Рассказ 21 Часть 3 Новые танцы. Сводили соседей в душ Волнующие отношения с мамой

Предыдущий рассказ: Рассказ 21 Часть 2 Песочные игры и Песчаные ребята. Лора делает сообщение о Нептуне. Позировал, нагишом, юной художнице

Рассказ 21 Часть 3 Новые танцы. Сводили соседей в душ Волнующие отношения с мамой

Танцы от ЛюКа шокировали публику. Танцевал с Таней. Соседи опоздали в свой душ и попали в наш. Волнующие близкие отношения с мамой.

Со столовой я вышел вместе с мамой. Она уже окончила работу, но в номер ещё не заходила. Рабочая сумка была с ней, как и белый халат.

– Ты совсем плохо ел. Может, что-то беспокоит тебя. Говори. Разберёмся – сказала мама, готовясь выслушать мою жалобу.

– Нет. Всё хорошо. Просто наелся я. И некуда больше вбрасывать было – сказал я чистую правду.

– И где же и чем тебя накормили? – поинтересовалась мама.

– У новеньких, которые только приехали. Торт “Наполеон”, конфеты разные, печенье. Ещё вареньем, пожелали угостить. Хорошо пошло – ответил я.

– Ага. Это, с врачом, который к ним, приезжал, проверяющая прибыла, в медпункт и задала мне несколько вопросов. Осмотрела помещение, наличие достаточного количества лекарств, инструментов и пожелала успехов на новом месте работы. Хотя мне тут и осталось недельку поработать

Мама повесила сумку на плечо и продолжила:

– Так, что ты ещё делал у новеньких. Не уж-то рисовать учился. Разговаривают, что у девочки талант художника, а мама хороший визажист.

– Не знаю как мама, а Таня действительно бесподобно рисует. Мой портрет, нарисовала прямо как фотография. Очень похоже.

– А покажешь? – заискивающе спросила мама.

– У неё остались. Дело в том, что я помог ей. У неё нет практики обнажённой натуры, как в её кругах выражаются. Она как-то маму рисовала, но сказали, что нужна ещё и мужская натура или мальчика. Она предложила, я согласился.

– Ты пожалел девочку – немого удивлённо сказала мама.

– Мама ты бы видела как она расцвела, когда портрет получился. Хоть какое-то просветление. Она очень комплексует по поводу своей болезни. Считает себя калекой.

– Надо повидаться с ними. Может девчушке массаж нужен. Помогу. Хоть и времени мало – она немного помолчала и продолжила:

– Хотя они же из нашего города? Ну так в чём проблема? Подключим если надо и Меседру. Мы, с ней, тут идею одну вынашиваем. И Олегу Ивановичу её изложили. Выйти на Горздрав и на базе нашего бассейна открыть группу для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата и не только. Идея ему понравилась и, теперь, должно быть решение горисполкома – каким-то особым голосом проговорила мама.

– Ты самая лучшая мамулька – обрадовался я и даже, потянувшись, поцеловал её в щёчку.

– А ты меня познакомь с ними. Прямо сейчас – попросила мама.

Я посмотрел на вход столовой и увидел мелькание Зои Викторовны, в глубине коридора. Через несколько минут, они были рядом с нами.

– Здравствуйте. Я мама Дениса. Хотела бы познакоиться с Вами и спросить, что сказал врач, который приезжал сегодня? Я, до конца сезона работаю, здесь медсестрой, так, что мне можно доверять – сказала мама. Зоя Викторовна обрадовалась:

– Добрый вечер. Я так рада видеть Вас и хочу сказать спасибо за сынишку. Такой тактичный и добрый мальчик. Танечка прямо ожила после его слов. Ей так нужна поддержка и хорошие друзья.

– Вот об этом я и хотела поговорить – сказала мама.

Они начали разговор и он сразу получился. Мама и Зоя Викторовна говорили как хорошие знакомые и часто улыбались и смеялись.

– Какая мама у тебя хорошая. И вся ладная такая. Даже через халат видно, что у неё отличная фигура – сказала Таня.

– Ты никак в ней уже натурщицу себе присмотрела? – весело спросил я.

– Всё шутишь, а я правду говорю. Очень красивая и видно, что добрая и общительная – она не совсем поняла мою шутку.

А у наших мам завёлся разговор о Танином недуге. Зоя Викторовна показала справку оставленную доктором о его видении болезни и мама внимательно прочитала её. Разговор у них продолжился. Таня тоже не молчала и сказала мне:

– Я так довольна своей работой и тебе огромное спасибо, что потратил на меня время.

– Рад стараться – у меня, у самого было хорошее настроение и я позволял, себе, немного покаламбурить.

– Не смейся. Я читала много воспоминаний и трудов художников и все утверждают, что профессия натурщика очень тяжёлая и ответственная работа, требующая собранности, дисциплины и терпения. У тебя есть все задатки. Ты простоял почти пять часов на подиуме. Но это не означает, что я тебе предлагаю будущую профессию. Просто я так думаю – Таня немного помолчала, а потом продолжила:

– Настоящие натурщики и мужчины и женщины, пользуются большим уважением в художественных кругах. Их труд востребован и хорошо оплачиваемый. За ними выстраивается очередь.

Я тихонько засмеялся. Представил, как за мной, стоит целый хвост из бородатых, в краске художников и похожих на Таню, девчонок, с кисточками в руках:

– Да, представил – продожал усмехаться я.

– У тебя хорошее воображение – похвалила меня Таня.

– Весьма польщён – я снова пошутил.

– Мне нравится твоё настроение. Видно, что многочасовое позирование не отвернуло тебя. Когда мама мне позировала, то всё время жаловалась, что очень долго рисую. Возможно это повлияло на качество рисунка. Наша преподаватель, Белла Рудольфовна, забраковала мою работу. Сказала, что родственников рисовать нельзя. Получается не реалистично. Присутствует желание скрыть дефекты тела и настроение модели. Я даже соврать не смогла. Она знала маму в лицо и узнала по портрету – Таня, как-то по взрослому вздохнула, типа, ну, что я поделаю.

– Таня, спасибо, что ты оценила меня, хотя позировал я впервые и не знаю тонкостей. А вот скажи, твоя мама, как бы помогала тебе …

– Ассестировала – перебида меня Таня.

– Да, пусть так. Она же делала это впервые? – осмелилися спросить я.

– Да – не удивиласть Таня – и не только мальчишке, но и вообще. А ты почему спрашиваеш?

– Она так уверенно вела себя. Когда грим накладывала и снимала. И когда прут поправляла два раза.

Таня с лукавинкой посмотрела на меня, но ответила прямо:

– У мамы есть опыт работы с клиентами. Она визажист и хорошоий мастер. Но правда работает с одними женщинами. А с мужчинами, тем более обнажёнными, впервые. А у тебя ещё подымался и не раз, вот она и разволновалась. А что касается прутика, то я начала рисовать его и как раз яички, а он всё сползал и портил начальный ракурс. Вот я и шепнула маме, что бы поправила. Извини если тебя задело это.

– Что ты. Не задело. Ты меня не поняла. Просто я не мог подумать, что нужна такая точность.

– Ещё и какая. Я рисовала полную картину, до мелочей. Да ты и сам заметил это – сказала Таня.

– Да, да. Конечно – согласился я.

Таня вновь подчеркнула своё удовлетворение гордой улыбкой. Но тут она как бы, немного, поменяла тему.

– Студия у нас необычная. То есть рисуем, даже пытаемся картины писать, а вот ученики особые.

Я выразил заинтересованность этим сообщением, а Таня продолжила:

– У нас двадцать человек обучающихся. Из них четырнадцать инвалиды, как и я. Остальные из детских домов. Тоже ограниченные в движении. Один мальчишка без руки, а как рисует.

– Так у вас специализированная организация? – спросил я.

– Нет Белла Рудольфовна ведёт группу для нормальных ребят при Дворце пионеров. А с нами она по своей инициативе, три раза в неделю. Даже зарплату не получает. Как-то была в детском доме и увидела там талантливых ребят. С этого всё и началось.

Мне стало немного не по себе. Неудобно как-то перед ребятами, которые с различными недугами, а занимаются интересным делом и находят в этом смысл жизни. Мне захотелось как-то помочь им. Я поделился этим мнением с Таней. Она, неожиданно, засиияла как восходящее Солнце:

– Ты молодец. Если бы согласился побыть несколько раз натурой, что бы все ребята могли освоить этут тему. Было бы замечательно.

Я, сразу оторопел, но быстро взял себя в руки. Я уже привык к соседству одетых людей, когда сам раздетый. Но то, здесь, на море, на пляже, а как в условиях города и как, её ребята отнесутся к этому?

– Не волнуйся – начала успокаивать меня Таня – В группе остались одни серьёзные и увлечённые ребята. Группа была намного больше. Отсеялись. В основном из-за того, что ленились или оказались равнодушными к рисованию.

– А девчонок много?

– Тринадцать. Это без меня – “ошарашила” меня она – Но, девчонки, к любимому делу и относятся с полной серьёзностью и не будут отвлекаться на голого мальчишку, видя в нём только модель.

– Ого – сказал я – Мне, почему-то хочется верить тебе.

– Ты молодец. Я сразу, по приезду, поговорю с Беллой Рудольфовной. Надо обязательно её разрешение. Ведь она и будет, если что, вести эти уроки.

Таня уже не просто сияла, а была на седьмом небе. Но тут подошли наши мамы:

– Танечка – первой заговорила её мама – Денискина мама, посмотрела рекомендации врача, который утром осматривал тебя и сказала, что часть физио-терапевтических процедур, можно начать делать здесь, не дожидаясь возвращения в город.

Таня, как-то по детски быстро закивала головой и широко улыбнулась. Ей сразу понравилась моя мама и она не скрывала удовлетворения. Мама тоже улыбнулась и сказала:

– Таня. Если ты согласна, то можем начать сразу сегодня. До танцевальной программы ещё полтора часа. А нам и половины хватит. Только надо прямо сейчас идти или в медпункт или к вам, в комнату.

Решили, что в комнате будет удобнее.

– Денис. Вот ключи. Беги переоденься и обратно. Занесёшь ключ и на танцплощадку. Тебя девочки ожидать будут. Ты обещал.

Мне очень хотелось пойти с ними и даже самому, поучаствовать в процедуре, но я действительно сам давал указание, встретиться за час до программы. Я быстро смотался к себе, переоделся и бегом назад. По дороге встретил ДельКатр. Они одели, уже ставшие униформой, коротенькие юбочки, из под который торчали симпатичные белоснежные трусики.

– Ты куда? Пошли с нами, танцы разучивать – крикнули они мне вслед. Я махнул рукой, в сторону танцплощадки и крикнул:

– Я скоро, прямо на площадку приду.

Через минуту был под дверью комнаты, где жили Таня с мамой. Я тихонько постучал. Открыла Зоя Викторовна:

– Проходи. Проходи – ласково сказала она.

Я прошёл в комнату. Меня всколыхнули свежие воспоминания о дневном позировании. Таня лежала на кровати, на животе, а в ногах сидела моя мама. Она поглаживала голое Танино тело и делала надавливания пальцами.

– Чувствуешь что нибудь? – спросила её моя мама.

– Да, чувствую. Лёгкое приятное покалывание, на ногах и попке.

– Это очень хорошо – сказала довольная мама и тут же повернулась ко мне:

– Положи ключ возле сумки. Заходили Катя с Любой. Они рядом живут. Хотели Таню на танцы забрать. Её мама, потом, приведёт. После массажа ей полежать немного надо будет. Так что беги. Тебя наврняка уже ждут – выпровадила меня мама и добавила:

– Я тоже подойду. Попозже.

Таня помахала мне ручкой. Было видно по лицу, что ей приятна проводимая моей мамой процедура. Я тоже поднял руку и покинув комнату, почти побежал в сторону танцплощадки.

Все были уже на месте, кроме Мастерка и Красавы. Я наверное немного припоздал, потому что девчонки увидев меня обрадовались. Катя с Любой, как самые опытные из нас, что после вчерашнего представления, ни кем не оспаривалось, начали распределять роли между нами:

– Тиан, Мастерок и Гена выдвигаются первыми. Сначала Геннадий, потом Тиан и последним Мастерок. Это всё пританцовывая. Получается как бы по росту – начала “урок хореографии” Люба. Ей помогла Катя:

– Потом ровняетесь в шеренгу и начинаете, синхронно, эти движения – она, с Любой, начали показывать нам их. Мы повторяли, но не было ещё Мастерка. Учили без него. Первые посетители, с интересом, наблюдали за нами, даже с большим, чем ранее. Ещё бы, тогда фигурировали одни девчонки, а сейчас …

Появились Красава, с Мастерком. Сразу же получили нарекание от ЛюКа за опоздание:

– Мы свой танец репетировали и хотим сегодня его представить – важно сказала Красава, а Мастерок кивнул.

– У вас будет эта возможность. А пока Мастерок, пристраивайся к ребятам, надо движения выучить – сказала Катя и они опять стали демонстрировать своё видение будущего танца. Я нашёл, что танец получатся великолепным. Меня затянул этот процесс. Генка и Мастерок тоже увлеклись. Мы повторяли выход и дальнейшие движения с каким-то необъяснимым азартом. А девчонки начали изучать свою часть танца, под ритм отсчитываемый ЛюКа. За этим занятием и застала нас Лора:

– Привет Песчаным ребятам. Что-то новенькое? Подсмотрела со стороны. Блеск.

Я отнёсся, к этому, как-то равнодушно. Лора ни кого и ни когда не собиралась обижать, поэтому могла и перехвалить. Она как будто угадала мои мысли:

– Серьёзно. Очень смело и красиво. И так свежо, по новому – сказала Лора, вызвав благодарные улыбки у девчонок. Но вскоре они стали более серьёзными и озабоченными. Оказывается, Лора, пришла в белоснежном приталеном платье, длинна которого едва прикрывала попку. Оно так великолепно лежало на теле, что у девчонок снова развился комплекс неудовлетворённости своими прикидами.

– Нужно платья свои тоже так укоротить – выразили своё мнение ДельКатры.

– Надо поговорить со Светланой. Пусть подобьёт, как и наши юбки – сказали ЛюКа, а Красава добавила:

– Прямо сегодня поговорить и не откладывать

Похоже Лора затронула тонкие струнки девичей ревности и они завибрировали. А Лора ещё и на сцену поднялась, при этом, сверкнув такими же белоснежными, как само платье, трусиками. Это окончательно убедило девчонок в желании заняться переделкой своих платьиц.

– Кто первый увидит Кисточку-Свету, сразу сообщайте. Пигласим к себе и поговорим – Иришка тоже подала голос.

Не пошло и минуты как Генка куда-то не спешно побежал. Ещё через две, привёл Светлану-Кисточку к девчонкам.

– Хорошо – сказала Кисточка, внимательно выслушав “жалобу” девочек – Приходите сразу после завтрака. Выкрою на вас, часик полтора.

Похоже они остались довольны и не допустят монополии Лоры. Так что завтра, её триумф будет нивелирован. Лора же о чём-то поговорила с музыкантами, корторые только что подошли.

– Вам какую музыку для занятий включить – спросил в микрофон руководитель ансамбля.

– Как и вчера. На четыре четверти, быстрая – отозвались ЛюКа.

Через минуту раздалась ритмичная музыка и начали репетировать выход нас троих. Первый Гена, последний Мастерок. Полчилось комично и смешно. Редкие зрители хлопали нам. Потом был выход девочек. У них были свои движения. Мы же просто переминались с ноги на ногу. Потом нам предстояли сольные выступления. ЛюКа сказали, что бы мы, каждый поимпровизировали соло. Что мы и сделали. Я вспомнил движения которым меня учила Гутти, но Генка и особенно Мастерок, выдали нечто особенное. Довольные зрители им аплодировали. Я не обиделся, но тоже решил вставить кое что своё. Вроде получилось.

И вот Лора объявляет начало танцевального вечера. Смотрелась обворожительно и сверкающие из под сверх мини трусишки придавали ей больше шарма. Публика тепло приняла её новый имидж.

– Песчаные ребята. Так они решили себя называть, предлагают нам новый свой танец, который повергнет всех в состояние ещё большей эйфории, от лучшей танцевальной программы побережья. В добрый путь ребята. Музыка – скомандовала Лора, вставляя микрофон в стойку.

Зазвучала ритмичная мелодия. Мы, по команде ЛюКа начали, только что заученные, движения. Получилось внушительно, так как вместо семи, нас было уже девять. Раздались одобряющие выкрики и аплодисменты, а Люба показала нам, мальчишкам, что наш выход. Первым, как и задумывалось, начал Геннадий. То как он двигался я сделал вывод, что медведь ногу ему не отдавил, а скорее наоборот. Он сорвал аплодисменты, но мне хлопали чуть активнее. Но то, что снова вытворял Мастерок, удостоилось целой овации. Тогда ещё ни кто слухом не слыхивал о “брейк-дансе”, но Мастерок уже исполнял, сам того не ведая, элементы из него. Шесть девчонок, с поразительной синхронностью, продолжили представление. И снова восторг публики. Ещё до окончания мелодии, я заметил, как совсем близко к нам подошли, моя мама, мамы Тани, Гены и бабушка Иришки. Их искрящие глаза, говорили о том, что у нас действительно получалось очень хорошо.

И вот прозвучали последние аккорды замечательной ритмичной мелодии. Объявили “белый”танец. Гену пригласила его мама. ДельКатры пошли приглашать своих пап. Красава повела под руку Мастерка. К ЛюКа подошла их “мама-тётя” и они о чём-то начали быстро разговаривать. Я думал, что и моя мама, как и Генина, поведёт меня под руку, но её отвлекли и она принялась, что-то рассказывать двум любопытным женщинам. Иришка хотела пригласить меня, но тут меня две сильные руки, взяли за плечи и развернули на стовосемьдесят градусов:

– Разрешите, сударь, ангажировать Вас на танец – и не ожидая ответа, Лора повела меня, за руку, в центр площадки.

– Отлично танцевал – сказала она, нежно уладывая руки мне на плечи. Мы начали двигаться в такт музыке.

– Это Любане и Катюхе спасибо. Они придумали – начал оправдываться я.

– Способные девчонки, но ты лучший. Самый лучший – и она обвила руки у меня за шеей. Глаза Лоры светились. “Ещё немного и она полезет целоваться” – подумалось мне. Я не отвечал, а просто держал руки у неё на талии. Она явно желала большего. Тело её извивалось и вибрировало в нетерпении.

-Лора … – начал я, но она перебила меня:

– Ничего не говори. Веди меня, веди.

Несколько раз, Лора, приближала своё лицо к моему на непозволительно близкое расстояние, но поцеловать не решилась. А тут и музыка окончилась. Я отвёл её до лестницы на сцену и Лора, вновь сверкая трусиками, поднялась по ней, для объявления дальнейшей программы.

Когда я подошёл, к нашему месту, то понял, что девчонки не очень довольны, моими отношениями с Лорой, но в открытую не высказывали этого. Я же увидел как Таня, приветственно помахала мне, улыбаясь. Я направился к ней.

– Тебе стоять тяжело. Пойдём, присядешь к нам.

Она посмотрела на свою и мою маму. Те согласно кивнули. Я взял её под руку и провёл до лавочки, которую поставили возле самой сцены, специально для нашей группы.

– Мне очень нравится, как вы танцуете. Это не подражаемо. Как бы мне хотелось тоже так …- я перебил Таню:

– Договорились. Следующий танец я танцую с тобой. Отговорки не принимаются.

На меня посмотрели глаза в которых смешались все красоты мира и нескрываемое детское удивление:

– Но я …

– Я буду держать тебя и водить. Всё хорошо. Ты будешь танцевать – располагающе и уверенно произнёс я.

Тут раздался прятный голос Лоры:

– А наши Песчаные ребята продолжают и предлагают вам, уже опробованный танец, так заводящий публику.

Как ни странно, раздалось несколько недовольных голосов. Многие думали, что вновь будет продемонстрирован предыдущий танец, понравившийся всем.

И вновь, после танца, аплодисменты. Я начал ловить себя на мысли, что такая популярность может и навредить.Так и до звёздной болезни не далеко.

На медленный танец, я как и обещал пригласил Таню. Я поднял её за руки и медленно повёл, не далеко, к сцене. Вокруг нас сразу образовался круг. Многие не ожидали подобного и внимательно следили за нами. Я же начал потихоньку водить Таню, чувствуя каждое её движение. Она некоторое время приходила в себя, а потом, с трудом передвигая ножками, сказала:

– Я танцую. Я танцую.

Со стороны публики послышались отдельные фразы: “Молодец”, “Держись девочка”, “Настоящий мужик”, “С таким скоро побежишь” и много ещё чего. И ни одной обидной или оскорбительной.

В конце мелодии ни кто не танцевал. Все стояли и аплодировали нам. Когда мелодия окончилась, со сцены, поверх аплодисментов, Лора сказала в микрофон:

– Я думаю, что все согласятся, что танец представленный нам Денисом и Таней, самый лучший когда либо продемонстрированный на этой площадке и на всём побережье – на последних словах голос её дрогнул, но это мало кто услышал так как они утонули в дружных аплодисментах.

Я подвёл Таню к лавочке. Девчонки сразу окружили маленькую художницу, вмиг ставшую звездой танцплощадки. Ее и поздравляли и успокаивали одновременно. А ко мне подошла Танина мама:

– Спасибо Денис. Спасибо тебе. Теперь Таня обязательно выздоровеет. Она поверила в себя. Я вижу это

А мама, как и положено, поправила мне воротник и причёску. А на счёт танцев сказала:

– Следующий медленный танец за мной. А то за твоими подругами не успеешь – и улыбнувшись мне, продолжила:

– Правильно, что Таню пригласил. Ей так нужна поддержка.Ты попал в самую точку.

Потом Таню приглашал Гена и Мастерок. Похоже она окочательно поверила в себя и в последнем танце уже более уверенно передвигала ножками и улыбка не сходила с её губ. Когда я танцевал с мамой, она сказала, что двигаюсь и веду я даже лучше чем делаю массаж. Это меня немного задело – я хотел быть лучшим во всём. Мама почувствовала это и просто сказала:

– Не принимай близко к сердцу. Нельзя обнять необъятное и быть лучше всех. Я просто, сравниваю тебя с твоей сестричкой, а до неё, согласись, тебе ещё очень далеко.

Я согласился. Вскоре Лора , вновь, объявила новый танец Красавы и Мастерка. Сорвали они заслуженные аплодисменты. Смотрелись великолепно. Несмотря на то, что Мастерок был ниже, похоже ни кто незамечал этого, так слажено у них получалось. Казалось, между ними какая-то искорка пролетела.

А программа подходила к концу. Мы были довольны. Всё получилось. Я же был доволен в двойне. Помог девочке и наш коллектив укрепился. Я переживал, за своё дневное “дезертирство” и думал, что девчонки с Мастерком отвернутся от меня, но этого, к счастью, не произошло.

 

Мы медленно шли по аллейке. Зоя Викторовна и я, поддерживали Таню, а моя мама шла рядом.

– Спасибо вам, за прекрасный вечер – обратилась Таня к нам с мамой – Я впервые почувствовала себя уверенной и такой счастливой.

У неё действительно было прекрасное настроение, которое распространилоь на всех. Возле своего корпуса Таня сказала мне:

– Завтра Люба и Катя зайдут за мной и заберут меня с мамой, сразу в столовую, на завтрак, а потом на пляж.

Я же подумал, что, наверное никто, не поговорил, со своими родителями, что бы пригласить её маму, на Чёрные камни. Но тут послышался голос Зои Викторовны:

– Я познакомилась с хорошими женщинами. Это две мамы девочек и бабушка симпатичной малышки из вашей танцевальной группы. Какие приятные люди. Они приглашали меня, с ними, на какой-то пляж. За санаторием где-то. Интересно было бы сходить. Да и с людьми познакомиться. Но я с Таней. Надо рядом с ней, быть.

– Сходи конечно. Скоро заезд окончится. Хоть загориш немного. А за Таней ребята присмотрят. Мне кажется ей намного интересней с ними будет, чем с тобой – неожиданно, для меня, сказала мама. Зоя Викторовна как-то, растерялась немного:

– Даже не знаю. Доченька ты не против?

Таня весело закивала:

– Мама. Конечно соглашайся. Отдохни наконец спокойно.

– А я наведаюсь на пляж к Тане. Можно будет прямо там и массажик сделать. Не всё же время в кабинете сидеть – уверенно сказала моя мама.
Я даже в темноте увидел, как засияла Зоя Викторовна.

Когда мы вошли в комнату я только заметил у мамы, изменения на лице. У неё были красиво подведены глаза и наложены тени. Такой красивой я её ещё не видел:

– Мама. А что это у тебя на лице? Ты стала ещё красивей.

– Зоя … тётя Зоя. Танина мама постаралась – весело сказала мама – Нравится? Соседи тоже похвалили.

Она погладила меня по голове и спросила:

– В душ пойдём? Ты снова мокрый от пота – она убрала руку и не дожидаясь ответа сказала:

– Давай собираться. Достань полотенца и мне и себе.

Я уже знал где они лежат, поэтому, уверенно открыл шкаф и взял их с полки.

– Тепло сегодня. Попробую без халата. Просто обернусь в полотенце и ещё маленькое возьму, на голову, потом, обернуть. Раздевайся и вешай брюки на стул – говорила мама, снимая платье и расправляя его на вешалке. Я сбросил всё с себя и повесив полотенце на плечи сказал маме, что готов.

– Не замёрзнеш? – глядя на меня, голого, спросила мама и тут же сама ответила:

– Тепло сегодня. Собери ка пока в сумку мыло, мочалки щампунь.

Я начал укладывать банные принадлежности, а мама стянула лифчик и трусы и начала искать тапочки. Нашла их под своей кроватью и нагнулась, что бы достать их. Мелькнула аккуратная щелка. Мама выпрямилась и я, вновь, залюбовался её очаровательным телом. Она заметила это и весело пошутила:

– Глаза устанут. Оставь для душа

– Не устанут – смело сказа я – Такая красивая. Самая лучшая.

– Спасибо, мой маленький поклонник. Ты тоже самый, самый лучший сыночек – мама как раз была рядом и поцеловала меня, в краюшек губ.

За дверями послышались не спешные шаги. Кто-то поднялся по лесенке.

– Соседи пришли – скзала мама, оборачиваясь в полотенце – Пускай зайдут и сразу пойдём.

Мы опустились по лестнице. Я просто, накинул полотенце на плечи и мама, не спрашивала меня ни о чём. Я смело пошёл, голышом, следом за ней. И тут мы только и увидели,что на крыльце, опёршись на перила, стояли наши соседи. Игорь Иванович в одних шортах и его жена, как и мама, завёрнутая в полотенце. Она же и сказала первой:

– А вы в душ? Закрыли уже. Мы не успели. Целый день на пляже. Спешили танцы посмотреть. Душ на потом отложили. Вот и опоздали.

– Да мы, собственно, в служебный. Я, как ни как, работаю сейчас, здесь – сказала мама и секунду подумав, предложила – Ну коль там закрыт, то идёмте с нами. Лишь бы только вода ещё не остыла.

– Нет, нет – запротестовал Игорь Иванович – Вам может попасть за самодеятельность, а этого не хотелось бы и …

– Что-ты Игорёк – перебила его жена – Конечно, мы идём с вами. Игорёк …

Она грозно посмотрела на мужа и кивнула на банную сумку котора стояла у их под ногами. Грозный полковник правоохранительных органов, обречённо развёл руками и подхватив сумку, спустился по лестнице следом за нами. А его жена, которую звали Марина, уже держала маму под локоть и не громко говорила:

– Мы слышали, что тут желающие могут голышом где-то купаться. Мы, с Игорьком, походили по берегу, но ничего не увидели.

– А здесь уже не купаются. Их, сегодня, директор пансионата отвела на Чёрные камни. Это полчаса пешком по берегу – начала объяснять мама.
– Вот бы с кем нибудь, попасть на тот пляж. А то ещё заблудимся – пожаловалпсь Марина.

– А я вот завтра думаю наведаться туда. Позагорать. Напарница завтра за меня поработает. Могу вам показать. Только не с самого утра. Мне ещё надо будет одной девочке, на детском пляже процедуры провести – мама снова призадумалась, а потом сказала:

– А давайте, за завтраком я познакомлю вас, кое с кем и вы пойдёте с ними, что бы меня не ждать.

– О. Это было бы замечательно – живо отозвалась Марина.

Тут же она перевела тему зазговора о том, как они с Игорьком жили в разных городах, по месту его службы, но не успела развить тему – пришли в душ. Мама открыла дверь и мы, все вошли туда. Марина сразу избавилась от полотенца, под которым ничего не было и бросила мужу:

– Игорюш. Раздевайся и прыгай под струю.

– Да уж разберусь. Не маленький – по тону я понял, что полковник не очень доволен болтливостью жены.

Мама посмотрела на него и незаметно пожав плечами, типа, как бы извиняясь, тоже сняла полотенце. А мне и раздеваться не надо было. Я тоже открыл кран и шагнул под воду. Игорь Иванович тоже сбросил свои шорты и пошёл в дальней стенке.

Вода была ещё тёплая. Основная масса народу помылась ещё когда солнце было далеко от горизонта и вода успела прогреться.

– А мальчик Ваш. Денис. Правильно?

Мама кивнула в ответ.

– Такой молодец. Просто очаровал всех когда с девочкой инвалидом танцевал. Так трогательно было – не унималась тётя Марина.

– Она не инвалид. Она просто болеет и уже выздоравливает – встрял я в разговор, поскольку, почему-то, резануло слово инвалид.

– Конечно – согласилась наша соседка – Положительные эмоции благоприятно действуют на психику и больной быстрее выздоравливает.

А я смог более внимательней рассмотреть её. Она была хорошо сложена. Красивое лицо, длинные распущенные волосы, подтянутая грудь и густые, прямо как раньше у Лоры, волосы. Она была моложе Игоря Ивановича, но смотрелись они, вместе, очень привлекательно.

– У Вас с сынишкой такие великолепные загары. Просто заглядение. Игорёк посмотри. За отавшиеся дни и мы должны такими же стать – снова заговорила тётя Марина. Игорь Иванович бросил взгляд в нашу сторону, а потом на жену и по его глазам, я понял, что он хочет сказать: “Марина отстань. Не мешай мыться”. Но он произнёс:

-Да-да. Конечно.

Вот уж выдержка, отработанная годами.

Потом я тёр мочалкой спины маме и тёте Марине, заработав кучу комплиментов от последней. Женщины ещё решили и головы помыть, поэтому процедура затянулась. Казалось, что тётя Марина мыла каждый волосок и сказала маме:

– Я смотрю ты волосы убираешь между ног – я не заметил когда они, с мамой, перешли на ты.

– Я бы тоже хотела так. Правда как у девочки получается, но смотрится великолепно. А на пляже ни кто смеяться не будет? – спросила, выжимая воду с волос, соседка.

– Скажешь, что хочешь,что бы загар покрывал всё тело – сказала с улыбкой мама – можно было бы прямо сейчас и снять. Да только нечем.

Они посмеялись вместе. Было видно, что добрососедские отношения налажены полностью. А Игорь Иванович вытерся своим полотенцем и нятягивая шорты, сказал:

– Я вас на воздухе подожду. Покурю как раз.

– Никак курить не бросишь. Игорёк … – сказала заискивающе тётя Марина – Принеси пожалуйста ножницы и бритвенный прибор.

– Это ещё зачем?

– А вот посмотри – показала головой она на маму – Видишь красиво как. У меня тоже так будет. Ты сам говорил, что там джунгли.

Игорь Иванович оторвал свой взгляд от мамы, которая стояла к нему лицом, разгоняя воду по телу и чётко, по военному, сказал:

– Будет доставлено. Минут десять обождёшь?

– Конечно дорогой – ответилса ему вслед тётя Марина.

– Люблю его – продолжила она, намыливая себе живот и грудь – двадцать лет назад увидела его и пропала. Ещё студенткой тогда была, а он на десять лет старше. Помотались по стране, пока не пристали в нашем городе, где Игорьку наконец, предоставили службу поспокойнее. Переживал он очень тогда. Он ведь в службе спецназа командовал, но после ранения ему “рекомендовали” работу поспокойнее. Но потом привык. А сейчас вот в отставке уже больше года.

Потом она ещё рассказала маме, что у них тоже двое детей. Старший, сын, пошёл по папиным стопам и учится в военном училище. А дочка, школьница, предпочла пансионат с родителями, смену в лагере, с подружками.

Появился Игорь Иванович. Тётя Марина, сразу принялась обрезать волосы на лобке и делала это умело, со знанием дела. Поймав мамин заинтересованный взгляд, сказала:

– Я люблю причёсками заниматься. Ни Игорёк, ни дети, в парикмахерскую не ходят. Сама стригу. Во мне умер хороший парикмахер, но здравствует хороший бухгалтер – она засмеялась, довольная своей шуткой.

Довольно быстро, тётя Марина, лишилась и оставшихся волос на лобке, сняв их бритвой.

– Дома помажу кремом для бриться, что бы раздражения не было. Игорёк не догадался взять – подытожила она, окончания процедуры.

– Красота – сказала тётя Марина, похлопывая, ладошкой, по лобку и поглаживая щелку.

Потом я вытер полотенцами им спины и попы, заработав особый комплимент от нашей соседки.

Игорь Иванович ждал нас, докуривая сигаретку. Всю дорогу тётя Марина рассказывала о впечатлениях отдыха в пансионате и предстоящий поход на пляж.

– Мы, раньше, в домах отдыха МВД отпуска проводили и сейчас могли бы, но решили наш опробовать

Когда пришли к корпусу и поднялись на крыльцо, тётя Марина, обняв маму, сказала, что та, отличная собеседница, хотя мама, практически и не говорила. Больше молчала.

 

Пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по комнатам. Мама сразу сбросила полотенце и накинув халат, пошла развешивать его и моё, на крыльцо.

– Когда только соседка успела повесить? – удивлённо спросила она.

– Наверное пока дядя Игорь дверь открывал она и развесила – догадался я.

– Хорошая пара. Марина такая общительная – сказала мама, а я понял, что она ей понравилась.

– Только много разговаривает. Ты вот почти всё время молчала – сказал я, укладываясь на кровать.

– Но не надоедает – улыбаясь отреагировала мама. Она сняла халат, оставив замотаной голову другим полотенцем.

– Помассируешь мне спину и поясницу? – спросила, для приличия, мама, хотя могла и просто сказать. Она легла на живот, явно приглашая меня сделать ей массаж.

Я быстро соскочил с кровати и присел на мамину. Начал с плечей. Хорошшо отходил спину, не пожалел попу и ноги. Когда дошёл до ступней, мама, как бы, за между прочим, раздвинула ноги, показав свою очаровательную щелку. Я, похоже, правильно её понял, так как, когда начал гладить верх ног и попу, она раздвинула их ещё больше. Я аккуратно погладил промежность между анусом и щелкой. Мама отозвалась лёгким сладостным вздохом. Я принялся гладить щелку, всё больше погружаясь пальцами в лоно. Скоро я нащупал, дырочку влагалища и вспомнив, как учила меня мама. ввёл палец туда, вовремя сообразив, что надо повернуть его подушечкой вниз. Мама вздрогнула, когда я коснулся точки, о которой она, мне рассказывала. Я услышал приглушённое, с лёгким постаныванием, дыхание мамы. Мой палец продолжал легонько ласкать мамино влагалище и она, не просила остановиться. Я уже хотел убрать палец, что бы потрогать клитор, но услышал голос мамы:

– Сынок. Спасибо, что любишь маму и доставляешь ей такое удовольствие. Я вот подумала и мне пришла в голову мысль. Почему щелочка, которая выпустила тебя на свет, не может удостоиться благодарственного поцелуя, от благодарного сыночка.

Я даже оторопел от неожиданности. Мама сама просит меня поцеловать её там. И не надо ни просить, ни намекать. Сердце начало учащённо биться от неожиданности. Но я овладел собой и понял, что моя нерешительность может восприняться мамой как отказ и быстро сказал:

– Сейчас, мама. Ты самая лучшая.

Я уселся, на корточки, между её ног и нагнувшись прикоснулся губами к лону. Мама вздрогнула, насторожив меня, но тут же расслабилась и, как мне показалось, даже немного придвинулась ко мне. Я продолжил целовать щелку, помогая языком. Было не совсем удобно, но я думал об одном – как бы сделать так, что бы маме было приятно и хорошо. Её не громкий стон наслаждения подзадоривал меня. Я уже начал было засовывать язык во влагалище, но мама вдруг сказала:

– Остановись. Остановись пожалуйста

Я поднял голову, не понимая её.

– Позволь на спину лягу. Нам обоим будет удобней – и она поджав ноги, перевернулась, сразу широко раздвинув их и откинувшись назад. Мама ещё и подушку, себе, под попу подложила. Почему она это сделала, я понял, когда, вновь, прикоснулся, к её щелке. Теперь, мне не пришлось нагибаться к самому матрасу. Кроме того, я смог, язык протягивать от влагалища до клитора. Я стал активнее и мама сразу отреагировала, начав двигать попой в такт моим прикосновениям. Я немного отстранился и залюбовался маминым бутоном. Какой-то магией и таинственностю веяло от него. И полушария попы так очаровательноо и завлекающе очерчивались на фоне простыни. Я принялся целовать их, подымаясь по ногам до самых колен. У мамы по телу прошла дрожь:

– Поцелуй ещё раз там. Пожалуйста … – её просьба переросла в приглушённый сладостный стон, когда я обхватил губами клитор и начал сосать его и облизывать языком. Тело мамы продолжало вздрагивать и извиваться. Наконец она выдохнула и со звуком “Ах-х-х-х …” застыла неподвижно. Но буквально через мгновение, расслабилась и раскинув руки, откинула голову. Полотенце, смешно так сползло набок. Я, отстранившись было от щелки, снова прикоснулся к ней губами. Мама, всдрогнула и посмотрев на меня лучистым глазами, сказала:

– Всё. Всё. Прошу тебя … Как хорошо …. – мама замолчала, вновь, откинув голову. Она даже глаза зкрыла. Я как очарованный смотрел на неё. Лицо, с слегка открытым ротиком, грудь с набухшими сосками, гладкий лобок с точечками отрастающих волосков и обворожительный бутон, который мама ещё не успела закрыть. Всё в ней было мило мне и вызывало восхищение и восторг.

– Нагнись ко мне – попросила она и я подавшись вперёд, опёрся на руки у неё, по бокам, от грудей.

– Поцелуй меня – попросила она и я, сразу же, впился в её губы, своими.

Поцелуй получился страсным и долгим. Я и за соски не забыл, долго сосал их и теребил языком.

И вот мама взяла инициативу в свои руки.

– Спасибо тебе. Ты сделал приятно маме. Мне очень хорошо – и она, снова поджав ноги, села боком на кровать. Сняла полотенце с головы и отбросила назад волосы

– Отдохни немного, а я волосами займусь – и она встала и взяв гребень, начала расчёсывать волосы. Меня удивило, что за время наших отношений, они почти высохли.

– Перейди на свою кровать. Я сейчас – сказала мама, укладывая волосы, сзади, в хвост.

Я лёг, поняв, что мама будет делать мне массаж дружка, как последнее время, всегда перед сном. Она не тянула и бросив гребень на стол, взяла в руки свою любимую ночнушку и натянула на себя. Тут же подсела ко мне на кровать и не спрашивая взяла прутик в свою руку. Он уже напрягся в ожидании и мама, улыбнувшись, начала кулачком водить вверх вниз по нему. Член стал ещё длинее и твёрже.

– Тебе хорошо? – спросила мама, глядя на меня искрящимися глазами.

– Да мама. Ты самая лучшая – честно ответил я и почувствовал как подступает эякуляция. Восторг и возбуждение от маминого бутона дали о себе знать. Мама не долго “массировала” дружка. Она поняла в чём дело и взяла в другую руку салфетку. Через мгновение я кончил. Мама успела сжать кулачок и жидкость не излилась наружу. Она улыбнулась мне и и собрала её в салфетку. Свернув, встала и пошла к столу. Там взяла полотенце и намочив его, вновь присела рядом. Аккуратно взяла рукой дружка и начала вытирать. Не забыла и промежность. В конце, откатила головку и нежно вытерла её.

– Это ещё не всё, сынок – сказала мама, положив полотенце на колени.

“Что мама хотет?” – начал крутиться у меня в голове и она, негласно, ответила, нагнувшись, легко и нежно, поцеловала головку. Бросила, на меня, свой светящийся взгляд и я подумал, что мама, как и вчера, скажет, что всё и больше этого не повториться. Но она нагнулась снова и второй поцелуй был более откровенным и длительным. Я даже почувствовал её язык. А мама отстранилась и откинув волосы назад, взяла головку полностью в рот и начала двигать головой. Я был ошарашен маминым превращением.

– Тебе нравится? Я хочу продолжить – мама приподняла голову, улыбаясь.

– Да, мама. Да. Продолжай, мне нравится – автоматически сказал я. Хотя если бы сразу подумал, то был бы поскромней.

Мама начала целовать прутик и яички. Потом обхватывала их губами и выпускала, играясь. Она так же не жалела языка, облизывая головку, а когда снова заглотила её, я начал кончать. Мама поняла это и отстранилась. Взяла с колен полотенце и снова, основательно, вытерла дружка. Я был в какой-то необъяснимой эйфории. Всё казалось прекрасным и счастливым вокруг. Судя по виду мамы у неё было подобное состояние:

– Я теперь всегда буду тебе так делать после массажа и ванной. Если ты, конечно, не против.

– Я … Я это … Как его … Ну, да … Тоже – совсем запутался я.

Мама засмеялась, поставив меня в неловкое положение, но тут же поправилась:

– Конечно мой миленький. Мама будет не против и только рада, если ты ей будешь делать приятно. Всегда когда будет желание и позволит обстановка. Ложись на животик. Помассирую тебя. Может уснёшь, как вчера.

Она сказала это тихо и оказалась права. Она начала поглаживать меня ладонями и несколько раз поцеловала в шею, спину, попку и минут через десять,  я уже видел сладкие сны.

Пролжение следует

Денис Донгар

Серия публикаций:
О приключениях мальчишки-натуриста
4 206
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
2 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Наташа
Наташа
1 месяц назад

Наконец то

Алексей
Алексей
1 месяц назад

ЗдОрово! И как всегда на самом интересном месте! Жду с не терпением продолжения!