Рассказ 21 Тиан и Гутти 9 Забавные приключения одного дня Часть 2

Предыдущий рассказ: Рассказ 21 Тиан и Гутти 9 Забавные приключения одного дня Часть 1

Придумали новую игру с песком. Лора начиает поготовку к Нептуну Мы теперь называемся Песчаные ребята Позировал юной художнице Тане

Лора начала быстро натягивать трусы и юбку, которая была немного узковата и тяжело налазила на бёдра. Но Лора справилась и одевая лифчик, вновь поторопила меня.

– А к чему это? – спросил я, имея ввиду её одевание, так как считал, что можно было одеться и перед самим пансионатом:

– Директорша, знает, что я иду готовить собрание, поэтому и спросит, почему голой пошла, не смотря на её запрет, сотрудникам, обнажаться. Она ведь думает, что я и по пляжу буду флиртовать – сказала Лора, подавая мне руку, что бы помочь встать.

– Если бы ты, Лорочка, голенькой по пляжу, пансионатовскому ходила – это была бы такая красота. Вот Дениска, не боится ни кого. Всё время голышом. Как красиво. Вы как вместе шли, ну прямо, как из античных мифов, к нам пожаловали. Всем нравится – начала расхваливать нас мама Гены. Её поддержала и бабушка Иришки:

– Да, очень красивая пара. И сами просто милашки. Это благодаря вам, мы сейчас, загорам сейчас голышом и чувствуем себя прекрасно.

Хотелось ещё поговорить с этими женщинами, но время поджимало и Лора, взяв меня за руку, повела с пляжа Чёрных камней.

– Столько приятностей наслушалась сегодня. А вот, что я античная богиня, ещё никто не говорил. Но это благодаря тому, что со мной рядом ты, мой бог, мой повелитель – и она, остановившись, вновь прижалась своими губами к моим. Мы, снова, долго целовались.

– Я наверное не дождусь нашей следующей встречи. Всё горит и бурлит внутри. То, что произошло с нами, что-то внеземное. Просто магия какая-то – она помолчала немного и продолжила – Хочу, что бы так было всегда. Что бы ты был рядом, мой милый мальчишка. Мой, мой и только мой.

И снова поцелуи. Казалось, Лора не может насытиться. Но и я отвечал ей, явно не без удовольствия. Энергетика Лоры, передалась и мне. Но меня, в то же время, как-то зацепили последние её слова и одолело тревожное предчуствие. Неожиданно, в голове, мелькнул образ Гутти. Лизы. Моей Лизы. И мне ужасно захотелось увидеть её. Вот так – бросить всё и увидеть.

– Лора. Мы опаздывам. Ребята на обед уйдут – как можно спокойнее сказал я.

– Да, да. Пошли быстрей – сразу отреагировала она и мы ускорили шаг.

На нашем месте, не произошло ни каких изменений. Красава снова о чём-то мило беседовала с Мастерком, а Иришка с Делькатрами, сооружали над Геннадием, большую пирамиду. Мне стало смешно, но смеяться в открытую, я посчитал не приличным и сдержался. Лора напомнила всем, что сразу после обеда, собрание на танцплощадке и посмотрев на меня взглядом полным любви и желания, поторопилась в пансионат.

Ко мне сразу же подошли Люба и Катя:

– А она, похоже, втюрилась в тебя – сказала Катя.

– С чего вы взяли? – начал защищаться я.

– Она так посмотрела на тебя, что сразу всё понятно – ответила мне Люба.

– Да вам показалось – я крепко держал оборону.

– Да мы и не о том. Ты купаться сейчас будешь? – спросили они.

– Да времени уже, наверное, мало – часов я не носил.

– А тебе что, плавки сушить? – спросила Катя, явно намекая, на мой голый вид. Они и сами были без купальников и загар уже начал прихватывать их тугие попки.

– Ну и к чему этот купальный ритуал? – спросил я, не понимая, зачем, меня, тянут в воду.

– А мы хотим, с тебя, песочек посбивать. Как Иришка, с ДельКатрами, с Генки.

Я облегчённо вздохнул. Думал, что девчонки, начнут распекать меня, за прервавшийся поход, по пляжу. Но обошлось.

А ЛюКа, взяли меня за руки и потащили в воду. Купались не долго. Девчонки не могли дождаться, когда я, плюхнусь на песок. Я не стал их томить и подался на берег. Тут же упал спиной на грячие крупинки и превернулся на живот. И так повторил три раза и стал, в песке, как в лыжном костюме. Девчонки оказались настоящими гурманками. Они присели на корточки и сказали, что песок должен немного подсохнуть, так он легче сниматься будет. А пока, они мне, наперебой, начали рассказывать о новых, ими придуманых, движениях, для танцев и не плохо бы было их, сегодня, разучить. Мне оставлось кивать и соглашаться.

На нас, обратил внимание, Генин гарем. Они не могли понять, что мы хотим и до них дошло, только когда ЛюКа, начали снимать с меня песок. Делали они это аккуратно и не спеша. Снимали его с плечей, живота и ног, потихоньку подбираясь к дружку. Когда, с него, начали слетать первые песчинки, он отреагировал и начал потихоньку наливаться. Но девчонки приняли это как должное. Утром они уже лицезрели мой стоячок и признались, что видели это впервые и им, ужасно понравилось. Так что, они спокойно продолжали снимать песок и ракушняк, ничуть не стесняясь моей эрекции. А дружок уже полностю поднялся и головка уже не лежала, а нависала над животом.

– И убирать, его, не надо – пошутила Катя, спокойно запуская руку и снинимая, под ним, песок с лобка.

Меня попросили раздвинуть ноги, что бы почистить промежность.

– С попки песок потом собьём – заметила Люба.

А дружок уже начинал блестеть. Ни на яичках, ни на пруту песка уже не было. Катя держала стоячок пальцами и другой рукой откатила головку, а Люба, платочком начала вытирать уздечку и вокруг венчика.

– Можно мы ещё поиграем? Не хотим бросать такую красоту – попросили девчонки. Я был не против, но спросил о времени. Меня успокоили. Успеваем. Катя и Люба продолжили заниматься дружком. Они гладили, ствол, теребили яички, щекотали промежность, снова натягивали шкурку с головки. Рассмешило меня и их игра, заключавшаяся в том. что одна подымала прут и отпускала его, а вторая ловила в ладошку.

Наконец дошла очередь и до спины. Меня поросили подняться и начали сбивать песок сзади. Когда оканчивали с попкой, то не забыли и за анус. Они предложили мне нагнуться и не торопливо, пальцами и платочком очистили вокруг дырочки. После чего известили, что очистка окончена.

– А вы что? Так и пойдёте в песке? – спросил я подружек.

И вот я, присев перед ними, сбивал песок с их ног, так как они не валялись как я, а только приседали на корточки. Но на писях, всё равно, он попадался. Об этом я и сообщил ЛюКа. Они без разговоров согласились, и я, снимал песчинки и ракушняк с ихних щелок, хотя это было и не совсем легко. Щелки были покрыты реденькими волосами. Но девчонки помогали мне, раздвигая и поднимая ноги и я справился. Надо сказать, что последняя поцедура, вызвала у девчонок восторг. Они стояли с розовыми щёчками, наслаждаясь моими прикосновениями. Я взял пример с них и решил поиграть немного – водил пальцами по щелкам и раздвигал их, в поисках маленьких бугорочков. На завершение, поработал пальцами и протёр платочком их анусы, тоже заставив нагнуться и раздвинуть попы.

У наших соседей, тоже произошли изменения. Гена, выбравшись из под пирамиды, решительно принялся за своих девчонок, начав лишать их песка, с тела. Но у него плохо получалось. С ногами он справился быстро, а вот на попках затормозил. А ещё оставались письки, которые были покрыты песком больше чем у моих девчонок. ДельКатры видя как я справился со щелками ЛюКа, были явно не довольны Гениными процедурами. Он то ли просто стеснялся, то ли и правда не знал, что делать. Принцессы бассейна и талантливые пловчихи, привыкшие к победам, не могли и не хотели принять поражение, вызванное Генкиным неумением и не опытностью.

ЛюКа улыбались и в конце концов, попросили меня помочь девчонкам:

– Девочки. Пускай Денис покажет Гене, как правильно песок снимать.

Надо сказать, ДельКатры и особенно Иришка, живо согласились, на это. Я как бы не хотя подошёл к ним:

– Можно я с Иришки, нашей шипящей Газировочки, начну. Ген, ты не против?

Гена привстал и отошёл на шаг:

– Не уходи. Смотри.

Я присел к Иришке и попросил раздвинуть ножки. Та исполнила:

– Смотри. Видишь песчинки на губках. Аккуратно убираешь их – и я начал снимать крупинки пальцем – где попадётся ракушняк, можно, осторожно, ногтём удалить.

Я все свои слова я подтверждал действиями работая пальцами и ногтями.:

– Вот когда будет чисто, то … Но тут ты ещё поработаешь. Я оставил. …То можно пройтись по щелке, если Иришка, конечно желает – и я посмотрел на неё. Иришка-Газировочка быстро закивала головой, как буд-то боясь, что я убегу.

Я же, аккуратно раздвинул щелку и вставив палец, прошёлся им, вновь нащупывая бугорочек в верхней части:

– Ставь палец – приказал я Геннадию – Вот так. Теперь води аккуратненько и легонько. Молодец. Теперь прервись.

Гена отстранил руку, а я попросил Иришку повернуться.

– Ириш. Раздвинь ручками свою попу.

Она улыбаясь исполнила, бегая глазками, то по мне, то на своему другу:

– Смотри, Гена. Видиш песок на анусе и вокруг. Берёшь платочек и очень нежно, помогая пальцами, снимаешь крупинки, пока ни одной не останется.

Я сказал Иришке, что бы снова повернулась к нам передом и передал эстафету Геннадию. Иришка была не очень довольна таким поворотом. Думала я доделаю всё до конца, но меня ещё ждали ДельКатры:

– Гена. Приступай в той же последовательности, как я показал – сказал я и встал, что бы идти к ждущим девчонкам,

– Да. И не забудь, Ирише писю, по окончании, поцеловать – как можно серьёзнее пошутил я, еле сдерживая смех.

После Иришки, ДельКатры как будто вылезли из сметаны. Сказалась их приверженность к купальникам и трусикам. Но от этого они начали потихоньку избавляться. Но что бы хорошо загореть, надо время. Они тоже поймали румянец, когда я занялся их писями. С ними пришлось повозиться. Девчонки садились на песок и, в отличие от ЛюКа, набрали его прилично. Они тоже раздвигали и подымали ноги, что бы мне легче, было убирать крупинки, а я, снова путался в волосках. Так же, с удовольствием, они раздвигали себе попки и строили, друг другу, глазки.

Наконец я привёл их в порядок и вздохнул с облегчением. Девчонки же наградили меня поцелуями. Причём обе сразу, в обе щеки. ЛюКа тоже решили не пасти задних. От них, я, удостоился поцелуя прямо в губы, правда по очереди.

Наконец и Гена справился со своей Иришей. Она подошла ко мне, сияя ярче Солнца:

– Неужели Гена, в писю, поцеловал? – весело сострил я.

– Нет. Сказал потом и я ему верю – ответила она.

Иришка поцеловала меня и попросила:

– Ты почаще с Генкой разговаривай. Он способный и всему научится. Я надеюсь на тебя.

Ого. Меня уже считают чуть ли не гуру. А я то и знаю, только то, что мама рассказывала.

Довольные и весёлые, все начали собираться и вдруг я вспомнил о Тане и её маме. Они спрашивали где находится наш пляж. Может мы, с Лорой, плохо объяснили и они не нашли его.

– Ребята. А приходила женщина, так под сорок лет, с девочкой. Таней зовут. Она ещё плохо ходит. Что-то с ногами у неё.

Первой отозвалась Красава:

– Да были. Мы познакомились. Она даже позагорать немного успела. Мы хотели в воду её повести, но пришла какая-то тётенька и сказала, что приехал врач и хочет осмотреть Таню. Он специально из района примчался. Его кто-то свыше просил. И они собрались и ушли. Таня сказала, что после обеда они на собрание, а потом опять к нам. Хочет участвовать в Дне Нептуна. Молодец. Больная, а такая решительная.

У меня отлегло. Искринка радости пробежала по телу:

– Тогда всё хорошо. Пойдёмте на обед – предложил я, натягивая шорты и одевая майку. Девчонки смеялись одеваясь. Дельфина одела трусы наоботот. Гена никак не мог попасть в брюки и два раза, приземлялся на песок. А Мастерок, прикопал купальник Красавы и забыл где. Они еле нашли его. Но зато, он, заработал от подруги поцелуй. Хотя похоже, что она и так бы согласилась, если бы он попросил. Наконец все были готовы и мы направились в столовую. Иришка снова сияла и в припрыжку пританцовывала вокруг Генадия, не сводя с него глаз. Молодец пацан. Постарался.

Не знаю как кто, а проголодался и обед был проглочен мной в одно мгновение. Мама даже мне, своё второе отдала. Она берегла фигуру.

Окончив обед, мы с ней пошли на выход, где меня уже ждали мои девчонки. Я уже хотел сказать им, что пойду с мамой, как услышал её голос:

– А вот и девочки твои. Мне нужно кое с кем поговорить. Приду минут на пять позже. А ты с ними иди – мама секунду помолчала – ты случайно не новый танец им показал. Смотрят на тебя как на главного хореографа страны.

Она погладила меня по голове и помахала какой-то женщине, стоявшей не вдалеке.

– Тиан – сказала Катрана.

– Денис – произнесла Катя.

– Давай после собрания опять на пляж пойдём – это уже без всякой подготовки произнесла Люба.

Я понял, что хотят мои девчонки и сразу стал строить из себя делового человека:

– Вы опять меня и Генадия хотите в песочке вывалять. А я думал мы будем новые движения учить на танцплощадке – и посмотрел на ЛюКа.

– Движения выучим перед открытием программы. Они не сложные – уверила Люба.

– Вы хотите шокировать нашу новенькую? Таню. Так её зовут? – привёл веский довод я.

– Мы уже знакомы. Она хорошая девочка и не будет против – отозвалась Дельфина.

– И с её мамой тоже знакомы? Как она отнесётся к нашему обряду уборки песка? – резонно поставил я вопрос.

Девчонки начали переглядываться друг с другом, пока Катя не сказала:

– Да. Этого мы не учли и не подумали.

– Так, что? Теперь не получится совсем у нас? – с грустью сказала Катрана.

Я не стал юлить и сразу выложил своё видение ситуации:

– Я так думаю, что не смотря на то, что Таня ещё болеет, но её мама тоже человек и тоже хочет отдохнуть свободно и мы ей поможем.

– Как? – почти в один голос спросили девчонки.

– Очень просто – с готовностью ответил я – Мы должны окружить Таню заботой и лаской. Только по настоящему, а не так, что поиграли и бросили. Она должна стать частью нашего коллектива и чувствовать себя не ушербной, а поноценной девчонкой.

– Это так. Но она не умеет танцевать. У неё больные ноги – высказала своё видение Люба.

– Зато она отлично рисует. И сможет нам помочь с декорациями и на конкурсе рисунка на теле – привёл я веские доказаительства своей правоты.

И снова все согласились.

– Так в чём заключается твой план? – Люба снова заявила о себе.

Я не стал долго расфусоливать и кратко всё изложил.

– Наши соседи, по пляжу, теперь не будут отдыхать рядом с нами. Они все будут ходить на Чёрные камни. Их, сегодня, директорша водила туда. А нам надо, что бы завтра маму Тани, взрослые забрали с собой. Люба и Катя, поговорите со своей “мамой-тётей”. Ириша и Гена – вы со своими мамой и бабушкой. Красава и Мастерок поговорят со своими. Все вместе уговорят её и мы спокойно можем превращатся в песчаных людей.

– Как верно ты подметил. Но лучше песочные дети, а ещё лучше песчаные ребята – размечталась Красава. Как ни странно её поддержали все, кроме меня. Я не сразу понял, что Красава имеет ввиду наш танцевальный коллектив. Я быстро нашёлся и продолжал высказывать свои идеи:

– Итак. Предлагаю, Песчаным ребятам, сегодня провести время на пляже без меня. Таня просила меня помочь ей с рисунками. И я прямо сейчас предложу ей, не откладывать на потом. Праздник на носу. А у нас не хватает времени. Она должна согласится. Значит и мамы её не будет на пляже. А вы спокойно можете заниматься песком. Гена и Мастерок помогут вам. А потом и вы им. Или наоборот.

Мнение разделилось. ДельКатры были уверены, что Гена и Мастерок не смогут сделать так как я:

– Насчёт Мастерка говорили, что танцевать он не сможет, а он такое выдал. А на счёт Гены спросите у Иришки. Уж она точно вам расскажет умеет ли что Геннадий или нет.

На этот раз все признали моё видение ситуации, самым реальным и осуществимым. Гена прямо расправился. Согласившись со мной, девчонки признали и его право на равных участвовать в “песочных играх”. На том и порешили.

А на счёт новых движений, договорились встретиться за час до танцевальной программы и проработать, что успеем. А сегодня все на на “Гуттин”. А я поробую договориться с Таней и её мамой, что быв другие дни меня не отвлекали.

В этот момент нас позвала Лора, показывая рукой в сторону танцплощадки. Придя к консенсусу, мы спокойно, отправились на первую встречу, посвящённую будущему празднику.

Людей обралось уж точно больше чем надо. Но вездесущая Лора и тут нашла выход.

– Здравствуйте все кто любит весёлый отдых и интересные развлечения. Спасибо , что пришли, подавив в себе желание пойти на пляж или провести приятное время за шашлычком, с друзьями. Погода так и зовёт. Но мы здесь и я начну. Начну с того, что день Нептуна будет проведён в новом формате. Теперь не будет длинных речей и тянущихся диалогов. Нептун будет идти параллельно с конкурсом рисунка на теле. Нептун с окружением будет появляться из-за волн и открывать конкурс. Кратенько о конкурсе. Тело будет разрисовываться красками. Но краска эта легкосмываемая. так, что опасности ни какой. Рисунок будет наносится на тело в купальнике. Мужчинам разрешено без ничего, если такие найдутся.

– Почему женщины должны переводить купальники? – задала вопрос какая-то женщина. Лора тут же сняла напряжение:

– Может будет разрешение без верха. Сейчас точно сказать не могу. Скорее всего, будет всё на усмотрение художников. Они уж точно знают на какое тело им удобнее ложить краски. Детишкам, однозначно, можно голышом.

По рядам пошёл шумок. Это обсуждалось решение по конкурсу. А Лора продолжала:

– У нас были проблемы с исполнителями. Но сейчас вроде более менее разрешилось. Команду морского спецназа будет представлять Игорь Иванович. Полковник в отставке. Уж он точно знает как собрать лояльную и компетентную команду, для Нептуна.

Я дёрнул маму за рукав. Она только что подошла.

– Вот это сосед у нас. Кто бы мог подумать – сказал я. Мама согласилась со мной. А тем временем Лора вещала:

– Решён вопрос и с Нептуном и нимфой морской, она же первая сестра. А вторая, это наша новенькая медсестра. Прошу любить и жаловать – и она указала рукой на маму. Мама помахала в ответ рукой, заявив тем, о своём присутствии.

– А роль Нептуна исполнит наш добрый капитан, который был в первый сезон. Приедет с ним и исполнительница роли сестры морского владыки, в том же, первом заезде.

Мы пеглянулись с мамой. Это же Кэп и тётенька Шоколадка. Вот это новость. Но сюрпризы не окончились.

– Ждём так же главную русалку. Кто был в первый заезд, конечно же вспомнит красавцу и умницу Русю, покорившую весь пляж.

По рядам прошёл шумок. Кто-то вспомнил те, прошлые, события.

– Ряды чертят пополнят их коллеги с первого заезда. Их мамы обещали привезти.

Меня очень обрадовало это сообщение. Неужели это Одувашки и Мальчиш? Я не мог скрыть радости.

– На данный момент у нас четыре настоящих художника. Трое эдесь, на месте, а третья девочка подъедет попозже – продолжала Лора.

– Это наверное Цирюлька – снова, не скрывая радости сказал я маме.

– Конечно, этого мало. Поэтому, кто умеет рисовать, заявитесь, пожалуйста. Сделаем наш конкурс массовым и красивым.

Дальше Лора обратилась к так называемой массовке и попросила поучаствовать в изображении волн. Народ не понял сразу и думал, что придётся с настоящей водой иметь дело. Пришлось Лоре доходчиво, всё объяснять

– Это совсем новое выражение коллективного поведения, во время спортивных мероприятий, когда рядом сидящий встаёт следом за соседом и потом садится, вскоре, после него. Тоже делает и рядом сидящий. Так и получается живая волна.

Интересно, что после её пояснений, желающих поучаствовать стало больше.

– Я, сейчас, главным участникам, раздам тексты, которые надо выучить. Они не длинные. не беспокойтесь. Совмещать разных персонажей будем потом. На сегодня всё. Учите текст. Завтра, снова после обеда здесь. Пожелавших, участвовать в живой волне, прошу задержаться. Начнём первое занятие.

Мама пошла за текстом, а я к своим, уже Песчаным, ребятам. Перед этим я определил, где находится Таня, с её мамой. Они были не далеко.

– Ну всё. Идите на наш пляж. А мне надо не упустить их на танцплощадке. Боюсь если они возьмут курс на море, то Танина мама не захочет возвращаться.

Я немного ошибся. Таня и её мама, сидели и ждали пока народ покинет площадку, что бы спокойно выйти.

– Вот Вы где. А я уже обыскался Вас – прикинулся простачком я.

– А мы видели тебя. Если бы знала, что ищеш нас, то помахала бы – улыбнулась Таня.

Я решил не тянуть резину и сразу изложил свой план:

– Я вот что. Таня ты просила, что бы я позировал тебе. Так может давай сегодня. Небо ясное. Ты говорила, что естественный свет предпочтительней. Потом за репетициями, может и некогда будет.

Мама Тани сказала то, что устроило меня:

– Танечка правильно. Потом будет некогда. Так, что сейчас я не не долго отлучусь. Мне с Лорочкой поговорить надо. А потом втроём пойдём к нам, в комнату.

Она удалилась вслед за Лорой, которая не спеша шла к выходу с Кисточкой и звукооператором.

– Ты серьёзно хочешь голым позировать? – спросила Таня когда мама отошла.

– А я что? Похож на человека не выполняющего свои обещания?- ответил вопросом на вопрос я.

– По началу я так и подумала. Но сейчас верю. Спасибо тебе – снова улыбнулась Таня.

Я спросил о пляже, понравилось ли ей и как прошёл осмотр у врача.

– Какой красивый замок и пляжик симпатичный – весело сказала Таня – А кто это Гутти? Мне ребята успели только рассказать, что Тиан, это ты.

– Девочка. Самая лучшая на свете – сказал я и, сразу понял, что сплоховал. Нельзя при одной девчонке, обожествлять другую.

Она попросила рассказать о моих друзьях. Я кратко поведал о нашем танцевальном коллективе, который случайно, но так удачно сложился. О Мальчише и об Одувашках. Тане было всё интересно и я почувствовал к ней доверие и предрасположенность. Какой-то свет и тепло излучала она.

Тут подошла её мама:

– Определились. Буду причёски и взрослым и детишкам делать. А потом в конкурсе или моделью, или тебе, Таня, помогать.

– Ну вот мама. Наконец-то ты все свои фантазии сможешь воплотить в жизнь. А сколько контингента. На любой вкус – опять улыбнулась Таня и сказала:

– Помоги мне встать, мама.

Я опередил Зою Викторовну, так звали маму Тани и тут же подставил руку юной художнице. Через пару минут, мы не спеша шли по тенистой аллейке в последний корпус пансионата. Там поселили Таню, с её мамой. Она крепко держалась за мою руку, а с другой стороны её поддерживала мама. Это позволило, нам, сравнительно быстро, добраться до места.

Это была просторная комната. Угловая, с двумя окнами. Прямо как художественная мастерская, заметил, про себя, я. Мама сразу пошла ставить чайник, а Таня попросила меня достать из под кровати большую сумку, а оттуда плоский деревянный чемоданчик. Там оказались бумага, карандаши и прочие принадлежности для рисования. Отдельно лежали ножки телескопического штатива, к которому крепился этот чемоданчик, который, оказывается, называется просто – этюдник.

Я, по подсказке Тани, собрал его на ножки и установил перед ней. Тут и мама её подоспела и заварила ароматный чай. На столе появился торт “Наполеон”, от вида которого, слюнки потекли. Зоя Викторовна усадила нас за стол. Пришлось, не без удовольствия отведать торта с чайком. Покончив с содержимым блюдца, Таня, положила ложечку и сказала:

– Тиан. Можно я буду так тебя называть. Дело в том, что имя Денис хоть и редкое, но всё-равно на слуху, а я люблю новизну.

– Как тебе удобно, так и зови – согласился я.

– Мама. Может для подиума сойдёт, вон тот широкий табурет, для миски, который в коридоре стоит – обратилась Таня к маме.

– Да, да. Он не высокий и устойчивый – засуетилась мама и вышла в коридор.

– Можно раздеваться? – как можно равнодушней спросил я.

– Не спеши. Зайдёт мама и закроет дверь – вполне серьёзно ответила Таня.

Вошла Зоя Викторовна, щёлкнув защёлкой на дверях. Она поставила низкий табурет и накрыла его ковриком. Потом поставила на то место, куда указала Таня:

– Вот так. Наверное будет хорошо. Пусть там стоит. Спасибо мама – поблагодарила её Таня и повернувшись ко мне, сказала:

– Раздевайся, Тиан. И заходи на подиум.

Я как-то разволновался немного, но уверенный голос Тани, приободрил меня. Правда я думал, что не будет Зои Викторовны, но потом, решил, что щеголяю по пляжу перед мамами Мастерка, Красавы, Любы, Гены и другими и ничего. Я, смело, стянул майку и сбросил шорты. Зоя Викторовна подвела меня к табурету, который гордо назывался подиумом и я ступил на него:

– Тиан. Повернись ко мне спиной – приказала Таня. Я исполнил, заметив при этом, что она, как говорят и бровью не повела, на мой голый вид

– Мама. Возьми тональный крем и чуточку намажь между ягодиц, по складке, выше копчика. Так. Ещё грамочку. Вот. Так чётче выделяется. Тиан, стань боком – сказала Таня. Я исполнил.

– Немного ногу вперёд. Нет, это далеко. Немного назад. Вот – её серьёзности можно было позавидовать – Мама. Ямку на ягодичке, сбоку, немного затемни … Хорошо.

Тут она немного отвлеклась. Я тоже расслабился.

– Нет, нет. Стой, как стоял – и секунду помолчав, Таня продолжила – Это необходимая процедура для начинающих художников …

– И начинающих натурщиков – засмеялся я. Улыбнулась и Таня. Зоя Викторовна тоже посмотрела на меня весёлыми глазами.

– … так как позволяет чётче разглядеть места, которые плохо видны при таком освещении. В студиях софиты стоят – сквозь смех сказала Таня и она, немного, подалась вперёд, как бы всматриваясь, в моё тело:

– Тиан. Стань ко мне лицом. Вот – она снова пристально посмотрела на меня, потом пристально на низ живота и сказала маме:

– Тени на яички от ног. Сильный загар. Сливается всё. Потом прутик по бокам, что бы от яиц оттенить.

Зоя Викторовна начала трогать яички, но делала это неуверенно, потому и тени ложились не ровно и она, пару раз, начинала сначала:

– Извини Дениска. Я ведь тоже впервые, в таком качестве. Волнуюсь. Стараюсь, как бы не навредить твоему красавчику – Она действительно волновалась. А когда начала ложить тени на прутик, тот быстро поднялся и принял вертикальное положение. Мама Тани всплеснула руками:

– Дозатенялись. И что теперь делать?

– Мама. Ничего уже не делай. Тени нанесла и будем ждать пока упадёт. А Тиан повернётся ко мне спиной и я начну рисовать вид сзади. Теперь, мамочка, возле окон не стой. Не бросай тень от них.

Я несколько раз переступал с ноги на ногу и подавлся то вперёд, то назад, пока Таня не выбрала лучшую позу. Какое-то особенное ощущение присутствовало во мне, когда я стоял, с поднятым дружком, а мама Тани, находилась рядом. Я не видел, чем занималась сама Таня, только слышал шум карандаша и изредка шелест ластика. Это длилось довольно долго. Чувствовалось, что и сама она волнуется и допускает ошибки.

– Танечка. Может перерыв сделаем. Дениска устал уже – пожалела меня Зоя Викторовна.

– Нет, нет. Не устал я. Просто не привычно без движений. Я более подвижный – высказал я своё мнение.

– Мама, готовь чай. Я оканчиваю вид с тыла. Передохнём – выдохнула Таня.

Минут через десять Зоя Викторовна принесла чайник, а Таня сняла лист с этюдника.

– Всё Тиан. Перерыв – услышал я, её голос и спрыгнул с подиума.

– Вообще-то натурщику, в перерыве нужно халат одевать. Может ты майку оденешь? Внизу у тебя грим. Халат сотрет его. А так, хоть как-то прикрыт. Но у нас, кстати и халата то нету – опять улыбнулась Таня.

Я помог Тане подняться и мы пошли к столу. Пока я, усаживал Таню, её мама, вытерла мне жидкостью для макияжа затенение на попе.

– Не надо ничего напяливать на себя. Здесь не студия. Дениска и так побудет – сказала Зоя Викторовна, а я кивнул, в знак согласия.

Опять ели “Наполеон” и пили вкусный чай. Таня говорила, как будут завидовать все в студии, что ей удалось поработать с обнажённой натурой. И говорила она это так просто, что даже не ощущалось, что рядом с ней, за столом, совершенно голый мальчишка. Это уже задатки профессионала.

И вот я снова, на подиуме. Когда стоишь лицом, то всегда легче. Можно рассматривать художника, следить за его движениями, разговаривать, в конце концов, с ним. Если он, кончно, желает этого.

Зоя Викторовна нанесла немного тонального крема и на лицо. Загар и здесь сглаживал контрастность неровностей. Даже губы мне немного подвела светлорозовым косметическим карандашом. Таня пристально всматривалась мне в глаза, а на самом деле на нос, губы, брови , подбородок, потом она сконцентрировалась на дружке. Он уже не торчал и даже не наливался, то есть был на стороне Тани. Правда она сказала, если будет, стоячок, то ничего не поделаешь, будет рисовать его. Пару раз мама Тани, поправляла прутик, так как было жарковато и он сползал, на бок, прикрывая яичко, что не устраивало Таню. У неё был задуман другой ракурс. Я же покрывался лёгкой испариной и Зоя Викторовна махала журналом, что бы хоть немного остудить меня.

Мы перебрасывались с Таней отдельными фразами, но никакой темы, задеть не могли. Правда она расказала о занятиях в студии. Но я был не знаком с этой темой, поэтому диалога не получалось. И вот Таня окончила рисунок. Уставшая, но счастливая, она показала мне их оба. Первый, который был “с тыла”, я особо не отметил. А вот второй … Да это было супер. На меня смотрел не просто рисунок обнажённого мальчишки, а какое-то осветлённое, чёрно-белое фото.

– Танюшка, да ты гений. Это не рисунок. Шедевр – я от восхищения не мог подобрать слова. Похвалила её и мама. У неё даже слеза на глазу появилась.

– Танечка. Я так горжусь тобой. Извини. Я не верила, что ты сможешь так.

Таня улыбалась глядя на нас. Потом спокойно сказала маме:

– Мама. Наш натурщик хорошо поработал. Теперь надо бы его привести в порядок. Снять тонны грима, который мы на него наложили.

– Да-да – засуетилась Зоя Викторовна и вновь исчезла за дверью.

Мы присели за стол. Я опять помог Тане. Собрался одеться, но она остановила меня:

– Надо сначала грим убрать специальной жидкостью для снятия макияжа. Мама тебе на попе уже вытирала.

– Да я на море бы сбегал – начал отказываться я.

– Без жидкости не получится. Сейчас мама воду нагреет и принесёт. Снимем грим и вымоем тебя – уверенно сказала Таня и продолжила:

– Мы не думали, что ты согласишься, поэтому и не подготовились. Уж извини, за задержку.

Она говорила так настойчиво и уверенно, что я понял – сопротивляться безполезно.

Пришла Зоя Викторовна. Расстелила клеёнку на полу, поставила большую миску и налила немного тёплой воды.

– Помоги мне пожалуйста, до миски дойти – попросила меня Таня.

– Таня. Дениска устал не меньше тебя. Я бы тебя довела – начала сокрушаться Зоя Викторовна.

– Ничего. Всё хорошо – успокоил я её.

И вот я в миске и Танина мама снимает грим с моего лица. Таня, тем временем, слегка полив мою попу из кружки, начинает намыливать меня всего сзади. Когда Зоя Викторовна снимала грим с дружка тот, подвёл меня снова и вздёрнулся вертикально. Я не делал никаких попыток прикрыться или отвернуться. Так и продолжала она убирать, тоналку, со стоячка и яичек, виновато посматривая на меня. И вот с гримом покончено и я покрылся толстым слоем пены. Меня начали мыть в четыре руки. Когда мама Тани, будучи повыше, начала поливать меня из большой кружки, смывая мыло, сама Таня стала помогать руками, что бы быстрее убрать его. Теперь она смело касалась и трогала дружка и яйки, сгоняя с них пену. Она даже сжимала прутик в кулачке, но по нему не водила. Так же запускала ладошку в промежность и гладила и мыла там. А дружок уже не держал вертикаль, но став помягче, всё ещё топощился в горизонтали.  Мне же стало смешно от таких активных действий мамы и доци. Меня драяли так, что наверное и загар слез. Смеялась и Таня, как совсем маленькая девочка. А Зоя Викторовна улыбалась, умиляясь нами.

И вот полотенце завершило дело. Я осмотрел себя. Загар был на месте. Я снова провёл и усадил Таню за стол, а сам принялся одеваться.

– Я уже к голому тебе привыкла – сказала, с хитринкой, Таня, посматривая на моего, ещё не совсем упавшего дружка.

– Могу не спешить – пошутил я.

– Хорошо бы, но я не о том – пошутила и Таня – Хочу к вам, на пляж. Сегодня врач приезжал. Осматривал меня. Сказал погресс налицо. Только вот позагорать я не смогла.

– С утра, после завтрака, мы тебя заберём. До обеда отлично накупаешься и позагораешь – уверил я, натягивая шорты и майку.

– Мама со мной будет. Я не смогу без неё.

– Мы тоже поможем – пообещал я.

– Я хочу, как и вы, голышом купаться. И пообещай, что не будешь смеяться с меня … калеки – посмотрела мне в глаза Таня.

– А я не хочу слышать этих слов. Не суди так о себе. Ну хорошо, если хочешь, я пообещаю … Пообещаю дать в зубы любому, кто скажет о тебе такое.

У неё на глазах появились слёзы.

– Ну вот и всегда я так – я не на шутку расстроился – Вечно что нибудь ляпну, обидного.

– Это не обида. Это от счастья, что судьба пересекла меня с таким чудесным мальчиком, который готов в драку полезть из-за калеки – она всхлипнула и уткнулась мне в майку, пуская слёзы. Я обнял её и держал так пока она не наплакалась. Меня же злость взяла, да не шуточная. Сколько унижений и обид перенесла эта девочка. И сволочной тот люд, который, пусть даже словестно, но обижал и гнобил её. Я отстранил Таню от себя и посмотрев ей в глаза, уверенно и строго сказал:

– Послушай. Теперь ты наша подруга. Тоже дитя песка. И никто тебя в нашем городе больше не обидит. Вот это я точно тебе обещаю.

Я поймал на себе взгляд Зои Викторовны. В её глазах была влага, но в них я увидел выражение благодарности.

А на столе появились хорошие конфеты, да и торт ещё не доели.

– Хватит о плохом. Нас стол ждёт.

– Да-да – поддержала меня мама Тани, разливая в чашки ароматный чай.

Сегодня ужин, в столовой, я употребил без особого аппетита.

Денис Донгар

Следующий рассказ: Рассказ 21Тиан и Гутти 9 Забавные приключения одного дня Часть 3

Серия публикаций:
О приключениях мальчишки-натуриста
2 853
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
3 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Voldemar
Voldemar
3 месяцев назад

Спасибо за рассказ. Ждём продолжения с нетерпением. Не откладывайте в долгий ящик.

Сергей
Сергей
3 месяцев назад

Спасибо. Жду прододолжения. Автору респект.