Пламя

«Пламя» ( автор заранее приносит извинения за все грамматические и пунктуационные ошибки в тексте)

Огонь – это прекрасная, неистовая стихия, что затягивает своей грацией и энергичностью. Огонь может согреть холодной ночью, на нем можно приготовить еду. Огнем можно отогнать диких животных, высушить промокшую одежду. Осветить самые темные, и злачные места, коих так страшится человек. Огнем можно… сжигать демонов.

 

Каждый шаг в тяжелых кожаных берцах, отдавался приятным хрустом прогоревших углей. Мужчина, выпрямившись, огляделся по сторонам. Почерневшие остовы зданий, обугленные пеньки, когда-то зеленых деревьев, и трупы. Всю улицу устилали черные обгоревшие трупы: мужчин и женщин, стариков и детей, бывших людей… и демонов. Тяжело вздохнув, мужчина, перехватив свой огнемет, направился дальше.

– Неужели, нельзя было поступить иначе? – мрачно спросил он, оглядывая неподвижные тела. Где-то, такие же охотники как и он отправленные в это богом забытое место, подожгли еще один дом. Спустя несколько секунд по всей деревне раздался душераздирающий, женский крик. Та просила пощады. Они все просили ее. Но охотники были глухи к их мольбам.

– Да ладно? – послышался язвительный смешок Бена, – Неужто я стал свидетелем неожиданно проснувшегося гуманизма? Пир, брат, ты так не пугай.

– Заткнись Бен! – зло бросил Пир. Возможно его коллега по европейскому континенту был в чем-то прав. Возможно именно тот факт, что Бен был прав, еще больше злил Пира, чей родной регион являлся северо-американским.

– Мы могли спасти невинных, – процедил Пир сквозь крепко сжатые зубы.

В радиоэфире повисла долгая пауза. Каждый из их небольшой команды, задумался о своем. Каждый был выдающимся «разрушителем» своего континента. Каждого, сюда направила церковь для того, чтобы изгнать исчадие ада, что уже на протяжении нескольких лет паразитирует на этой земле. Каждый, имел нечто общее с огнем, с его способностью уничтожать без следа.

– Да могли, – наконец ответил Бен. После его слов в наушнике послышалось до боли знакомое жужжание бензопилы — говоривший вскрывал запертую дверь. Спустя несколько секунд громкий грохот возвестил о том, что теперь проход был свободен. — Мы сука, могли. Но церковь же сказала: “Сжечь всё и всех!” – охотник язвительно процитировал слова Пира, сказанные им в начале миссии. По эфиру раздался звук, напоминающий разрезание свиной плоти на бойне.

– А если церковь сказала. То мы конечно же выполняем! – возбужденно проговорил Бен, когда наступила тишина. Ночь озарил свет еще одного полыхающего дома.

– Ладно, хорош болтать, – вдруг раздался голос Диаба, – общий сбор в конце деревни, тут еще осталось несколько домов.

– А это действительно так необходимо? – Послышался в эфире высокий голосок Бимы. – Мы уже разобрались с высшими, так зачем нам это? Огонь и так все уничтожит, давайте лучше уйдем.

– Кстати Ди, – вновь подал голос Бен, но вдруг разразился смехом, сопровождаемый чужими криками. – Хо-хо-хо! Брат, а откуда вообще такая уверенность, что эти черти еще не сбежали? Я конечно не демонолог, но, по-моему, демон услышав крики, и увидя за окном пламя в три метра, точно свалил бы куда подальше.

– Я поражен. – Спустя несколько секунд ответил Диаб. – Нет, действительно поражен. Даже сейчас, распилив трех демонов на моих глазах с диким хохотом и свернув шею оставшемуся культисту, тебя волнует это больше всего? Убежали ли другие? То есть не то как мы остановим огонь, не то как мы заметем следы, не то сколько еще невинных мы убьем, а то сбежали ли низшие демоны?

– Я очень беспокоюсь за успех операции, – Бен явно любил преувеличивать, – Я просто жить не смогу, зная, что мы упустили хотя бы кого-нибудь. Но все же, задумайся на секундочку, в словах сестренки Бимы есть смысл. На хрена нам еще тут торчать час другой, если мы и так основное сделали?

– Нет, – мрачно ответил Пир, — если церковь сказала всё сжечь…

– О! Гуманизм испарился, – тут же съехидничал Бен.

– Значит мы все и всех сожжем! – Пир пропустил сказанные слова мимо ушей. Развернувшись на пятках, охотник с пропавшим гуманизмом, решительно направился, к последним уцелевшим строениям.

Ченоки — некогда была прекрасной деревней, ничем не отличающееся, от других деревень необъятной матушки-России. Здесь, у каждой семьи был свой дом небольшое, но надежное хозяйство в виде двух-трех свиней или коз, с небольшим огородом. Деревушка жила своей спокойной и размеренной жизнью и возможно жила бы так и дальше, если бы в ней вдруг не решили поселиться несколько высших демонов Зависти. Церковь не знает откуда пришли эти отродья. Она также не знает, почему они обратили свой нечестивый взор именно на эту деревню. Но они не ошиблись. В отличии от других пантеонов, демоны Зависти отличались особой хитростью. Они без труда могли обмануть, солгать или предать. Неизвестно каким из коварных методов воспользовались эти омерзительные по своей натуре создания, но ясно одно – жители целой деревни стали безвольными рабами, потусторонних хозяев. Узнав об этом вопиющем событии церковь немедленно созвала группу охотников из различных континентов для одной лишь цели.

****

– Все должно быть сожжено – вновь повторил Пир. Его слова, уже больше напоминающие мантру, начинали надоедать остальным охотникам. – Таково слово церкви, и я не буду слушать никакие отговорки.

Бен в очередной раз тяжело вздохнул и театрально закатил глаза. Его красная маска клоуна с белоснежным оскалом была сдвинута на лоб, демонстрируя остальным не менее приятную физиономию.

— Ну на хрена, тебе, эти дома сдались я понять не могу? – в очередной раз повторил Бен уже свою мантру. Его черный плащ с ярко-красным контуром и такого же цвета рисунка на спине, в виде весело улыбающегося человека разжевывающего демона, уже весь был заляпан ихором и кровью. Бен, потягивая спину, громко зевнул. А затем, взглянув на Пира, выплюнул. – Ну и черт с тобой, брат. Если так хочешь — жги. Огонь и бензин у тебя вроде есть. Только вот, лично мне глубоко фиолетово на эти дома и на слова церкви. А потому, я пошел на стоянку. Кто со мной? – в попутчики к Бену вызвались Бима и Саут. Тройка, огибая разгорающийся пожар, уходила в объятия темного леса. Пир молча провожал их взглядом.

– Возможно, в его словах есть смысл. Тебе следует задуматься над…

– Заткнись, Диаб, я не спрашивал твоего мнения!– грубо оборвал его Пир. А затем, еще немного понаблюдав за уходящими, отвел от них взгляд и уставился в пустоту.

– Извини, – наконец нарушил он затянувшееся молчание, — не хотел тебя обидеть, просто…

– Просто, они еще слишком молоды для «заунылой», монотонной работы. Горячая кровь. А ты все никак этого не поймешь. – Пир не ответил. Вначале он обернулся и казалось вот уже был готов что-то сказать. Но так и не сказал. Его взгляд тут же устремился на оставшиеся пять домов. В каждом еще могли находиться меньшие демоны — прихвостни тех, кто поработил эту деревню. На все уйдет примерно час, может больше. Час бесславного лазанья по чердакам, погребам, санузлам и другим менее привлекательным местам, лишь для того чтобы сделать так как сказала церковь.

– Да, возможно, ты прав. – Довольный полученными извинениями Диаб, раскрыв свой кожаный потрепанный блокнот, что-то в нем вычеркнул.

Огонь медленно начинал распространяться. Пир снял свою маску- череп и полной грудью вдохнул жжёный воздух. Настроение слегка улучшилось. Хотя обычно, когда охотник пребывал на родине, оно почти всегда было пасмурным.

Пир был уроженцем северной части Матушки — России, и являлся прямо таки воплощением иностранных стереотипов. Был он чуть ниже двух метров, широк в плечах, с не дурными физическими данными, кроме этого обладал чрезмерным альтруизмом и солдатской дисциплинированностью. Диаб же, был родом из вечно солнечной Мексики — прекрасной страны жгучей текилы и бесстрашных людей. В отличие от Пира, он был среднего роста и имел поджарое тело. Оба охотника, будто братья, носили черные цвета, только Пир больше предпочитал военное снаряжение, а мексиканец ковбойский стиль, и не лишним было бы добавить, что Диабу такой стиль шел на ура. Даже символы их регионов, у обоих охотников, находились на головном уборе. У огнеметчика посередине костяного лба носимого им маски — черный рисунок молнии пронзающей рогатую голову, а у ковбоя на черном стетсоне — фиолетовый цветок прорастающий из демонического черепа. У них было много общего, возможно, после этой долгой ночи, и совсем немного алкоголя, как русского так и мексиканского происхождения, они даже станут хорошими друзьями.

– Ладно, – оскалившись, проговорил Пир, – давай уже покончим с этим.

За следующие полчаса охотники сожгли четыре дома, ни в одном доме не было ни демонов, ни людей. Подходя к следующему строению, двое мужчин активно обсуждали нетерпеливую молодежь и будущее всего общества охотников. Правда, говорил в основном только Пир.

– С такими как Бен, все будет хреново. Он слишком своенравен и свободолюбив. Таким как он хорошо было бы для начала послужить в армии. Ты согласен? – спросил он у Диаба. Мексиканец весело закивал головой. – Ну вот! Нет, возможно конечно, что у него сложный характер и другая несусветная хе…

– Позволишь я открою? – вдруг перебил его Диаб, когда огнеметчик протягивал руку к дверной ручке.

– Да, без проблем, – пропустил его вперед Пир. – О чем это я? Ах, да! Он же своим бунтарством других заразит, Бим например. А она девушка хорошая, скро…, – договорить Пир не успел. Как только, Диаб отворил дверь, в него тут же, с наскока влетело синекожее нечто и повалило на деревянный настил веранды. Реакция Пира была молниеносной, подскочив к своему товарищу, он ударил с пыра по вцепившейся в него твари. Целился в голову, но промахнулся и попал в тощее тело, откидывая, громко вопящее существо на другую часть веранды. Упав на спину, демон используя инерцию полета сделал кульбит. Приземлившись, он раскинув руки, приготовившись, к повторной атаке. Но, увидев, направленное на него сопло огнемета с изумлением опешил.

– Зря ты покинул свой дом – на лице охотника появилась широкая улыбка. Надавив на курок, Пир выпустил мощную струю всепоглощающего пламени, которое тут же объяло демона. Нечеловеческий крик на несколько секунд наполнил окраину деревни, лишь для того чтобы потом затихнуть на век. Пир, тут же, направил свое грозное оружие в сторону входа, а сам с тревогой посматривал на напарника.

Диаба, все еще лежащего на спине, распирали частые, немые вдохи. Увидев это, огнеметчик занервничал, но мексиканец успокаивающе поднял руку.

– Су…ка… В солнечное… попал. – сквозь вздохи постарался объяснить Диаб. Пир понимающе кивнул. Все еще, держа огнемет наготове, он беглым взглядом осмотрел Диаба. И обнаружил, что во внешнем виде его товарища произошло какое-то малое, но при этом кардинально изменение. Разгадка пришла не сразу – с Диаба слетела его любимая черная шляпа!

– Твоя шляпа… – начал было Пир, но мексиканец его тут же остановил.

– Пустое. Давай уже… Ох, Санта Муэрте. Давай уже разберемся с этим. – он попытался встать, но ноги еще слабо слушались, а потому он непроизвольно размахивая руками начал заваливаться назад. Но, крепкая рука русского оказалась первей, схватив за предплечье, он с небольшим усилием вытянул Диаба на себя. Как только ковбой, оказался на ногах, в его руках тут же появились два серебряных револьвера довольно внушительных размеров.

– Мне кажется, я ощущаю других.

– Кажется? – с некоторой иронией спросил Пир – достаточно информативно, если не брать во внимание твое недавнее фиаско. – Диаб не ответил. Улыбка на лице Пира стала только шире. – Ну хорошо, давай посмотрим на твое «кажется». – они медленно двинулись во внутрь.

Внутри домик был, почти таким же, как и многие другие дома в Починках. У правой стены, находилась, лестница на второй этаж, главная прихожая со временем переростала в кухню, слева виднелась дверь в спальню, а чуть дальше находилась большая кирпичная печь. Почему же, этот домик был почти таким же как остальные? Вместо привычных ковров, картин или других интерьеров мебели, здесь были повсюду размалеваны круги призыва. На стенах, полу, потолке, даже на одиноком шкафу и тумбочке. И только один из этих кругов был уже активирован.

– Пир, неужели это и есть, то место откуда пришли высшие? – Тихо пробормотал Диаб. Но охотник не успел ответить, слева выскочив из спальни, на них с прыжка накинулся мужчина средних лет. В руках он сжимал угрожающего вида арматуру, которая ударив по плечевому щитку Пира раздробила его на множество частиц. Тупая боль в мгновение пронзила левое плечо, зарычав, Пир на отмашь выбросил руку. Кулак попал в нос, ломая, и сворачивая, его под неестественным углом. Отшатнувшись мужичок со стоном схватился за кровоточащую часть лица.

– Мразь, – констатировал Диаб, взводя курок. Но стоило, металлическому щелчку раздаться, как весь дом, засветился неестественным ярким светом. Спустя мгновения весь первый этаж был заполонен разносортными демонами. Увидев, охотников те, с раскрытыми от изумления глазами, тут же, попятились назад. Повисла напряженная пауза: ни одна из сторон не решалась напасть первой. Вдруг из толпы демонов вышла мускулистая фигура, являющаяся, обладателем огромного, размером с самого владельца, двуручного меча.

– Я — старший демон Зависти Ривулет, слуга великого верховного Альхируерго! – Вдруг с пафосом заговорил он. Его голос был басовитым, но при этом на удивление лаконичным. – Охотники! Если вам дорога ваша жизнь, то вы должны…, — что именно должны были сделать охотники, Ривулет договорить не успел. Серебряная пуля с громким хлопком пробила его голову, разбрызгивая на стены, пол и других демонов, содержимое его мозга. Струйка дыма вилась из серебряного револьвера. Поднеся дуло к губам, Диаб легко сдул пляшущий дымок.

Рев нескольких десятков глоток заполонил помещение. Демоны, как спущенные с цепи псы, набросились на охотников. Пир, моментально среагировав, выпустил струю пламени. Она поглотила самых нетерпеливых. Языки огня плясали по потусторонним тела, а их свет отражался, в широко раскрытых от ужаса и боли, глазах. Весело улыбаясь, Пир, вместо того чтобы обороняться, начал наступать. Делая, медленные, но уверенные шаги он не переставал уничтожать всех, кто оказывался на пути. Диаб тем временем отстреливал тех, кто пытался обойти разбушевавшегося русского медведя. Но, сражаться с подобной ордой в маленьком доме, было равносильно самоубийству, и Диаб это прекрасно понимал. Продолжая отстреливаться, он подбежал и схватил разошедшегося огнеметчик за плечо. А затем, потянул его в сторону выхода. Пир не сопротивлялся, но и не прекращал уничтожать адские отродья. Громко хохоча, он сжигал новые и новые волны накатывающих демонов. Наконец, они выбрались на веранду.

– Пир сдерживай их, а я пока…

– Церковь сказала нам все сжечь! – громко заревел Пир. Его разумом окончательно завладела пиромантия. Плюнув на него, Диаб отстреливаясь одной рукой, другой принялся вызывать ушедших охотников. Пожар от домов уже разошелся по всей деревне. Сейчас волны пламени и жара окружали место битвы, и огненное кольцо с каждой минутой только сужалось.

А тем временем, в доме, из которого только что выбежали охотники, Константин ощупывал свой сломанный нос. Каждое касание сопровождалось острой, разливающейся по всему лицу, болью. Боль была настолько невыносима, что у него невольно проступили слезы. Громко стоная, Константин, опираясь о стену, медленно двинулся на второй этаж. На четвертой ступеньке у него закружилась голова из-за чего он чуть было не упал. К счастью, подталкиваемый инстинктами он успел схватиться за поручень. В голове гудело. Мир вокруг закружился так сильно, что казалось будто Константина подбрасывало на волнах. Подняв взгляд, он увидел, как огромная призванная им свора демонов, не обращая ни на что внимания, протискивалась в небольшую дверцу. Некоторые, от нетерпения, выбили стекла,гадеясь протиснуться в небольшие окна. «Почему все так получилось?» раздумывал тогда, Константин. Его взгляд упал на несколько сожженных, и раздавленных тел. «Это все они» — неверными шагами, он продолжил подъем: «Это из-за этих ублюдков все пошло под откос. Владыки одарили меня за мою работу, а эти уроды убили их!». Дотащив свое тело до второго этажа, Константин пошатнулся и упал на колени. Его обильно рвало. Утерев рукавом рот, он, поднявшись, устремился в следующую комнату.

«Если бы не они, если бы не они» — металось в его голове. Резко отворив дверь, он, не удержавшись на ногах, повалился на пол и заплакал. Обливаясь слезами он, подтягивая к себе ноги, пополз в центр большого белого круга, на канте которого в ряд были выписаны нечестивые символы. Но это был не единственный круг в этой комнате. Три таких же, но уже выцветших находилось чуть поодаль. Доползя до круга, Константин вытащил из кармана кухонный нож. «Мне нужна жертва» — вдруг озарило его.

– Хей, Люська, милая ты где? Миша? Миша, иди к папе! А Лена? Где же моя любимая доченька, ты где? – вдруг принялся он звать родню. Но никто не отвечал. Разозлившись он ударил со всей силы по полу и неистово закричал – А ну быстро ко мне! Где, вас, черти носят!? Суки, неблагодарные! Где, вы?! Где, вы, все?!! – его блуждающий взгляд наткнулся на до боли знакомый босоножек. И тут к нему пришло ужасное осознание, взгляд тут же метнулся к трем черным кругам. Слабость накатила на него, слезы сильнее полились по лицу. «Если бы не они» – он смотрел на нож: «Если бы не они», крепче сжимая, рукоять дрожащими руками, Константин поднял нож к верху. А затем с силой вонзил его в свой живот. Кровь окрасила его торс и пол. Превозмогая накатившую боль, он из последних сил произнес заклятье.

– Venire ad me, Dominus meus, et da mihi quod volo tam. – а затем упав на живот, постанывая, сжавшись в позе эмбриона, зарыдал. Круг вспыхнул ярким светом. Константин исчез, а на его месте появился верховный демон Зависти Альхируерго.

– Пир? Пир?! Ты еще жив?!– старался перекричать несмолкаемый огнемет Диаб. За пять минут их сражения они уже успели уничтожить, чуть больше четверти орды. Пока один сжигал толпы низших, другой умело отстреливал старших. Но постепенно количество начинало брать вверх над качеством. Поглощенный, как считал сам Пир, крайне важным процессом, охотник не заметил того, как один особенно хитрый демон использовал своего собрата как живой щит, и принимая на него всепоглощающие заряды, быстро приближался. Когда, между ним и огнеметчиком оставалось всего несколько метров, обитатель ада откинул своего собрата и размашисто ударил когтистой лапой. К счастью рефлексы охотника взяли вверх, отклонившись в сторону он развернулся к нападающему в профиль. Когти впились в кожу, в мгновение раздирая её, от века до подбородка. Ужасающая боль пронзила правую часть лица, зарычав словно дикий зверь Пир, собрав всю силу в кулак, нанес им молниеносный удар в челюсть противника. Голова чудовища с неприятным хрустом опрокинулась назад, монстр невольно пошатнулся. Следующим ударом колена в пах, Пир еще больше увеличил образовавшийся между ними разрыв. Невзирая на боль, рогатый, широко раскрывая пасть, вторил своему оппоненту заревев как зверь. Кровь заливала глаз и маленьким ручейком стекала по подбородку. Своё оружие охотник, словно копье, вбил в раскрытую пасть, ломая клыки, и раздирая в клочья язык. Широко улыбаясь, окровавленный Пир увеличил напор топлива и нажал на курок. Ревущее пламя невообразимо большим потоком прожгло затылок демона, и не ослабевая, тут же накинулось на напирающую к дерущимся толпу. Вертя огнеметом из стороны в сторону охотник старался зацепить как можно большее количество тварей. Так продолжалось всего лишь каких-то пятнадцать секунд. За эти пятнадцать секунд погибло около тридцати демонов различных классов. Все эти пятнадцать секунд охотник не переставал громко хохотать.

Увидя веселое настроение своего соратника, Диаб успокоился. «Возможно, нам даже не придется применять силу» – пронеслось в его голове. От этих мыслей на душе стало немного легче. Но, стоило ему успокоиться, как по закону подлости, его тут же ослепила яркая вспышка. Не прекращая стрельбу, он инстинктивно прикрыл глаза своим предплечьем. Но как только, свет погас, охотник тут же осознал всю ироничность проносящихся в его голове мыслей.

Уничтожив своим появлением почти все стены и большую часть крыши, на поле битвы с высоты второго этажа взирал трехметровый синекожий демон с множеством рук, каждая из которых сжимала по одному орудию войны. Его лицо, больше напоминающее морду трёхглазой хищной птицы, растянулось в широкой омерзительной улыбке. А его немигающий взгляд, заставил вздрогнуть даже бывалых охотников. Казалось, что у демона напрочь отсутствуют веки, это бы объяснило сильное покраснение, одного из троицы, глаза. Неожиданно, третий глаз с омерзительным, чавкающим звуком, словно подкожный червь, начал сползать с лица. Обогнув вздувшеюся от возбуждения шею, он остановился посредине широкой груди, и бешено завращался. Пасть слегка приоткрылась.

– О! – Неожиданно громко разнеслось по округе. От этого «О», все, как по волшебству, замерли и обратили свои взгляды на говорившего, даже Пир который так сильно увлекся кремированием всего живого. Казалось, что гигант говорил одновременно сотнями голосов – Я никак не ожидал увидеть здесь таких гостей! Поверьте, я бы мог без проблем прихлопнуть вас, словно насекомых. – Пока, огромный демон бахвалился, огнеметчик старался незаметно привлечь внимание коллеги. Когда же, Диаб посмотрел на него, Пир подал условный знак обозначающий немедленное применение всех сил. И все бы ничего, но вот только согласно правилам, охотникам на демонов запрещалось применять свои силы при битве с демонами ниже класса Владыка. И именно поэтому, Диаб с нескрываемым изумлением неистово закачал головой. – Но, я добр, а потому мог бы подарить вам жизнь! Но ваши тела, такие… заманчивые? Решено! – Русский покрутил у виска пальцем, и одними губами постарался донести до Диаба, то кем он является. Мексиканец понял, и даже слегка возмутился. Огромный монстр, тем временем, раскинув руки, и подняв все зрачки к небу, громко вещал – Я верховный демон зависти Альхируерго, окажу вам неоценимую услугу. – Огнеметчик, махнув рукой на ковбоя и его нерешительность, сорвал с пояса небольшую фляжку, быстро свинтив колпачок, он поднес к фляге зажженную зажигалку. Горлышко бутылки тут же вспыхнуло, отбрасывая неестественный синий свет. Резко выдохнув, Пир, запрокинув голову, принялся осушать содержимое. Тепло напитка начинало разливаться по телу. А демон все продолжал говорить:

– И лично заберу ваши никчемные души, а ваши тела станут прекрасным украшением моего нового логова. Итак, мои слуги! Исполните мои желания! – все демоны дружно заревели в унисон голосов своего господина. А огнеметчик покончив с бутылкой, с силой выдохнул горячим паром. В его глазах появился огонек. Но природа этого огонька отнюдь не была человеческой.

Охотники на демонов — это древняя секретная организация, берущее начало еще в средние века. На самом деле демоноборство, конечно же было и раньше, но только в мрачные времена каленного железа и огня, церковь озаботилось ее решением. Но, недурно напортачила, решив, что раздавать каждому встречному полномочия по уничтожению и изгнанию демонов, является хорошей идеей. Европа, озарилась огнем тысячей костров, но лишь единицы были действенными. Обитатели ада стали осторожнее, а их количество, вопреки ожиданиям, только росло. Спустя несколько столетий, многие в церкви и вовсе забыли о их существовании. Многие, но не все. Тайная группа, ложа или даже много миллионная организация? Никто точно не знает, кто они, но все без исключения, вне зависимости от исповедуемой религии, желают одного, изгнать всех «туристов» обратно в их царство тьмы. Именно эти люди и зародили охотников – профессионалов, специалистов и мастеров, что всегда готовы дать отпор, надвигающемуся ужасу. Церковь давала информацию, деньги и все необходимое, а охотники, в совокупи со своими знаниями и навыками, использовали все вышеперечисленное для уничтожения и изгнания. Но специалистов было крайне мало — отбор и тренировка были крайне критическими, а врагов неисчислимое множество. И тогда охотники обратились к силам, которые сами старались уничтожить. Был разработан сложный ритуал по совмещению человеческого тела и демонической силы, своего рода договор оплатой которого, после смерти владельца, станет его душа.

Грудь Пира распирал жар. Выдыхаемый воздух, был пропитан паром, из носа сочились струйки дыма. Орава демонов, ободренная словами своего господина, выкрикивая различные ругательства и обещания, набросилась на огнеметчика со всех сторон. Увидев это, Диаб тут же закричал:

– Пир, отступай! Их слишком много! – Но охотник не шевелился.

«Рано». Первый удар пришелся в колено. Второй, нанесший его обладал острыми когтями, расцарапал грудь, оставляя на ней, сочащиеся кровавые борозды. Остальные удары охотник сосчитать не смог, они обрушились лавиной и были такой силы, что огнеметчик покачнувшись упал на колени. Диаб, видя развернувшеюся ужасную картину, пытался добраться до своего товарища, но обитатели ада многочисленной стеной преградили ему путь.

«Рано». Неожиданно, избиение прекратилось, расступившись рогатые твари образовали круг, в центре которого находился поверженный охотник. Из толпы смеющихся и ревущих вышла трехрукая фигура. Пир поднял взгляд, в лапах монстр сжимал огромную секиру. Его также видел и мексиканец.

– Пир, сука! Да, встань ты наконец и сражайся! – а затем, отступя назад, разрядил барабан в «живую стену». – Нельзя! Я не могу! Ты же, сука, знаешь правила! – истошно закричал он.

– В аду я видел твои правила! – проорал в ответ Пир, и добровольно наклонил голову, обнажая свою вздувшуюся, пульсирующую шею. Монстр с секирой завизжал от переполняющей радости, перехватив оружие поудобнее, он медленно зашагал к охотнику. У Диаба сжалось в груди. В эту минуту, он ненавидел русского, что вел себя как зазнавшийся юнец, ненавидел тех, кто их покинул, так как они слишком безотвественны чтобы закончить начатое, ненавидел эту демоническую орду вместе с их предводителем, ненавидел себя за то, что он сейчас совершит. Вопреки всем инструкциям и правилам Диаб запихнув револьверы в кобуры, встал расправив плечи, а затем расстегнув рубашку резким движением сорвал с себя серебряный крест, вокруг мексиканца сгустилась неестественная тьма. Увидя это, Пир широко улыбаясь тихо пробормотал:

– А вот теперь, пора. – Резко вскочив на ноги, он молниеносно совершил апперкот. Демон даже не успел удивиться, от силы удара он, падая на спину, потерял сознание. Перешагнув через тело, Пир, широко раскрыв рот, выпустил по толпе мощную струю синего пламени. Те кого охватывала стихия, сгорали за секунды, оставляя после себя лишь серый пепел. Адские сородичи видя это, тут же накинулись на огнеметчика со всех сторон. Это была их главная ошибка. Ловко уворачиваясь от ударов, и тут же контратакуя, при этом чередуя кулаки и внутренний огонь, охотник принялся истреблять всех вокруг себя.

Когда все закончилась Пир посреди бездыханных тел, по щиколотку утопал в образовавшемся вокруг пепле. Он почувствовал, как огненное кольцо подобралось к ним вплотную, он уже ощущал жар приближающегося пожара. Его взгляд оторвался от огненных стен и быстро заскользил по полю битвы в поисках мексиканца. Но, его спутника нигде не было видно. Возможно, виной тому являлось сила ковбоя, о природе которой русский мог лишь догадываться.

Вдруг, его взгляд ухватился за небольшую потасовку, образовавшейся между демонами. Казалось бы ничего особенного, демоны часто грызут друг другу глотки ради хорошей наживы, но Пира заинтересовало, то что почти все участники сплотились против одного здоровяка. Приглядевшись к нему охотник чуть не ахнул: на бурокожем амбале была хорошо знакомая, чудом не растянувшаяся ковбойка. Пир видя, что мексиканец прекрасно справляется с превосходящими силами, перехватив огнемет направился к мирно ждущему Альхируерго. Верховный видя, эту бесстрашность лишь рассмеялся.

– А ты самонадеян, раз решил сразиться со мной один на один! – сказал-взревел он. А затем, мощным прыжком, преодолев то немалое расстояние, что разделяло их, приземлился аккурат перед огнеметчиком – Охотник! Какого будет твое последнее желание?

– Заткни уже поганую пасть – зло бросил в ответ Пир, и направив на верховного демона огнемет, вжал курок. Ревущая струя сорвалась с сопла и устремилась к противнику, но так и не достигла своей цели. Отскочив, Альхируерго взмахнул кнутом, что держала одна из его рук. Хлыст со свистом разодрал голенище Пира. Огнеметчик напрягся, но на полученную травму никак не отреагировал. С фанатичным огоньком в глазах, он хохоча перенаправил оружие. И вновь уворот, но в этот раз демон решился подойти чуть ближе и ударить глупого охотника одной из своих сабель. Но, стоило ему приблизиться на оптимальное для удара расстояние, как русский раскрыв свой рот низверг на демона поток потустороннего, синего пламени. Демон среагировал мгновенно, заслонившись несколькими своими конечностями, он смог спасти себе жизнь. Огонь тут же накинулся на незащищенную плоть пожирая и испепеляя её. Превозмогая ужасающую, раздирающую боль, Альхируерго точным движением отсек охваченные пламенем руки. Зеленая кровь брызнула из ран бурным потоком, но это сейчас волновало верховного меньше всего. Озлобленный, он жаждал мести, но охотник, вопреки ожиданиям, исчез. Неожиданно, мощный захват сдавил его чуть выше пояса. Глянув вниз, демон увидел, что огнеметчик, крепко сцепив руки, обхватил его сзади.

– Давай Диаб! – Услышал Альхируерго крик из-за своей спины. Дикий, поистине звериный, рев раздался где-то впереди. Верховный демон уставился в сторону ревущего. Впереди медленно, но с каждым шагом ускоряясь все быстрее и быстрее, в его сторону бежал бурый демон в ковбойке и кожаных штанах. Если он продолжит ускоряться, то просто снесет своим массивным телом верховного демона. Осознав это, Альхируерго тут же поднял мечи, сабли, топоры и пилы, желая разорвать на лоскуты державшего его охотника. Но, замыслам демона не дано было сбыться – раздалась оглушающая череда выстрелов. Спустя мгновение плечи верховного обожгло. Из сквозных ран лилась кровь. Руки безвольно повисли вдоль тела, а оружие посыпалось металлическим градом на землю. С ужасом Альхируерго наблюдал за тем, как бурый демон на бегу перезаряжает свои серебряные револьверы. У демона еще оставались здоровые руки, но леденящий ужас сковал его тело.

Зарычав, здоровяк на бешенной скорости, выставив плечо вперед, протаранил грудь демона. От такого сильного удара демон, вместе с схватившим его охотником, проехал несколько метров назад, а хруст его ребер вторил тяжелому дыханию атакующего. Но вместо того, чтобы продолжить атаку, амбал, предварительно прописав мощный хук в голову, вошел в клинч. Увидев это, охотник расцепил руки и, чего верховный видеть не мог, полыхнул на свои ладони. Они тут же занялись синим пламенем, но при этом оставались невредимы. Словно свирепый медведь, огнеметчик принялся раздирать Альхируерго со спины. С каждым ударом, кожа, мясо и кости верховного демона превращались в серый пепел. Ноги верховного подогнулись, но из-за жесткого клинча, он продолжал стоять. Обессилев Альхируерго запрокинул голову, наблюдая за прекрасным темным небосводом. Демон очень завидовал людям, ведь те могли наслаждаться этим видом каждую ночь.

Диаб почувствовав, что противник в его руках обмяк резким движением высвободил руки, и оттолкнул демона от себя. Выхватывая револьвер, он произвел три точных выстрела в голову. Падая, демон возможно еще был жив, но позади него стоял Пир, который одним резким движением разделил падающее на него тело, на две равные части. Это поставило жирную точку, в истории верховного демона зависти Альхируерго. Увидев это, слуги погибшего господина ударились в бегство. Многие так и не смогли скрыться в дремучих лесах тайги, Диаб расстреливал убегающих из своих огромных револьверов, а Пир испепелял тех, кто все таки отважился продолжить сражение.

Стояла глубокая ночь. Полыхала деревня Ченоки, полыхали деревья и огороды, полыхали дома и трупы, догорал последний дом. Охотники ушли из деревни на еще не тронутую окраину зеленного массива. Диаб, все еще, находясь в обличье демона, скрестив руки на груди, наблюдал за тем как его друг, вытянув руки перед собой, манипулирует с разбушевавшимся, адским пожаром. Стоило кистям слегка приподняться и языки пламени вырастали ввысь, опуститься и огонь затухал оставляя после себя лишь выжженную землю. Спустя несколько секунд огнеметчик закончил. Опуская руки он тяжело выдохнул. Весь пожар, что казалось мог поглотить многие и многие гектары леса, потух остановившись точно по границе деревни.

– Прекрасная способность. Интересно почему ты не использовал ее во время битвы?– с наигранным интересом спросил ковбой. Подул сильный ветер, хор листьев под действием стихии массово зашелестели. Боковым зрением мексиканец заметил, что-то черное посреди листвы, это была его ковбойская шляпа с гербом континента. Слегка удивившись, он без особых усилий снял головной убор, и пристроил на положенное место. Правда, из-за толстых рогов в итоге шляпа лишь висела на макушке.

– Заткнись демон, не тебе меня осуждать – с веселой улыбкой ответил ему Пир. Диаб усмехнулся и посмотрел куда-то в сторону. Пир проследил за его взглядом: к ним со всех ног бежала тройка ушедших охотников. И судя по доходящим до них возмущениям, они явно были этим недовольны.

– И все таки, им нужна железная дисциплина. – сухо прокомментировал Пир. А затем цокнув языком, продолжил – бунтарская кровь, бунтарский нрав.

– Знаешь, Пир в следующий раз перед, тем как причитать на «бунтарский нрав», начни хотя бы сам следовать установленным правилам. – поучительным тоном отметил мексиканец. Ответ русского был предсказуем.

– Заткнись Диаб…

Автор:

Святополк Сказочный

21
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments