Потоп

Мне снился змей трёхголовый у подножия моей кровати, ползущий ко мне со всех сторон, сжимающий горло все туже и туже, так что я проснулся с криком в холодном поту и в ужасе, ожидая увидеть длинное, скользкое тело убийцы. Но все было тихо и только ветер колыхал занавески входной двери в жилище моей семьи. Их хлопающий звук напоминал удары крыльев птицы, попавшей в ловушку. Мне было не по себе от видения и я налил воды из кувшина чтобы успокоиться. Глоток холодной влаги привёл в чувство, только звук ливня на улице и раскаты грома с молниями наполняли мои мысли тревогой со всё более нарастающим тактом. Я посмотрел на своих детей спящих мирным сном и понемногу начал успокаиваться. Завтра новый день, хотелось опять лечь и уснуть. Ходить целый день сонным не входило в мои планы.

Этот ливень шёл не переставая уже неделю. Уровень воды озера поднялся так высоко что я начал переживать за подтапливаемую пристань. Рыбацкие лодки ушли с утра за уловом и скоро должны были вернутся, а тут их ждал такой неприятный сюрприз. На пригорке стояли мои дети, прикрываясь от лившегося дождя крышками с бочек и смешно махали мне сорванными лопухами у дороги. Им было весело наблюдать как я с другими суетился возле пристаней, наваливая брёвна поверх уровня воды. Мне тоже почему-то стало весело. Я представил своё лицо в грязи и сам начал улыбаться. Наша простая жизнь была полна такими мелкими неприятностями. Это ни что по сравнению с рассказами наших Отцов о конце их мира, когда оставшиеся в живых лучшие из лучших пришли сюда, на это озеро, чтобы начать жизнь с начала. И другого нам ничего не было нужно, простая жизнь с нашими семьями и работа.

Я знал о конфликте со Старейшими, они были недовольны что наши Отцы выбрали простую жизнь вместо планов Бога. Мы видели мир по своему и хотели сами решать как двигаться дальше. Ну как можно доверить это тем простым людям что тут жили до нас. Они понимали только жестокую силу и были ни на что неспособны. Доверить им судьбу мира мог только сумасшедший. В наших грандиозных планах была постройка новой цивилизации без прошлых ошибок и у нас конечно тоже были свои разногласия о том как это сделать лучше. Наш клан был одним из сильнейших на озере. Ни раз нам приходилось доказывать нашу силу и право на выбор дальнейшего пути. Сила воина и сила духа, вот то что нас приведёт к успеху, а ни какой-то Бог которого никто из нас даже не видел. Говорят Старейшие с ним могут разговаривать, но я никогда этому не верил. Я верил в свою силу и силу моих братьев по клану.

Вода продолжала прибывать и мне становилось уже не так весело от навалившихся проблем. Я пригрозил детям кулаком чтоб бежали быстрее домой, а не мокли под дождем. Проклятый дождь, когда же он наконец закончится. Вдруг шум лившейся воды как-то неожиданно стих. Все замерло на миг как перед каким то новым, необъяснимым явлением. Я не мог понять что стало с шумом ливня, но теперь все яснее слышал нарастающий раскатистый грохот, который заполнял собой все вокруг, заглушая все остальные звуки. И тут я увидел как выбитые из вершины скалы камни вылетели с огромной силой под большим напором воды. Мощный водяной вал подбросило от скалы высоко вверх и теперь он летел на нас вниз. От такой неожиданности меня парализовало. Я просто смотрел на летящую сверху воду. Она как шея гигантской змеи вытягивалась вверх перед решающим броском на свою жертву. Сила потока была настолько велика что вся вода неслась над моей головой вперёд, закрывая небо и падала на наш посёлок, разнося дома вдребезги. Остальная вода потока уже медленнее, обходя скалу с обоих сторон ринулась нам под ноги, беря в свои мокрые, холодные объятия все что попадалось на пути.

Теперь только одна мысль о семье дала мне силы схватиться за столб у пристани и держать себя на плаву, обхватив его руками. Я видел наш дом на пригорке и что вода там пока только до уровня дверей. Это стало моей точкой сжавшегося до расстояния между мной и домом мира. Мне нужно попасть туда чего бы мне не это не стоило. Отталкиваясь от одного столба к другому я мог как-то двигаться, преодолевая поток воды замедленный скалой. Ещё один, ещё один, ещё один. Дальше нет ничего за что можно держаться. Все — это конец, на что я ещё надеялся. Я не мог плыть против такого течения. Вокруг проплывали бревна от разваленных пристаней. Я мог только молить удачу чтобы не получить удар по голове и не потерять сознание. Брёвна под напором накатывались один на другой, создавая затор. Нужно было как-то залезть наверх этой деревянной горки, что мне никак не удавалось. Обессиленный я сделал последний рывок отчаяния, но уже в броске увидел как начинаю сноситься течением в сторону. Чудо в виде всплывающего из под воды куска крыши подняло меня вверх, ударив но дало возможность оттолкнуться чтобы прыгнуть на брёвна. Я упал на них как кусок безжизненного мяса. В глазах темнело и последнее что я ещё видел как из моего дома выбегает жена с детьми навстречу мне.

Есть ли запах у воды? Я чувствую сырость вокруг меня. Она пронизывает все и присутствует везде. Наверно у неё все таки есть запах, тёплый и терпкий. Постепенно я открываю глаза и вижу жену, вытирающую мою кровь с виска. Так мысли постепенно возвращают в реальность и становится понятным источник этого запаха. Да, вода не пахнет. Сейчас она заполняет наш мир собой, вытесняя все остальное. Наши дома, наши жизни и наши запахи.

Мы собирали вещи, бегая в доме по колено в воде. Только я не знал куда нам теперь бежать с ними. Все лодки на пристани давно сорвало с привязи и течением они унесены далеко за пределы нашей досягаемости. Есть незавершенная лодка на верфи но мы не знали разбита ли она. Это было лучше чем ничего, именно туда нам и нужно направляться пока вода не поднялась выше. Выбегая из дома я взвалил на себя тяжёлый мешок с едой и вещами и прихватил топор, засунув его за пояс. Жена взяла детей за руки и мы побежали к верфи.

Радость от вида целой, небольшой рыбацкой лодки, сменилась ужасом когда мы увидели как выжившие люди дрались за несколько свободных мест на борту. Это была битва на смерть. Ножи, топоры все шло в дело. Кто-то душил и топил конкурентов. Мои дети спрятались за спину матери от испуга. Я посмотрел в её глаза и увидел в них молчаливое согласие на все что я теперь должен сделать. На секунду я вздохнул глубоко и с яростью, выхватив топор из-за пояса ринулся в центр битвы. И я рубил моих братьев без малейших сомнений. О братья мои, будет ли когда мне прощение за это!

Я не знаю как в такой битве где каждый сам за себя, формируется команда, но вскоре наиболее крепкие, со мной в том числе стояли полукругом возле лодки и добивали более слабых все ещё пытавшихся прорваться через наш ряд. Мы на уровне инстинкта знали сколько из нас должно стоять в этой цепи и сражаться за своё место. Все были в крови, с тяжёлым дыханием, но продолжали стоять и теперь уже смотреть друг на друга, раздумывая надо ли продолжать битву. Тут крик моей жены заставил нас обернуться и я увидел как один из тяжело раненных пустил копье в мою дочь и оно пробило ей плечо. С бешеной злостью, взмахнув топором я рассек ему голову и побежал к моей дочери, упавшей на воду. Нет у воды таки есть запах, она пахнет нашей кровью.

Сидя в лодке мы плыли молча, никто не хотел говорить. Моя жена прижимала умирающую дочь к себе как будто это могло спасти её. Сыновья сидели рядом с ней и со страхом смотрели на меня. Я до сих пор сжимал окровавленный топор в руке. Сделав усилие я отложил его в сторону и обхватил голову руками. Куда мы теперь плывем и есть ли берега у этого ужаса.

Сколько дней мы были в открытых водах, давно потеряло смысл. Оказывается выживание рутинный процесс. Рыбу даже не надо было ловить. Она вся лежала на поверхности мертвым слоем в почему-то ставшей соленой воде. Теперь дождевая вода стала для нас благом, можно было собирать и пить её без ограничений. Мы только молили судьбу чтобы дождь не закончился. И мы видели берега с потоками воды стекающей как множество змей в озеро. И мы видели молнии бившие в этих змей. И мы видели как наши Отцы плыли на своих больших лодках со странными парусами не обращая никакого внимания на тонущих вокруг. Они всегда были такими. Я вспомнил своё детство когда меня отдали в Дом Знаний где я мог учиться. Моя мать была одной из многих местных жён Отцов. Только ей повезло меньше, она не жила в их доме как некоторые выбранные ими для этого. Их избранные семьи жили вместе неразлучно и наверно теперь все плыли на этих кораблях. Глядя вслед удаляющимся кораблям Отцов, я ненавидел их всей душой.

Ветер набирал силу так что теперь можно было идти под парусом. Мы выбрали направление вдоль береговой линии и стали искать место где вода не стекала потоками со скалистых гор. Моя дочь не приходила в сознание и я по своему был рад этому, так как она больше не чувствовала боль. Мы знали что она не сможет долго прожить с таким ранением. Только хотели всеми доступными способами облегчить ей страдание. Утром она умерла.

Простые похороны на простой рыбацкой лодке. Мне помогли завернуть тело дочери в покрывало. Жена опустила голову и молча стояла возле неё, прощаясь. Парус хлопал тканью на ветру как когда-то занавески в ночь перед потопом в нашем доме. Я вспомнил мирно спящих детей в своих кроватях и слёзы потекли по моим щекам. Вместе мы подняли тело и бережно опустили на воды. Дождь постепенно стихал и на просветлевшем небе появилась радуга.

Петр Антонов, сентябрь 2020

Серия публикаций:
Уриэль
46
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments