Рассказ 12 Сестра разрешает мне ходить голышом и снова Тенистый пляж.

Предідущий рассказ: Рассказ 11 Купание с мамой в море и боди-арт на Весёлых (Чёрных) камнях

Сестра приехала, у меня снова травма и лечение. Поход с мамой и сестрой на Тенистый пляж.

Часть 1

Дома по приезде нас уже ждала, с большим нетерпением, сестричка. Даже не столько нас, сколько тётю. Оказывается, они созванивались, когда мы были на море и тётя её забирает с собой в турпоход. Сказать, что я обиделся, ничего не сказать. Я был в не себя. Столько мечтал о настоящем походе, а тут, на тебе. Тётя виновато объясняла мне, что направления были только с тяжёлыми маршрутами и туда детей не берут. А вот на следующий год, она обязательно подберёт маршрут по легче и тогда обязательно возьмёт меня и кто ещё из семьи пожелает. Кое как я успокоился, а на следующий день, сестричка с тётей уехали в турпоход. Сестричка прожигать время каникул, а тётя догуливать остаток отпуска. А через пару дней ещё два известия из разряда шокирующих. На неделю, спортшколу отправляют на тренировочные сборы в ближайший лес. Мама, как медсестра, тоже должна быть там. А тут и папа сюрприз преподнёс. Его отправляли в командировку, на несколько месяцев, на освоение новых сибирских промыслов. Папа вполне серьёзно, по этому поводу, сказал, что не плохо было бы новую машину купить. Ну а поездка наша на море не срывалась. Просто, из-за большого наплыва людей, мы не могли, вместо папы взять кого-то другого.

Спортивные сборы мне, не очень, понравились. Марш-броски, по утрам, к реке и обратно. Целый день тренировки, а вечером соревнования. С ума можно сойти от напряжения. И так всю неделю. Когда мы вернулись со сборов, через день к нам приехала Меседра. В пансионате была пересменка и она отпросилась на несколько дней. Но приехала не погостить, а на собеседование в нашу спортшколу. Требовался второй тренер в секцию прыжков в воду и мама ей посоветовала попробовать. Не всю же жизнь в провинции пропадать, как говорила мама. Меседру взяли и она должна была приступить к работе с сентября. На следующий день, передав привет тёте и сказав, что ждёт нас, с нетерпением на последний заезд, она укатила на море. А тут и папа засобирался в командировку. Правда раза два мы на рыбалку всё же вырвались.

Только уехал папа, приехала сестричка. Загорелая, стройная, даже повзрослевшая, хотя она и так была старше меня на восемь лет.

Она как-то по-другому, после этой своей поездки, начала смотреть на меня. Изучающе так и улыбаясь глазами. Я старался не обращать внимания, но сестричка не унималась и уже начала распросы о пляже, как там песок, вода и вообще, всё ей выкладывай. Я всё отнекивался, обещая потом всё рассказать. Надо сказать, что я уже соскучился за своим голым видом, но не получалось. При папе я так и не решился походить голышом, как и в данный момент перед сестрой. Она меня купала вместе с мамой, а как-то и сама, но тогда я был совсем маленьким. Её же голенькой я не совсем и помнил, давно было. Хотя в трусах и лифчике она ходила часто, даже при папе.

И вот утро. Мама помчалась на работу, дав какие-то распоряжения сестре. Я, повалявшись немного, встав с кровати, отправился в туалет. Осторожно, выглянув в коридор и прикрыв оттопыривающиеся трусы (это мой дружок, традиционно подскочил утром), метнулся к туалету. Но не тут-то было. Туалет закрыт.

— Не ламай дверь. Сейчас выйду — раздался голос сестры.

— Смотри не усни там — был мой ответ. Скажу, что наше общение деликатностью не отличалось. Моё нутро до сих пор помнило предательское поведение сестры насчёт похода с тётей.

Я убрал руки с трусов и в этот момент, двери подленько так открылись и появилась сестра, которая тут же начала меня, с интересом, рассматривать. Я проскочил мимо неё, захлопнул дверь в туалете. Сделав своё дело и привычно уже зафиксировав, что дружок опустился, я умылся в ванной и вытерев лицо, пошёл на балкон, поглазеть не шатается ли кто по двору, из моих друзей. Следом вышла сестра и вынесла с собой миску с кое какой стиркой и начала развешивать. На ней было ещё школьное домашнее платье, хотя из него она уже выросла. При каждом, даже незначительном наклоне, из под него, мелькали трусики, а когда вешала бельё показывались полностью. Но это меня не смущало. Я часто видел её в трусах.

Никого, не увидев, я вернулся и снова лёг на кровать, лицом вниз. Но сон, уже, пропал и я просто прожигал время, считая солнечные полосы на полу, от вьетнамской соломки на окнах и постоянно сбиваясь. Сзади услышал тихие шаги и через секунду, скрип кровати. Это сестричка присела, с краю, на мою кровать.

— Обиделся на меня за что-то или как? — спросила и добавила — Так рвонул с балкона, а я хотела тебя кое о чём расспросить.

— Не было печали — умно произнёс я. И тут же почувствовал её руку на моей спине. Она начала гладить, слегка надавливая шею, плечи, лопатки. Массаж она делала, божественно и я позабыл слова, которые уже готовы были сорваться с языка, в ответ на вопрос сестры.

— А правда, что тебя массажу, на море, учила Местер.. Мест … — не унималась она.

— Меседра — подсказал я, удивляясь, что женщины ни как, не могут выучить несложное, в общем-то, имя моей, морской, подружки.

— Да — продолжала сестра.

— Тётя рассказывала, как она отлично делает массажи.

Я хихикнул в подушку, вспомнив, как тётя и Меседра целовались

— А больше она тебе ничего не рассказывала — сквозь смех процедил я.

— Нет, нет — серьёзно ответила сестра — только сказала, что руки у неё волшебные.

Я снова прыснул смехом, вспомнив, как Меседра обнимала тётю за талию и поправляла ей волосы.

— Ну уж не волшебнее, чем у тебя — сказал я, уже серьёзней.

Видать это польстило сестричку, её руки стали активней работать на спине, постепенно опускаясь к пояснице.

— Массаж нельзя делать с резинками, кровоток замедляется и его эффективность падает — блеснула она эрудицией.

У меня дрожь по телу прошла. Я понял, что это шанс попробовать, без всяких хитростей, оголиться перед сестрой.

— Ну и что надо делать? — спросил я.

— Ну … — как-то не решительно начала она — если ты, так сказать, доверяешь мне … и … не стесняешься …

— Трусы снимать надо? — вопросом, решительно, перебил её я. А она опять:

— Ну … В общем, да.

— Ну, если надо — начал я корчить из себя простачка — Бери и стягивай.

А у самого сердце, от волнения, начало колотиться.

Какую-то секунду длилась пауза и я, почувствовал, как трусы слезают с попы и даже немного приподнял её. Они, быстро, оказались на коленях и снова пауза. Я понял, что сестричка любуется моим загаром.

— Какой ровный — услышал я её голос, в котором присутствовали нотки восхищения.

— И у тебя такой будет — сказал, ухмыльнувшись я, и:

— Если мама разрешит — с язвинкой добавил.

А сестричка положила руки на попу и начала, как-то уж, чересчур, осторожно, её массировать. С каждым движением она добавляла уверенности и дойдя до колен, живо стянула совсем трусы и обхватив правое бедро руками, начала потихоньку подниматься выше, обратно к попе. Тут я подумал, что не свёл ноги и на взор сестры сейчас привлекательно смотрят мои яички. Сразу же сжал ноги, но услышал голос сестры:

— Не своди. Мне, бёдра, изнутри помассировать надо.

Я отступил. Если честно, то массаж сестрёнка делала получше Меседры, не говоря уже о маме. Она, не останавливаясь прошлась по бёдрам, а когда переходила на попу, касалась нежно яичек, а вернувшись обратно, хлопнула по пяткам.

— Всё — весело сказала и добавила — поворачивайся на спину.

Ага, так и послушал. Я поймал стоячок и в мои планы не входило его, ей показывать. Я лежал, не зная, что ответить. Сестра повторила просьбу, но видя мою неподвижность, всё поняла.

— Ну полежи, полежи. А я пойду бельё посмотрю — и зашагала из спальни. Я оглянулся и увидел сестричку спиной ко мне, с задранным платьем, из под которого, смотрели красивые трусики. Она забыла его одёрнуть.

Я быстро соскочил с кровати и прикрыв дружка ладонью, проскочил в ванную, в надежде подержать его под холодной водой, чтобы снять эрекцию. До крана в умывальнике было высоковато, поэтому я прыгнул в ванную и только открыв душ и направив его на дружка, услышал голос сестры.

— Купаться надумал? — подойдя ближе спросила она и добавила — Дай мне душ, открой тёплую и прикройся, я смотреть не буду.

Она это произнесла с какой-то необыкновенной интонацией, показывая, что ничего, что бы могло вызвать у неё протест или смущение от моего вида, у неё не присутствует.

Я сделал, как она говорила, а когда вода начала падать мне на спину и голову, я убрал руки с дружка и начал мыть волосы. Когда растирал воду на груди, покосился на сестру, она не смотрела на моего дружка совсем, а помогала рукой разгонять воду на спине. Потом, в её руке, появилось мыло. Сестра начала разгонять пену по телу. Моего упрямого дружка, она мыть не решилась. А вот промежность и дырочку попы, с особой тщательностью.

Наконец, водная процедура, окончилась и сестричка опустила мне на спину полотенце, начав вытирать от головы, до ног. Членик всё ещё топорщился и упрямо не хотел смотреть вниз. Она вытерла мне спину, живот и с лёгкой, доброй улыбкой, как бы спрашивая, можно ли, поработала полотенцем по попе и прутику.

— Пойдём, надо массаж окончить — сказала сестра и развесив полотенце, оправилась в спальню. Я, не прикрываясь, пошёл следом. Я решил не прятаться. Всё равно уже видела и судя по её реакции, знала о моих стоячках.

— Полежи. Я подожду — сказала, пропуская меня к кровати.

Я лёг на спину и сказал, что ждать не надо, оканчивай, мол, свой массаж. А сестра присела рядом на кровать, положила руку мне на ногу и сказала слова, которые меня удивили и в то же время успокоили:

— Я знаю, что ты любишь голым ходить. Мне тётя рассказала. И я не против, если ты будешь предо мной раздетым. Даже рада буду. Завидую тебе. Ты такой открытый и не закомплексованный. Только без стоячков, пожалуйста.

Красиво рассуждает, сделал я заключение., хотя последняя фраза мне не понравилась. А куда же, девать его, если случиться, как сейчас?

А она продолжила:

— Я не буду там массировать — она показала взглядом на членик — только выше, ниже и по сторонам.

— Можешь массажировать везде, где считаешь нужным. Я не против — разрешил я. Сестра же, оторвав взгляд от дружка, сказала тихо, но уверенно:

— Ну, если ты действительно, не против. Мне нужно низ живота помассировать и бёдра до … — она секунду помолчала — До яичек короче.

Я пожал плечами, что означало — делай как знаешь.

Она начала уверенно массировать бёдра, при этом, уже не стесняясь, касалась яек, даже немного мяла их и надавливала. Дошла очередь до прутика. Левой рукой сестричка приподняла его, а правой искусно помассировала низ живота. Она поглаживала надавливала и похлопывала вокруг него. Потом мягко опустив дружка, прошлась по нему, легонько так, пальчиками, пощипывая от яичек до головки. Конечно, её волшебные ручки были нежней, чем у моих подружек, Лоры и Русалки, но и обстановка, сейчас, другая.

Сестричка была явно довольна своей работой и войдя во вкус, спросила снова:

— Если я, тебе, ещё промежность и анус помассирую, ты не против будешь? — но спросила как-то не уверенно, будто предполагая отрицательный ответ. Так, вот зачем она так старательно там вымывала. Но я был, очень, доволен, тем, что сестра разрешила мне ходить, перед ней голышом, что отказать и мыслей не было. Тем более, я уже успел проникнуться, к ней доверием и кивнул в знак согласия, даже ноги немого раздвинул. Сестра же, глядя на меня, раздвинула их ещё больше и начала поглаживание от дырочки до яичек. Мой дружок затвердел, наверное, даже больше, чем когда его на море, трогали мои подруги. Вот, что значит правильный массаж.

А сестричка тем временем, начала надавливать пальцем вокруг дырочки, а потом, вообще, засунула его туда. Я чувствовал, как она шевелила им и двигала, медленно, туда сюда. От этой процедуры, даже прутик начал подёргиваться и сестричка, с улыбкой, придавливала его рукой, к животу..

Всё это смотрелось как-то естественно, как будто обыкновенный массаж.

— Спасибо — вынув палец из попы, сказала сестра — Я впервые делаю так мужчине. Это для меня хороший опыт.

Она погладила ещё немного промежность, а потом, сдвинув мне ноги, принялась за членик. Правда ничего такого. Просто приподняв его, оттянула двумя руками шкурку и внимательно стала рассматривать головку, не забывая поглаживать яички.

«Какая дырочка интересная — сказала она и продолжила — Мне нравится, когда ты голенький и буду очень рада, если я тебе в этом отношении не буду мешать». И погладив уже посильней прутик, сделала губы трубочкой и подула на него. Приятная прохлада прошлась по членику. А сестра уже водила пальцем по уздечке и ободку головки. Глаза её искрились и видно было, что она довольна тем, что может лицезреть и касаться меня, голого.

— Как интересно устроен. Из маленького такого, получается длинненький и упругий. Вот природа, всё продумала — и, она, крепко зажала прутик кулачком, как бы, подтверждая свои слова. Сестра несколько раз, поводила зажатой ладонью, по прутику, а потом начала гладить его от головки до яичек, повторив несколько раз:

— Как красиво. Просто чудо какое-то.

Наконец, покончив с дружком, сестричка, буднично так произнесла:

— В попе есть такая желёзка, называется простата. Она очень важный орган. Её ещё называют второе сердце мужчины — сестра сказала это с особой важностью в голосе.

— Это означает, что ты мне будешь постоянно это делать? — в шутку спросил я. Сестра шутку не поняла:

— Ну тебе ещё рано за это переживать, но для профилактики, конечно — вполне серьёзно ответила она и добавила — пока дома, даже регулярно.

И нагнувшись ко мне, поцеловала в краешек губ.

— Я вся мокрая — сказала она после поцелуя, глядя на меня искрящимся, но в то же время, томным взглядом:

— Я на минутку, в ванную.

И пошла от меня почему-то в спальню. Я смотрел на её лоб, майку, даже на руки, но нигде влаги не увидел. Из спальни, она отправилась в ванную, держа в руках, как мне показалось, свёрнутые трусики. Где она была мокрая, я узнал позже.

Получив, таким образом, от сестры «благословение» на голое сосуществование я уже не прикрываясь лежал, то на кровати, то на диване, смотря телевизор, а сестра возилась на кухне. Через время она подходила ко мне и расспрашивала о море. Я отвечал, что считал нужным и заметил, что сестра совсем не косится на моего дружка. Мне это показалось странным. Я уже привык, что женщины рассматривают меня и сделал предположение, что она просто боится меня спугнуть. Я подошёл к ней и как-то не впопад начал говорить:

— Ты это, не думай, что я стесняюсь или даже боюсь тебя. Можешь не прятать глаза при мне, а смотреть куда хочется. Мне даже приятно, что ты меня рассматриваешь.

Сестра, работая с кастрюлей, окинула меня взглядом и сказала:

— Ну если думаешь последний день флиртовать, то уж позволь насмотреться. А если и дальше продолжишь голеньким, не прикрываясь, то, чего глаза протирать.

Я легонько засмеялся. Мне снова понравился её юмор.

А сестра, справившись с готовкой, вышла из кухни. Видно было, что ей жарко.

— Иди в душ — предложил я.

— Да. Ты прав — сказала сестра и исчезла за дверью ванной. А через несколько минут, оттуда раздался её голос.

— Малыш. Зайди ко мне.

Малыш. Так она меня ещё не называла.

Я открыл дверь и увидел сестричку. Она сидела в ванной, голая, обняв колени.

— Бери душ и мочалку — только и сказала. Я знал эту технологию и справился. Судя по всему, сестра, хотела отчитать меня, за то, что мою её голый, но удостоверившись в отсутствии стоячка, видать передумала. Мне было немного странно, что она, после такого массажа, ещё пытается навязать мне нормы приличия. Тем временем, она, окончила процедуру, купания и я подал, ей полотенце, заслужив одобрительный взгляд. Она снова осмотрела меня с ног до головы, бросила обратно майку, которую уже намеревалась одеть и сказала такое, что я и онемел, и остолбенел одновременно:

— У женщин есть орган, который тоже твердеет, как и у мужчин.

Она стояла в ванной, лицом ко мне, даже не думая прикрыться.

— Подойди ближе, присядь.

Я послушался и присев взялся за края ванной. Она же поставила ногу на бортик и прямо надо мной раздвинула пальцами щелку. Меня, буквально прибил этот вид, но я старался не подавать вида.

— Видишь вверху маленький упругий язычок. Это клитор. Сейчас он твёрдый. Потрогай его. Не бойся.

Я, конечно же знал это и обратил внимание, что Лорина щелка и язычок, были покрупнее, чем у аккуратной писи сестры. Я не подал виду, что мне всё известно и неуверенно, прикоснулся к клитору, а потом взял двумя пальцами и немного потянул. Он был действительно твёрдый. Я как зачарованный повёл пальцы по щелке вниз вверх, но опомнившись одёрнул руку. Знакомство со щелкой сестры произвело на меня впечатление. К тому же она развернулась и низко нагнувшись представила моим глазам дырочку попы и снова щелку, только уже не развёрнутую.

— Потрогай анус. Попробуй, засунь пальчик.

Ого. Смелости сестры, можно позавидовать. Я немного помяв вокруг, ввёл палец в анус.

— Подальше. Смелей — прозвучал её голос.

Палец, вошёл полностью и я чувствовал теплоту и влажность тела. Машинально, другой рукой, я начал гладить щелку. Потом щелка почувствовала мой большой палец, а рукой я начал гладить её ноги, от колен до писи. Сестра начала прогибать спину. Видно было, что ей приятно это. Так продолжалось довольно долго. Мой большой палец стал мокрым и рука тоже, так как поглаживая ноги, я касался письки. Так я узнал, почему и где сестричка была мокрая.

— Ну всё. Маленький мой, мужчина.

Я вытащил палец, а она, разогнувшись, снова повернулась ко мне. Её взгляд искрился. Ей явно понравились, мои прикосновения и она не скрывала этого. Быстро открыла душ и помыла между ног, а я и полотенце уже приготовил.

— Подай руку, пожалуйста — нежно сказала она. Я, подал и она спрыгнула с ванной.

Потом, она, не спешно, примеряя, натянула трусы и взяв майку на плечи пошла на кухню. Я побрёл следом. Смотря на твёрдые соски сестры я вспомнил, как с мамой игрались в младенца перед отъездом на море и позже на пляже, в конце заезда. Сестра заметила мой интерес и сказала то, что опять ввело меня в замешательство. Она приподняла груди ладонями и поднесла их к моему лицу.

— Возьми их губками. Почувствуй себя маленьким.

Я поразился похожестью ситуации на той же кухне, на том же месте на котором это было ранее с мамой. Я взял соски губами и начал потихоньку покусывать, трогать их языком и не спешил расставаться с ними. Мне и сестре очень понравилась эта игра. Когда я отстранился она сказала, что желала бы продолжения в дальнейшем и от неё массаж мне, такой как сегодня. Я кивнул в знак согласия. Ещё рассказала, что видела часто, как мама меня младенцем кормила:

— По ней было видно, что ей очень приятно.

Я же от себя добавил:

— Хочу, чтобы и тебе так же хорошо было.

Сестричка поцеловала меня и сказала, натягивая майку.

— Извини. Не готова я ещё с тобой, днями, голой быть, разве что в ванной.

А мне это и не главное было. Я своего добился и ладно. С сестричкой, я ощутил какое-то особое чувство. Когда был рядом с ней или она смотрела на меня, прямо в животе теплело. Такого даже при маме и тёте не было.

А потом пришла мама и увидев меня голышом рядом с сестрой, которая, почему-то залилась краской, поинтересовалась:
— Что? Поладили? Ну и славненько.

С явным одобрением, посмотрев на меня, мама продолжила:

— Я забыла тебя предупредить, что твой брат, любит побыть голеньким и я ему разрешаю. Пускай тело отдыхает. Здоровее будет. И я, его, уже совсем не стесняюсь и тебе советую.

Потом узнав, что и ужин уже дочка сообразила, засобиралась под душ, при этом попросив её помять шею, с мылом. Сказала, что где-то просквозило.

Я заходил в ванную и смотрел, как умело сестричка лечит маму и даже помогал ей смывать мыло с пациентки. Я снова был голым, но сестричка не выпроваживала меня. Видать, мамины слова, подействовали на не, как установка..

За ужином, мама обратилась к дочке с просьбой не делать необоснованных замечаний мне, если, конечно, не буду позёром и клоуном. Сестра согласилась, поглядывая на меня и улыбаясь.

— Если будет подыматься писюнчик, внимания не обращай. Пройдёт. Это если долго, тогда надо причину искать. Но у него никогда застоя не было, хотя и стоячок твёрдый такой, настоящий. Если будет навязываться и дурачиться, то накажем — и немного помолчав и посмотрев на меня, добавила — Одеванием накажем.

Сестра засмеялась. Потом она долго расспрашивала маму о море, пансионате, и долго о Меседре, с её новой методой массажа:

— Он же, с первого дня, начал голым ходить. Уговорил меня, под предлогом, что мёрзнет от мокрых трусов. Ну и тётя его поддержала. Она всегда на его стороне была. Он ведь ещё дома начал, голышом, проситься и мы разрешили ему. Я немного сомневалась, так тётя горой за него стала и я уступила. Так и бегал голым до самого отъезда.

Сестричка с усмешкой посмотрела на меня Она, наверняка, всё знала от тёти, но виду не подавала. А мама, секунду помолчав, продолжила:

— По поводу мокрых трусов, он, конечно, схитрил, но я и не против была. Даже наоборот, тайком, желала, чтобы он, без них купался и загорал. Думала, сразу, пусть купается голым, а на берегу в плавках. Но, потом, решила пусть вообще за них забывает. Просто, меня, поначалу, смущала реакция окружающих. Но она если и была, то сплошь одобряющая. Правда, когда много отдыхающих приезжало, то заставляла его, всё-таки плавки одевать. Но такое редко было. А в конце заезда, я вообще их, в сумку спрятала и трусы тоже. Он начал одни шорты носить.

Мама, так же, рассказывала о замке, о празднике Солнца и об отзывах женщин о моём голом пребывании в пансионате. Все завидовали маме, хвалили меня за смелость и за … эстетическое удовольствие, которое я доставлял им своим видом. Все приглашали купаться и загорать рядом с ними. Когда мама рассказывала, как лечила дружка, сестра посматривала на него, как будто сама была на месте мамы. Мне было приятно. Так же мама, поведала о грязях, как сынуля приводил в порядок «причёски» на лобках, её и тёти и как впервые голышом купалась. Как Меседра ментолом стоячок у меня сгоняла и, она, то есть мама, колючки с писюнчика вытаскивала. Как тётю кефиром мазал, когда та обгорела на Солнце. А вот о том, как я массаж ей делал, трогая писю и грудь целовал не сказала. У сестры удивление сменялось смехом и наоборот. А рассказ о Нептуне вообще ввёл сестричку в состояние, неподдельного, восторга и она сказала, что очень жалеет, что не получилось попасть, с нами, в первый заезд.

— Главное, чтобы в августе Лора, Кисточка и моя компашка были. Остальное приложится — заключил я.

А мама похвасталась новой купленной ночнушкой. Сестричка пожелала, тут же, её, на маме увидеть. Та сбросила платье и натянула майку на тело. Ночнушка оказалась короткой и из-под неё красиво сверкали трусики и выглядывал лифчик. Впрочем, от второго она быстро избавилась и покрутившись у зеркала сказала, что можно не только спать, а и по дому ходить. Так оно и получилось. Маме стало не жарко, а я получил возможность, постоянно, рассматривать её красивые трусы. А иногда, она, их и вообще, снимала. Тогда я лицезрел красивые, мамины персики, а иногда и сверкающую киску. Она, особо, не прикрывалась, то ли не замечая этого, то ли специально.

А на следующий день я попал в переделку со своим дружком. На косогоре, за пустырём, с автобазы сбросили старые скаты. Наверное понадеялись, что селяне из-за речки заберут по домам для хознужд. Но мы подсобили работникам сельского хозяйства. Поднимали тяжёлые скаты и толкали по склону к реке. Скаты весело прыгали по кочкам и некоторые даже перелетали на другую сторону не широкой реки. Но, на нас накричали какие-то мужики и мы бросились наутёк.

Дома я почувствовал боль в районе яичек. Сестре ничего не говорил, ждал мамы. Вскоре мама пришла и конечно же отругала меня, что сестре не сообщил, она бы позвонила ей и мама может, что ни будь подсказала. Потом занялась медосмотром. Интересно, что сестричка не ушла, а наоборот подсела ближе на стул и начала с интересом наблюдать. Мама стянула шорты и трусы и заставила меня лечь на спину. Потом начала надавливать пальцем вокруг дружка и на яички. Болело оказывается в промежности и верх ноги с внутренней стороны.

— Вроде бы обошлось. Боялась, что грыжа. По-моему, растяжение — говорила мама, одновременно ощупывая яйки.

— Яички в порядке. Боль от растяжения. Это излечимо, а вот голова не лечится. Ну, что тебя везде тянет, где не нужно — начала мама читать мне мораль.

Но тут меня поразила сестра. Она как-то уверенно, так сказала ей:

— Мама. Ну ведь мальчик же. И не может в девочку превратиться, как бы нам этого не хотелось.

Я с удивлением и благодарностью посмотрел на неё и мама тоже, но как-то непонимающе, развела руками и спокойно сказала:

— На тебе массаж, от растяжений и будешь яйки контролировать. Сейчас по горячему может и ничего не видно, а дальше. Короче утром посмотрим, может на приём придётся идти. А пока смотри — и мама начала показывать, где нужно прощупывать яички, чтобы определить отвердение, в случае обострения.

— А теперь в душ, а я пока примочку приготовлю — сказала мама, отправляясь на кухню.

Сестра начала помогать мне подняться, но я героически сделал это сам и поковылял в ванную. Там сестричка сбросила платье и помогла мне залезть в ванную. Открыла воду и направила струю на меня. Намочив всего принялась за голову обильно полив шампунем и быстро растянув пену по телу так, что задела лифчик и его пришлось снять. Я, не потеряв чувство юмора предложил и трусы сразу сбросить, а сестра за это пообещала язык, мне мылом намазать. Когда смывала тело водой, боль, как мне показалось совсем пропала. А сестра, покончив с ногами, направила душ на дружка и смыв пену, закрыла воду. Потом накрыла меня полотенцем и когда дошла до яичек начала медленно и осторожно прикасаться к ним, как бы вымакивая воду. Окончив, развесила полотенце. Я хотел вылезать из ванны, но она остановила меня и развернув к себе, наклонилась что бы ощупать яички. Пальцами обеих рук сестра прикоснулась к ним с обоих сторон, легонько придавила и так же, опускаясь и поднимаясь выше ощупала их все. А у меня начал ствол подниматься и не быстро, как обычно, а медленно, наливаясь и твердея. Сестричка смотрела на это с слегка округлёнными, с искоркой, глазами. Как я потом выдавил из неё, такое зрелище, как эрекция члена в действии, она видела впервые, хотя сам стоячок она у меня уже лицезрела. Такими же глазами сестра посмотрела на меня и спросила:

— Не болит?

Я покачал головой. А она, бросив яйки, начала гладить промежность до попки, нежно, пальчиками, касаясь дырочки. Потом другой рукой живот до прутика, задевая его. Надо сказать без вранья, я отреагировал весьма чутко. У меня даже в голове помутилось, до того было хорошо. Хотелось, чтобы это, не кончалось. А сестричка, положив руку уже прямо на прутик опять посмотрела на меня. Было видно, что ей тоже нравится такой массаж. Я как-то, интуитивно, кивнул и она начала медленно и аккуратно водить рукой взад вперёд, всё сильней и сильней сжимая ладонь. Я, конечно, пробовал как-то баловаться, но то, что делала сейчас сестра было бесподобно. По мере ускорения ладони она, обняв другой рукой попу, приближала меня всё ближе к себе. Так продолжалось каких-то пару минут. У меня начала кружиться голова. Сестра только сильней работала ладонью. Тут меня передёрнуло. Необычайно приятное, знакомое с моря, чувство возникло в кончике дружка. Он начал дёргаться и я, вместе с ним. Через это чудесное ощущение тупо чувствовалась боль в промежности. Но блаженство, усиливаемое каждым подёргиванием прутика, сводило боль на нет. Всё это время сестричка держала моего дружка, не выпуская из ладошки.

Наконец подёргивания прекратились, спермы не было. Это, как я понял позже, был самый настоящий мужской оргазм. Я ещё не пришёл в себя, как сестра, открыв воду начала поливать мой членик, как-то виновато глядя на меня. На удивление мне, после проявления такого бурного восторга, мой дружок быстро устремился вниз. Сестричка всё ещё поливала его водой и глядя на меня произнесла:

— Извини. Я не думала, что так получится. Думала немного поглажу, тебя жалея — она действительно разволновалась и судя по виду, даже испугалась.

— Хорошо, что упал у тебя. Мама бы увидела. Мне несдобровать — сказала сестричка.

— Я бы сказал, что сам это делал — произнёс я решительно и добавил:

— У меня, он и без твоих рук поднимается. Иногда.

Сестричка посмотрела на меня провинившимся взглядом, подошла поближе, и поцеловала в губы. Поцелуй получился простой, не такой как с Меседрой или мамой, но какой-то честный и откровенный. Она хотела отойти, но я не пустил её и потянув к себе поближе, тоже поцеловал, но крепче чем она. Груди сестрички щекотно касались моего тела.

— Я бы хотел, как тогда, на кухне. У тебя такие соски классные.

Сестра отстранилась, засмеялась и мы обнялись. Постояв так какое-то мгновение, она сказала:

— Мне тоже понравилось. Я автоматически грудь тогда подставила. Ты так смотрел на меня.

И бросив взгляд на дверь, продолжила:

— Давай только быстренько. А то мама увидит.

— Маме я тоже соски целовал. И на кухне, и на море — сказал я как-то буднично и принялся за грудь сестры.

Сказать, что сестричка удивилась, будет мало. Она выкатила глаза и даже рот приоткрыла. Эта новость, о маме, её ошарашила. А я ещё добавил по поводу стоячка:

— Мне, на море, в первый заезд, докторша говорила, чтобы при торчке, сам, рукам волю не давал, а говорил маме, а она знает, как и что делать. Значит, ты, сделала мне это, вместо мамы.

Сестра посмотрела на меня взглядом, который выражал, что-то среднее между удивлением и шоком. Она отстранилась от меня и спросила:

— А что? Мама тебе уже делала так?

Я отрицательно покачала головой:

— Я ей, ещё, не говорил об этом.

Сестричка улыбнулась и смешно скривила лицо, типа — знай наших:

— Всё, одеваюсь. Скоро мама звать будет. Что на меня нашло? Как я успела? — это, она за мой стоячок. А за грудь добавила поговоркой:

— Послушный телёнок двух мамок сосёт.

Мне стало весело и смешно. Глядя на меня, заразилась и сестричка. А я подумал, что не вспомнил за Лору и её восхитительную грудь. И хорошо, а то упомянув об этом, можно было нарваться на разговор с сестрой. Неизвестно, как бы она на это отреагировала. А вдруг запретила бы голышом ходить.

Я осторожно перелез через край ванной, обул тапочки и приоткрыл дверь. В спину себе, услышал:

— Принеси мне трусы со спальни. Эти немного намочились.

Я вышел и прямиком, через зал, в спальню, к шифоньеру. Только открыл, как сзади подошла мама и положив мне на плечо руку спросила:

— Неужели одеться решил?

Я обернулся. Мама уже одела свою, любимую, ночнушку. Короткая и воздушная, она очень молодила маму.

— Я? Нет. Это сестре. Когда мыла меня, рассеиватель упустила и облилась — нашёлся я .

— Вы там случайно, не вместе купались? — начала донимать мама, копаясь в шифоньере. Она тянулась к полкам и ночнушка задиралась, показывая попу и покрытый, уже отросшими, коротенькими волосами, треугольник. Мама не одела трусов. Но, меня, это, уже не волновало, как раньше. Начал привыкать.

Потом мы пошли в ванную. Сестричка стояла совсем голая, ждала меня с трусами. Мама посмотрела на неё, на меня, но ничего не сказала и дала сестре бельё:

— Пойдёмте на диван — просто сказала.

Положив на диван клеёнку, а на неё простынь, мама велела мне лечь на спину и после того, как я это сделал, потрогала яички, надавила пальцами в промежности и узнав, что сильной боли нет, начала ставить компресс.

Подошла сестричка. Она была в трусиках и лёгкой майке, на которой выдувались сосочки. Мама увидев это, сказала:

— И ты скоро голой начнёшь по квартире ходить? Тогда и стиральной машины не надо.

Сестра покрылась лёгким румянцем.

А мама тем временем давала наставление. Как ставить компресс, не забывать щупать яйки на предмет утолщения, как последствие травмы. Она сидела рядом и из-под ночнушки сверкал лобок, а в разрезе декольте, показывались соски. Но, похоже, мама об этом не думала. Об улице, на время, мне пришлось забыть.

Я так и проходил все моё лечение, голышом. Даже трусы не натягивал. Сестра смеялась, когда я примерял новые шорты и брюки, которые купила мама. Она привыкла ко мне голому и подшучивала на до мной насчёт одежды.

Но приближалось время второй поездки на море. Оставалась пара недель.

Часть 2

Время приближало нас к морю, но до него ещё было далеко. И как-то в разговоре с сестрой, у меня возникла идея сходить снова на наш пруд. Тётя его ещё Тенистым назвала. Это потому, что на полянке, между деревьями загорали. Как ни странно, но сестричка уцепилась за эту идею, но так как сегодня день уже оканчивался, решили завтра. Кстати, завтра и мама дома — суббота и не плохо было бы и её уговорить.

Когда пришла мама и первым делом отправилась в ванную, мы с сестричкой начали внедрять наш план. Постучав в дверь, тихонько вошли и начали намыливать мочалку. Мама уже никого и не звала, когда мыться начинала. Так повелось, что кто-то из нас нас заходил и мыл её спину.

— О. Никак случилось, что-то? Что это вы, вдвоём прямо? Ну признавайтесь.

Сестричка начала тереть ей спину, а я намыливать руки. Мама опять спросила:

— Ну выкладывайте. Что случилось? К чему такой шикарный сервис?

Начала сестричка:

— Мама. Жарко как стало. Ну невмоготу. И Солнце печёт прямо …

— Не томи … — прервала её мама.

— Ну может сходим на пруд, за город. Помнишь мы давно когда-то, туда, ходили.

— Это куда, твой братец, с тётей ходил до моря? — спросила весело мама.

Сестричка посмотрела на меня, я ей об этом не рассказывал.

— Она хвалила, ей понравилось — сказала мама и продолжила — Далеко, но, что, ради вас любимых не сделаешь.

И секунду помолчав добавила изменившимся, притихшим голосом.

— Мы, с папой, когда приехали сюда, часто на тот пруд ходили. Он тогда глубокий был.

Видно было, что воспоминания, добавили маме несколько приятных минут.

Мы её уже поливали из душа и мама, встав и показав мне на полотенце, сказала:

— Пойдём пораньше. А то знаю я вас. Если понравится, то до вечера, оттуда, не выгонишь. А я по темноте не хочу шлёпать — когда я начал вытирать ей спину добавила, обращаясь к дочке:

— Сумку собери. Коврик там, полотенце. Воду и перекусить завтра возьмём.

Когда она вылезала с ванной, сказала:

— Сама уже хотела куда ни будь выбраться.

Вечером сестричка собирала сумку и я её попросил, что бы она так, как бы невзначай, мои плавки забыла. Она улыбнулась и выложила плавки из сумки.

— А получится? — спросила.

— Получится в любом случае — ответил я и добавил — А если придут наши знакомые., то точно. Они по выходным приходят.

Сестричку это явно заинтриговало, но я не поддался и сказал, что завтра и узнает.

Утром долго не собирались. В честь выходного, мама прихватила ко сну лишний часик, а проснувшись отправилась умываться. Сестричка уже нарезала бутербродов и на стол, и на пляж. Мама, выйдя из ванной, на ходу сняла ночнушку и оставшись голой, трусов она на ночь не одевала, пошла в спальню одеваться. Через пол часа, позавтракав, отправились в путь.

Я не стал вести их по зарослям, как тётю, а повёл на прямую, по накатанной дороге. Так было намного ближе, чем вдоль речки и мы, сравнительно быстро добрались до места. Дорога расходилась на ровное место, где в основном все купались и более неприметное, названное тётей — Тенистый пляж. Я еле уговорил маму и сестру пойти туда. Мама, правда сказала, что если ей не понравится, то поменяем место. Мы вошли на поляну, с другой стороны. Отдыхающих было мало. Сбоку расположилась семейка, мама, прикрытая полотенцем и двое голеньких малышей. Я сразу узнал место, где мы купались с тётушкой. Там находилась группка отдыхающих, а за ними высокие деревья. Мама сказала:

— Пойдёмте туда. Там и солнце, и тенёк есть.

Мы, не спеша пошли через поляну. Когда проходили мимо отдыхающих, я заменил двух голеньких детишек, которые бросали друг другу огромный надувной мяч. Вдруг девочка, увидев нас, бросила игру и подбежала ко мне. Она остановилась на против и стала хитро так улыбаться. Я узнал девочку, с которой мы в прошлый раз отдыхали.

Я услышал голос бабушки. Она весело сказала:

— А, вижу, вижу. Узнала. Давно тебя не было. А это мама твоя и сестрёнка? Ой похожи как, красавицы. А вы рядышком располагайтесь. Здесь и тенёчек, и солнышко рядом, а дальше место не обжитое.

Говорила она так убедительно и с такой добринкой, что отказать было невозможно. Мальчишка, тем временем, тоже подошёл ко мне и протянул руку. Мы поздоровались, как заправские мужики. Мама и сестра засмеялись.

Мама посмотрела дальше и действительно, трава была высокая, кое-где валялись сухие ветки.

— Спасибо за приглашение. Мы, вам не помешаем — сказала она и поставила сумку на траву. Я, немного оторвавшись от малышни, огляделся. За бабушкой сидела молодая женщина, с наброшенным на плечи, при виде нас, полотенцем. За ней загорал, лёжа на животе, голый мужчина и по всей видимости, дремал. Женщина его кое-как прикрыла, но всё равно было видно его голизну. Сестричка косилась, так лукаво, в ту сторону, хотя старалась вида не подавать. А мама быстро расстелила коврик и посмотрела по сторонам, ища место, где бы переодеться. Моложавая бабушка, поняв мамины намерения, начала доводить ей своё виденье отдыха на поляне.

— Это сынок ваш и доця. Как похожи на маму. А вы попробуйте позагорать, как мы. И тело отдыхает, и загар получает ровнёхонький. Уже и сын и невесточка, все загораем. А купаться, в полотенцах ходим, а если нет никого, то и так можно.

Сама она сидела с накинутым на плечи халатиком и было видно, что под ним она голая. Так ещё и я начал маму торопить раздеваться, быстрей хотелось в воду. Зная, что мама быстро не разденется, я сбросил шорты и трусы, начав помогать детишкам надувать большой мяч. Сестричка шепнула мне на ухо:

— Это и есть твои знакомые?

Я кивнул. Сестричка, снова посмотрев в сторону молодых мужчины и женщины сказала тихо:

— Я не смогу при мужчине раздеться.

— А и не надо. Будь в купальнике. Никто тебя заставлять не будет.

Сестра кивнула и пошла на коврик. Я был уверен, что моложавая бабушка убедит её.

А мама, тем временем, убедившись в отсутствии посторонних глаз, сначала сняла платье, потом трусики и взялась на лифчик. Он не поддавался и сестра помогла, при этом сказав и маме о своей нерешительности. Мама только и сказала:

— Бери купальник и переодевайся. Я прикрою — и взяв из сумки полотенце, растянула его и сестра быстро переоделась. Молодая чета с улыбкой смотрели на эти переодевания сестры, которые как-то неестественно смотрелись на фоне голой мамы. Сами то они снова раскрылись, сразу же как только увидели гостью обнажённой.

Бабушка, пригласила маму сесть рядом и сказала:

— Вот вижу, вы с сынишкой загорали уже.

— Да, на море — подтвердила мама.

— А дочечку заставлять не надо, не хочет голенькой и не надо. Пусть она нас стесняется — они засмеялись. А моложавая бабушка продолжила:

— Я смотрю ты статная, красивая, независимая. И детки у тебя хорошие. И муж желанный и любимый.

— Да — не громко сказала мама — Только дома мало бывает. Работа такая.

— А у мужика естество такое. Он странник, добытчик. А наше дело за домом следить, да детишек растить — этими словами бабушка растрогала маму. Контакт был установлен.

А молодая чета занялась сестричкой. Подозвали к себе и давай знакомиться. Я слышал обрывки фраз, типа:

— В том же институте … А корпус отремонтировали … А декан уже другой … То был самый сильный выпуск …

Оказывается, молодые родители учились в том же институте, что и сестричка, только раньше и нашли много общего. Мужчина и женщина сидели уже не прикрываясь, а сестричка в купальнике, и было видно, что ей не совсем удобно. Она отводила взгляд в сторону, когда мужчина попадал в её поле зрения. На его фоне, сестричка смотрелась как-то завораживающе. Потом начали сыпаться шутки и стал слышен смех, в том числе и сестры.

Я же подговорил малых и они начали проситься в воду. Родители засобирались. Встали, совсем не стесняясь сестры. Впрочем, она отвернулась в сторону. Укутались в полотенца и позвали малышей. Мама, с новой знакомой, решили позже сходить, после нас. Маме позагорать захотелось и весёлая бабушка разделяла её мнение.

Мы пошли к воде. Я вёл малышей. Они вцепились мне в руки. А родители и сестра шли впереди и снова живо о чём-то разговаривали. Возле мостика сбросили полотенца и мужчина, войдя в воду, подал руку сразу жене, а потом и сестре. Мне показалось, что она уже не прятала глаза, а с интересом его рассматривала, тем более, что стоял мужчина перед ней лишь по колено в воде, ничуть не прикрываясь. Я сдал ему детишек и нырнул с мостика. Лето взяло своё и вода была тёплая. Купались довольно долго и наверное ещё бы дольше, но побоялись, что детишки замёрзнут. Детишки не замёрзли, а вот сестричка не рассчитала свои возможности, перекупалась и её буквально начал бить озноб. Папашка начал вытирать детвору, а мамочка принялась за сестричку. Я и не знал, что они взяли по два полотенца. Сестра сбросила купальник и её укутали потеплей. Другие два дали детворе и кроха сразу начала вытирать меня, так же ловко, как и в прошлый раз. Девчушка, в ожидании поглядывала на моего дружка, но чуда, в виде стоячка, опять не случилось.

На поляне вообще никого не было и молодые родители пошли к нашему месту не прикрываясь. Девочка отдала нам с малым полотенца и стала по середине, взяв нас за руки. Сестру повели мазать, согревающим составом и мужчина прошёл в каких-то полуметрах от мамы, совершенно голым. Но мама сделала вид, что совсем ничего не видела. Серьёзная она у нас.

А сестру уложили на живот и начали растирать спину, попу, ноги. Потом она не хотела переворачиваться на спину, стеснялась, цаца какая и мужчина отвернулся. Подошла мама. Неприкрытая, как была, голышом. У неё начал зарастать лобок, после моря. Смотрелись эти короткие волоски, просто супер. Она завела разговор с мужчиной по поводу состава согревающего. Они так и стояли друг напротив друга, увлечённо беседуя и не обращая внимания на свою обнажённость. А сестрой занялась и бабушка, укутав её по особому и сказав, что эту мазь сын делает и она все болячки убивает и они всегда её с собой берут. Маму, между тем, укусил слепень за попу и мужчина, присев, принялся обрабатывать укус мазью. Они шутили и смеялись по этому поводу. Ну и кой же отдых без массажа. Мама, вспомнив все советы Меседры, умело помяла молодую женщину, которую звали Вероника, со всех сторон, а потом с особым усердием и мужчину, не пропустив и его упругую попку. Массажировала мама ему и грудь, плечи и живот. Когда дошла до низа живота и ног, то аккуратно водила ладонями, стараясь не задевать член. Но жена мужчины, которого звали Евгений, попросила рассказать, а главное показать, как делать профилактику простаты и мама, профессионально и доходчиво показала ей.

— Ну если, только, Евгений не против — с этими словами она раздвинула мужчине ноги, уложила член на живот и начала массировать промежность:

—  Нужно ввести палец в анус, на половину длинны и помассировать изнутри. При этом, не плохо и член массажировать.

Женщина попросила показать, как это делается и мужчина был за. Но мама вежливо отказалась:

— Тут дети и я, вам, лучше так расскажу, а там, уж, сами.

Мама продолжала массаж промежности и одновременно, излагала последовательность процедур. Она, ещё, пару раз, поправляла член, так как он, сползал и мешал массажу. Наконец, член налился и спокойно улёгся на живот. Женщины, как будто и не заметили этого. Вероника же, с интересом внимала маминой лекции.

— Замечательный урок и так доходчиво рассказанный и даже немного показанный — рассыпалась в благодарностях женщина.

Досталось и моложавой бабушке, которая осталась, в неописуемом восторге от прикосновений маминых рук.

— Прекрасный массаж. Покалывание, на спине, как рукой сняло – хвалилась бабушка, почему-то, ладонями, поддёргивая свою грудь.

Потом был пикничок. Снова купались, но без сестры. Она решила позагорать. Семейная пара расхваливала маму за отличный загар. А женщина и за красивый лобок. Сказала, что и себе стрижку сделает. Они даже с мамой по этому поводу разговаривали. Кроме того, женщину ещё интересовали и другие вопросы. До меня доносились отдельные слова типа эрекция, мастурбация, профилактика.

Играли в мяч, в догонялки, при чём пришлось уступать девочке. Она визжала от радости и не могла остановиться в своих шалостях. Мама тоже, немного поиграла с нами, причём смело нагибалась за мячом, ничуть не стесняясь молодого мужчины. Сестра всё-таки одела домашние трусики, а на плечи набросила полотенце. Сказала, что ей зябко. Бабушка, на это, сказала, что правильно. Нужно, что бы человек чувствовал комфорт, а не геройствовал.

А ещё я водил сестричку и маму в туалет, в заросли. Сами они боялись. Мне тоже захотелось пипи, когда они, в каком-то метре от меня зашелестели струями, из своих писек.

Солнце неумолимо шло, к закату и все начали собираться. Мама, под впечатлением укуса злого насекомого, осмотрела и меня на предмет наличия отметин на теле, особенно на дружке и попе.

Обменялись телефонами. Маме подарили баночку супер-мази. Нас приглашали снова на поляну. Приглашали и к ним домой, они жили не далеко от пруда, на окраине города.

— У нас и банька есть. Обязательно приходите. Там и венички и массаж совсем по другому к телу пристаёт — прощалась с мамой моложавая бабушка, под впечатлением от её процедур.

— Привет Альма-Матер — прощались с сестрой молодые родители.

— Плихади есё — прощалась со мной девочка.

А с малым мы крепко, по-мужски, пожали друг другу руки.

Вечером сестричка, под прессом событий дня, всё щебетала о новых знакомых, рисуя их только в светлых тонах. Маме тоже понравилось общение, с моложавой бабушкой и её сыном, которого она нашла очень галантным и приятным молодым человеком, к тому же, хорошо подкованным в медицинских вопросах.

— Веронике повезло с Женей. Хороший отец и муж.

— Тем более ты научила его жену, как этот показатель ещё более улучшить — подшутила, в ответ сестричка. И более серьёзно добавила:

— Мама. Ты такая компетентная и решительная. И умеешь располагать, к себе людей.  Как ты смело и при жене, Евгения массировала.

Мама спокойно и рассудительно ответила:

— Это, медицинская процедура и такой способ самый полезный. Значительно улучшает кровоток в железе. Только профилактика и ничего более. Тем более, самое главное, надеюсь. Верорника сама сделает.

— Мама. А папе ты тоже так делала? — выпытывала сестричка.

Мама посмотрела на неё пристально, но без зла:

— Да. Делала.  И считаю, что периодически, это нужно каждому мужчине.

— А мне разрешишь ему сделать? Я мелкому уже делала. Только членик не гоняла — весело сказала сестра.

Мама снова повернулась в её сторону и взглянула, но уже удивлённо:

— Почему сразу мне не сказала? Впрочем, ты массажи делаешь намного лучше меня. Как профессионал прямо. А он, хоть согласен был или ты силой взяла.

— Нет, нет. Что ты. Я массаж ему делала, спросила и он согласился — отчиталась сестра.

— Ну ладно. Главное, что бы обид не было. А с папой, сама разбирайся. Вы там, массажи друг другу, вечно, придумываете. Но смотри, не навреди. Можем даже вместе профилактику провести — сказала мама и села рядом с сестрой, обняв её.

— Спасибо мама. Но это только зимой. И папа дома будет и я на каникулы приеду.

Похоже они поладили.

Ну а я был доволен, что стал инициатором прекрасного отдыха.

А дальше, нас ждало море.

Денис Донгар

Продолжение следует…

Автор публикации

не в сети 13 часов

Весёлый парниша

0
Комментарии: 1Публикации: 27Регистрация: 23-03-2019
2 478
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000