилептическом припадке. И я кричал! Как я кричал!

А мои глаза и уши, по мимо мои воли, продолжали посылать в мозг информацию об происходящем вокруг.

Из моря, вместо воды, на берег выплёскивались песчаные волны. И они не застывали на краю берега, а продолжали своё волнообразное, змеиное движение дальше, в глубь пляжа, издавая при этом звук, больше всего похожий на шипение гадюки.

Голодное продвижение песчаных волн останавливалось только метров в тридцати от воды, на границе пляжа и леса.

Там песчаные валы накатывались на растущие деревья. Ударяясь о могучие древесные стволы, он в бессильно откатывались, рассыпаясь на миллиарды песчинок.

Но на место погибших волн из глубин моря приходили другие. Они с неизбежной периодичностью накатывали на деревья, разбивались и осыпались вокруг стволов.

За те секунды, что я оставался в сознание, несколько первых деревьев, горестно вздрогнув, накренились, и с громким хрустом рухнули на землю.

Песок тут же, с голодным шуршанием, погрёб под своей массой сломленных исполинов и безудержные волны потекли дальше, радостно пересекая захваченный участок, продолжая свой победоносный бег.

Меня затянуло в песчаный холм. Крик оборвал песок, набившейся в рот. Глаза вытекли, счёсанные тысячами песчинок, попавшими на них. Я умирал. Но это проходило мимо моего угасающего сознания.

В голове билась всего одна мысль;

Что ты такое?

26 января 2021г.

 

 

 

 

 

 

71
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments