Рассказ 17 Тиан и Гутти 5 Замок морского дьявола Часть 2 (1)

Предыдущий рассказ: Рассказ 16 Тиан и Гутти 4 Снова Замок и праздник Солнца Часть 1 (2)

Замок Морского дьявола

Неожиданно заглянувшее солнце ударило в закрытые веки, из-за распахнутых штор. Вчера забыли закрыть. Я нехотя открыл глаза. Ещё бы немного подремать, было бы совсем не плохо. Сразу же почувствовал дискомфорт в постели. Почему не понял, но тут же, с ужасом, одёрнул простынь. Да …

Опять поллюция. На шум откидываемого покрывала обернулась Эрмана.

– Что там? – и приподнявшись сказала:

– Понятно. Опять.

Она тоже сбросила с себя одеяло и встала с кровати. Необычайно красивая, в лучах утреннего Солнца, с подтянутой грудью и чётко очерченым треугольником внизу живота. Она присела на край кровати, но тут же встала:

– Так. Лежи. Я сейчас.

Сестра Эрмана подошла к вешалке, сняла полотенце. Намочила его в небольшом ведёрке, куда мама набирала воду на всякий случай. Подошла вновь ко мне и присела на край кровати и начала вытирать членик. Прохлада от полотенца приятно остудила низ живота, а сестра оттянув шкурку уже вытирала головку. Перевернув полотенце вытерла живот, промежность и яйки.

От нашей возни проснулась и мама. Она удивила меня тем, что спала без привычной короткой ночнушки, голышом. И так и подошла к нам.

– Доброе утро. детки – мама потянулась, подняв руки.

– Ну что? Мужчина растёт? – улыбнулась она.

– Мама – как-то серьёзно сказала сестра – Вчера мы разговаривали и с тобой и с Меседрой. Наверное, пока здесь, на отдыхе, надо применить это.

Я по настоящему струхнул. Не любил лекарства и боялся уколов. А тут ещё в голову стукнула мысль, что меня отправят домой. Что из-за меня прервёт отпуск мама и уедет со мной.

– Дочура. Не говори, так загадочно. Смотри перепугала малыша – мама присела возле кровати и нагнувшись поцеловала меня в губы.

– Всего лишь маленький массаж. Что бы не было больше ночных изливаний. Сестричка справится. Да и я могу.

Она встала и нагнувшись снова поцеловала меня. Соски, щекотно так, коснулись моего тела и по нему пошёл озноб. даже на ногах выступили пупырышки.

Мне ужасно. захотелось поцеловать мамину грудь, но я не посмел попросить об этом.

– Вставай соня – мама потянула меня за руку.

Я встал. Мама тут же стянула простынь. Сложила её и накинув халат, прихватив ещё и небольшую миску, сказала:

– Пойду простирну быстренько – и открыв дверь скрылась за ней.

Я стоял в полурастерянности. Помогла сестричка:

– Ты хотел поцеловать маме грудь. Я поняла это, когда ты смотрел на неё.

Она взяла меня за руку и присев на свою кровать, посадила к себе на колени. Я почувствовал попкой волоски её лобка и это немного взволновало меня.

– Мама сегодня не будет отвлекаться на тебя. Поцелуй мою грудь. Сделай сестричке приятно. Я тоже хочу почуствовать себя мамой – и приподняла ладонью правую грудь. Сосок оказался прямо у меня перед ртом. Я посмотрел на Эрману. Голова пошла кругом. Как я люблю эту девушку, мою родную душу. Люблю так же как и маму. Я впился губами в сосок и начал покусывать его и ласкать языком. Сестричка откинула немного, назад, голову и приоткрыла рот. Было видно, что ей приятны мои прикосновения. Я же прильнул к другой груди и не только целовал её, но и покусывал губами. Хотелось не останавливаться, а ласкать и ласкать такие милые сосочки.

– Ну всё маленький. Хорошенький мой – сестричка немного отстранилась от меня – Мама идёт.

Я услышал шаги по коридору. По какому-то неуловимому шороху я тоже понял, что это она. Я подскочил на ноги и тут же почуствовал, что с моим дружком, что-то не не то. Он действительно подскочил и уверенно так топорщился вверх.

Эрмана всплеснула руками:

– Что мама подумает?

И тут же, что-то сообразила:

– Иди сюда. Ближе.

Я послушно подошёл. Хотя первое желание было прыгнуть в постель, под покрывало, но тогда мама всё-равно заподозрит неладное, так как матрац был без простыни и моё лежание выглядело бы странным. Сестричка взяла членик в кулачок и даже легонько поводила им. В это время вошла мама. Она, просто, застирала попорченное место, поэтому и справилась так быстро. Мама поставила миску на стол и тут увидела нас, в таком неопределённом виде.

– Вы, что надумали? – спрсила она, подходя к нам. Сестричка сразу защебетала:

– Мама. Я сразу решила. Чего откладывать. А то ещё на берегу случиться.

– Не случиться. Там некогда будет. Ты забыла, что такое чаще ночью случается – и мама сняла руку Эрманы с прутика и своей погладила его и провела по яичкам. Она присела на кровать сестры и немного подала меня к себе.

– Какой упругий. Такой настоящий прямо. И надо бы … – мама остановилась и не снимая руку с прутика, пристально посмотрела на сестру.

– Так. Соски не успела вытереть? Решили в мамку поиграть?

Сестричка покрылась каской. Она растерянно посмотрела на меня, на маму и схватив, рядом лежащее полотенце, начала вытирать грудь.

– Мама – сестричка сбивчиво начала оправдываться:

– Он так смотрел на тебя. Мне так его жалко стало …

Мама перебила её:

– Доченька. Ведь он любит тебя, любит меня и всегда так необычно смотрит – в её голосе не было злобы. Ровный тихий голос.

Я глянул на Эрману. У неё отлягло. Она прижалась к маме и потянувшись, поцеловала в щёку.

Я же решил подыграть сестричке и уверенно произнёс:

– Мама. Я действительно, хотел поцеловать твою грудь, а сестра меня пожалела.

Мама с улыбкой посмотрела на меня, потом на сестру:

– Ох вы мои конспираторы. Ты всё рассказал сестричке и ей тоже захотелось побыть мамочкой.

Она продолжала легонько мять моего дружка и делала это очень умело. Мне было приятно.

Эрмана с интересом смотрела на её движения пальцев, а мама поцеловала её и подавшись вперёд меня, в щёку.

– Всё ребята. Одевайтесь. На завтрак пора – и отпустив прутик, встав, помяла ладонями груди, через ситец халата:

– Надо на камни сходить. Искупаться голышом, позагорать.

Она как-то вкрадчиво посмотрела на на меня. Снова улыбнулась, как буд-то вспомнив что-то и сбросив халат, потянулась за купальником. Я заметил, что сосочки у мамы стали побольше, чем когда она проснулась. А она, расправляя плавки и лиф, добавила, обращаясь к Эрмане:

– Массаж вечером. Так, для писюнчика, вернее будет.

Сестричка закивала. Кивнул, почему-то и я. Мы начали быстро одеваться. Я понял, что они задумали и мне почему-то отлегло. Я боялся уколов и понял, что их не будет. А будет то, что сестричка уже успела мне сделать, когда была травма.

Мама же, натянув купальник, буднично так, обратилась к дочери:

– Ты за яйкам следишь? Это такой нежный и капризный орган, что несмотря на то, что уже время прошло, ещё долго проверять на воспаление надо.

“Ну вот. А я думал,что мама уже забыла” – мелькнуло у меня в голове.

Тут мама, неожиданно, остановилась, как буд-то что-то вспомнила:

– Совсем забыла. Мы же договаривались трусы пониже надеть, что бы песок не попадал. А я и забыла – и помолчав секунду, добавила:

– Где-то в сумке есть. Точно помню, брала.

И она быстро сняв пляжные плавки, бросила их на стул и нагнувшись, достала сумку из под кровати. Аккуратная мамина пися вновь была перед моими глазами, как дома, в ванной и на пруду, когда играли в мяч. Я снова не мог оторватьвзгляд и на минуту окаменел. Эрмана посмотрела на меня и улыбка растянулась по её лицу. Её вид как бы говорил: “Что повезло? Ну-ну. Наслаждайся”

Я отвернул голову, а мама в это время нашла трусики и выпрямилась. Потом развернулась к нам и начала натягивать их:

– Одену сразу. Там негде и некогда будет и приказала:

– Закройте дверь и идите в столовую. А я заскочу к Меседре. Ох и имя вы ей дали. Никак не привыкну.

Мама, взяв пляжную сумку, заторопилась к подруге.

Только мама отошла, ей навстречу вышла Кисточка. Она перекинулась с мамой несколькими фразами, из которых я только и услышал:

– У Меседры возьмёте …

Она подошла к нам, поцеловала меня и Эрману и начала вводить нас в курс дела, относительно праздника.

– Небольшие изменения. Будем строить два замка. Соответственно две бригады. Я бригадир.

– Другой, я так понимаю, как её? – сказала Эрмана и посмотрела на меня.

– Кудесница – сказал я уверенно и продолжил – Мы в её бригаде все.

– Это, кто, все? – не унималась Эрмана.

– Весь наш коллектив. Танцевальный – уверенно произнёс я.

– Вообще-то у нас было решение, вас разделить, но потом решили на месте определиться – уверенно сказала Кисточка.

Я недовольно присвистнул.

– Поэтому, к вам просьба большая – говорила она, не обращая на меня внимания – Пораньше, быстренько позавтракать и на берег. Уже всех предупредили. Вы последние.

Мне не понравилось, что мы последние. Я уже стремился увидеть Гутти, да и остальных ребят.

– Да ещё – продолжала вещать Кисточка – Вчера с директрисой разговаривали. Предупредила, что бы никакой обнажёнки, кроме детишек до двенадцати, включительно, как и в прошлый раз. Вот мы и решили – реквизит с первого заезда использовать. Там и под русалок и под чертей найти можно. Всё уже отнесли на берег. А Гутти, мы, специальный поясок пошили. Спереди прикрывает и всё. А то она чуть с Меседрой не поругалась. Та говорила, что надо в трусиках, потому, что волоски у Гутти и она кажется старше. Директриса может запретить.
Я вспомнил, как помогал маме и тёте перед грязями и для загара.

– Можно было бы просто сбрить и всё. И она была бы как мы, только чуть выше ростом.

Кисточка посмотрела на меня и сказала:

– Не проходит, к сожалению. Предлагали. Меседра запретила.

Мы поторопились на завтрак. С раздачей договорилась Лора и нам, хотя людей ещё не было, стали выдавать порции. Подошла Гутти. Как всегда приветливая и сияющая. Поцеловала Эрману, а меня взяла за руки и обворожительным голосом сказала просто:

– Привет. Готов к испытаниям?

– О … – протянул вежливо я – Ваша милость, истинная госпожа! Под Вашим чутким руководством, готов к подвигам и дерзаниям, во имя великой цели.

Эту фразу я повторил из школьного КВНа, в котором участвовал за команду нашего класса.

Гутти похлопала в ладоши и бросила:

– Браво! Какая дикция. Какая патетика. Да Вам … Ваше милейшество, со сцены декламировать, а не замки, из песка, строить.

Я был доволен. Гутти не обиделась, а наоборот, развила мою шутку.

– Могу Вас огорчить. К сожалению, не смогу выступить в том виде, в котором договаривались. Вот, хотят пояс на меня нацепить – сказала Гутти, принимаясь за завтрак.

– Пояс верности – задумчиво произнесла Эрмана и они обе залились смехом.

– Я полоски русалок одену и Кисточка тоже – насмеявшись сказала Эрмана.

– И я может по размеру себе найду – подсевши за столик сказала мама – Мы поддерживаем тебя, принцесса.

И погладила Гутти по руке.

– Внимание – раздался голос подошедшей Лоры – Всем, с добрым утром и кто, из участников, окончил завтрак, прошу на берег, где получите краткую информацию по проведению праздника.

Она помахала нам рукой и пошла на выход. Мы поторопились с завершением трапезы. Буквально за несколько минут, в столовой были все участники. Кроме меня, Гутти, мамы, Эрманы, были так же – бабушка с внучкой Газировочкой и её, теперь уже приятелем Геной-Глыбой, Кисточка, Катрана, Дельфина и милашка Красава. Кудесница с сынулей и Меседра уже были на берегу.

К столовой стали подтягиваться отдыхающие на основной завтрак и мы вышли на крыльцо, ожидая пока Гена-Глыба и Катрана с Дельфиной не разделаются с ватрушками и компотом. Я обратил внимание на Красаву, которая была в мини юбочке в которой танцевала на площадке.

– Мама посмотрела наши танцы и ей понравилось. После этого разрешила в юбке ходить и загорать голышом, когда узнала, что так вы загораете – похвасталась она нам.

И мне понравилось. Из под юбки, у неё, смотрели миленькие трусики, а так как Красава редко одёргивала её, то трусишки мелькали постоянно. А сообщение о загаре повергло меня и Гутти в восторг. Молодец Красава.

Появились наши “обжоры” и мы, все, потянулись на берег, к замковому пляжу. Видя наше рвение, мама и бабушка Газирки сказали, что бы мы бежали вперёд, а они дойдут, без сопровождения. Сказано – сделано. Через несколько минут, мы были на месте.

Завидя нас, Лора помахала рукой, по движению которой мы поняли, что надо поторопиться.

– Так все в зборе? А мама нашего героя и бабушка малышки подойдут – Лора начала работу по началу праздника.

– Всем внимание. Всех приветствую на празднике. Сначала определимся, сколько нас? Так … четырнадцать. Отлично. То, что нужно. – Лора пригласила всех поближе.

– Кратко объясню об объёме работ. Итак, строим два замка. За основу взята книга и фильм по ней – “Человек амфибия”.

Я удивлённо посмотрел на Лору, почему-то на маму и Гутти. Вот так сюжетик. Вот не ожидал. Неужели из-за меня они так решили?

А Лора продолжала:

– Кроме замков строим стену и вал, которые защитят замки от стихии моря. Это очень ответственная работа и тот, кто будет её выполнять, пусть не думает, что его обделили. Без этой работы замки не простоят и трёх дней. Пример, прошлое строительство, когда замок смыл шторм.

Мы активно начали обмениваться мнениями. Все ждали кого и куда определили.

– Итак – начала подводить черту Лора:

– Замок Морского дьявола. Бригадир – Кудесница. Попрошу выйти и стать справа. Вот. С ней её сынуля, конечно же сам Ихтиандр и его обворожительная мама. Прошу к Кудеснице.

Я от неожиданности забыл слова, так как видел себя только в команде с Гутти и уже хотел было опротестовать, но Кудесница шепнула, что сейчас мол, всё узнаешь.

Лора между тем продолжала:

– Замок Гутиэрэ, возлюбленной Ихтиандра. Бригадир – Кисточка. Прошу становись посередине. С ней её подруга Эрмана, сама хозяйка замка – Гутти и её тётушка – блистательная Меседра.

До меня дошёл замысел организаторов. Хорошо придумали и не обидишься даже. Каждый должен строить замок своего имени.

И снова Лора:

– Самое ответственное сооружение. Бригадир – наша замечательная бабушка, которая активно защищает наши интересы и начинания. С ней созидают: её красотулька внученька с другом Геной …

Я обратил внимание, как зарумянилась Газировочка. Лора продолжала:

… наши славные пловчихи, будущие чемпионки Катрана и Дельфина. И наконец, начинающая королева красоты – Красава. Становитесь вот здесь, слева.

Лора перевела дух.

– Давайте начнём работу. Надо что бы зрители, когда подойдут, видели уже сам процесс, а не подготовку и начало работ. Сейчас давайте подготовимся. Примем, так сказать рабочий созидательный вид. Весь гардероб у Кисточки – Лора указала на картонную коробку стоящую рядом.

Первой отозвалась моя мама, подойдя к коробке:

– Где там наш реквизит? – и достала три повязки из мешковины, аккуратно пошитые для русалок и понесла их Кудеснице и бабушке Газировочки. Меседра достала свою повязку на грудь, она темнее остальных. А Кисточка выложила два русалочьих купальника, для себя и Эрманы. Дальше сказала, обращаясь к Гутти и Красаве:

– И о вас не забыли. Пошили быстро. Должно понравиться – дала им два маленьких передника их блестящих нитей, добавив при этом:

– Как буд-то чувствовали, что Красава тоже решит без трусиков, запасной поясок сообразили.

– Переодевайтесь и за работу. Тиан, Мастерок и Газировочка решили голышом. До двенадцати включительно можно. Не передумали? – спросила Лора.

Нет, мы не передумали. Все начали переодеваться. Мама с Кудесницей, Меседрой и Бабушкой сбросили халаты и все в похожих низкопосаженных трусах, примеряли повязки на груди. Кисточка с Эрманой примеряли ещё и набедренные повязки, правда на узкие трусики. Гена разделся до плавок и теперь укладывал в бабушкину сумку одежду Газировочки. Она же держала эту сумку за ручки, сверкая загорелой попкой. Разделись и мы с Мастерком. Гутти и Красава подошли к нам и попросили помочь. Они дружно сбросили платьица и трусики и подали нам блестящие пердники.

– У меня тоже волосы, а самое главное, мне тринадцать – сказала Красава, когда Мастерок завязывал, сзади, ей передничек. Получилось довольно симпатично. Маленькая грудь, лобок прикрыт блестящими висюльками и голая попка.

– Извини, что не получилось с вами голышом. Надо убрать эти волосы – сердито сказала мне Гутти.

Извинился и Гена, что не может голышом с нами, может потом.

– Может. А пока не забывай, что тебе уже не двенадцать – успокоил его я. А Гутти сказала:

– Посмотри на Красаву. Довольно привлекательно.

Я начал прикладывать передник к животику Гутти. Завязывая тесёмки на спине, вдруг сказал:

– Я тёте и маме бритвой подправлял и снимал … там.

Гутти резко обернулась:

– Я поняла. У тёти есть в коробке. Я видела. Ты просто молодец. Сейчас уже поздно, но мы обязательно снимем. Только, что бы тётя не знала.

И неожиданно поцеловала меня.

– Успехов тебе – и обернувшись к девчонкам и Гене, крикнула:

– Мы лучшие!!!

– Лучшие-е-е … У-у-у … – хором ответила наша команда.

Взрослая часть команды улыбалась и одобрительно кивала, глядя на наши согласованные действия.

Пока мы наводили последние штрихи, Кудесница, Кисточка и бабушка Газировочки решили определить место стены для защиты замков от моря. Мастерок кивнул мне и мы пошли к морю, что бы решить откуда брать песок. Ещё в прошлый раз, он доказал, что не смотря на своё малолетство, в этом деле он специалист.

Заиграла музыка. Это радист подсуетился. Он все мероприятия, где присутствовала Лора, проводил чётко и безукоризненно. До меня долетели обрывки фраз Лоры, которая разговаривала с бригадирами:

– Нет. Снимать никого не будем … По ходу будем комплектовать … Из зрителей приглашать будем …

Это насчёт идеи воздвигать параллельно черепаху и крокодила, если желающие будут.

Наконец бригадиры позвали к себе своих людей и быстренько начали излагать тонкости процесса. В нашей четвёрке он заключался в том, что, в отличие от прошлого раза, мы начинаем с плошадки, которую нужно разровнять до влажного песка и только потом начинать строительство. Сказано, сделано. Взяв у Кудесницы небольшие листки фанеры, принялсь отгребать сухой песок, освобождая квадрат, примерно три на три метра:

– Пока столько хватит, а там посмотрим – сказала поэтому поводу Кудесница.

Я посмотрел в сторону замка Гутти. Там тоже занялись площадкой, но не так уверенно как мы. Гутти стояла спиной к нам и тонкой тесёмки с передничка, почти не было видно. Я даже думал, что она сняла его. Тут Гутти повернулась боком и я увидел, что всё на месте. Она за эти дни подзагорела. Ни плечи, ни попка, ни ножки, уже не были снежной белизны, а покрылись лёгкой бронзой. Мне очень хотелось поработать с ней на строительстве вместе. Но и свой замок, с первых минут, тоже поглотил меня и скоро я окунулся в интереснейший мир ваятельства.

– А вот и наши первые зрители – раздался мегафонный голос Лоры – и они будут награждены первыми местами, рядом с мастерами строителями.

Это было несколько семейных пар, с малышнёй. которая тут же начала сверкать попками. Родители выполнили первое требование праздника Солнца. Я же вспомнил Русалочку. Русю. Как её сейчас не хватало.

Один мужчина тут же проявил свою компетентность и подсказал бабушке-бригадиру, что стену нужно укрепить крупной галькой, тогда море намного дольше будет размывать её. И тут же принялся носит камни. К нему присоединился его приятель. А когда к ним присоединились их голопопые детишки, показалось, что мужчины, сами превратились в детей. публики прибавилось. раздались первые комментарии:

– Говорят, нечто подобное, грандиозное, в первый заезд было. Тогда все довольны были – раздался голос какой-то бабушки.

– А вы, что, фотографий не видели? Висят возле актового зала. Там есть лица которые и сейчас присутствуют – сказал какой-то мужчина.

– Детишки молодцы какие. Мальчишки смелые какие, совсем разделись. Красавчики. Загорелые … – бросила комплимент в нашу с мастерком сторону моложавая женщина.

Другая бабушка узнала соседку:

– Ой Петоровна здесь. Вон, ближе к морю. И Иришка с ней, внучка её. И не узнала сразу. Загорелая какая. Бабуся безума от неё.

– Мы в детстве тоже, только голыми купались – продолжила первая бабушка:

– А мальчишки подглядывали. Мы было поймали одного, раздели и в воду бросили.

Бабушка рассмешила окружающих. Праздник начался.

А детвора, как и предполагалось, рвалась помогать нам. Родители еле управлялись с малышнёй. Я вспомнил Сорванцов и их маму, которая тоже, с тудом, справлялась с ними.

Заметила это и Лора:

– Так … Желающих стать песочными строителями заметно добавилось. Поэтому, просьба к старшим. Начинаем строить отдельные замки или черепаху, крокодила … Да, что угодно. Взрослые, смелей. Поможем нашим малышам погрузиться в праздник.

Желающих оказалось немного, один из мужчин, которые выкладывали волнорез из гальки и так ещё три человека. Но Лора прекрасно понимала, что это цепная реакция. Как только первый песок лёг в основание первых построек, желающих сразу добавилось. Восторг детишек был неописуем. Все в песке. Кто с лопатками, кто с ведёрком. Со смехом и весёлым криком, носились взад вперёд, часто боьше мешая, но не получали за это нагоняя. Всех захватил праздник.

– Солнце любит нас. И мы отдаёмся солнцу – вещала в микрофон Лора.

Денис Донгар

Продолжение следует

Серия публикаций:

О приключениях мальчишки-натуриста

5 606
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
2 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
VicUa
1 год назад

долгожданное продолжение