ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ, или, ДРУГОГО ВЫХОДА НЕТ. Часть 9

Читать предыдущую часть: ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ, или, ДРУГОГО ВЫХОДА НЕТ. Часть 8.

ЧАСТЬ 9. Заключительная.

….. вот так закончил свой рассказ мой новый знакомый Дмитрий. Допускаю, что он что то приукрасил, возможно я немного исказила в деталях, но суть от этого не поменялась. Проблема у него была серьезная, я не могла поначалу поверить, что такое может быть на самом деле, но я прониклась и решила помочь.

Мы просидели у меня полночи. Дима был в сильно расстроенном состоянии. Ему скоро ехать туда, где ему перевернут всю его жизнь, причем далеко не в лучшую сторону.

Неужели ничего нельзя придумать – после долгого молчания начала я.

Ну ты же слышала всё. Что можно придумать – отозвался он. Я бы рад. Ты не знаешь, как бы я был рад что то придумать.
Может устроить автокатастрофу и инсценировать твою гибель? Ну с пожаром, и чтоб всё сгорело типа – несмело предположила я.
Угу, Джеймсы Бонды – усмехнулся он. А как устроить, кто будет устраивать, где, в конце концов тело взять?. Не реально. Ни у меня ни у тебя тоже, я думаю, таких связей нет, чтоб все это провернуть. У меня, кстати тоже была такая мысль исчезнуть с помощью подобной махинации.

Ну, в принципе да – подтвердила я. У меня связей ни с криминалом, ни с ментами нет.

Опять наступила тишина. Я лихорадочно перебирала варианты исчезновения, увиденные когда то в фильмах или прочитанные в детективах.

Если найти частного детектива и с ним посоветоваться? – вслух подумала я.

Да у меня уж и времени нет собственно – сказал Дима грустно улыбнувшись. Я конечно могу еще задержаться дня на два, но что это даст.

Пару дней, пару дней – задумчиво сказала я. Ну уж лучше, мне кажется на пару дней подольше побыть при своих, чем торопиться на экзекуцию. А за это время что то придумаем.

Дима заметно повеселел. Он обнял меня и поцеловал.

Спасибо. Не ожидал, что хоть кому то есть дело до меня. – сказал он. Если даже родная жена уже ждет не дождется продать меня с потрохами, но это не в моих интересах. Я конечно скучаю о ней и о дочке, но думаю, что при любом исходе я уже не смогу быть с ней. Спасибо тебе. Я завтра куплю курсовку на 3 дня, и я должен предупредить хозяйку, чтобы не подумала, что я скрываюсь от неё.
Ну вот и хорошо – сказала я. А я за это время возьму отпуск или уволюсь отсюда, во всяком случае я собираюсь ехать с тобой. Если ты не против, конечно. И это время будем думать – что делать.

Остаток ночи мы решили доспать, а на утро вместе отправились в санаторий, каждый по своим делам.

Первую половину дня я возилась с рекламной презентацией, выбирала фотографии и видео, размещала их на сервере, делала комментарии. Я человек ответственный и поэтому мне не удобно было подходить к руководству за отпуском или увольнением не выполнив поручения. Закончив, я побежала в бальнеологию, чтобы отдать девчонкам обещанные снимки, а потом уже к руководству, по пути. Придя в отделение, мне опять пришлось пройти по коридору вдоль кабинок, чтобы дойти до медсестричек.
И вот я иду в белом халате доктора, и не вольно обращаю внимание на происходящее внутри и на пациентов. Они не обращали на меня внимания, женщины и мужчины, все голые, кого отмывали от грязи, кто только ложился на процедуру, кто шел одеваться. Меня остановила медсестра Лариса, она отмывала очередного пациента.

Сашечка, привет, ты к нам бежишь? – окликнула она. Фотки принесла? Ой ты меня дождись, ага.

Я обратила внимание на пациента – мужчину лет около 40, такого же телосложения как у Дмитрия. Он немного застеснялся меня и стал прикрываться, когда я остановилась с Ларисой и обратила на него свой взгляд. Но я успела в общих чертах его рассмотреть. По размерам и внешнему виду оно было таким же как у Димы. Я усмехнулась своему сравнению и продолжила болтать с медсестрой. Потом я отдала фотографии и поспешила к руководству.

Увольнять меня не хотели, и сказали, что если буду настаивать, то только с отработкой 2 недели, что меня конечно не устраивало, и пришлось взять отпуск.

Рабочий день закончился и я пошла на встречу с Димой во вчерашнее кафе, по пути перебирая события дня. И тут у меня родилась идея, которой я захотела сразу же поделиться с ним.

Он уже ждал меня за столиком с цветами. Поднялся, встретил меня и подарил цветы.

Как я рад тебя видеть – сказал он. Что будешь кушать, давай закажем.

Подожди подожди – перебила я. Закажем ужин чуть позже. У меня есть идея, слушай.

Мужчины конечно отличаются друг от друга, ну в прочем как и женщины, в том числе и своими гениталиями, но есть ведь и одинаковые. – начала я излагать мысль. Ну ты наверное встречал где-нибудь в бане или в душе мужика с похожими на твои? Наверное, встречал. Не такие уже они уникальные, ведь правда – я прыснула от смеха.

Дима не мигая уставился на меня: Ну, в общем то да, не уникальные. Но я не смотрю особо на мужиков вообще то, я лучше на женщин…

Ну так вот – перебила его я. Ты знаешь, где тебя будут, это, оперировать?

Да конечно, еще бы – отозвался Дмитрий. Это её частная клиника пластической хирургии.

Ты же там не последнее место занимал в их иерархии? – продолжила я. Ты бы смог меня устроить туда? Я же врач хирург как никак. Вот. Мы бы могли поискать по моргам и найти подходящего двойника. Ну понимаешь да. Я знаю этих сторожей моргов, они за бутылку или деньги все что хочешь тебе продадут. Вот. Найдем, в криотермос, и на операции подменим. И вуа ля.

Дмитрий смотрел на меня в ступоре. Потом замотал головой: что- то очень сложно и вторую часть я вообще не представляю как осуществить. Но попытка, что терять уже. Во всяком случае я рад что ты со мной, и это уже успокаивает.

Мы заказали ужин и провели весь вечер в кафе. Ночь провели вместе, как и две последующие. Я взяла отпуск. И вот в назначенное время мы стоим у трапа самолета до Киева.

Лёту всего полтора часа. Мы долетели и получив багаж направились к выходу. У Димы зазвонил телефон. Он взял трубку и сказал: Ого привет. Да выхожу.

На улице нас уже ждала машина. Нам на встречу вышла девушка.

Ну привет, миллионер – сказала она.

Привет – сказал Дима. Это Александра, мой друг и мой доктор. А это Виктория – представил он мне девушку.

Здравствуйте – поздоровалась я. Премного наслышана. Очень приятно.

Мне тоже приятно – отозвалась Вика. Я рада что у Димы есть друзья.

Мы сели в машину и поехали. Дима стал расспрашивать Викторию про Ольгу, про то куда пропадала сама Виктория и многое другое.

Вика отвечала охотно, а на вопрос «где она была», она ответила, что потом как нибудь расскажет.

Потом Дима спросил: Слушай Вик, а как нам девушку устроить в ту клинику? Это возможно?

А зачем? – спросила она. Тебе бы поскорей с ними развязаться, а ты наоборот еще и друга туда впутываешь.

Да понимаешь, у Саши есть план, как вообще выйти из ситуации, она хочет помочь мне. – сказал он.

И потом обратился ко мне: Саш, расскажи Вике про наш план, ей можно.

Я рассказала, благо ехать до города было долго. Виктория внимательно слушала и потом сказала: Сумасшедший конечно план, но если чем то смогу я помогу. Устроим её в клинику без проблем. Даже без трудовой. А вот где вы будете своего двойника искать и как у него отрезать, я не знаю.

В городе много больниц – сказала я. Я в некоторых из них работала, я хирург, и эту самую часть с ампутацией я возьму на себя.

А время? У нас времени нет? Да и оперировать будешь ведь не ты. – возразила Вика.

Девочки, давайте все по мере поступления – прервал её Дима. Сейчас ищем жилье, устраиваем Александру, потом видно будет.

Было заметно, что он взволнован и увидев какой то просвет в своей ситуации старался воспользоваться шансом.

Ну жилье – ответила Вика. Можете у меня пожить, я все равно в доме хозяйки сейчас. Я могу сказать ей, что ты приболел и пару дней просишь на отдых, думаю не откажет. Завтра поедем с подругой, устрою её на работу.

Вот. Спасибо Вик – сказал Дима. Уже что то. Какой то кард бланш у нас будет.

Мы приехали на квартиру Виктории. Просторная двушка в престижном районе, в квартире порядок девушки-аккуратистки. Вика отдала нам ключ.

Располагайтесь – сказала она. В холодильнике ничего, но на первом этаже неплохое кафе. Завтра в 8 заеду. Сегодня вечером отзвонюсь.

Вика уехала к хозяйке. Она ей сказала, что у Димы разгар гриппа, но заверила, что дня через три привезет его в клинику, как штык. Вечером она позвонила и рассказала Дмитрию.

Утром, как и договаривались Вика заехала и мы поехали устраиваться на работу. Клиника располагалась за городом. Трехэтажное современное здание клиники стояло в живописном месте, вдали от проезжей части. Нас встретили у входа 2 девушки ресепшен. Персонала было не много, да и сама клиника, казалось, была пустая. Интерьер шикарный, везде сверкающая чистота и роскошь. Мы прошли в кабинет главврача и Виктория представила меня. Главврач – крупный мужчина с пышными усами и грустными глазами. Я поздоровалась и протянула ему диплом и резюме, нацарапанное мной впопыхах за вчерашний вечер. Он прочитал документы и стал задавать вопросы об опыте работы и желаемой зарплате. Я поняла: Бинго, уже хорошо, возьмут. Да и дядечка вроде ничего так, не монстр. Я озвучила ему желаемую сумму, он усмехнулся и сказал: Хорошо. Вы видимо не привереда. Три месяца испытательный, а там поднимем до уровня. А пока что так. Трудовую я у вас не спрашиваю, вас надеюсь предупредили, что у нас частная клиника и с государством мы не имеем дела, поэтому насчет пенсии если что, то это не к нам. Я кивала головой и соглашалась на все его условия, и через 20 минут была принята в штат. Урра.

Мы с Викой вышли воодушевленные и поехали к Диме. По пути наметили план на завтра – проехать ряд больниц и прощупать обстановку.
Дима эти дни был сам не свой. Он мало ел и в основном пил. Заснуть ему тоже было трудно, его лихорадило, как будто и вправду он болел гриппом. Приходилось на ночь его кормить успокоительными.

И вот наступил тот самый день, когда уже надо было ехать в клинику. Я с утра уехала туда на такси, мы не должны показываться вместе, дабы не вызвать подозрение у персонала. За Дмитрием же заехала часов в 9 Вика. Часов в 10 я их увидела из окна ординаторской как они подъехали и как входили в здание.

Ужас – подумала я. Человек как на казнь идет.

Но я собралась с духом надеясь, что у нас все получится. За эти дни я успела узнать, что подобные операции делает только один врач – это сам главврач, в клинике было еще три хирурга, но они занимались пластикой лица, и у меня уже была понятная цель – с кем надо договариваться.

Виктория и Дмитрий вошли. Их встретили приветливые девушки, и взяв под ручки Диму увели в кабинет приемного отделения. Они весело шутили и заверяли пациента, что все будет в порядке, если он попал к ним.

Да уж – подумала я. Как раз наоборот. Без вас бы и без вашей хозяйки было бы все в порядке.

У Димы как и положено взяли кровь и мочу на анализ и повели в ванную комнату для следующих процедур. Здесь девушки раздели его и проводили в ванну, где тщательно выбрили ему лобок и промежность. Растительность еще не успела так уж густо отрасти после прошлой депиляции, но порядок есть порядок, все места рядом с зоной операции должны быть полностью очищены от малейших волосков. Девушки постарались и его лобок опять сиял белой кожей на фоне остального тела. Затем они его искупали с шампунем и мочалкой, и по окончанию насухо вытерли и одели в мягкую пижаму голубого цвета.

Всё. Доктор вас ждет. Идемте теперь на 2й этаж – сказали девушки и так же под руки повели Дмитрия наверх.

Я пересеклась с ними на лестнице. Он не обратил на меня внимания и шел как в робот. Девушки завели его в кабинет и ушли, а я решила зайти через 5 минут и сейчас стояла неподалеку набираясь смелости.

Владимир Рудольфович – постучавшись заглянула я в кабинет. Разрешите поприсутствовать на осмотре.

Хорошо – кивнул головой врач, разрешая войти.

Я вошла и тихо села на стул возле окна, достала блокнот якобы для конспектирования и стала слушать. Рядом со мной стоял пластмассовый манекен – наглядное пособие – человек в продольном разрезе, одна половинка была мужской, а вторая женской. Пока меня не было мужчины уже успели о чем то поговорить, и я застала продолжение разговора.

Врач сидел и постукивал карандашом о стол.

Мда, угораздило вас. Я как мужчина вам сочувствую, но все равно должен попросить вас подписать добровольное согласие на данную операцию.
Дима посмотрел на меня, я пока сидела и выжидала момента. Не дождавшись от меня реакции он взял ручку и сказал: Да, по собственному желанию. Другого выхода нет.

Врач достал бланк и стал подсказывать, что где писать.

Я, такой то такой то, даю своё добровольное согласие на операцию пенектомии моих половых органов по медицинским показаниям. С рекомендациями лечащего врача согласен. Дата. Подпись.

Ну теперь раздевайтесь и ложитесь я вас осмотрю – закончив с формальностями сказал врач.

Пока Дима снимал свою пижаму, врач обратился ко мне: А вы я так понял тоже полостными операциями занимались?

Я кивнула.

Доводилось делать пенектомию? – спросил врач.

Я ассистировала на операции орхиотомии – отозвалась я.

Оч хорошо – промямлил он и пошел к кушетке, на которой уже лежал Дмитрий. Идемте, осмотрим пациента.

Врач сначала щупал член Димы, что то бурча себе под нос. Затем взял черный маркер, поднял мошонку и стал намечать линии.

Операция будет состоять из нескольких частей – начал врач. Первая – делаем подковообразный разрез здесь – он обрисовал маркером место под яичками. Там где заканчивается граница кожи мошонки, видите, она отличается по текстуре. Через него мы сначала добираемся до семенных канатиков, перетягиваем их и пересекаем.

Вторая, пожалуй, самая сложная – мы продолжаем внедряться глубже внутрь. Добираемся до корня члена, он прикреплен к лобковой кости, и отделяем его. Член внутри почти такой же длины как и снаружи, вы знаете.

Он подошел к манекену, повернул его к нам мужской стороной и стал показывать на нем.

У нашего молодого человека вот видите, видимая нам часть около 5 сантиметров – он показал на член манекена. А внутри его продолжение до кости тоже сантиметра 4 -5 – он обвел пальцем эту скрытую часть. И надо до него добраться не повредив ткани вокруг. К сожалению, молодой человек, вам даже фаллопластику потом не сделать, сожалею, но вы сами понимаете, таков был заказ.

Дима закрыл глаза.

Следующая часть – это определяем оптимальную длину канала уретры, рассекаем её и пока шунтируем.

Врач опять вернулся к Дмитрию и продолжил показ на нем.

Затем отделяем по контуру, который я наметил, весь орган целиком, и аккуратно изымаем его. После здесь уже будет всё как на ладони – канал уретры выводим сюда.

Он показал место немного выше анального отверстия.

Всё. Затем сшиваем края и ставим дренажи. На всё про всё 1 час 45 минут.

А зачем – вмешалась я. Зачем ампутировать, прям под корень?

Понимаете – сказал врач. Это у нас не совсем обычный клиент. У него проблем с половыми органами нет, он сам пожелал, чтоб их удалили. Это его дело, но тот кому он передает свои органы захотел, чтобы член был весь целиком, так сказать с корнем.

Владимир Рудольфович – наконец то осмелилась я начать разговор. Это мой любимый человек. Он не совсем добровольно пошел на это. Его по сути заставили, угрожая расправой его близким, только поэтому он здесь. Понимаете?

Ну раз вы все знаете – садясь в кресло врач растерянно сказал врач. Что мне тогда объяснять.

Мы же с вами врачи – продолжила напор я. Мы же призваны лечить людей, а не калечить. Клятву Гиппократа никто не отменял. Помогите нам. Дмитрий, как и вы тоже сотрудник консорциума, и с любым здесь может случиться подобное.

Да уж. Ну вот видите, и понимаете, что я всего лишь исполнитель – стал отнекиваться он. Если я не сделаю, откажусь, ну другой сделает, а меня еще и самого тогО. Хорошо если кастрируют, а то и вообще могут, заподозрив в нелояльности.

Вот именно. Успокойтесь доктор – прервала я его. Нам не нужно чтоб вы отказывались, наоборот, у меня есть план как всё это провернуть, чтобы все были довольны.

Врач покачал недовольно головой. Дмитрий соскочил с кушетки и в чем есть, вернее без ничего, подошел к столу: 50 тысяч долларов. Умоляю. Выслушайте.

Врач поднял глаза на Дмитрия, потом перевел свой испытывающий взгляд на меня: Ну, выкладывайте. Но я не обещаю.

Я начала: самое главное нам отыскать труп парня с похожими гениталиями. Этим займусь я сама, объеду морги, договорюсь, найду. Мы якобы проведем операцию Диме, а вашей хозяйке отдадим другой орган. Мы тут же скроемся далеко и навсегда, практически в тот же день. Никто и никогда не узнает.

Мда – задумчиво произнес врач. Где вы найдете? Когда вы найдете? Времени то почти нет, операция на завтра! Вы думаете, она не захочет посмотреть на то место после операции? Плохо вы её знаете! Это уж точно.

100 тысяч – предложил отчаянно Дмитрий. Давайте вместе продумаем все детали!

Врач встал и подошел к окну.

Положим, дня на три я смогу оттянуть операцию – начал рассуждать он. Адреса моргов я вам дам. Специфику операции вы знаете. Ну ка ложись на кушетку.

Дмитрий лег.

Врач подошел: Раздвиньте ноги пошире.

Затем он взялся за мошонку и стал запихивать её вместе с содержимым внутрь тела Димы.

У мужчин есть паховые канальцы. В них яички находятся когда мальчик еще в младенческом возрасте. Затем они опускаются в мошонку. Но канальцы так и остаются на всю жизнь. Можно вот так сделать.

Он упаковал яички внутрь да так что от них и следа не осталось. Член тоже каким то образом был втиснут внутрь. Врач держал за складки кожи, и под его рукой уже не было видно никаких мужских признаков Димы.

Можно здесь сделать шов, потерпит надеюсь. Запрячем всё внутрь и зашьём – закончил показ врач. Ну если присматриваться не будет, то от шва после пенектомии отличить сложно. А потом сами его снимете.

А время – продолжил он. Время я вам дам. Анализы у него могут быть плохими, а это противопоказания для любой операции. Ну что ж, давайте попробуем.

Заручившись такой поддержкой, мы уже могли смело надеяться на успех. И меня и Диму это очень воодушевило.

Вставай, одевай штаны – весело сказала я. Ну и везучий ты по жизни Димка. Идем в палату, я тебе назначу антибиотики. Думаю вирус герпеса достаточное основание для отсрочки операции? – уже обращаясь к врачу спросила я.

Да вполне – подтвердил он. Но вы время не теряйте, езжайте лучше на поиски. Рано веселиться. Я свяжусь к вечеру с хозяйкой, надеюсь ничего не заподозрит.. И еще. Когда найдете, то не забудьте заранее побрить мошонку, как вы заметили, что у нашего пациента она чистая. Да. И орган после ампутации должен быть аккуратно заштопан двойной стёжкой, сделай это сразу, потом времени может не быть. Понятно? Всё. Удачи. Кстати, номер оставьте.

Мы написали номер Димы. Я проводила его до палаты и сделала назначения в самой малой дозе. Мы позвонили Виктории и рассказали как прошло обследование и встреча с врачом. Она тоже обрадовалась, и мы решили не теряя времени ехать на поиски подходящего «кандидата».

Виктория заехала через час и мы поехали, договорившись держать нашего мученика в курсе дел.

Мы объехали около десятка больниц, ничего подходящего. Но мы навели знакомства с сотрудниками этих заведений, ну понятно «моргов», и оставили им номер для связи. То есть, время считаю потрачено не зря.

Эти сотрудники в принципе были весьма сговорчивы, никто не ответил отказом, и никто толком не спрашивал зачем нам это. Посул в 500 а то и в 1000 долларов действовал безотказно. Просто подходящего кандидата в это время не было, или по возрасту не подходили, либо по размерам органов. Поэтому, я также оставила и размеры, то есть сказала: Член должен быть 5-6 сантиметров длинной в спокойном состоянии, не больше и не меньше. Упс. Впрочем, какое еще может быть состояние у этого контингента. Ну и конечно, все остальные параметры должны быть в норме, то есть он не должен быть обрезан, владелец его должен быть европеец, и естественно, яички оба должны быть на месте.

Виктория привезла меня обратно домой уже в одиннадцатом часу вечера. На сегодня достаточно было. Я позвонила Диме, все рассказала, искупалась и отправилась спать. Завтра с утра опять на поиски.

Время. Время у нас было, но не так много. В любой момент хозяйка могла заподозрить, приехать проверить и потребовать исполнения. Да и эта афера с подменой не была уж такой безупречной. Всё могло вскрыться и после её «удачного» проведения. Тогда уж никому мало не показалось бы, я думаю. И врач, и я и Виктория, все стали бы мишенью для её гнева.

Но сегодня всё шло почти по плану, и мы все надеялись на 100% результат. Особенно в это верил Дима.

Следующий день мы опять провели в поисках. Результата не было, все обещали, брали номер, но никто пока не звонил. Уставшие, мы с Викторией молча ехали домой. Я по пути отзвонилась Диме и успокоила, что у нас есть по крайней мере день.

И вот … звонок с неизвестного номера. Я взяла трубку, звонил мужчина.

Здравствуйте, это из 6й больницы – почти шепотом сказал он. Это Александра?

Да, говорите – с нетерпением ответила я.

Есть парень. Всё подходит. Привезли час назад, наркота. Всё в отличном состоянии – быстро сказал он. Только приезжайте сегодня, вскрытие уже было, я к утру должен его подготовить, завтра его уже заберут. Как договаривались – 1000 баксов.

Да – сказала я. Скажите куда ехать по точнее. Я приеду. Всё как договаривались.

Улица Доватора 75, вы же у меня были – ответил он.

Вика тронула меня за руку и шепнула: Я знаю. Доедем.

Ага – сказала я. Приедем ждите.

Я вспомнила, занявшись поисками я не подумала про инструменты и контейнер. Я попросила Викторию вернуться в клинику за инструментами, а потом – в больницу. Вика кивнула головой и развернула машину.

И вот уже мы ехали по дороге Киев. К 10 вечера мы добрались до больницы, подъехали с задней стороны. Было немного жутковато от самого вида этого здания и я попросила Вику сопроводить меня.

Нас встретил «сотрудник» и молча показал следовать за ним. Это был мужчина непонятного возраста с абсолютно лысым черепом и густой бородой, и от его вида становилось еще жутче.

Мы прошли несколько коридоров и оказались в прозекторской. Там уже лежало тело, накрытое зеленой простыней. Войдя, Вика прикрыла ладонью нос и рот, запах в помещении был и вправду ужасный и непривычный обычному человеку. Я как врач знала это и уже почти не обращала внимания.

Вот – сказал жуткий сотрудник откидывая простыню. Смотрите. Всё устраивает? Деньги.

Перед нами лежал молодой мальчик, лет 14 – 15. Светлые волосы были пострижены под ёжик. Тело было абсолютно безволосым, исключая растительность в паху конечно. Да, его небольшой пенис был очень схож с Диминым.

Я вспомнила, что все должно быть заранее побрито, потом будет некогда, и попросила у сотрудника бритву. Он очень удивился, но принес и бритву и пену для бритья. Он также догадался принести мне и Виктории халаты, чтоб не запачкать одежду.

Вика передала деньги. Я засучила рукава, выдохнула и приступила к делу. Не буду описывать все процедуры, но через час всё было готово. Я заштопала орган с тыльной стороны, как того требовал врач, и заштопала «рану» самого мальчугана. Извинилась перед ним и мы выбежали наружу.

Мы поехали в клинику, решив уже не терять времени на поездки домой и завтра обратно. Я решила остаться ночевать в клинике, а завтра возможно решающий день. Напряжение начинало нарастать.

Приехав, я отнесла контейнер в оперблок, и быстро к нашему страдальцу. Он встретил меня и с нетерпением стал расспрашивать. Я его успокоила, сказав, что и эта часть плана удалась, потом конечно рассказала со всеми подробностями про сегодняшние приключения. Он немного успокоился и мы стали кушать его уже остывший казенный ужин. Мы еще немного поговорили и легли спать, благо пустых кроватей в клинике было много. Следующий день обещал быть напряженным.

Я встала в 7 утра, привела себя в порядок и разбудила Дмитрия. Около 8и я увидела в окно как подъехал внедорожник врача и я поспешила к нему, сказав Диме: Все будет хорошо.

Мы проследовали в кабинет врача и я рассказала, что всё у меня готово. Врач спросил про время смерти того паренька и время когда я упаковала в контейнер. Я не знала точно время смерти, и сказала, что по рассказу «сотрудника» это было примерно в 8 вечера вчера. А упаковала часов в 11 вечера.

Хорошо – кивнул головой врач. Значит надо всё сделать часов до 12 дня. Готовьте пациента, клизма, димедрол, все как положено. Будем делать эпидуральную анестезию, анестезиолога и хирургическую сестру звать не будем. Значит как закончим, пациента в послеоперационную палату, он будет спать, звоним хозяйке, отдаем орган, показываем. И …молимся чтобы все прошло как надо. Вроде ничего не забыли. Действуйте.

Да – поддакнула я. Клизма, димедрол. Я пошла.

Я выбежала из кабинета, и отдала указания медсестре на рецепшн. Руки немного тряслись. Я стрельнула сигаретку у одной из медсестер и пошла на балкон успокоить нервы. Я вообще то не курю, но сейчас посчитала, что это лучший способ настроиться.

Покурив, я пошла в оперблок, готовиться. Владимир Рудольфович уже был там. Он сосредоточено напяливал на себя бахилы. Через минут десять на коляске привезли Дмитрия. Медсестра помогла ему встать, надела шапочку и бахилы в виде сапожек, и спросила: нужно ли позвать хирургическую медсестру. На что врач ответил, чтоб она не беспокоилась и шла на место, операция, мол плевая. Мы вошли в операционную и положили Дмитрия на стол.

Врач велел ему повернуться на бок и поджать колени, сделал ему укол в позвоночник. Мы стали ждать начала действия анастетика. Между тем, я обработала раствором йода его гениталии и все места вокруг них. Врач время от времени покалывал иголкой части тела проверяя чувствительность. Дмитрий под действием димедрола стал приходить в эйфорическое состояние. Он начал улыбаться и веселить нас, что-то лопоча заплетающимся языком.

Наконец то, врач убедился, что нужные части тела уже не чувствительны, и решил начать.

Так – начал он последние наставления. Начнем снизу. я буду упаковывать яички вместе с мошонкой в паховые каналы, а ты фиксируй сразу зажимами по пути. Дойдем до верха, до члена, продеваем нить под зажимами. Затем прикрепляем её к крайней плоти и протягиваем член внутри, до самого конца, пока его совсем не станет заметно. Затем сшиваем. Я никогда подобной ерундой не занимался, но посмотрим, что получится. Если будет заметно, придется сделать продольные разрезы с обеих сторон, и уже сшить края кожи, тогда уж точно будет как по-настоящему. Ну уж потом, если успеет срастись, разрежем, ничего зарастет, максимум шрамы будут. Я кивнула и мы посмотрели на Дмитрия.

О-о – сказала я. Проблема!

Член Димы по какой то причине возбудился и теперь стоял и раскачивался словно кобра готовая к прыжку. Это делало невозможным наш план по его упрятыванию внутрь.

Мда уж – нервно засмеялся врач. На что это он?

Да – засмеялась я. Странно. Ведь у него вся нижняя часть сейчас парализована.

Дим – спросила я засыпающего пациента. Ты его чувствуешь? Ты чувствуешь, что он у тебя встал?

Дима посмотрел на него потом на меня и мотнул головой: я вообще ничего не чувствую. Я почти сплю и мне снишься ты – и он разулыбался.

Ну вот поэтому наверное и встал – сказал врач. Мышцы не контролируются, расслабились, да еще эротические сны. Подождем немного.

Мы прождали минут 5, но член и не думал сдуваться. Дима лежал, смотрел на нас и хлопал глазами: Я здесь ни причем. Извините.
Ладно – сказал врач. Надо Мидокалм ему ввести в член, а то так и будет мешаться нам.

Он подошел к селектору, нажал локтем кнопку и попросил дежурную принести со склада нужный препарат.

Через несколько минут в дверь постучали и вошла медсестра с препаратом, а за ней … о боже, появилась фигура Ольги!

Наступила тягучая пауза. У меня, да я думаю и у всех нас сердце ушло в пятки. У меня в висках стучало. Владимир Рудольфович застыл с протянутой к медсестре рукой. Дмитрий лежал выпучив глаза на Ольгу, член его так и продолжал стоять стойким солдатиком.

Здравствуйте доктора мои, я не опоздала – прервала паузу Ольга. Я тоже хочу поприсутствовать. Владимир Рудольфович, почему не предупредили? Всё только звоните, откладываете, я же просила сказать!

Ааа – начал врач. Ольга Вячеславовна. Так вот как утром сказали, что анализы пришли в норму мы и решили не откладывать больше. Но вас беспокоить в такую рань не стали. Позвонил бы как только закончили. Куда бы мы делись – нервно рассмеялся он.

Ой мой птенчик – подошла Ольга к Дмитрию. Привет мой дорогой. Ты вижу рад меня видеть – сказала она намекая на его эрекцию.

Дима лежал сглатывая слюну, не живой не мертвый.

Он под снотворным – вмешалась я. Он сейчас вряд ли что понимает.

Ольга Вячеславовна – предпринял еще попытку врач. Вы идите в мой кабинет. Всё будет готово минут через 40 -50. Я вам принесу на блюдечке с голубой каемочкой. Здесь все таки стерильно. Прошу вас.

А понимаю – сказала Ольга. Ну сестричка сейчас меня экипирует. Я буду присутствовать, никаких возражений. Можете продолжать, если нужно, я через 5 минут.

С этими словами Ольга вышла в предбанник операционной вместе с медсестрой.

Врач бросил на стол коробку и подошел к селектору: быстро анестезиолога и хирургическую сестру в оперблок.

Что? Что будем делать – спросила я.

Все что нужно – нервно буркнул он. Все что не делается – всё к лучшему.

Через несколько минут вошла Ольга, и почти сразу за ней анестезиолог и медсестра.

Эпидуральная анестезия не подействовала, Елена Степановна – обратился врач к анестезиологу как бы оправдываясь за свои действия. Начинайте, пожалуйста.

Да, конечно – отозвалась анестезиолог и надела маску на лицо Дмитрия. Дышите пожалуйста, считаем до 50ти.

Дмитрий хотел было что то сказать, ища глазами меня, но маска не дала ему это сделать. Он стал засыпать. Медсестра стала пристегивать ремнями руки пациента к столу. Врач стал обкалывать место вокруг члена и яичек. Солдатик наконец то стал сдуваться и лег на свои яички. Ольга заняла позицию между мной и врачом, на пару шагов позади, и стала наблюдать. Маска скрывала её лицо, но было заметно, как она улыбается предвкушая долгожданное зрелище.

Медсестра, закончив с руками, занялась расположением члена. Она установила на стол рамку примерно на уровне пупка Димы. Затем взяла член, оголила головку и проткнула её тонким крючком, закрепленном на леске. Натянула леску, оттягивая член ближе к пупку, и закрепила её на рамке. Медсестра, молча и со знанием дела подготовила место для операции.

Готова – сказала она и отошла на шаг назад.

Начинаем, коллега – сказал, строго взглянув на меня врач.

Он взял скальпель, я – машинально и профессионально, трубку прибора для отсоса крови.

Врач сделал разрез по границе кожи под мошонкой. Взялся за неё и вывернул наизнанку, вывалились темно-бурые яички. Он вытянул их и нащупал канатики.

Зажим – скомандовал он.

Я пережала один канатик.

Перетягиваем – командовал он. Режем.

Я машинально выполняла его приказы. Перетянула второй канатик. Врач отсек. Дальше он вернул яички на место в мошонку.

Расширители – скомандовал хирург.

Медсестра принесла два металлических стержня, сплющенных и загнутых с одной стороны. Мы у себя называли эти приспособления кочерги. Она вставила их в разрез и раздвинула мышцы.

Места для действий не много, но нам хватит – сказал врач. Поднимите и закрепите яички. Свет сюда.

Медсестра выполнила указания и закрепила мошонку с яичками леской также на рамке. Я направила свет внутрь разреза.

Вот мочевой канал – прокомментировал врач. Разрежем его примерно здесь.

Он начал отделять электроскальпелем мочевой канал от остальной плоти. Запахло горелым мясом. Отделив его, он разрезал в намеченном месте и протянул к промежности чуть выше анального отверстия. Затем сделал прокол в коже на месте будущей уретры и пришил туда открытый конец мочевого канала.

Готово – сказал врач. Дальше. Теперь корень. Мы его будем отсекать в два этапа, чтоб не распахать парню всё здесь.

Коллега – обратился он ко мне и провел пальцем по члену. Вот его внешняя часть. А вот – перевел он палец внутрь разреза – внутренняя.
Он залезал пальцем всё глубже внутрь , пока не уперся в кость.

Вот здесь он кончается – продолжил он. Видите? Здесь и сделаем часть надреза. Давайте коллега, электроскальпелем.

Я? – удивленно спросила я.

Берите скальпель – приказал врач. У вас ручки поменьше, вы это аккуратней сделаете.

Вот помогла так помогла – про себя подумала я. Собственноручно лишаю любимого человека его причиндалов. Бред какой то. Что делать, бросить скальпель и убежать? А смысл. Или броситься со скальпелем на Ольгу? Глупо. Надо продолжать до конца.

Я взяла скальпель и полезла отсекать корень члена от лобковой кости. Пещеристое тело рассекалось без особых усилий. Я старалась хотя бы как можно аккуратней делать разрезы, продвигаясь медленно и тщательно заживляя места разрезов. Дойдя примерно до середины я посмотрела на врача и он сделал знак, что достаточно. Я вынула скальпель.

Теперь то же надо проделать сверху – сказал врач и взял обычный скальпель. Я сейчас сделаю разрезы для подхода, а вы доделаете начатое.

Он продолжил ранее начатый надрез и провел его вокруг всего члена, соединившись с разрезом другой стороны. Медсестра удалила отсосом кровь и переставила расширители в верхнюю часть над членом. Затем она переместила рамку с закрепленными на ней лесками ниже, тем самым натянув член вниз. Врач раздвинул мышцы и показал на белесоватый корешок.

Вот он, давайте – сказал врач. Режьте до конца, как разрежете увидим, натяжение лески пропадет.

Я опять залезла в рану и начала методично прорезать пещеристые тела. Член был натянут леской, а когда я пересекла последние волокна, он как будто освободившись спружинил вверх и повис на леске.

Вот, корешок готов – сказал врач. Осталось подчистить соединительные ткани.

Он взял у меня из рук электроскальпель. Другой рукой стал приподнимать всё хозяйство Дмитрия и отделять по кругу все что еще соединяло его с телом. Он провозился минут 10 и убедившись что более ничего не держит, отделил его от тела. Медсестра поднесла лоток и он положил органы туда. Затем он снял аккуратно мошонку высвободив яички, и кожу с члена, вывернув все наизнанку. Кожа держалась только в месте уздечки головки члена. Как чулок с ноги. Член был ярко красный и на нем видны были все вены и жилки. Внутренняя часть ствола члена действительно была примерно такой же длины, как и видимая наружная. Медсестра налила в лоток физраствор и прополоскала всё хозяйство от затекшей крови. Затем переложила в пластиковый контейнер.

Я смотрела как завороженная и думала: Ну всё прощай членик. Жалко тебя и твоего хозяина, как вы друг без друга.

Врач взял контейнер и показал его Ольге.

Сейчас подошьем, чтоб не вываливалось и готово – сказал он.

Ольга взяла контейнер и сказала: нет не нужно, я его к нашим биотехникам отнесу, они знают, что дальше делать. Всё. Зашивайте уже его побыстрей, не мучьте парня.

Медсестра помогла Ольге закрыть контейнер и она убежала, унося драгоценности Димы. Я перевела взор на нашего страдальца. Он по-прежнему спал под наркозом, между ног зияла не закрытая рана.

Да, коллега – очухался врач. Давайте приступим к заключительной части.

Врач осмотрел рану на возможные кровотечения.

Я удалила остатки крови в полости. Промыли раствором. Убедившись, что всё нормально, врач взял иглу. Я соединяла зажимами края кожи, а он делал ровные короткие стежки.

Вставили дренажи и заклеили шов марлевыми повязками.
Вот теперь всё – оглядывая как художник свою картину, сказал врач. Думаю, до вечера проспит.

Анестезиолог отсоединил приборы и сделал Дмитрию укол.

Можно в палату – сказал он. Да до вечера точно, но вечером надо будить.

Все посмотрели на меня.

Я кивнула головой: Да я буду с ним.

Дмитрия увезли на каталке, а мы пошли с врачом мыть руки и переодеваться. Мыли молча, но потом врач нарушил молчание и сказал: А что было делать? Вы знаете? Я не знаю. Хорошо еще что нас не застали если б мы его зашивали. Вы представляете? А я да. Его бы все равно ждала та же участь, а вместе с его и наши, то есть мои причиндалы пошли бы туда же. Ну и вам она тоже так не спустила бы. Так что, конечно извините меня, но так вышло. Ну с другой стороны – все что не делается, всё к лучшему. Правда, ведь.

Я ничего не ответила. Да и что было говорить. Я сама фактически и сделала это, своими руками. Тоже ничего лучшего придумать не смогла. Боже мой. Как смотреть Дмитрию в глаза, когда очнется. Наверняка он еще думает, что все получилось. Ой кошмар. Проснется пощупает, а там нет ничего. Блиин. Угораздило же. Может хоть Вика придет и рядом будет когда он очнется. Надо позвонить рассказать.

Я скинула операционную амуницию и надела свой докторский халат. Врач тоже переодевался и еще что-то говорил, но я уже не обращала внимания. Я вышла, подошла на пост медсестры и попросила у неё спирта. Та налила мне мензурку и я залпом выпила её. Медсестра заботливо подала мне шоколадную конфетку, чтоб я закусила. Мои мысли были заняты вечерней встречей с Димой, больше не о чем думать не могла. Я нашла пустую палату и упала на кровать. Через минуту я уже уснула, еще раз успев себе напомнить, как проснусь – сразу позвонить Вике.

Я встала часа в 4 дня и сразу за телефон.

Вика, алло – нетерпеливо сказала я. Ты приедешь? Я тебе хочу рассказать. Прям не знаю что делать.

Да, я всё знаю – спокойно ответила она. Я уже здесь в клинике.

Да??? – удивленно переспросила я, хотя можно было догадаться что Ольга ей уже всё рассказала. Ты подойдешь в палату? Я сейчас подойду.
Я уже иду – сказала она.

Я быстро привела себя в порядок и поспешила в палату.

Дима лежал накрытый одеялом, и видимо недавно только пришел в себя. Вика стояла рядом. Я вошла, он увидел меня, но ничего не сказал. Взгляд у него был мутный и рассредоточенный, он блуждал взглядом то на меня, то на Вику, то на окно.

Привет – я подошла и чмокнула его в щеку. Как ты?

Голова тяжелая, все болит – отозвался он. Я уже просыпался, но не смог встать, не чувствовал ног и вообще ничего ниже пояса. Стал звать, мне укол помню сделали и я опять ушел. Бррр.

А сейчас ноги чувствуешь? – спросила я.

Да, всё чувствую, всё болит здесь – и он показал на область паха.

Вдруг его взгляд стал более осознанным, и он будто вспомнил о чем то.

А что случилось, как всё прошло – неуверенно спросил он.

Мы с Викой переглянулись, не зная кто начнет. И я поняла, что это должна быть я.

Я села рядом и взяла его за руку.

Сначала всё шло хорошо – начала я. Потом прибежала откуда не возьмись ваша Ольга. Ну и что было делать. Врач решил всё сделать, как того хотела она. Вот.

Дима высвободил руку, и несмело стал трогать это место. Потом он присел на кровати, откинул одеяло и уставился на него, не веря своим глазам. Он с минуту смотрел на заклеенное марлей место операции.

Ммм – только вырвалось у него из груди.

Он снова упал на подушку, отвернул голову в противоположную от меня сторону и заплакал. Мы с Викой стали его успокаивать. Ну как могли. Я говорила, что буду с ним, что не брошу никогда. Вика – что всякое бывает, и не надо унывать, что он по-прежнему здоровый человек и причем уже и богатый. Но наши доводы сейчас мало имели для Дмитрия значение. Я понимала это. Мужчине это сложно пережить, это большая если не лучшая часть жизни, и она связана с этим органом. А теперь его нет…

Принесли ужин, но он отказался от него. Мы не стали настаивать. Так мы просидели около получаса. Дима лежал уткнувшись в подушку, мы сидели по бокам.

Ну рассказывайте, как все произошло – после долгого молчания произнес он.

Ну я уже говорила – начала я. Сначала всё шло по плану, потом залетела хозяйка. Врач вызвал анестезиолога. Я даже не сразу поняла о его намерениях, думала, что он может что то придумал. Но нет, он усыпил тебя, и начали операцию.

И дальше, вкратце рассказала как все прошло, без подробностей конечно. В конце сказала, что орган забрала хозяйка и понесла к каким то биотехникам.

Что делать дальше – задумчиво сказал или спросил Дима.

Будешь жить и всё – вмешалась Вика. Хозяйка отдаст тебе, что обещала. Все заживет нормально. А дальше подумаешь как лучше распорядиться. Потом придумаешь сам что делать. Ты же умница.

Да, не умник, а умницА – заметил с раздражением он. Я евнух теперь. В баночке у хозяйке теперь моя жизнь.

Ну не ты один – продолжила Вика. Главное не отчаивайся. Многие так живут и ничего. Поправляйся. Я зайду завтра. Александра, ты поедешь сегодня домой? – уже обращаясь ко мне спросила она.

Нет, сегодня здесь останусь – ответила я. Ты езжай наверное.

Да, я сегодня дома переночую, завтра у меня выходной – сказала Вика. Ну пока.

Вика ушла. Я осталась с Димой. Мы до ночи с ним разговаривали. Он согласился поесть. Легли спать уже за полночь.

Так прошла неделя. Сняли трубки и повязку, в конце недели сняли швы. Их снимать пришлось мне самой, врач попросил меня об этом. Всё заживало хорошо, без осложнений. Уретра прижилась на новом месте и теперь Диме пришлось осваивать новый метод ходить в туалет по-маленькому.

На третий день заехала Вика и сообщила, что его разыскивает жена. Дмитрий решил написать ей записку, в которой, как он сказал попросил её не искать его больше. И попросил Викторию передать записку жене. Вика согласилась.

После снятия швов, на следующий день, Дмитрий изъявил желание осмотреть себя там, и попросил меня найти зеркало. Я видела в одной из VIP палат трюмо и отвела его туда.

Дима снял пижамные штаны, подошел к зеркалу и стал рассматривать. Он молча стоял, смотрел на пустое место и трогал шов по всей длине. Поскольку члена не было полностью, то и пенька тоже не ощущалось, шов находился как бы в углублении складок кожи и был похож сейчас на женские половые губы.

Что, и даже фаллопротезирование не сделаешь – спросил он.

Я не знаю – отозвалась я. Может и можно будет. Потом поищем клинику. Врач хоть и говорил, что невозможно без корня, но он же не всё на свете знает.

Я была рада уже, что он приходит постепенно в себя, и трезво оценивает ситуацию. Да, главное не отчаивается.

На следующий день во второй половине дня приехала Виктория и привезла с собой Ольгу. Они вошли в палату.

Ну здравствую мой птенчик – радостно бросилась к Дмитрию хозяйка. Ну что, у тебя всё в порядке. Я вижу.

Дмитрий неохотно поздоровался.

Ну давай посмотрим, как там у тебя – сказала она. Снимай штанишки.

Дмитрий пытался возражать: вы же уже все забрали всё что вам было нужно. Что еще я вам должен.

Успокойся и не дерзи – прервала его хозяйка. Девочки, выйдите ка, мальчик стесняется.

Мы с Викой вышли. Дима конечно же снял штаны и показал всё что она хотела. Хозяйка была довольна. Она гладила и любовалась «пустым» местом.

Ты молодец – закончив любоваться сказала Ольга. Увидишь теперь как у тебя возрастут твои способности. Еще и спасибо скажешь. Эх, не цените вы меня, мужики. А я пришла кстати выполнить своё обещание, а не только посмотреть на тебя.

Ольга позвала нас и сказала Вике вытащить пакет. Виктория подала пакет Ольге и та вынула из него бумажку и две карточки.

Вот держи – сказала она. Это карточка и чек на 900.000, деньги лежат в голландском банке, это тебе на развитие. А эта карточка местная, 100.000 на мелкие расходы.

Дмитрий выдавил из себя спасибо и сглотнул слюну.

Но у меня еще есть для тебя сюрприз – продолжила она. Одевай штаны и пойдемте все за мной.

Дима оделся и мы все вместе пошли за Викторией. Мы спустились в подвальный этаж и вошли в какую то мастерскую или лабораторию. Подошли к одному из столов, на котором стояла накрытая простыней коробка.

Все затаили дыхание. Ольга откинула простыню.

Под ней стоял прозрачный куб, разделенный вертикально на две половины. На внутренней перегородке красовались потерянные сокровища Дмитрия. Они были закреплены каким то образом на стенке. Член спокойно лежал на своих яичках, и хоть прошло уже много времени, выглядел как живой. Во второй половине куба была жидкость, внутренняя часть члена выходила туда и к ней были прикреплены тоненькие трубочки. Жидкость потихоньку булькала мелкими пузырьками.

Дима смотрел как завороженный. Ольга подошла к кубу и отодвинула переднюю стенку.

Иди поближе сюда – сказала она подзывая Дмитрия. Ты можешь его потрогать.

Дмитрий подошел и прикоснулся к своему члену. Он приподнял его, осмотрел, пощупал яички.

В это время Ольга нажала кнопочку на пульте, прикрепленном к задней стенке куба и член начал плавно подниматься в руках хозяина.

Вот какое у нас ною-хау – похвалилась Ольга. А, как тебе? Он живой! Он конечно уже не твой, но я тебе разрешаю на особых правах приходить и видеться с ним, когда пожелаешь.

Дмитрий нежно гладил его и не мог оторваться. На меня это тоже произвело впечатление, и я подошла поближе и тоже дотронулась. Действительно живой. Он был теплым на ощупь и в меру твердым, и казалось вот вот выплюнет свою сперму.

Шоу закончилось, и хозяйка нажала кнопочку и закрыла короб. Член стал понемногу сдуваться.

Ну вот, его еще доработают немного, и я заберу – сказала новая хозяйка половых органов Дмитрия. Приезжай ко мне когда захочешь, я еще, кстати должна с тебя слепить скульптуру для моего пантеона.

Хозяйка собралась уходить. Вика подошла к нам и спросила: вы когда поедете домой? Если надо, можете еще пожить у меня.

Диму выписывают через пару дней – сказала я. Владимир Рудольфович еще хочет понаблюдать. Да, Вик, мы наверное поедем к тебе.

Я перевела взгляд на Дмитрия.

Ну в куда ж еще? – отозвался он. Приедем еще тебе понадоедаем несколько дней.

Без проблем – с улыбкой сказала Вика. Звоните, я заберу вас.

Прошло еще два дня. На последнем осмотре врач не нашел причин более задерживать в клинике. Он дал рекомендации по дальнейшему заживлению, ну самые банальные – ванны с марганцовкой и мешочек с горячей солью на шов, это я и сама знала. Кстати, это был первый и последний осмотр врача. Владимир Рудольфович чувствовал долю своей вины наверное, поэтому общался и давал рекомендации своему пациенту через меня. Но как ни странно, у Димы в принципе не было претензий к врачу, он не держал на него зла, понимал, что другого выхода не было. На прощанье, мужчины даже пожали друг другу руки. После обеда следующего дня за нами заехала Вика, и мы поехали к ней домой. Дмитрий и правда немного ожил и оправился, он уже стал строить планы на жизнь. Вечерами на него накатывала грусть и отчаяние, конечно, это же не палец потерять, но я старалась его отвлечь, и это у меня вроде получалось.

Не стану более затягивать финал, уже все самое важное случилось. Расскажу только об одной сценке, про которую нельзя не сказать. Поймете почему. И всё. Эпилог.

Мы приехали домой, и заказали из кафе еду. Пока её готовили, Дима решил искупаться и смыть с себя все больничное. Надо сказать, что у Вики была шикарная ванна – джакузи. Я сказала, что пойду с ним и помогу помыться.

Мы набрали полную ванну, я раздела Диму, он залез и сразу сел. Я стала раздеваться сама, Дима наблюдал за мной. Чтобы он опять не погрузился в свои печальные мысли, я пыталась делать всё обыденно, без какого либо намека на секс. Я надела целофановую шапочку, быстро шагнула к нему в ванну, окунулась сама и стала намыливать гелем мочалку-утенка.

Ну страдалец – насмешливо скомандовала я. Вставай, мыть тебя буду. Швидко.

Он с удовольствием повиновался и встал. Я стала намыливать его начиная с шеи и вниз.

В дверцу постучали и вошла Вика. Она была в коротком халатике, перевязанном пояском.

Можно к вам? – спросила, скорее для проформы она.

А ну давай – отозвалась я. Чего уж.

Я хотела сказать тебе Дим – продолжила она. Ты прости меня. Это я сказала хозяйке, что операция началась.

Мы открыли от неожиданности рты.

Зачем – в один голос спросили мы.

Не знаю. Не хотела чтоб ты уходил наверное – ответила она.

Повисла тягучая пауза.

Вика сняла халатик, аккуратно повесила его на крючок и повернулась к нам.

Да, она была очень красивая женщина, эффектная. Я перед ней была серой мышкой. Девушкам тоже нравятся красивые девушки, не только мужчинам, и я от части завидовала ей.

Она стояла перед нами обнаженная. Всё у неё было супер. Почти…. Лобок у неё был выбрит и на месте половых губ, виднелся … шов! Боже мой. Я смотрела то на неё, то на Диму. Эти места у них были похожи, у обоих был шов вместо половых органов. Даже Димино место было больше схоже с женскими наружными половыми органами, потому что у него хоть были складки, а у Вики – просто шов и всё. Дима тоже смотрел на Викторию раскрыв рот, и ничего не понимая.

Вика улыбнулась и сказала: Фатиме подарила, правда тоже не совсем по своей воле, но и тоже не за бесплатно. Поездка в Эмираты не прошла даром. Так что, считай ты не один.

Дима засмеялся, его подхватила Виктория. Они стояли, смотрели друг на друга и хохотали.

***************

Эпилог.

Прошло время. Дмитрий уехал в Нидерланды, открыл своё дело по медицинскому оборудованию. У него всё хорошо. Бизнес процветает. Он мечтает вернуть обратно свои органы на место, и над вопросом такой пересадки работает у него целый отдел. Мы периодически общаемся в соцсетях, но я не смогла с ним поехать, по своим причинам. Я работаю в той же клинике в которую меня привела судьба. События последних лет на Украине негативно сказались на экономике, и перебирать харчами людям не приходится, поэтому я и не стала уходить с этой работы. Платят хорошо, отношение хорошее, а то что иногда приходится делать что-то не совсем легальное, ну на то оно и лихое время перемен.

Ольга по-прежнему завлекает в свои сети новых адептов и развлекается как может. Муж у неё умер от инсульта, видимо компьютер его не выдержал новых идей. Она сейчас настоящая и единственная хозяйка всего консорциума, правда управляющим она назначила Эдика, но это только номинально.

Ну что еще. Да. Вика!

А Вика уехала к Дмитрию. Они вместе. Дмитрий официально развелся с супругой спустя полгода. Он дал жене часть денег в обмен на обещание привозить дочку Алёнку к нему в гости несколько раз в год.

Вот пожалуй и вся история.

Автор публикации

не в сети 18 часов

xsenya

0
Комментарии: 0Публикации: 9Регистрация: 27-01-2020
375
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000