Правда от первой и до последней буквы.

Я должна была в министерстве электротехнической промышленности города Москвы решить вопрос снятия с производства устаревшего изделия. Со мной должен был ехать начальник цеха, который был инвалидом по зрению (ослеп подростком в годы войны). Его удостоверение инвалида по зрению служило своего рода пропуском в любые организации. За день до нашего отъезда произошло событие, которое лишило меня душевного равновесия. Дочь училась на первом курсе института. На потоке ее факультета учились в основном мальчики, то есть на сто пацанов приходилось четыре девочки, одна из них была моя дочь. Первый курс вуза всегда бывает сложным для вчерашних школьников, а тут, еще повышенное внимание мужской половины. Видно дочери приходилось нелегко, у нее стали появляться мысли бросить институт. При полном понимании друг друга, наши отношения зашли в тупик. Дочь меня не слышала, я не находила нужных, правильных слов. Просила всех покровителей, святых и ангелов хранителей мне помочь. И помощь пришла, но формат ее лишил меня покоя. Накануне моего отъезда дочь поздно возвращалась домой. На выходе из метро к ней подошел молодой человек, без каких либо объяснений, властно взял из ее рук сумку и категорично заявил, что намерен проводить до дома. Взгляд молодого человека был жестким и холодным, не терпящим возражения. По пути он коротко рассказал о себе, о том, как был в горячих точках, как от него ушла жена, как оказался в кругу сомнительных друзей. Самое главное, он утверждал, что обратного пути у него не было. Он говорил о том, что надо беречь то, что имеешь, чтобы получить пропуск в жизнь по своим интересам, надо учиться. И, вообще, надо построить дом, посадить дерево и родить детей. Его речь плохо сочеталась с его внешностью и образом жизни и тем более звучала очень убедительно. Когда они подошли к дому, парень посетовал, что голоден. Дочь сказала, что на кусок хлеба с колбасой, чай и отцовскую сигарету он может рассчитывать. Парень зашел в дом, выпил чай, поблагодарил и ушел. После его ухода дочь рассказала о том, что, когда он пил чай, пола пиджака отогнулась и она разглядела пистолет. Незнакомец не понятно откуда взялся и непонятно куда ушел. Причем, дочь была очень спокойна, она была уверена, что все было сделано правильно. Парня накормили, он мог убедиться в том, что мы живем очень просто. У меня было впечатление, что «яйцо учит курицу». Доводы дочери не вселяли в меня оптимизм. Служебный долг не позволял отменить командировку, материнский — терзал душу. С тревогой в сердце уехала в Москву. Я твердо решила, закончить дела за один день и вернуться. Рано утром мы с начальником цеха завода сошли с поезда и направились в гостиницу. Как назло, я натерла ногу. Вероятно, в ранку попала инфекция, у меня уже через полчаса поднялась очень высокая температура, нога сильно покраснела. Мой спутник предложил мне день отлежаться, а затем приступить к работе. Я объяснила ему, почему так рвусь домой. То, что я сделала потом, можно было сделать только в бреду. Так как в обуви я идти не могла, мешала открытая ранка, купила стельку и привязала ее бинтом к ноге, затем выпила жаропонижающие лекарства, взяла под руку слепого начальника цеха – и в путь. Заказали пропуск в министерстве, затем нас пригласили к первому заместителю министра электротехнической промышленности. Приемную украшало во всю стену зеркало. В нем я увидела незабываемое зрелище. Лиса Алиса (с перевязанной ногой) и кот Базилио (слепой). Я осознала весь комизм ситуации, но отступать было некуда. Такая нештатная ситуация поставила в тупик сотрудников министерства, а мы, в свою очередь, получили положительное решение. К тому времени жаропонижающие лекарства стали действовать, в голове прояснилось, мне стало значительно легче. Я не могла больше в таком виде ходить по Москве. Было решено купить хотя бы спортивные тапки. Зашли в ГУМ, а там, к несчастью, завезли импортный товар. Сквозь рассерженную, женскую толпу, размахивая тростью, с боями продвигался мой спутник. Он громко выкрикивал, что имеет право на покупку без очереди, как инвалид. Ему пытались возразить, ведь тапки женские. Но, он уверял, что носит исключительно женскую обувь. Одним словом, тапки мы отбили, я была обута и мы в тот же день уехали из Москвы. Дочь, оказалась права, мы больше никогда не видели того незнакомца. Но, самое главное в этой истории то, что после той необычной встречи, вопрос об уходе из института не поднимался дочерью никогда. Согласитесь, необычная форма помощи, но очень эффективная. И моя травма, которая вызвала слишком быстрый подъем температуры и покраснение ноги, а затем слишком быстрое чудесное выздоровление, вызывает, по крайней мере, недоумение. Но, если бы, не травма, то нам нечем было бы так сильно поразить сотрудников министерства. И, как знать, получили бы мы положительное решение по снятию изделия с производства. На заводе никто не верил, что мне удастся решить так быстро этот непростой вопрос. Наше предприятие было монополистом по выпуску коммутирующих аппаратов в России, и снятие их с производства нашего завода, конечно добавило головную боль министрам электротехнической промышленности. Я уверена, мне опять помогли Высшие силы, причем дважды. Помогли, как матери и, как руководителю. Прошло много лет, но до сих пор воспоминания об этой поездки вызывают улыбку и память бережно хранит каждую деталь события.

Леона Леонова [email protected]

Автор публикации

не в сети 40 минут

9117549405

5
© Леона
Комментарии: 0Публикации: 10Регистрация: 28-12-2018
394
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000