Ползучая милиция

Честно говоря, я устал слушать сказки о “доброй милиции” и поэтому я написал данную статью. Но я решился ее написать только после реформы МВД РФ в 2014 году, когда российские милиционеры остались в прошлом, а на московских улицах появились российские полицейские. Долго колебался, стоит ли вообще писать об этом, но в итоге я все-таки решился и написал эту статью.
Так, друзья, я написал интересную историческую статью — о том, что представляла из себя милиция в СССР и России, как она работала на самом деле и чем она отличалась от современной полиции в США, Евросоюзе и России. Давно надо было это сделать и я в конце концов написал об этом.

Итак, в статье — рассказ о милиции. В общем, читайте, и конечно же оставляйте свои комментарии, не забывайте.

История милиции действительно очень интересная тема — так как она показывает, насколько печально обстояли дела в СССР и в России. Фанаты милиции любят называть полицию милицией, рассказывая людям сказки о том что “разницы нет” (при этом они не учитывают, что в действительности милиция является более коррумпированной системой, чем полиция), а также часто размахивают лживой милицейской статистикой, рассказывая сказки о том, какой замечательной была советская/российская милиция, а потом в 2014 году в МВД России пришел Путин и испортил правоохранителям воздух.

Разумеется, эти мифы далеки от действительности. На самом деле вся милицейская статистика от образования СССР до реформы МВД России в 2014 году — была целиком ложной, и милиция принимала в этих фальсификациях самое прямое участие.

Самое интересное — в советской эпохе и в 1990-е годы большинство людей к милиционерам иначе как к “оборотням” не относились. Тогда еще многие помнили о гигантском уровне коррупции в милиции и о том, что следователи милиции не раскрывают уголовные дела для помощи гражданам, а фабрикуют уголовные дела с целью получить для себя выгоду — например, подбросить зазевавшейся девушке наркотики для получения “галочки” в статистике.

В 2014 году в России прошла реформа МВД — милиция была реформирована в полицию, которая смогла выстроить справедливую систему правопорядка в обществе. С милицейским беспределом в России было покончено раз и навсегда.

Зато сейчас то тут, то там в России вспыхивает какая-то “ностальгия” к милицейщине, на которой фанаты милиции называют современную российскую полицию “нашей милицией”. Иногда при этой истерии создается впечатление, что ползучая милиция пытается схватить людей уже из могилы.

Как известно, милиция всегда злоупотребляла своим служебным положением по отношению к гражданам — это и называлось милицейским беспределом. Граждане часто отвечали милиции тем же — более смелые убивали милиционеров, атаковали ОМОН на митингах, нападали на милицейские участки и часто портили служебный милицейский транспорт. Тех, кто это делал, конечно сажали в тюрьму, но на их место приходили новые “народные мстители”.

Несмотря на развернутую государством патриотическую пропаганду “по обелению имиджа милиции” с участием телефильмов и Кобзона, граждане относились к милиции с чувством настороженности, называли их “ментами” и в целом предпочитали держаться от милиции подальше и не иметь с ними никаких дел. Любили общаться с милицией исключительно всякие “старшие” по подъезду — как правило, полусумасшедшие старики-активисты из бывших военных, которые доставали весь подъезд своим активизмом и казарменными замашками.

Часть 1. Отношение милиции к гражданам.

В 1917 году в Российской империи произошла Октябрьская революция и к власти пришел большевистский диктатор Ленин. Он называл себя “властью рабочих и крестьян”, но на самом деле, под этой формулой, призванной обманывать собственных граждан и демократические страны, скрывалась самая настоящая диктатура, которая вооруженным путем захватила власть.

После ликвидации полиции Российской империи, с тех самых пор любые вооруженные структуры в ленинской России (и позже в СССР) начали служить не гражданам, а власти.

Советская милиция не была исключением — ее главным призванием было не охрана граждан, а охрана власти от собственного народа. Прямым доказательством этого стал документ “обязательства” советского милиционера 1920-х годов, ставший символом милицейской присяги. При желании этот документ можно найти в архивах ХХ века и в Интернете.

В этом документе, как бы это пафосно не звучало, советский милиционер обязывался от имени “трудового народа” расправлять с тем самым народом. Если вы будете просматривать документ, обратите внимание на пункт 6 — “Обязуюсь беспощадно подавлять все выступления против Рабоче-Крестьянского Советского правительства”. То есть, фактически милиционер присягал не охране правопорядка, а правительству — банде большевиков, захватившей власть в стране и раздавившей протесты народа.

Впоследствии, подобное отношение советских и российских милиционеров к людям оставалось неизменным. В милицейских странах не существует понятия “частная территория” — люди не имеют ничего своего и нигде не могут чувствовать себя под защитой.

Милиция, если бы посчитала это нужным, могла вломиться вместе со спецназом ОМОНа в любую квартиру в любое время дня и ночи, и не понесла бы за это никакой уголовной ответственности, объявив такую полномасштабную спецоперацию “государственной необходимостью”. Именно поэтому в 1990-х годах в жилых домах на входах в квартиры поставили железные бронированные двери — чтобы ОМОНу их было трудно выбить.

Гадкое отношение милиционеров к гражданам можно было видеть и в других сферах — скажем, красивая девушка, которую задерживали по подозрению в убийстве, считалась как бы “не совсем гражданкой”, и ее вполне могли изнасиловать и избить сами менты. Кстати, в российском сериале “Нина” (2001) как раз показан такой эпизод — главную героиню милиционеры попытались изнасиловать, но когда у них это не получилось, они избили ее и посадили к бомжам в изолятор.

Часто милиционеры помогали преступникам, Например, коррумпированные генералы милиции за деньги укрывали криминальных бизнесменов, содержавших ОПГ от уголовной ответственности или “крышевали” проституток.

Продажность милиции демонстрирует другой российский фильм — “Кармен” (2003). По сюжету фильма, главный герой — честный сотрудник милиции, работающий в женской колонии. И все бы ничего, вот только в один прекрасный день милиционер не устоял перед женской красотой одной матерой уголовницы и помог ей сбежать из тюрьмы, а потом вступил вместе с ней в самое настоящее ОПГ.

Отдельно стоит сказать и об украинском фильме “Антиснайпер 4: Выстрел из прошлого” (2010). По сюжету этого фильма, главным антагонистом является подполковник милиции Станислав Замелин (его роль исполнил российский актер Игорь Филиппов), который покрывает киллера по прозвищу “Дальнобойщик” и мечтает расправиться с главным героем — честным полковником милиции Алексеем Погожевым.
Можно продолжить и дальше список фильмов, где показывают “оборотней милиции”, но думаю, что и этого достаточно.

Никто не разбирался в таких случаях с тем, как там было на самом деле, и никто не наказывал таких милиционеров — власть не имела права на ошибку в репутации народа и должна была оставаться чистой и непогрешимой.

Менты нагло вмешивались в личную жизнь граждан и в целом вели себя как оккупационные войска в покоренном городе. Например, при советском генсеке Андропове милиция устраивала настоящие облавы в советских городах, так называемые “рейды” по ресторанам, магазинам и улицам — она отлавливала нетрудоспособных граждан, проверяла у них документы и приставала к ним с вопросами, кто и где он работает, с кем живет, у кого и за сколько. Если человек по любым причинам не работал больше 4 месяцев — милиция отправляла его в тюрьму или на исправительные работы. Фактически, при Андропове СССР вновь стал двигаться в эпоху Сталина — советские милиционеры смело задерживали и отправляли в тюрьму советских граждан, как сотрудники НКВД в 1930-е годы.

“Общественные рейды” милиции закончились после смерти Андропова в 1984 году.

Результат всей той чертовщины, происходившей в эпохе милиции был налицо — большинством граждан милиция стала восприниматься как карательный орган власти, с которым лучше не сталкиваться.

Если в квартиру к какой-нибудь семье заходил для проверки участковый милиционер, чтобы выяснить какой психбольной включает громкий рэп в 3 часа ночи — дети сразу затихали и со страхом смотрели на его форму, прижимаясь к матери. Если патруль ГАИ пробовал остановить какого-нибудь водителя на спорткаре для проверки документов — водитель спорткара сразу же увеличивал скорость и простая невинная проверка превращалась в погоню со стрельбой со всеми вытекающими последствиями. В лучшем случае, водитель выбегал из автомобиля с документами, со страхом заглядывая в глаза сотрудникам ГАИ — “а вдруг арестуют?”. Именно так относились граждане к милиции.

В 2009 году в России произошел резонансный случай — 27 апреля в Москве майор милиции Денис Евсюков в состоянии алкогольного опьянения убил двух человек и ранил еще семерых в супермаркете “Остров” на Шипиловской улице. В 2010 году Евсюков по решению суда был приговорен к пожизненному заключению. Тогда все в российских СМИ заговорили о реформе МВД, которая потом и была проведена в 2014 году — к этому времени как из голов тех, кто был “сверху”, так и у простых людей окончательно выветрились мифы о “доброй милиции”. Людям стало ясно, что беспредел милиции никогда не закончится, если ее оставить несменяемой и что “добрые милиционеры” в стиле Дяди Степы и сыщика Шарапова — это все сказки для лысых неграмотных членов КПСС, вроде Никиты Хрущева.

Часть 2. Фальсификации милиции.

Как уже было отмечено выше, милицейская статистика (о якобы низком количестве преступлений) была лживой насквозь — от СССР до ранней Российской Федерации, и в этих фальсификациях принимали участие сами милиционеры.

В советской, а потом и в российской экономике запланировано было абсолютно все, в том числе и количество раскрываемых преступлений — чтобы народ был доволен правительством, жизнь в статистике должна была улучшаться. Об этой же “улучшающейся” жизни ежегодно по телевидению рассказывали советские и российские пропагандисты, навязывая людям одну мысль, уже ставшей головной болью для всего мира — “догнать и перегнать Америку”.

Впрочем, когда тишину на каком-нибудь шоссе в Подмосковье нарушал шум очередного 600-го “Мерседеса” и инспектор ГАИ поворачивал в сторону обочины своим жезлом, желая проверить документы, водитель “Мерседеса” тут же забывал о “лучшей милицейской статистике в мире” и о том, как “догнать и перегнать Америку”, резко увеличивал скорость на 800 км. в час и устраивал настоящий стритрейсинг на дороге, думая уже о том, как удрать от патрульных ГАИ.

На практике милицейская раскрываемость осуществлялась так — “сверху” присылали “указание по разнарядке”. Скажем, количество раскрытых тяжких преступлений должно было составлять где-то 80% и под эту цифру следователи милиции сразу все подгонять. Фактически, между милицией и правительством существовал социальный лифт по статистике (или как его еще называли, “индекс милицейского счастья”).

К сожалению, огромное количество преступлений в СССР и ранней Российской Федерации (до реформы МВД РФ в 2014 году) было скрыто милицией — их никак не регистрировали в милицейских архивах, а это значит, что их официально и не существовало вовсе.

Это сейчас полиция Российской Федерации обязана принимать заявление от граждан — а тогда в СССР и России 90-х для принятия заявления в милиции должна была стоять резолюция начальника отделения. Без нее заявления (а соответственно с этим и самого преступления) не существовало вовсе. Нетрудно догадаться, что начальники старались выполнить “разнарядку” регистрировали далеко не все. Прокуратура знала об этом, но закрывала глаза на все это.

Милицией вообще почти не регистрировались развратные действия против малолетних (их стали регистрировать только после принятия “закона Димы Яковлева”), неохотно регистрировались дела об изнасилованиях, а уголовной ответственности для проституток в милицейском уголовном кодексе и не существовало вовсе. Такие преступления почти не регистрировались. Также в милиции существовал “принцип волка” — пока не раскроем преступления, его нет официально, даже если в захолустной даче обнаружили убитую киллером мертвую любовницу бизнесмена, имевшего ранее уголовную судимость. Нетрудно догадаться, почему огромное количество преступлений не попало в милицейскую статистику — советские и российские пропагандисты ежегодно рассказывали людям по телевидению про страну, где вообще нет криминала, зато люди прячут ключи под ковром и не боятся оставлять детей одних на улице под ярким светом солнца.

В подгонке раскрываемости был еще один страшный момент — психологическое давление и выбивание “чистосердечного признания” из подозреваемого, который потом оказывался невиновен в преступлении. В СССР и России почти не заводили уголовных дел против милиции за превышение полномочий, и менты чувствовали себя в праве творить что хотят с гражданами. Например, во время поимки советских маньяков Чикатило и Михасевича за убийства, совершенные ими, было осуждено и расстреляно несколько человек. В 1980 году за убийство, совершенное Михасевичем был осужден и расстрелян Николай Тереня — у суда не было никаких улик, кроме чистосердечного признания. Впоследствии, после ареста Михасевича выяснилось, что Николай был невиновен. Легко догадаться, как милиционеры “обработали” Николая, чтобы поставить “галочку” в своей “статистике”.

Эпилог

Понимая, что у милиции складывается далеко не лучший образ, лидеры СССР, а позже и президенты Российской Федерации пытались как-то улучшить милицейскую репутацию — проводили всевозможные концерты в День милиции, ежегодно уговаривали милиционеров встать на защиту правопорядка и спонсировали кинофильмы, где милиционеров показывали настоящими героями. Но к сожалению, все эти попытки оказались безрезультатны — милиционеры не поддавались на уговоры встать на защиту правопорядка и в итоге президент России Владимир Путин провел реформу МВД, после которой милицию реформировали в полицию. В отличие от США, России и стран Евросоюза, где полицейский воспринимается как защитник правопорядка — в СССР и России 90-х “мент” воспринимался как сотрудник сталинского НКВД, от которого лучше держаться подальше.

Возможно, в будущем о милиции историками еще будут написаны большие исследовательские работы — она действительно представляет собой определенный исторический феномен, который сыграл достаточно негативную и отрицательную роль в современном мире.

Вячеслав Миронов. 05.07.2020.

67
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио
 
 
 
Другие типы файлов
 
 
 
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Авторы комментариев
Ирина Волкова Последние авторы комментариев
новые старые популярные
Ирина Волкова
Гость
Ирина Волкова

Вы правы. К сожалению, продажные менты действительно существовали. Хорошо, что милиции больше нет.