Рассказ 14 Тиан и Гутти 2 Гутти

Предыдущий рассказ: Рассказ 13 Тиан и Гутти 1

Снова Камни, встреча и знакомство с девочкой.

Гутти

Не сказать, что мама была в восторге от похода на камни, но зная моё упорство и поддержку меня дочкой, уступила. После обеда на удивление быстро собрались и выдвинулись к камням. Добирались, как мне показалось, довольно долго. Наверное сказалось ожидание и желание побыстрей достичь нашего места. А на месте нас ждал сюрприз — семейная пара, с детишками, мирно плескались на отмели, у камней. Я уже вообще духом упал, но выяснилось, что они просто гуляют, а купание это так, по пути. Вскоре они ушли дальше, в сторону пансионата, а я сразу же сбросил шорты и начал торопить сестричку. А она, явно, не спешила. Оглядывалась, смотрела на маму, долго расстёгивала пляжный халатик. Наконец справилась с ним и я увидел, что на сестричке, вместо купальника, простые трусы и лифчик.

— Позагорать решила. Зачем купальник зря носить — сказала она. Я был только за. Помог ей расстегнуть лифчик, хотел и трусы ей стянуть, но сестра сказала, что это уже слишком. Потом бросила всё на коврик, между камнями, где раньше загорала тётя и подав руку пошла за мной в воду.

Как мы не старались, сестричка снова подскользнулась на камне, но в этот раз не удержалась и плюхнулась плашмя в воду. Жаль. Я хотел сам её оббрызгать. Она встала и не довольная моим смехом, изловчившись, повалила меня в воду. Но ликование её было не долгим. Когда она поднялась, я дёрнул её за ногу и сестричка вновь оказалась в воде. Пока приходила в себя, я успел отбежать, но это не спасло. До глубины было далеко и длинные ноги сестры догнали меня и я вновь испытал на своём теле песчаное дно. Короче, веселье началось. Барахтались на глубине, ныряли, плавали на перегонки, до буйков. Сестра меня сделала, а когда она, вот мерзлячка, снова начала хандрить, мы отправились загорать.

— Ну что? Опять сама купаться буду? — спросила мама и тут же добавила — ничего, отдыхайте, я не долго.

Сестра расположилась на тётином месте, включила приёмник «Геолог», который папа нам купил на отдых, и предалась Солнцу. Я тоже пристроился на мамином коврике, подставил попу под загар и начал подумывать о сестричкином массаже. А Солнце начало вгонять меня в дрёму, чему помогали волны, издавая успокаивающий плеск о берег. Тут ещё и музычка, лирическая, расслабляла. Короче бдительность была полностью потеряна.

Я слышал шорох песка под ногами, но думал, что это мама из воды вышла.

— Сонное царство. Плохо гостей встречаете — услышал я знакомый голос. Даже значения сразу не придал.

Но тут через меня как будто ток прошёл. Я вскинул голову и увидел Меседру с деревянными стойками для навеса и сумкой через плечо. Но увиденное мной рядом с ней, ввело меня в состояние, оцепенения. Рядом с Меседрой стояла девчонка, примерно моих лет, в коротком платьице, с материалом для тента в руках и не большой красивой сумочкой. Она смотрела на меня внимательным изучающим взглядом и ни лукавства, ни язвинок, по поводу лежащего перед ней голого мальчишки. Моя рука потянулась за полотенцем. Но не тут-то было. Оно лежало далеко и мне ничего не оставалось как бросить шорты на попку, надеясь, что они её прикрыли. Девчонка же, положив тент возле стоек, направилась прямо ко мне, на ходу вынимая из сумочки то ли полотенце, то ли пляжный коврик. Мой план, обождать пока она отвернётся и я быстро натяну шорты, так же быстро рухнул, как и родился.

Она подошла совсем близко, расстелила на песке коврик и посмотрев на меня сказала приятным голосом:

— Здравствуй. Разрешишь, рядом, расположится?

Я надо сказать, ещё не сообразил, как вести себя дальше, поэтому и ответ получился какой-то не связный.

— Я это, ну ты садись. И … Отвернись что ли. Мне, как там … Ну не могу так перед девчонкой.

Она смотрела мне в глаза, когда я тараторил и спокойно сказала:

— Мне тётя рассказывала о тебе. Извини. Но ничего плохого, ничего, что могло бы у меня сложить о тебе плохое мнение. И мне кажется что я узнала о тебе столько, что этого достаточно, что бы поверить тётиному утверждению о тебе как о классном мальчишке.

Я, естественно, был польщён и про себя отменил, что у девчонки не плохо подвешен язык, но почему-то, не впопад, произнёс:

— У меня тоже тётя есть.

— Я знаю. Тётя рассказывала о ней с таким уважением, даже нежностью.

Я не громко, в кулак, прыснул смехом. Девчонка посмотрела на меня внимательно и с некоторым удивлением. А я ещё добавил так, повышенным тоном:

— Да. Тётя у меня уважаемая и нежная одновременно.

Тут уже улыбнулась девчонка и я увидел её красивые зубки, голубые глаза, тёмные вьющиеся волосы

— Может отвернёшься? — спросил я снова, но она как будто не услышала и продолжила:

— Ты знаешь, мы как только приехали, я сразу же на море проситься стала, а тётя уговаривала отложить до завтра, но я настояла.

— Мы вчера приехали и сразу давай маму просить. Еле уговорили. Сестре спасибо. — поддержал я тему разговора.

А сестричка, между тем, услышав голос Меседры, приподнялась и накинув халатик, пошла знакомиться поближе. Вот уже о массажах наговорятся, подумалось мне. А девчонка продолжал

— Медсестра, которая подменяет тётю в медпункте, пожалела меня и решила доработать сегодня — и посмотрела на меня взглядом, ожидающим одобрения.

— Вы правильно сделали — согласился я и добавил:

— Подай мне полотенце.

Но девчонка, снова, как будто ничего не услышала и продолжала щебетать:

— У меня мама работает в НИИ и пишет докторскую. Она два раза за границей была. Последний раз в Америке.

— В Южной или Северной? — перебил её я.

Она снова улыбнулась, видать мои шутки ей не мешали излагать свою мысль:

— Мама привезла оттуда несколько журналов о, их, школах. Так вот там почти во всех школах есть бассейны и кроме физкультуры есть ещё уроки плаванья.

— А у нас один на весь город — вставил я свою реплику.

— Меня заинтересовало вступление и я перевела эту статью — девчонка явно подчёркивала свою эрудированность.

— Ты с английского переводишь? — вполне серьёзно спросил я.

— Со словарём и не так быстро как хотелось бы — честно ответила она.

— Ну и что там интересного в этих бассейнах? — я выразил почти полное безразличие.

— Там под видом борьбы с загрязнением воды мальчишкам запрещено купаться, на занятиях в плавках — я приподнял голову и заинтересованно посмотрел на собеседницу. Эта тема всегда волновала меня и я уже ждал продолжения и оно не заставило себя долго ждать.

— Так у них уже продолжается несколько поколений и это похоже не вызывает ни у кого возмущения. Что интересно, девочки не раздеваются, а наоборот все в строгих однотонных купальниках и уроки, часто проходят совместно, только мальчики в одном а девочки в другом конце бассейна — девчонка рассказывала очень интересно, но её перебил голос мамы:

— Это и есть тот человечек который всем понравиться?

— Здрасьте — улыбнулась и кивнула в ответ девочка, сверкая искрящимися глазкаами.

Мама не стала задерживаться и немного удивлённо, посмотрев на меня, отправилась к Меседре. Теперь целый день балагурить будут. Отойдя немного, мама оглянулась на нас. Интересно, как мы выглядели — я, едва прикрытый шортами и одетая девочка?

Но рассказ, тем не менее, продолжался:

— У мальчишек тренерами были не только мужчины, но часто и женщины. И молодые тоже. Они были, в основном, спортсменки-пловчихи, были даже олимпийские чемпионки. Многие мужчины, как писалось в той статье, гордились, что, в своё время, их тренировали известные спортсменки.

Солнце припекало и девочка привстав на колени, стянула платьице. Она была в симпатичном цветастом купальнике, который ей был очень к лицу .

— Мама из загранки привезла — похвасталась она, поглаживая бока руками.

— Красиво. А дальше что там было? — я жаждал продолжения.

Девчонка присела и рукой отбросила волосы за спину. Странно, но её движения мне сразу начали нравиться. А она, как бы чувствуя мою заинтересованность, подсунула под себя ноги, согнув их в коленях и продолжила:

— Для занятий, мальчишек разделили на две возрастные группы, до тринадцати и от четырнадцати и выше. Для старших занятия были закрытыми, а вот занятия для младших могли посещать родители, братья, сёстры, родственники. Это чуть ли не семейной традицией стало. Да, ещё. Некоторые бассейны на выходные, использовались для семейного купания и там тоже, женщины и девочки в купальниках, а мужчины с мальчишками полностью раздетые. Вот такие правила.

Я слушал с интересом, даже за шорты забыл, не заметил как они сползли с меня. Разговор мне нравился и я, что бы поддержать его спросил:

— А девчонкам, что только в купальниках на занятиях можно было находиться?

— Нет. В некоторых школах и девочки в бассейне голые, но таких мало. И ещё, американцы очень любят спорт и особенно плаванье. Очень популярны школьные соревнования, особенно смешанные эстафеты, где мальчики чередуются с девочками. Конечно же мальчишки голышом.

Я вскинул взгляд на неё:

— Прямо так, при зрителях?

— Да. Такие правила. Да и зрители, в основном родители и ученики той же школы.

Я был удовлетворён рассказом и уже собирался задать следующий вопрос, но тут почувствовал отсутствие шорт на моей попке. Быстро закинул руку назад и нащупал их на коврике. Подумал, что хватит рисоваться голым перед девчонкой, которой даже имени не знаю и резко развернувшись к ней спиной, сидя, начал натягивать шорты. И тут же услышал испуганный голос девочки, которая, как-то не уверенно произнесла:

— Не надо. Не надо. Не одевайся.

Я удивлённо повернул голову, явно не ожидая такого поворота и такой смелой откровенной просьбы. А она немного виновато, но серьёзно сказала:

— Мне тётя говорила о вашей компанию, какие вы откровенные и смелые. Я тоже хотела бы голышом и загорать и купаться, но я не знаю как и с чего начать? Ведь ты поможешь, подскажешь, правда?

Я застыл на мгновение,. Меня вопрос девчонки поставил в неловкое положение. Получается, что впервые, мне нужно решить вопрос о том, какое поведение и настроение будет у человека дальше. Тем более ещё одна союзница в моём увлечении голым купанием, явно не помешает. Я оставил шорты и забыв про дружка, развернулся к девчонке, тут же заметив её скользящий взгляд по низу моего живота. Я быстро выпрямил ноги и перевернувшись на живот, смело сказал:

— Вообще-то, когда хотят загорать голыми, то для начала купальник снимают.

Девчонка, откровенно глядя на меня, подняла руки и сбросила бретельки с плеч. Потихоньку, будто бы ожидая, что в любой момент скажу обратное, начала стягивать купальник. Показались маленькие упругие грудки, такие мне очень нравились. А через несколько секунд, она приподнялась и купальник слез с попы. Девочка присела и аккуратно разложила его на коврике. У меня наверное рот был открыт, потому, что она засмеялась и снова откинула волосы назад. Я заметил у неё на лобке редкие волосики, у меня таких, ещё, не было. Я уставился на них и какое-то мгновение с интересом рассматривал, а потом повёл глазами по ногам, до самых пальчиков.

— Ты плохо загорела. Надо быть осторожней на солнце — сказал почему-то я, стараясь показать своё равнодушие к происходящему, хотя всё было совершенно наоборот.

— Спасибо за подсказку. Мы и навес принесли для этого.

Я поймал её взгляд и спросил прямо:

— Тебя как зовут?

Девчонка не отрывая от меня глаз, игриво ответила:

— Гутти.

Я недоумённо посмотрел на неё. Гутти — от гуталина сокращённое или как?

А она, видя моё затруднение начала объяснять:

— Это тётя меня меня переименовала. Она сказала, что зовёт тебя Ихтиандром, а как ты помнишь, подругу его зовут Гутиэрэ. Но это имя, как по мне, немного заковыристое. Так и появилось сокращённое — Гутти. А мне нравится.

— Это из фильма «Человек амфибия». Знаешь о таком? — спросил я, но мне было не удобно, что сразу не расшифровал сокращёнку.

— Не только знаю. Это ещё и мой любимый фильм — и Гутти, как мне показалось, даже губки надула.

Мне понравилось её имя, не грубое и в то же время какое-то стремительное. Вообще-то и она сама была очень привлекательна, а её упоминание о фильме, который я выделял среди других, добавило моих симпатий. Я вдруг почувствовал какое-то невероятное облегчение. Скованность как рукой сняло, но мне совсем не хотелось пялиться на её голое тело и демонстрировать своё. Хотелось смотреть ей в глаза и слушать, слушать её голос. Я уже хотел продолжить разговор о фильме, расспросить, что она ещё вычитала в иностранных журналах, но вмешался голос сестры:

— Привет голышки-воробушки. О чём чирикаем?

У неё явно было приподнятое настроение, но меня это не обрадовало. Сестричка могла стать помехой налаживаемым отношениям. Я боялся, что моя новая подруга отрицательно воспримет вторжение в наш разговор, но Гутти произнесла следующее:

— Здрасте — снова сверкнули глазки — А я племяшка своей тёти. Вы с ней только, что разговаривали.

— Во первых отбросим Вы — решительно, но дружелюбно сказала сестра и продолжила:

— Во вторых — я сестра этого морского дьявола и очень рада, что он встретил единомышленницу.

— Меня Гутти зовут — с каким-то особым восторгом сказала девчонка.

— А мне Меседра уже доложила. Красиво. Мне очень нравится — сестра явно решила понравиться Гутти.

— Меседра? — переспросила та — Меседра? Так прозвали тётю?

Тут уже и я вмешался:

— Это наша тётя, твою так прозвала, переиначив слово медсестра. А наша мама ещё добавила, что Меседра это святая покровительница испанских прыгунов в воду.

Шутка понравилась и Гутти и сестре.

— Красиво звучит: Святая Меседра — это Гутти, немного наклонив голову и закатив глаза, произнесла загадочным, с растяжкой голосом.

Теперь и мне шутка понравилась. Я представил Меседру в образе святой, да ещё и в иконном обрамлении и смех сам полился из меня. Хихикали и сестричка с Гутти. Это нас явно сблизило. Гутти уже не казалась чужачкой, цель которой показать свой интелект и этим утвердить своё превосходство. Присутствие сестрички явно приободрило её. Она спокойно сидела передо мной и сестричкой и не делала попыток прикрыться. Её просьба помочь ей освоиться в нашем голом сообществе подтвердилось её поведением. Я же, с приходом сестрички, явно забыл об осторожности и уселся на коленки, не пряча своего дружка. При этом, явно увлёкшись разговором, всё-таки заметил скользящий взгляд Гутти по моему голому телу. Но это было какое-то мгновение и я, ещё секунду назад, изъявив желание накинуть на себя полотенце, оставил эту затею. А Гутти снова продолжила тему разговора:

— А ведь моя тётя дала вашей интересное имя.

Это нас с сестрой явно заинтересовало и мы уставились на Гутти.

— Интересно. И как? — сестра опередила меня.

— Белочка — ответила Гутти и глядя на наши недоумённые взгляды продолжила:

— Она это говорила с такой нежностью.

Я представил тётины светлые волосы на плечах и на … лобке. Это вызвало у меня смешок и я сказал:

— Белочка — это потому, что она вся такая бе-е-е-е-елая — тут настала очередь смеяться моим девчонкам, так как я последнее слово проблеял как баран.

Гутти поддержала сестру, которая, представив меня наверное бараном, упала на коврик и корчилась от смеха.

Когда она немного притихла, Гутти обратилась ко мне:

— Белочка как-то сильно по детски. Может, Бела? Именно Бела, а не Бэлла.

— Тётя Бела — сказал я делая серьёзное лицо.

— А что? Звучит. Очень созвучно с её стремительной, целеустремлённой и светлой натурой. — продолжил я, умничая. Гутти с интересом посмотрела на меня. Ничего. Узнает ещё, что я хоть и не круглый отличник, но по успеваемости один из первых в классе.

В это время сестричка, ещё не отойдя от смеха, предложила закрепить знакомство купанием. Гутти восприняла это с явным одобрением, а мне хотелось ещё разговоров. Тем более, что Гутти была явно к этому расположена, но я то же понимал, что она ещё не была на море и согласился с сестрой. Я быстро встал и не чувствуя смущения, дал понять, что к морю готов. Сестричка подхватилась, а Гутти посмотрела на меня, явно ожидая, что я подам ей руку. Что я и сделал. Корчить из себя гордяка не было ни какого желания. Она взяла мою руку и опираясь начала вставать, не забывая разглядывать моего дружка поближе. Это позабавило меня, даже приятно было.

А Гутти, тем временем, выпрямилась рядом и я оказался ниже её, что в мои планы не входило. А она, заметив моё замешательство, голосом отличницы произнесла:

— В нашем возрасте девочки, в большинстве своём, выше мальчиков, но через год-два рост выравнивается, а потом мальчишки становятся выше.

Я был согласен подождать год-два, но то, что у Гутти, внизу живота, были аккуратные волосики, а у меня вообще ни каких не было, как-то давило на меня и я по другому начал воспринимать слова мамы по этому поводу. Я начал чувствовать себя чуть ли не детсадовским ребёнком. Сестричка сразу заметила моё переживание — вот глаз, а? Она как-то так, по свойски, сказала Гутти такое, от которого я поначалу был готов под землю, то есть под морское дно провалиться. А именно:

— Его смущает, что у него волосков на лобке нет. А сегодня у него поллюция была первая. Так, что скоро волоски появятся. А поллюция это …

— Я знаю — прервала сестру Гутти — Мне тётя уже обо всём этом рассказала. И о мальчиках и о девочках. У меня, кстати, недавно месячные были. Первые. Всю постель испортила.

— А, что такое, месячные? — вмешался я, хотя хотел осадить сестру за её откровенность.

— Это для девочки всё равно, что и для мальчика поллюция в первый раз — сказала сестра и снова развернулась к Гутти:

— Ну поздравляю, девушка. Ты стала девушкой — многозначительно сказала сестричка.

— Меня никто не поздравлял. Я, что? Парнем стал или как? — вмешался снова я.

— Подрасти ещё — явно съязвила сестра.

— Мне тринадцать скоро будет — произнесла Гутти, как мне показалось, поддерживая меня.

— Мне, кстати тоже — добавил я.

Сестричка сразу смекнула, что у ребят прорезается норов и смягчила ситуацию:

— Вот и славненько. Теперь вы подростки.

— Не нравится мне это слово — сказал я, что бы сестричка не чувствовала себя так уверенно.

— Мне тоже — добавила Гутти – по-английски это звучит как тинейджер.

На что сестра сказала:

— Не привычно как-то, слово какое-то заковыристое.

— Да. Можно язык сломать — согласилась Гутти и добавила с примирением в голосе:

— Пусть уже девочка остаётся.

— Вот, вот. Вместе с мальчиком пускай остаётся — добавил я своё мнение.

Сестричка, наше поведение приняла как попытку отказа от взросления и решила поменять тему.

— Гутти — произнесла сестра совсем серьёзно — Откуда имя такое? Связанное с кем-то?

Я ответил вместо Гутти:

— Подруга Ихтиандра. Из фильма соответствующего. Видела такой?

— Подруга? Нет. Она была его любовью — сказала сестра и почему-то посмотрела на меня — Только имя у него длинновато. А интересно, вот сократить его можно, как Гутти, ведь получилось?

Гутти тут же подключилась к решению вопроса:

— Ихтиандр. Так. Раскладываеся на три слога: -их, -ти, -андр. Вот. Из них будем складывать новое имя.

Она посмотрела на сестричку и на меня:

— Ихти. Как-то шелестяще и как у девочки — она улыбнулась и снова посмотрела на меня.

— Издеваешься? — тоже, в ответ улыбнулся я.

Гутти продолжала:

— Андр. Вообще ни что. Остаётся Тиандр, Тиан — и помолчав секунду, повторила:

— Тиан. Из всех сочетаний самое звучное.

Сестра сказала:

— Как-то пустовато. Слишком просто и не ярко.

А Гутти, посмотрев на меня, с растяжкой произнесла:

— Тиан и Гутти. Звучит. Именно в такой последовательности, звучит.

Скажу честно — мне сразу имя не приглянулось, но имя девочки сыграло свою роль и я принял всё без возражений.

Так в разговорах дошли до глубины. Было смешно наблюдать за Гутти, когда она, как пионерка, мочила ладошками миниатюрную грудь, под мышками, набиралась смелости, что бы окунуться. Всё её поведение укладывалось в моё понимание дружбы с девочкой и вызывая яркую симпатию к ней.

— Тиан. Научи меня нырять — её голос сподвиг меня к действию. Я начал объяснять, как надо вытягивать руки, набирать воздух и отталкиваться от дна. Но ничего не получилось. Гутти оттолкнулась, но на не нырнула, а осталась на поверхности воды, с головой внизу и дёргающейся попкой, вверху. Пришлось брать инициативу в свои, в прямом смысле, руки. Я одну руку положил ей на шею, а другую опустил до живота и когда она оттолкнулась от дна, перевернул её, направив вниз головой в воду. Но нырнуть опять не получилось. Гутти упёрлась руками в дно, испугалась и показалась из вода, с округлыми глазами, испуганно глядя на меня.

Сестричка, наблюдая за нами, смеялясь от души и я, глядя на неё, сказал:

— У нас, один человек без имени остался — и взглядом показал на сестру. Гутти, хотя и ухватила носом воду и гримасничала при этом, сжимая веки на глазах, но всё же сказала:

— По английски сестра, это «систэ», но мне не нравится. А по испански будет … будет …. Эрмана. Да. Точно. Эр-ма-на.

— Неплохо — согласился я и поинтересовался — А брат как будет?

— Эрмано — уже весело сказала Гутти и снова обратилась ко мне — Ну, что? Продолжаем нырять?

Но нырять не получилось снова и она заставила меня опустить руку ниже, что бы удобней было её подымать. Моя рука касалась её волосиков. У меня даже дружок дёрнулся. В этот раз получилось лучше, но всё-равно не так. Подошла сестра и я торжественно объявил ей её новое имя:

— Эрмана — приподнято сказал я.

— Давай Гутти побросаем, эрмано — сказала Эрмана, сделав язвительный акцент на последнем слове. «Наверное, слышала наш разговор» — первое, что пришло мне в голову.

А сестра сказала:

— Я немного присяду, мы возьмёмся за руки, она станет не них и мы, её подбросим.

Попробовали. Гутти вместо прыжка, шлёпнулась об воду и интерес к прыжкам сразу пропал. Поплавали ещё немного и сестра Эрмана начала замерзать. Мы подались к берегу.

Мама и Меседра с интересом смотрели на нас. Маму, наверняка интересовало моё поведение с девочкой, а Меседру, как племяшка адаптировалась в нашем семейном коллективе.

Мы подошли и мама меня начала оборачивать в полотенце, а Меседра принялась вытирать Гутти.

— Да вы лучше за Эрманой поухаживайте, она продрогла вся.

-Эрмана? — спросила Меседра, глядя на сестру.

— Просто Испания какая-то — сказала мама, вытирая дочке спину.

А Меседра усадила меня и Гутти рядом, как говорят, попка, к попке. Мы действительно ими касались и я чувствовал лёгкое волнение от этого.

— Ребятки — начала Меседра — Я хочу пригласить вас в свою секцию, по прыжкам в воду. Одно из важнейших преимуществ, уже со второго года занятий поездки на соревнования.

— Я на ватерполе занимаюсь — представил я свой веский аргумент.

— Попробую тебя убедить — спокойно сказала Меседра. Она посмотрела на маму, на Гутти и продолжила:

— В секцию ватерпола тебя взяли из-за мамы. А так ты им не поджодишь по росту, а у нас, прыгунов, ты быстро вытянешся и смелости и ловкости наберёшься. Кстати. Твои вытерполисты даже с трёхметрового трамплина боятся прыгать.

Тут она была права. Действительно боялись.

— Племяшечка моя будет со мной заниматься. Думай. Время есть — с каким-то подъёмом сказала Меседра.

Я посмотрел на Гутти и сразу понял, что прыжки в воду очень даже мне интересны и я, конечно же дам согласие на переход.

Милашка Гутти широко улыбнулась мне и приятным голоском прозвенела:

— Сегодня танцы вечером, на Ракушке. На входе объявление висит. Пойдём. Я научу тебя американскому буги-вуги и шейку.

Мне показалось, что до вечера я не доживу. К тому же, Гутти начала шевелить попкой и тереться об мою. Наверное вспомнмила какой-то танец. А мне вспомнилась наша десятиметровая вышка и я представил, как прыгаю с неё, ещё выполняя какую-то фигуру, на глазах у Меседры, мамы, друзей и девчёнок из бассейна и конечно же Гутти. Она смотрит на меня восхищённо и косится с гордрстью на других девочек, которые не на шутку ей завидуют. Я уже приближаюсь к воде вот-вот войду в неё, не оставляя брызг и … Но меня в чувство привёл лёгкий толчок локтем в рёбра. Это Гутти задела меня присовокупив к своему сидячему танцу ещё и руки. Сестра Армана весело смеялась, глядя на дёрганья девчонки.

— Я согласен. Я хочу прыгать и буду прыгать. И с десяти метров тоже — как-то торопливо и наверное не очень убедительно проговорил я, потому,что мама и Армана начали смеяться уже с меня.

— Ну поздравляю — сказала Меседра и посмотрела на Гутти — Уверена. Вы у меня будете лучшими учениками.

— Кстати — продолжила она, обращаясь ко мне — А ты помнишь на первом заезде мальчишку, который с тобой в команде чертят был. Ты его ещё звал как-то интересно …

— Мальчиш? — перебил я Меседру.

— Да-да — закивала она и продолжила — Так вот он записался в секцию, будет с вами заниматься.

— Опа! — только и сказал я. Действительно это известие обрадовало меня. Мы очень сдружились с ним, правда дома не получалось встретиться. Его отвезли на целый месяц к дедушке с бабушкой куда-то в Прибалтику. Когда он вернулся, его мама, случайно на вокзале встретила Меседру, которую вызвал, буквально на денёк, директор бассейна, на День открытых дверей для новичков. Узнав о цели Меседры, мама Мальчиша, попросила посмотреть мальчика, может подойдёт. А узнав, что Меседра ещё и будет набирать группу начинающих, предложила ей ещё одних, очень хороших знакомых.

— И эти знакомые знаете кто? — как-то даже немного восторженно спросила Меседра.

Я вопросительно посмотрел на неё, а в глазах стоял почему-то, образ Скрябеды.

— Наши заводилки. Ты их ещё называл так интересно — Меседра напряглась, вспоминая кого-то.

Я же сразу сообразил о ком речь и выпалил:

— Валькирии. Одувашки.

— Вот-вот — обрадовалась Меседра — Они правда по возрасту немного не дотягивают, но в качестве исключения разрешили взять. Пока просто поплавают.

Ещё одно приятное известие.

Глядя на мой радостный вид, Гутти с серьёзным видом спросила:

— Кто такие Одувашки с грозными прзвищами, Валькирии? Ты мне расскажешь о них?

— О! … — с пафосом сказал я — Это благородные разбойницы, подруги Робин Гуда, знойные амазонки и просто прекрасные девчёнки, солнечные Одуванчики. Достойные подруги славного Ихтиадра.

Моему красноречию мог бы позавидовать сам Цицерон.

Гутти видя как я расхваливаю Одувашек, решила больше не задавать вопросов о моих друзьях и подружках. Я увидел, что известие о Мальчише и Одувашках не очень обрадовало её. Она не подавая вида откинулась на спину и сделала вид, что загорает. Но я заметил перемену в её настроении и принялся доходчиво объяснять достоинства моих друзей, их весёлый нрав и хорошее поведение:

— Я их обязательно с тобой познакомлю. Они тебе понравятся — резюмировал я свою речь, удивляясь. как привык уже к этой девчёнке за каких-то пару часов.

— Они не помешают нашей дружбе — добавил я тихо, что бы услышала только она. Гутти, как-то интересно посмотрела на меня, не моргающими глазками, которые как буд-то спрашивали: «Ты что, серьёзно?». Она раньше меня поняла, что для мальчиков и девочек предложение дружбы, это всё-равно, что для взрослых признание в любви.

— Хорошо. Если они ещё принесут на крыльях композитора Вагнера, а мальчик на тачанке привезёт писателя Гайдара, то нам, всем, будет совсем забавно — весело сказала Гутти, сразив меня своей эрудицией. Да прийдётся, мне подсесть и за историю и за инцеклопедию. Иначе я растворюсь в её познаниях.

В наше, начавшееся словесное соревнование, вмешалась Меседра:

— Ну, что ? Ещё раз в море, обсыхаем и обратно, а то обгоришь.

— На нас обсыхать нечему — снова сострила Гутти, глазами показывая на себя и на меня.

— Смешно — отреагировала Меседра на шутку Гутти и потащила нас в море. А мне стало смешно, когда я, глядя на купальник Меседры, вспомнил, как бросал ей и тёте Беле песок в плавки и как они меня после этого поймали на отмели.

К нам присодинилась сестра Армана, тоже голенькая. Она обняла нас. Видно было, что наша зарождающаяся дружба, была ей понраву, а Гутти стала для неё хорошей подругой.

Меседра решила рассказать нам об азах прыжков в воду. Всё свелось к подбрасыванию нас с Гутти вверх, с целью заставить нырять головой вниз. У меня получалось, а вот у Гутти нет. Последний раз она снова набрав воды в нос, оказалась от прыжков и стала внимательно следить за моими прыжками изучая параллельно строение моего тела. Это я заметил боковым зрением. Пускай привыкает. Я, почему-то был уверен, что одетой на пляже её уже не увижу.

По просьбе Меседры, обратно, в пансионат, пошли пораньше.

— Большой наплыв, в этот заезд. Надо быстрей в душ. Снова в наш пойдём — объяснила причину более раннего ухода Меседра.

Я как обычно отправился голышом. Гутти, начавшая было натягивать платьице, глядя на меня, бросила эту затею и пошла рядом. Правда, купальник она всё же натянула.

Что бы не терять время, Гутти стала рассказывать и показывать различные движения современных танцев. Она заставляла меня повторять за ней, что я и старался делать весьма добросовестно. Получалось довольно не плохо. А мой вид вообще добавлял нашим занятиям особой экзотики. Когда подходили к пансионатовскому пляжу, пришлось одеваться. Мама выразила скептицизм по поводу моих голых купаний на этом пляже. Народ больше, не знакомый.

— Посмотрим — сказал я, подмигивая Меседре и Гутти.

Так и дошли до душа. Меседра повела нас снова в служебную моечную. когда вошли во внутрь, я первым делом, посмотрел на сестру Эрману, стараясь, взглядом, взглядом объяснить ей, что бы не вздумала проводить свою ежедневную процедуру с моим дружком. Но похоже она и не собиралась этого делать.

Гутти вопросительно посмотрела на Меседру и вид, как та начала смело раздеваться, тоже сбросила с себя платьице и купальник. Я, достав из маминого пакета брусок мыла и сбросив шорты, взял Гутти за руку и повёл к дальнему душу. Открыв краник, ступил под воду и потянул за собой Гутти. Через секунду я намыливал ей спинку, что умиляло моих женщин. Они с каким-то кокетством смотрели на нас и излучали улыбки. Наконец, им, понадобилась наша помощь и Гутти пошла к Меседре, а я к маме и сестре. Дальше, всё по проторенной стезе — спина, полотенце.

После душа, мы с Гутти договорились встретиться, что бы отточить движения и синхронность в танце. Мне понравились занятия с Гутти. Было видно, что она любила танцы и желала видеть рядом таких же увлечённых как и она.

Приближался ужин, а после него танцы на Ракушке

Денис Донгарь

Продолжение следует…

Автор публикации

не в сети 17 минут

Весёлый парниша

0
Комментарии: 1Публикации: 27Регистрация: 23-03-2019
240
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000