Прекрасная дева

красавица и дракон

Однажды дракону притащили на съедение прекрасную деву. Кто притащил? Да жители соседней деревушки, шастают тут вечно туда-сюда. Зачем притащили? А кто их знает, вбили себе в голову, что его надо девами откармливать, а то к драконей матери сожжет все их поселение. А оно ему надо, это сожжение города? Нужно ведь просыпаться. Вылезать из пещеры. Лететь, боже упаси, аж за двадцать километров! Огонь производить… И все это для того, чтобы лишить себя постоянного поставщика жирных овечек и бычков, стада которых выпасались прямиком перед его логовом?

Так вот, собрались, значит, местные толпой. Деву к дереву привязали. В бубен бьют, кричат что-то. Даже кажись песню какую-то спели… ну или это рыдали они так по деве… не поймешь этих людишек.

В конце староста вперед вышел и речь толкнул часа на три. Если кратко передать ее содержание:

– Вот тебе наш дар! Самая прекрасная дева нашей деревни! Даже больше скажу – самая прекрасная дева во всем королевстве! А может даже и в мире! Так что, ешь на здоровье, только нас не трогай.

Сказал так, и засобирались они домой. Бубен подобрали. Костры потушили. Уходят. Только дева к дереву привязанная и осталась. Дракон вначале не понял:

– Так это мне?

– Тебе, тебе, – уже на ходу бросил староста.

– А-а-а, вопросик можно? – решил уточнить дракон.

Остановился староста. Сердце в пятки ушло, спрашивает дрожащим голосом:

– Неужели не по нраву тебе наш дар?

– Ну… почему не по нраву, – дракон даже смутился, не хотелось ему добрых людей расстраивать. – Если от всей души…

– От души, от души! – кричат крестьяне. – Только ты нашу деревню не жги.

– А баранчика там… бычка… раз в месяц скажем, ну или каждый день… можно?

– Можно! Можно! – кивают. – Кушай на здоровье. Только нас не трогай!

Ну на том и порешили. Народ разбежался. Дракон успокоился. Смотрит на деву, чешет голову– что с ней делать?

Ну отвязал от дерева, в пещеру затащил. А дева дрожит, плачет. Он с ней куском говядины поделился – стейк средней прожарки. Не ест. Ревет. Он ей всяких побрякушек набросал, золото там, бриллианты… Даже не смотрит, плачет. Странная какая-то? Может больная чем-то? Отодвинулся он от нее на всякий случай и уснул.

Утром проснулся. Сидит дева в углу. Плачет.

– Да что ж ты ревешь и ревешь! А?

Дева вздрогнула и сразу заткнулась. Помолчала минут пять, а потом говорит:

– А когда ты меня сожрешь уже?

– Дай подсчитать… Утром я есть не люблю… На ночь дев нельзя. Завтра новолуние. Послезавтра – овен в скорпионе… Потом пост начинается. Никогда!

Дева уже было снова выть принялась. Но резко умолкла.

– Что значит, никогда?

– Никогда – значит, ни в какой момент на всём протяжении рассматриваемого отрезка времени.

– Но…

– Да не люблю я дев. Вот что в тебе вкусного-то?

– А зачем тогда ты требуешь привести тебе на съедение самую прекрасную деву?

– Ничего я не требую. Я вообще об этом обычае только сегодня узнал. Вот вам, людям, лишь бы на драконов все валить.

– Правда? Что, правда-правда? Ты не станешь меня есть?

– Не стану… – буркнул дракон.

– Так ты хороший?

– Ну да… – дракон расплылся в улыбке. – А еще сильный! Умный! Красивый…

И тут дева снова заревела.

Дракон даже опешил.

– Ну и чего ты теперь?

– Ты такой хороший… А мы… А мы тебя обманули!

– Ну и как вы меня обманули? – дракон немного переполошился. А вдруг, чего доброго, скот на другое пастбище перегонят.

– Я не самая красивая дева в мире!

– Да переживу как-то.

– И не самая красивая в королевстве!

– Ну подумаешь, повод реветь.

– И даже не в деревне! Я страшная! Я самая НЕкрасивая дева в деревне, и в королевстве, и возможно, во всем мире!

– Пфф! Да какая мне разница?

– Ну мы же тебя обманули!

– Ну вот даже если бы я ел дев, сама подумай, разве красивая как-то по-другому на зубах хрустит?

Дева задумалась. Замолчала. А потом снова, как заревет.

– Ну да что ж такое?

– Я такая некрасииивая, что все хотят от меня избаааавиться! Лучше бы ты меня съел! Как мне теперь жииить!?

Дракон – он хоть и змий, но деву вот жалко вдруг стало.

– А хочешь я тебе помогу?

– И чем? Съешь меня?

– Ну нет. Не до такой же степени. Помощь, помощью, но меру знать надо! – возмутился дракон. Съедание – это слишком интимно.

– А если не съешь, в деревне скажут, что я такая страшная, что даже дракон меня есть не стал.

– Понимаешь, дева, я как бы того, магией немного балуюсь. Превращения там всякие. Могу и тебя преобразить. Ты только мне скажи, чем красивая дева от некрасивой отличается?

– Ну… много чем. – оживилась дева. – Бровями, например. Вот видишь, какие у меня брови мохнатые! А у красивых дев – они тоооооненькие, одной полосочкой! И лбом. Видишь у меня какой лоб?

– Нормальный лоб.

– Нет! У красивых дев он высокий-превысокий! – дева придавила ладонью волосы и показала.

– Так чтобы на полголовы лысина, что ли?

– Именно! Красота внеземная! А еще животик.

– Что животик?

– Выпуклый должен быть, понимаешь? А у меня… у меня… – губа девы задрожала. – Впууууклыыый!!!! Аа-а-а-а!

– Тихо-тихо. Будет тебе выпуклый. Я аж два способа знаю.

– Правда? – дева вытерла слезы. – А какие? Волшебные?

– Вот тут как раз и без волшебства вполне можно. Первый – это покушать хорошенько. А второй… ну это на крайний случай. То есть, брови, лоб и животик. Все?

– Нет, не все! Еще грудь. Чтобы маленькая. И чтобы невысокого роста. А не дылда, как я. И чтобы блондинка. И ресницы чтобы не росли. И…

Дракон был неплохим волшебником, деву он выслушал и сделал все, как она сказала. И уже на следующее утро из его пещеры вышла самая прекрасная дева на деревне, а может и во всем королевстве, а возможно даже во всем мире.

Она была так ослепительно прекрасна, что жители родного поселения ее не узнали, а проезжающий мимо король сразу безумно влюбился и женился на ней.

А дракон был рад, что в его пещере больше никто не ревет. Он вздохнул с облегчением и зажил своей обычной жизнью.

Прошло сто лет.

Как-то утром дракона разбудил странный шум. Он выглянул и увидел толпу крестьян. Они снова притащили деву. На этот раз дева была действительно прекрасной – дракон-то уже разбирался. Все как надо – низенькая, с выпуклым животом, маленькой грудью, с залысиной на полголовы, жиденькими светлыми волосами, без ресниц и с бровями тоненькими, как две полосочки. Он даже сначала подумал, что это та же самая дева, но потом вспомнил, что люди столько не живут. Да и староста был совсем другой, хотя речь толкал точно такую же.

Когда люди разошлись, дракон вздохнул, предвкушая страшные рыдания. На этот раз он решил сразу сказать деве, что не станет ее есть.

– Конечно не станешь, – в ответ захлюпала дева. – Такую уродину, как я, даже чудовище не будет пожирать!

– Уродину? – искренне удивился дракон? – Но ты же… Ну ведь… На этот раз же не обманули!

– Обманули! Они выбрали самую страшную деву в деревне (в королевстве и в мире), притащили, чтобы ты меня сожрал!

– Но подожди! У тебя ведь брови…

– Да, тонюсенькие! А у прекрасных дев пышные, как два разросшихся куста!

– А лоб… – совершенно опешил дракон.

– А лоб должен быть закрыт! Челкой! И волосы чтобы черные-черные, как смоль! И грудь – вооот такая! И чтобы животика не видно было! А еще рост!

– Ну ты же маленькая, как и положено красавице…

– Красавице? Ты издеваешься, дракон? Красавица должна пригибаться, когда проходит в дверь!

На следующие утро в деревню вошла незнакомка, настолько прекрасная, что местные приняли ее за ангела, спустившегося с неба. Слух о ней разошелся по всей округе, и целых два короля приехали, чтобы взять ее в жены. Они сражались в честном бою, и победитель обрел счастье с прекрасной девой.

– Ну дела… – сказал дракон, наблюдавший за всем этим через волшебное зеркало. – Он удивленно пожал плечами и зажил своей обычной спокойной жизнью.

Прошло еще много лет.

Время от времени дракону приводили дев. И каждый раз они плакали, а дракону каждый раз становилось их жалко и он применял свое волшебство, худых делал упитанными, а упитанных тощими, низких высокими, а высоких – низкими, кучерявым выпрямлял волосы, а другим наоборот завивал, менял цвет глаз, волос, кожи, форму носа, бровей и губ.

Дев приводили все чаще, а мода менялась еще чаще. Дракон даже стал подозревать, что красавицей дева могла называться только тогда, когда в ней все кардинально переделывалось на противоположное. И совершенно неважно, какое это противоположное, и что было вначале.

На месте той деревни вырос целый город. И слухи о том, что в этих местах время от времени из неоткуда появляются внеземные красотки, разнеслись по всему королевству и за его пределы. Недалеко от пещеры дракона стали устраивать рыцарские турниры, чтобы определить достойного жениться на очередной прекрасной деве. Вначале все решалось в бою, но потом желающих стало слишком много. Дев на всех не хватало. Появились обиженные женихи, которые не смогли обрести свою любовь, и не менее обиженные невесты – обычные горожанки, которых искренне огорчало, что мужчины на них не обращают никакого внимания, а дерутся ради непонятно откуда взявшихся дев. В общем, произошло множество изменений, о которых дракон даже не догадывался, так как следить за всем этим в волшебном зеркале ему было слишком по-драконьи лень.

Прошло еще неизвестно сколько лет.

Шум толпы он узнал и сразу догадался, с чем это связано. Дракон не спешил покидать пещеру, он раздумывал, кого в этот раз ему приведут. Выйдя наружу и взглянув на привязанную к дереву деву, дракон понял, что безнадежен – он так и не научился отличать красивых от некрасивых. На его драконий взгляд дева была вполне себе симпатичной. Но наверняка, сейчас окажется, что она слишком худая или слишком белокожая.

– Признайтесь честно, – сказал дракон, когда городской глава окончил свою традиционную речь, – на самом деле вы снова привели ко мне самую некрасивую. Мне, в принципе то, все равно. Просто неприятно, когда тебя постоянно обманывают.

– Нет, о великий дракон! – испуганно воскликнул глава. – Она действительно самая прекрасная дева, какую мы только видели! Именно поэтому мы решили отдаем ее тебе!

– Чтобы я не сжигал ваш город?

– Нет, зачем тебе сжигать город? Мы привели ее к тебе, потому что она ведьма! И должна умереть!

– Чего? – дракон так и сел на свой хвост.

– Ее нужно сжечь! А ты – дракон! И отлично умеешь это делать.

– Но… Как…

– Такая прекрасная дева однозначно ведьма! – твердо сказал выглянувший из-за спины городского головы, какой-то странный тип в черной рясе.

Толпа не собиралась расходиться. Они все стояли и смотрели на дракона, ожидая, что тот сожжет ведьму.

– Я как бы при всех не могу…

– Что значит не можешь? – возмутился человек в рясе. – А ты давай, постарайся. Она сама себя не сожжет? Или ты заодно с ведьмами?!

– Знаете что! – вдруг разозлился дракон. – Вы мне надоели! Совсем уже из ума выжили! Указывают тут: эту сожри, эту сожги! Ходите и ходите! Топчите и топчите! Да сколько можно! Не буду я ничего делать, убирайтесь сейчас же отсюда! А то и правда сожгу! Всех до одного! А потом и ваш город тоже к драконьей матери! Ишь, повадились дракону указывать!

Как известно, при помощи дипломатических речей очень много можно добиться, но еще больше – при помощи дипломатических речей и драконьего огня. Так что, для придания значимости своим словам, дракон встал на задние лапы, расправил крылья и выпустил струю пламени в небо.

Народу сразу все стало понятно, и люди поспешно (очень поспешно, спотыкаясь и падая) засобирались назад в город. Дракон, глядя в быстро удаляющиеся спины посетителей, довольно ухмыльнулся.

– Ничего, ничего… Сами справимся! Подумаешь, костер зажечь. Что мы? Дров не найдем? И без тебя обойдемся! Даже лучше выйдет – дольше гореть будет… – слышалось сердитое ворчание внизу.

Дракон опустил голову и увидел человека в рясе, суетливо отвязывающего деву.

Дракон приблизился к нему, угрожающе зарычал, и только тогда тот, скорчив злобную рожу и сплюнув на землю, оставил пленницу в покое и зашагал по направлению к городу.

– Ну и что мне с тобой делать? – спрашивал дракон час спустя у девы, расположившейся у него в пещере. В отличие от предыдущих посетительниц, она не плакала. – Страшных дев я делал прекрасными при помощи колдовства. А ты, если верить этим странным людишкам (хотя я давно им уже не верю), прекрасна. Именно поэтому они желают тебя сжечь.

– Все так, – кивнула дева.

– Хочешь, я сделаю тебя уродливой? – воодушевленно предложил дракон. – Совершенно не больно и аккуратно, я ведь владею магией.

– Знаешь что, а давай ты лучше научишь меня колдовать, а то называют ведьмой без всякой на то причины.

Через несколько лет (а обучение дело небыстрое) из пещеры дракона вышла по-прежнему прекрасная дева, и в королевстве с тех пор завелись настоящие ведьмы.

Прошло время

Когда толпа пожаловала к дракону снова, он оказался совершенно сбитым с толку. Теперь у него не было ни малейшего шанса догадаться – прекрасна ли приведенная дева, уродлива ли или вообще является ведьмой, так как она с ног до головы была закована в железо. К тому же ее не привязали к дереву, а усадили на коня. И сопровождающей толпы нигде не было видно, даже глава города не пришел (видимо дракон в прошлый раз немного погорячился).

– То есть теперь дев посылают ко мне самих, и никто даже не собирается объяснять, чего от меня хотят? – сказал дракон. – Сожрать тебя, сжечь или что-то другое?

– Сразиться!!! – заорала гостья, и дракон вздрогнул от такого странного для девы баса.

Она точно из уродливых, – решил дракон.

– Выходи на смертный бой!!! – ревела дева.

На этот раз дракон не стал спрашивать, хочет ли она стать красивой с помощью колдовства, он схватил несчастную, стащил с нее шлем, убедился, что под ним ужасное усатое лицо с мясистым носом и широкой массивной челюстью. На этот раз сомнений у него не было, как ни изменчив людской мир, а вот такая внешность у дев, ну просто не могла войти в моду.

– Я убью тебя!!! – орала дева и отбивалась как могла, но дракон не обращал внимания на женские истерики.

– Ты злая, потому что уродливая. Но, к счастью для тебя, я владею магией.

Дракон сделал все в наилучшем виде – и прекрасное румяное лицо, и маленький носик, и огромные синие глаза, и золотые волосы в пол, конечно же изменил голос. Еще смастерил талию и решил, что полное отсутствие груди совсем не красит деву, поэтому и тут постарался. Но дева почему-то продолжала сопротивляться, орать, угрожать, и в конце концов начала реветь.

– Да что ж такое! Каждый раз у вас людей новые заморочки! Что ни делай – не так!!! Как вы мне надоели! Может хватит уже приходить? А? Я превратил тебя в настоящего ангела, а ты ревешь, как будто та растительность на лице была тебе дорога! Я никогда не смогу понять ваших мод!

Звонкий смех, доносившийся со стороны входа в пещеру, заставил дракона отвлечься от облагодетельствованной, но неблагодарной девы – в дверях стояла знакомая ему ведьма и от души хохотала.

– Что не так? – смутился дракон.

– Ты так и не научился разбираться в людях, – сказала ведьма. – Но ничего, ты обучил меня, а я в ответ обучу тебя.

Дракон фыркнул, а ведьма, подмигнув ему, обратилась к его гостье:

– Не переживай, доблестный рыцарь. Я помогу вернуть тебе прежний облик.

Дракон медленно сползал по стенке, закрывая массивной лапой морду, никогда-никогда раньше он не чувствовал себя таким дураком… Похоже, ему все-таки нужно отбросить свою драконью лень и научиться разбираться в людских делах – ведь жить-то все равно приходиться рядом. И не важно, друзья эти люди или враги – понимать обитающих рядом существ – исключительно важно для выживания. Но, черт побери, как же непостоянны людские вкусы на красоту!

© Владислав Скрипач

98
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments