Расплата за магию…

Моя сестра Танюха – человек не просто увлекающийся, а одержимый. Она ввязывается в очередную авантюру, отдаваясь полностью, без остатка, с упорством фанатика. Может быть, поэтому, отдавшись до конца, она быстро остывает и забывает объект былого восхищения навсегда. Так было, когда она выматывала себя шейпингом, часами тягая гантели и прыгая, как коза, под сумасшедший ритм видеокассетного пособия. Так было, когда нелегкая занесла ее в гербалайф. Так было, когда она занялась… белой магией. Вот тут я хотела бы поподробнее, потому что это ее «безобидное» хобби возымело обратную связь, то есть, последствия.

Живем мы с сестрой в разных городах, поэтому в ее доме я – редкий, но желанный гость. Тогда Танюхе перевалило за тридцать – возраст, когда нормальные люди не творят глупости, но только не моя Татьяна! В очередной приезд я обнаружила у нее на кухне массу вырезанных не знаю откуда больших и маленьких, цветных и черно-белых икон, иконок и иконочек. Потом, оглядевшись, нашла еще довольно занятные атрибуты: свечи всех возможных оттенков и калибров. Ну, а апогеем всего стали тома и брошюрки, которые в достаточном количестве были аккуратными стопочками складированы на тумбочке. «Пособие по белой магии» — с корешков книжонок мне весело подмигивали примерные названия. Я покрутила пальцем у виска: «Таньк, ты сдурела что ли? Какая магия?». Моему возмущению не было предела. «Ну, занялась бы вышиванием крестиком или выведением особо плодовитого сорта помидоров», — ругала я старшую сестру, но Танька выпучивала на меня синие глазища и шептала: «Ты ничего не понимаешь! Это огромная сила». Конечно, ее бредовое занятие я не одобрила, но не стала вникать в подробности и была такова, то есть, благополучно убралась к себе домой.

Мы не общались достаточно долго, потому что я закрутилась со своими бытовыми проблемами. Приехала я к маме спустя какое-то время, а мать, обрадовавшись моему приезду, вдруг тут же разразилась слезами: «Ритка, что делать? Танька наша совсем умом тронулась! По кладбищам бегает! Весь дом свечами провонял!». Я обалдело уставилась на мать: «Что, все так серьезно?». Матушка вытирала ручьями льющиеся слезы: «Я вот чего боюсь: ее тетка тоже шизанулась в свое время, попала в какую-то секту, да там и сгинула. Никто не знает, жива или нет. Вдруг и наша дурочка туда же?». Я попыталась успокоить мать, пообещав поговорить с сестрой. Только надежды на успешный исход предприятия у меня не было. У нас разные отцы, и по ее отцовской линии прабабка была цыганкой. Оттуда у моей Танюхи и бешеный темперамент, и эта вечная тяга к мистике. С чувством обреченного на казнь я поплелась в дом сестры.

Внешне ничего не изменилось: та же кухонька с магическими причиндалами. Танька меня расцеловала, усадила пить чай. С виду – нормальная сестра. Но это с виду. Когда я стала осторожно расспрашивать ее так называемом «хобби», она неохотно отвечала, не вдавалась в подробности, мотивируя это тем, что мне это знать ни к чему. Но стоило мне возмутиться и сказать прямо в лоб о том, что мать себе места не находит, Танька моя превратилась в фурию. В глазах ее загорелся нездоровый огонек. Она прищурилась и, шипя, словно кошка, начала выплевывать слова:

— Вы ничего не понимаете! Я же не работаю с клиентами, я прошу и делаю благо для себя! Ты знаешь, что я сняла проклятье с мужа? Нет, не знаешь? Он же у меня рожден между двумя покойниками. Вот ему и не везло по жизни!

— О чем ты! – я прямо-таки опешила, — твоему Мишке не везло? Да раскрой глаза, глупая! Мишка твой живет, как у Христа за пазухой! Всегда сыт и нос в табаке! Ты всем верховодишь, направляешь, он без тебя и чихнуть не может! Да и сам он не бесталанный: не пьет, работает так, что всегда и зарплата, и левые деньги есть. Хозяйственный, руки золотые! Дом сам построил! Даже банки с компотами, огурцами и помидорами крутит лихо, не хуже любой бабы! Ты часто наблюдала, чтобы мужики готовкой занимались? И вообще, два сына себе в помощники сделал! Грех тебе на такого мужика жаловаться!

А Танька словно обезумела:

— Я у свекрови выяснила: он не первый ребенок. Ее первенец умер, да и после Мишки тоже ребеночек умер, так что он у меня между двух покойников рожденный. Я обряд провела. На кладбище нужно найти могилу с его тезкой- Михаилом, так чтобы с одной стороны лежал мужчина, с другой – женщина…

Таня говорила, говорила, а я смотрела на ее стеклянные глаза, на скривленный в пренебрежительной ухмылке рот, слушала этот чужой свистящий шепот и понимала, что это – не моя сестра.

Тогда мы в первый раз в жизни поссорились. Я бросила ей в лицо на прощанье: «Кому ты молишься, бегая со свечами по кладбищам, как бездомная собака? Каким богам молишься, обращаясь за помощью к мертвым, нарушая их покой? Твои боги попросят потом расплатиться! Что ты им предложишь? Себя? Или принесешь на блюдечке своих детей?!».

Я могу быть убедительна. Танька смотрела зло, но легкое сомнение в ее глазах все-таки читалось. Правильно, главное – бросить зерно сомнения, а уж оно прорастет обязательно. Матери я сказала неопределенно: «Надо ждать. Очередная Танькина блажь скоро пройдет, и она снова найдет себе развлечение, надеюсь, на этот раз более безобидное».

Мое предсказание сбылось через пару месяцев. Книжки по белой магии (только ли? мне сейчас кажется, что черной там тоже попахивало) исчезли бесследно вместе со свечами, медальонами, оберегами. Но вместе со всеми атрибутами исчезла и Танькина счастливая спокойная жизнь. Настал час расплаты. Сначала она уволилась с работы. Этому предшествовали громкие скандалы и интриги. Потом в течение пары лет спился ее праведник и трезвенник муж Миша. Я полагала, что алкоголиком становятся после хотя бы десятилетнего регулярного ежедневного принятия на грудь. Но в его случае хватило посиделок с друзьями или родственниками в выходные. Причем, вся честная компания осталась в шоколаде, только наш Миша — в дураках.

Я помню, как в очередной раз приехала к матери, как в восемь утра меня разбудила звонком сестра и, рыдая в трубку, молила: «Он бегает с ножом. Я боюсь! Приди срочно».

Мы сидели в саду, Танька тихо плакала у меня на груди и сбивчиво рассказывала: «За что мне это? Я его боюсь. Началось все с того, что он вскочил в одну из ночей, разбудил детей и начал на них орать: «Зачем вы на кошку нацепили елочную гирлянду?». Мы так и не могли его разубедить, что на кошке нет никаких разноцветных огоньков. Потом еще хлеще: прихожу домой, а у меня везде пух летает, как будто десяток кур ощипали. Сидит Мишка с ножом в руке, объясняет, что в одеяле и подушках прячутся маленькие волосатые существа. Прям вот только что там, внутри, бегали. А однажды он уставился на свои руки и сообщил, что у него под кожей ползают огромные черви. Тогда мы спрятали все ножи и острые предметы, ведь так и вены вскроет себе! Я устала ему капельницы ставить. Куда бежать? Скорая его тут же в дурку упечет (кстати, Татьяна сама медик и всю жизнь по иронии судьбы отработала в психушке). В церковь хотели отвести, его друг крестик купил золотой с цепочкой, обговорили все заранее. Вечером Миша, как ангел был. Сидел, руками голову охватил и все повторял: «Танька, миленькая, спаси меня!», а утром напился, устроил дебош, цепочку порвал! («Чудные, — подумала я, — ему и обычный оловянный крест на веревочке хорош бы был, куском золота таких не заманишь. И еще подумалось, что тут бесноватостью попахивает. Крепко, видно, бесята вцепились в его душонку!).

— Молись, — сказала я ей, — сама за чертовщиной гонялась, сама Мишке устроила «обряд на счастье». Осчастливила? Теперь реально иди и замаливай грехи. Судя по образам, которые создает в мозгу Мишки белая горячка, у вас дома поселилась вся Преисподняя!

С тех пор прошло много лет. Никакие кудесники Татьяне не помогли. А Бог все-таки мою шалопутную сестрицу не оставил. Танюха устроилась работать в клинику, где лечат наркоманов и алкоголиков (совпадение это или помощь всевышнего, ведь в поисках работы она обила пороги многих клиник в течение года?). По большому везению доктора согласились пристроить непутевого мужа своей сотрудницы бесплатно, пролечили его (он был похож на тень, потому что почти перестал принимать пищу), поддержали печень, которая уже грозила разложиться. Теперь Мишаня три года как не пьет (тьфу, тьфу, чтоб не сглазить). Думаю, прямая заслуга сестры в этом есть, недаром она исколесила многие святые места России и даже добралась до Иерусалима.

Правда, сейчас Танюха нашла себе новое развлечение: носится с какими-то волшебными пластинами, «заряжает» ими воду, воздух и все-все-все! Живая вода – мертвая вода. Танька в детстве сказок не дочитала, вот и компенсирует сейчас. Все равно, это моя сестра и я ее люблю со всеми выкрутасами.

Ну, а итог истории таков: милые дамы (девочки, девушки, женщины), все эти обряды, гадания, магия – безобидные на первый взгляд вещи – так ли нужны вам в жизни? А если нужны, то задумайтесь на минуту: выгадывая счастье сейчас – расплатишься за него потом, в будущем. Вы же отдаете себе отчет, к услугам каких сил прибегаете, с кем заигрываете? Эти силы не заставят вас подписывать некий договор на пергаменте и скреплять его кровью, но обязательно придут за полагающимся барышом, который не материален, так как не является звонкой монетой или хрустящей купюрой. Ваша душа, физическое и психическое здоровье близких – вот то малое, что попросит та сила в качестве оплаты. Тогда жизнь станет адом на земле.

2 979
0
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Анонимно

202
Истории и рассказы от анонимных авторов!
Комментарии: 0Публикации: 2446Регистрация: 28-09-2017

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000