Рассказ 17 Тиан и Гутти 5 Хорошие новости от директора бассейна и уроки мамы Часть 1

Предыдущий рассказ: Рассказ 16 Тиан и Гутти 4 Снова Замок и праздник Солнца Часть 1 (2)

«Лёва» обрадовал всех хорошими новостями. Директриса запрещает голое купание и загар для взрослых.

Работники столовой, понимая ситуацию, изменили свой график и обед растянулся на час дольше. Поэтому, без суеты и толчеи, все смогли спокойно пообедать и никому не пришлось нести бутерброды на пляж.

Нам пришлось, для танцев на песке, одевать шорты и купальники. Действительно, одно дело, просто купаться и загорать и другое, двигать телесами в голом виде. Это поняли все. Против никого не было. Все принимали как должное, наши действия. А мы — это, я, Гутти, Иришка-газировочка и теперь уже Красава, решили, что танцы будут только в одетом виде и угадали. Смотрелись мы очень эффектно. Все девчонки, кроме Газирки, были практически одного роста. Новенькие очень быстро влились в коллектив. Была видна солидная подготовка. Представив под хорошую ритмическую музыку три танца и получив море аплодисментов, уступили побережье Лоре, которая, поблагодарив нас, принялась проводить конкурсы и игры.

Мы же, временно, разбрелись кто куда. Красава и две новенькие девчонки, прихватив Мастерка, побежали купаться. Я с Гутти, Глыба с Газиркой и Дельфина с Катраной, остались под грибками, перевести дух и отдохнуть. Мы перекидывались короткими фразами и смотрели как Лора оттачивает своё мастерство на детишках в играх и взрослых на конкурсах.

И тут я заметил знакомую фигуру. Недалеко от нас подошёл и остановился в нерешительности ни кто иной как … Лёва-Лев. Наш грозный и строгий директор бассейна. Я посмотрел на девчонок. Те тоже узнали его. Не успел я предложить им показать себя, как они, в один голос прокричали:

— Здравствуйте Олег Иванович.

Олег Иванович повернулся в нашу сторону, а девчонки уже семенили к нему поближе. Пришлось и мне вставать. Директор узнал девочек:

— А здравствуйте, здравствуйте. Узнаю наших рекордсменок.

Не знаю кто и когда дал нашему директору имя Лев, но оно точно подходило ему и его спортивной фигуре. Поэтому и закрепилось за ним. Во всяком случае, мы, пацаны. только так его и называли.

Лёва родом из нашего города, но долго жил в столице. Он играл за команду мастеров по водному поло или ватерполу, как его ещё называют. Привлекался в зборную страны, с которой неоднократно становился участником и победителем в различных международных турниров. Особой его гордостью было участие в Олимпиаде в Мехико. Там сборная взяла серебро, проиграв, в финале, Югославам всего два мяча и Лёва не любил вспоминать об этом. Он говорил, что если бы он забросил стопроцентный мяч и это же сделали ещё несколько человек из сборной, то золото было бы у нашей команды. Немного не хватило, собранности и упрямства в финальной части. Об этом он всегда говорил на тренировках ватерполистов, секцию которых вёл сам.

Когда-то Лёва, был женат на столичной пиголице, но, когда прекратил, из-за травмы, играть, ему предложили должность директора, в нашем, только, что построившемся, бассейне. Лёва согласился. А вот жена от него ушла. Не захотела уезжать из Москвы.

— Я только что приехал. Как мне найти медсестру пансионата? Сказали где-то здесь, на пляже — спросил нас директор.

Я хотел было, сказать, что сейчас поищу, но тут, из-за спин, раздался голос Меседры.

— Не надо никого искать. Я здесь. Вы так неожиданно, Олег Иванович.

Грозный Лев как-то смутился, напрягся и стал похожим на студента, не сдавшего профессору зачёт.

— Я это … вот. Приехал машиной. Надо кое-какие вопросы обсудить.

— Ну, зачем Вы Олег Иванович, в такую даль ехали. Позвонили бы или передали записку. Машины почти каждый день от нас в город мотаются — с улыбкой произнесла Меседра.

— Да я это … — опять запнулся суровый Лев — так море повидать и Вам новости донести.

— Вернее довезти Олег Иванович — в какой-то хитринкой сказала Меседра.

Лёва посмотрел на неё и улыбнулся. Вот уж никогда бы не подумал, что он ещё и шутки понимает.

— Надежда Владимировна. Наденька. Давайте присядем вон там, под грибочком и я всё Вам расскажу.

Они присели на ближайшую лавочку и завели неспешный разговор. Их беседа велась в непринуждённой атмосфере и по виду, я бы никогда не сказал, что это начальник и подчинённая. Лёва даже несколько раз клал свою руку на её руку и Меседра её не убирала. Мы не слышали их разговора и опять сосредоточились на Лоре и её проведении праздника. А она, как всегда, не жалела себя. И это приносило результаты. Ни каких провалов, ни пустых пауз не было. Всё шло как по накатанной.

Раздался голос Меседры:

— Ребята. Подойдите к нам, пожалуйста.

Мы встали и направились к грибку.

— Такое вот дело ребятки — начала Меседра, когда мы выстроились перед ними.

— Олег Иванович привёз хорошие новости — Меседра, с видом победителя, осмотрела нас.

— Секцию прыжков в воду утвердили и теперь, мы, уже точно, с октября, начнём полноценные тренировки.

Мы начали переглядываться между собой, кивая и подмигивая друг другу, хотя Дельфина и Катрана были и из другой секции. Только Гена как-то загрустил.

— И нам разрешили сделать полноценную секцию, а не группу в десять человек. Кроме того, организовывается и группа нового вида спорта — синхронное плавание — продолжала Меседра, глядя на наши любопытные лица — это спорт сугубо женский и у меня уже есть кандидатуры — буду им предлагать начать заниматься.

Меседра выдержала короткую паузу и сказала:

— Красава, без сомнения и Иришка. Вот первым предлагаю синхронистками стать. А ещё две ваши новенькие девочки, тоже подойдут.
Олег Иванович, одобрительно кивая, от себя, произнёс:

— Пока не решится вопрос с тренером, вести синхронистов будет Надежда Владимировна.

Это сразу сбросило все настороженности и страхи. Девчонки заулыбались, даже как-то распрямились.

Я же посмотрел на Гену-Глыбу и по его мрачному виду понял, что момент наступил. И хотя было страшновато, всё-таки переступил через это и спросил:

— Олег Иванович. Извините. — начал я, не совсем уверенно — Я хочу перейти в секцию прыжков в воду, как бы освобождаю место, в секции водного поло  Тут вот Гена, наш друг, хочет поступить, а его опять не взяли. Он очень хороший и сильный.

Олег Иванович внимательно выслушал меня, посмотрел пристальным взглядом, от которого похолодело в душе и я, испугался, что он и Глыбу не возьмёт и меня выгонит.

Тут снова раздался голос Меседры:

— Я хотела, с Вами, об этом же позже поговорить, только позже

— Ну зачем же откладывать — серьёзно сказал Лев и осмотрел нас.

— Это, наверное, ты? — остановил, он свой взгляд на Гене — Плавать умеешь?

От неожиданности, Глыба, запнулся и не сразу ответил:

— Да плаваю — как-то осторожно начал он — только ныряю плохо.

Я дёрнул длинного за майку, намекая тем, чтобы не болтал лишнего. То ли Лев заметил это, то ли Гена, своей нерешительностью рассмешил директора, но тот добродушно сказал:

— С нырянием проблем я думаю не будет. Всё равно полгода, будет общая подготовка и вести новичков будет Надежда Владимировна. Там и прыжки и ныряния будут.

Я похлопал Гену по спине, а тот от растерянности не знал, что делать.

Видя это, Лёва взял инициативу в свои руки:

— Все формальности и медкомиссия по приезду домой. На это и дан сентябрь. Вашему тренеру надо будет в курс дела войти. Самой устроиться. Так что время будет — Он снова посмотрел на Гену — Если выдержишь адаптацию, а там обещаю, сам прослежу, легко не будет, пойдёшь в секцию центровым. У меня рослых ребят не хватает.

Гена, впервые, улыбнулся и эта улыбка растянулась, под визг его Иришки. Она подпрыгнув раза три, прижалась к счастливчику, обняв его за талию. Эта радость передалась всем нам. Глядя на это Лев сказал Меседре:

— Надо мне и в предварительных отборах участвовать. Как можно было такого молодца не заметить? Разберусь.

А Меседра пожелала нам хорошего отдыха и повела Лёву к директору, пристраивать на ночлег в гостевых номерах.

Мы же побежали на свой пляж. Там нас ждал сюрприз. Мальчишки и девчонки, которые помогали нам собирать ракушки и камушки, уже были на берегу. Рядом, накупавшись, загорали Красава, Мастерок и две новенькие девочки — Катя и Люба.

— Девочки — не выдержала Газирка и начала делиться радостью с ними — Гену взяли в бассейн!

И она снова прижалась к Глыбе. Мне Газирка-Ира стала ещё более симпатичной. Это ж надо. За себя забыла, что её пригласили, а за Генку радуется.

— Кстати Газировочку тоже пригласили — решил я исправить её упущение — и Красаву, и Катю с Любой.

Девчонки были ошарашены сообщением, правда не сообразив сразу, что к чему и зачем.

Гутти сразу же принялась объяснять ситуацию:

— В бассейне открывается новая секция синхронного плавания и расширяется секция прыжков в воду. Вас приглашают как синхронисток.

— А что это? Объясни — девчонки ещё до конца не поняли всего.

— Это новый вид спорта в плавании. Это, как бы проще сказать — танцы в воде — отчиталась Гутти.

Настроение у девчонок явно приподнялось и Красава сказала:

— И ты, Гутти, покажешь нам новые танцы, но теперь уже в воде?

Меня как ножом резануло. Я и подумать сразу не мог, что синхронное плавание, получается для неё ближе, чем прыжки. Я останусь без Гутти. Я даже думать об этом не хотел, но мысли сверлили меня, не давая покоя. Моё волнение заметила Гутти:

— Не переживай — она обняла меня и поцеловав в губы сказала:

— Где бы я не оказалась, ты всегда будешь рядом. Я тебя не покину.

Но я понял, что она уже загорелась новой идеей и её не остановить. А Гутти тем временем бросила клич:

— Все новости потом. А сейчас пошли купаться — начала стягивать с себя купальник. Иришка-Газирка даже опередила её.

Все начали, кто быстрей, кто не спеша, стягивать с себя купальники. Я и Мастерк остались без шорт. Только Гена всё не решался. Впрочем, его никто и не тянул силком.

— А что купаться не идём? Хорошее место у вас. А нам разрешите позагорать здесь? Мы вам не помешаем. — мы услышали голос бабушки-бригадира. она же любимая бабуля Иришки. С ней была и Генина мама. Они живо о чём-то перекидывались и расположились на берегу. Тут же бабушка сбросила халат, а потом и купальник. Тоже сделала и мама Гены, но не так быстро. Гена открыл рот. Явно не ожидая такого поворота. А мама его ещё и повернулась к нам, сверкнув чётко очерченным треугольником внизу живота, помахав при этом рукой.

-Генчик — крикнула в нашу сторону – иди, купайся с ребятами. Не стесняйся.

Гена явно оторопел, но смелость мамы видать подействовала и он, наверное, не захотел прослыть, нерешительным трусом. Гена повернулся к Газирке и решительно спросил:

— Если плавки сниму, ты смеяться и шутить надо мной не будешь?

Похоже, что мнение остальных его не интересовало. Газирка начала, что-то весело лепетать. Из потока её словес можно было понять, что она рада такому его гениальному решению.

Гена решительно снял плавки, бросил их на коврик и взяв свою Иришку за руку повёл её в море. Проходя мимо мамы, которая лицом к морю, расправляла покрывало, чтобы улечься для загара.

— Разреши пройти, мама — вежливо сказал Гена, проходя рядом.

Настала очередь открывать рот маме. Она только оговаривала с бабушкой реакцию сына на её голый вид, а сынуля, уже сам таков. Впрочем, через какую-то секунду они, с бабулей, довольные, сияли. А до ребят донеслось:

— Может и Генчик загорит, как Ваша Иринка — говорила Генина мама.

— Обязательно — не замедлила с ответом, бабушка — Внуча об этом позаботиться. Как она девчонок, этих, с танцевального, остудила, когда те начали на Вашего Гену, западать.

И женщины снова засмеялись. Вскоре они были уже на «ты» и разговор, с детей и внуков перешёл на чисто бытовые проблемы.

Следом за Геной и Газировочкой потянулись и другие ребята. Несколько мальчишек и девчонок, не из нашего коллектива, топтались в нерешительности. Они не знали, идти купаться в купальниках и плавках или раздеваться, до гола, как и мы. И тут Гутти проявила свой дипломатический талант:

— Ребята. Посмотрите на нас. Вот какой у мальчиков загар. А я только несколько дней как загорать начала, а результат.

И Гутти повернулась спиной и озорно повиляла попкой. Это подействовало. Мальчишки разделись сразу, а девчонки долго ещё решались, постепенно лишаясь одежды. Мальчишки поддёргивали их, бегая и дурачась перед ними. Наконец, когда мы все, были в море, они решились и их, визжащих, мальчишки затащили в воду. Я был в восторге. Стопроцентный результат. Вся детвора, пришедшая на наш пляж, купается и загорает голышом. О таком, ещё недавно, я не мог и мечтать. Была довольна и Гутти:

— Если бы не ты, то ни одного голыша здесь бы ещё век не видели.

Поле таких её слов, я почувствовал себя, каким-то первооткрывателем.

Купались долго. На этот раз дурачились как-то по особенному. легко и не принуждённо. Сыграла роль хорошо сделанная работа и приятное сообщение об изменениях в бассейне. Я, конечно, насторожился по поводу синхронного плавания, но Гутти, заметив мою настороженность, успокоила:

— Тётя мне говорила, что возможно будет эта секция. Я специально не говорила никому. Потому что это было ещё не подтверждено и моё сообщение было бы простым слухом.

— Если это танцы на воде, то может быть, здесь, есть тоже парные виды, как в фигурном катании? — немного запутанно спросил я Гутти, намекая, что готов в случае чего на переход, что бы быть рядом с ней.

Гутти весело посмотрела на меня:

— Чем бы я не занималась, я буду с тобой. Я от тёти ещё узнала, что у меня есть возможность поступить в три лучшие школы города. Твоя школа в этой тройке. Как мне рассказали, там сильный преподаватель английского и даже кружок иностранных языков есть. Так, что я за то, что бы учиться с тобой. Даже в одном классе.

От удивления я застыл, чем рассмешил Гутти. Она приблизилась ко мне и потянулась своими губами к моим. Я вспомнил, как целовался с Лорой и обняв Гутти, прижался к ней в поцелуе. Это было так неожиданно, ведь с минуты нашего знакомства я, ни разу, её не целовал, только она меня. Гутти оступилась и мы упали в воду. Впрочем, губы не разомкнулись. Так же обнявшись, мы оторвались от дна и встали во весь рост. Все смотрели на нас. Уж слишком смелым было наше поведение. Первой «очнулась» Иришка. Она дотянулась руками до шеи друга, таким образом нагнув его к себе и замкнула свои губы в поцелуе. Настала очередь оцепенеть Геннадию. Такого он явно не ожидал.

Впрочем, скоро снова всё вошло в своё русло. Мы продолжили резвиться.

А на берегу началось, что-то непонятное. К загорающим бабушке Газирки и Гениной маме подошли, мама Красавы с подружками и тоже оголились для загара. Но вскоре появилась директор пансионата и начала что-то объяснять женщинам. Совсем скоро те начали кивать и разводить руками, а потом начали натягивать на себя купальники.

Вскоре мы, порядочно подустав, потянулись к берегу. Там нам рассказали, что директриса пристыдила женщин за голый вид и посоветовала одеться, хватит мол и детишек голеньких, а то вообще запретит обнажаться на пляже всем. Пришлось подчиниться.

— Здесь говорят где-то камни, какие-то, есть. Там можно и купаться и загорать голышом — поинтересовалась мама Красавы.

— Сказала директриса — добавила её подруга Блонди — Так и говорит, идите на камни там и загорайте сколько хотите. Вам мол, детишки покажут, где это.

Женщины посмотрели на нас. Мне не хотелось раскрывать всем это место, но всё равно о нём узнают. Я кивнул головой давая понять, что если они желают попасть туда, то проблем не будет.

Все начали распределяться по коврикам. Гена чувствовал себя не ловко, перед мамой Красавы и её подругами, поэтому, выходя, прикрывался, но дойдя до своей мамы и бабушки Газирки, они сидели чуть позади, убрал руку. Женщины сразу подскочили с полотенцами и давай вытирать своих чад. Гене-Глыбе не особо нравилась эта процедура, так как не хотел выглядеть перед Газиркой, маменькиным сынком. Впрочем, глядя на подругу, он стойко выдержал эту процедуру. Я обратил внимание, что мамы он ничуть не стесняется. Я даже предположил, что он, как и я, оголяется перед ней, скорее всего в ванной, при купании. Но такая догадка совсем не изменила мнения о приятеле, к которому я успел проникнуться доверием. Надо сказать, что мама его, тоже как-то естественно приняла Генину наготу. То удивление, которое она выразила недавно, было вызвано, скорее всего, тем, что он быстро, без длинных разговоров, согласился раздеться. Она спокойно работала полотенцем, ничуть не смущаясь голого сына, как будто видела его, такого, регулярно.

Все улеглись загорать. Вот тут усталость взяла своё. Напряжённый, с самого утра, день наложил свой отпечаток. Снова появилось чувство голода. Да и Солнце падало всё ниже и ниже, за горизонт. Я же завёл разговор с Геннадием, прыгнув к нему на коврик. Воспользовавшись тем, что Газирка начала щебетать с девчонками, спросил его:

— Ты, я смотрю, мамы своей, совсем не боишься. Да и она, к тому, что ты голый перед ней, спокойно относится.

Гена недовольно посмотрел на меня, но я опередил его:

— Ты не думай, что я поддёргиваю тебя. Меня самого, моя мама, купает и тоже полотенцем вытирает. Я ещё и голым, дома хожу перед ней и сестрой.

У Гены отлегло. Он даже с какой-то готовностью ответил:

— Да, спину трёт и голову моет. А бывает и всего, полностью. Полотенцем тоже, любит меня вытирать.

Гена мгновение помолчал м добавил:

— У меня сестра есть и мама, когда занята, то её, ко мне в ванную, посылает. Она смешная. Младше меня на три года, но строгая. Заставляет вставать меня и намыливает всего. А уж полотенцем, так и полчаса вытирать может. Она сейчас в лагере, потому и не приехала с нами. Но голым, я по квартире, не хожу. Как-то не повелось. А вот малая частенько бегает. Смешно было, когда папа её поругивал, а она дразнилась, ему в ответ. Мама всегда за неё стояла и папа привык. А я, вот, маме, я только спину тёр иногда. Она, как и я, по квартире не расхаживает без ничего. Поэтому, вот и удивился сегодня. Первый раз её спереди увидел.

Я всё же спросил ещё его:

— А почему ты сразу не стал с нами купаться голым? Я думал ты ярый противник раздевания.

Гена без раздумий ответил:

— Одно дело дома, где все свои, другое, когда девчонки чужие. А у тебя отец не ругается?

— Да мой и не знает. По командировкам сейчас постоянно. Даже не знаю, как потом будет — честно признался я приятелю.
Пооткровенничав, мы растянулись на ковриках и принялись загорать.

Подошла моя сестричка с Кисточкокй и мускулистыми ребятами. Они пошли купаться, а мы начали собираться на ужин. С пляжа уносили колонки и звукооператор сматывал провода. Возле него находилась Лора и помогала ему. Меня удивило, что она не подошла к нам. Как потом выяснилось, директрисса отчитала Лору за то, что допустила обнажёнку среди взрослых, на празднике. Мне стало жаль Лору и я решил подойти к ней. Мы с Гутти, помахав друзьям, которые потянулись к пансионату, пошли к нашей старшей подруге.

— Ой, ребятки — Лора широко улыбнулась — Извините, не подошла к вам. Решила здесь помочь и задержалась.

Я сделал вид, что поверил, хотя было видно, что она плакала и просто не хотела показываться нам в таком виде.

— Директриса получила приглашение на другую работу. В городской отдел культуры. На хорошую должность. Вот и старается, что бы переход ей не испортили. Но я её понимаю. Просто надо было заранее предупредить, а то, не хорошо получилось как-то — сказала спокойно Лора.

Потом подошла к нам, обняла и поцеловала сразу Гутти, а потом меня.

— Хорошие мои. Какие вы молодцы. И мы обязательно, что-нибудь сообразим. На камнях — сказала Лора и с лукавинкой посмотрела на меня. Я одобрительно кивнул.

— Ну, идите. На ужин опоздаете.

— А ты? — спросила Гутти.

— Успею. Помогу ещё здесь.

Мимо прошли Гена с Иришей и его мама с бабушкой., Красава и её мама с подругами. Шумной стайкой проскочили остальные наши ребята. Мы с Гутти не спеша пошли следом.

На лестнице нас поджидала Меседра:

— Наконец-то. Идите, ужинайте. Сегодня вечером побудите сами. Нас, то есть меня, твою маму — и она посмотрела на меня — и директора пансионата, пригласили в кафе, в посёлок. Вернёмся поздно. Олег Иванович хочет поближе познакомиться. Он договаривается арендовать пустырь за корпусами, что бы поставить там палаточный городок для спортивного лагеря. Но это на следующий год.

Пока Меседра рассказывала, подошла моя мама:

— Идите быстрей. Столик накрыт уже. Я проведу вас.

Гутти получила ключ от Меседры, а мне мама тоже вручила, от нашего номера.

— Мама — сказал я — Поговори с директриссой. Пусть Лору не обижает. Она же не виновата.

— Хорошо. Хорошо, мои защитники. Никто Лору в обиду не даст — сказала мама, усаживая нас за стол.

Я был доволен и уверен, что Лоре, кроме, плохого настроения, от состоявшейся беседы, ничего не будет.

За столиком уже сидела Эрмана и не дожидаясь нас, приступила к трапезе.

— Для желающих сегодня танцы под магнитофон — объявила она — но наверное людей не будет. слишком день был насыщенный. устали все.

— Я хочу пораньше спать лечь сегодня — сказала устало Гутти, показывая ключ от своего жилища.

Я тоже почувствовал тяжесть в теле, но всё-таки сказал:

— Может подремать часик а потом на танцы. А?

Гутти кивнула:

— Зайдёшь за мной. Я думаю, что часа хватит.

На том и порешили. Эрмана вставила своё мнение:

— Я подожду тебя. Мне нужен ключ. Я открою, так как ты всё равно уснёшь.

— Стоп. — начал возражать я — Я же иду на танцы? Дверь оставлять открытую?

— К тому времени, я, буду уже в номере. Не волнуйся — спокойно ответила Эрмана.

Покончив с ужином, отправились к своим корпусам. Возле медпункта Гутти рассталась с нами и устало пошла к двери.

— Всё отдыхай — сказала Эрмана, звеня ключами — Я не долго.

Когда я закрыл за ней дверь. то усталость буквально начала давить меня . Я прилёг на кровать и не заметил как уснул.

Денис Донгар

Продолжение следует…

Автор публикации

не в сети 16 минут

Весёлый парниша

0
Комментарии: 1Публикации: 27Регистрация: 23-03-2019
386
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...


Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
 
avatar
5000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Авторы комментариев
Альберт Последние авторы комментариев
Альберт
Гость
Альберт

Класс…