Рассказ клиента

Открывший дверь буквально за секунду до того, как рука Женька коснулась кнопки звонка, молодой мужчина приложил к губам указательный палец и сказал, четко и внятно выговаривая каждое слово:

– Тихо! Не надо шуметь!

«Вот дернула нелегкая согласиться на этот заказ, – испуганно подумала девушка, послушно, автоматически, шагнув в квартиру мимо хозяина. – На маньяка, небось, нарвалась. Или на компанию какую обкурившуюся…» Все когда-то слышанные от подруг по профессии или вычитанные в желтой прессе страшилки о диких пытках с последующей расчлененкой промелькнули в голове девушки, пока молодой человек, не давая даже разуться, в три шага, не подвел её к ближайшей комнате и не подпихнул внутрь, легонько облапив при этом затянутую в старые джинсики упругую попку.

– У меня мама спит, – прикрыв за собой дверь, уже нормальным голосом пояснил он странную встречу. – Там, дальше по коридору.

«Ай, да чувак! Мама спит, а он в это время шлюх к себе водит», – то ли восхитилась, то ли возмутилась Женька. Но неистовый иррациональный страх начал потихонечку отступать куда-то на задний план, оставив после себя неприятное «послевкусие» в душе.

Теперь самое время оглядеться. Комната клиента никак не напоминала берлогу холостяка, проживающего вместе с мамой. У стены стояла достаточно широкая кровать, аккуратно застланная бежевым покрывалом, ближе к окну, плотно зашторенному и не пропускающему назойливый свет уличных фонарей, виднелся низенький журнальный столик со стеклянной столешницей и пара глубоких мягких кресел. Рядом с ним, в углу, пристроился большой, закрытый ноутбук на пустом письменном столе. А на огромном, во всю стену, экране беззвучно два негра шпилили тощую безгрудую блондинку. Похоже, звук при просмотре порнухи был выключен тоже ради спящей мамы.

Тут девушка опомнилась.

– Меня Алена зовут, – представилась она привычным уже давно псевдонимом. – А тебя?

– Георгий. Лучше без всяких Гош и Гарриков, ладно?

– Ну, хорошо, – пожала плечами Женька, мол, хозяин – барин; и тут же поинтересовалась: – Слушай, а если мама там спит, как же в ванную пройти?

– Не надо никуда ходить, – махнул рукой хозяин комнаты. – Мне это не нужно. То есть нужно, конечно, но не совсем то…

Похоже, он запутался в собственных объяснениях и кивнул на кресла:

– Давай, присядем, поговорим?

– Как скажешь, – послушно согласилась девушка.

Она опустила с плеча на пол возле кресла сумочку с паспортом, презиками и газовым баллончиком, уселась, закинув ногу на ногу, и приняла из рук Георгия пузатый бокал, наполненный до половины ароматным коньяком. Запах по комнате разлился просто обалденный. «Давненько меня такими напитками не баловали», – подумала Женька, оценивающе разглядывая хозяина, который устроился в соседнем кресле и тоже взял в руки бокал. Торопиться и спрашивать про деньги до тех пор, пока не началась конкретика интимных действий, девушка не стала. Не любила она выглядеть меркантильной, озабоченной только лишь оплатой своих услуг даже в глазах случайных клиентов.

«А он – ничего так, чуть за тридцать, высокий, как я люблю, и не толстый. Видать, качается понемногу для здоровья. Стрижка модельная, классная, глаза темно-карие. А руки, похоже, сильные. Ну, пока десятка, по моей шкале. Если только тараканы в голове планку не опустят», – оценила для себя странного клиента девушка.

– Порнуха не смущает?

– Нет, что ты!

«При моей-то работе», – чуть не добавила Женька.

Все равно большинство девчонок её возраста, вырвавшись из-под родительской опеки в большой город, и так трахаются со всеми подряд безудержно, будто запасаясь впрок и новыми и уже привычными ощущениями, да еще, чаще всего, делают это бесплатно или за пару коктейлей в ночном клубе. А у нее такая работа. Во всяком случае, доходнее и проще любой другой. Это тебе не по двенадцать часов за прилавком на рынке стоять, когда все равно любой желающий из соседних продавцов или грузчиков, не говоря уж о мелких хозяйчиках «точек», так и старается залезть тебе под юбку шаловливыми ручонками. Да и реальные извращенцы пока ни разу за полтора года на её пути не попадались. В основном она доставалась, как пикантное блюдо, подвыпившим «соломенным» холостякам, изрядно за тридцать, отправившим жену в командировку или на модненький курорт. А они сами отчаянно опасались засветиться, вели себя тихо-мирно, чинно-благородно, почти как в сказке. Свежее полотенце в ванной, минет в резинке, сверху, раком, «миссионерка» – вот и вся обязательная программа. Только скуповаты такие клиенты были. Ну, еще бы, тратили-то явно не халявные деньги, а семейный бюджет или собственную заначку. Правда, последнее время профессионалка частенько «налетала» на компанию молодежи, куда её брали на всю ночь и непременно с подругами, но всегда почему-то девчонок не хватало, и приходилось работать с двумя, а то и тремя клиентами. И это не считая практически обязательного на таких выездах «ченьджа», то бишь, смены партнеров между девочками. Хорошо, если все происходило по очереди, но пару раз ей доставалось двое сразу. Ничего необычного, один спереди, второй сзади, но без привычки немного напрягала. И молодежь, разумеется, гораздо неугомоннее, жаднее до сексуальных утех, чем женатики. Бывало, за ночь ни разу придремать не успевала. Но тут уже и доходы другие были, и ребята не жмотничали, щедро отваливая «на мороженое» или «на такси» родительские деньги. Ну, и удовольствие кое с кем из душевных клиентов, понятное дело, иной раз получала самое неподдельное, почти как со своим мальчиком, который, конечно же, не имел представления, чем на самом деле занимается в столице наезжающая периодически в родной город его девушка.

– Знаешь, что? Давай я тебе немного о себе расскажу, что и почему, – глотнув коньяка, сказал Георгий и взмахом пультика остановил движение на экране телевизора, как будто оно могло отвлечь его от чего-то важного. – Так понятнее будет, и ты успокоишься. А то сидишь, как на иголках. Я вижу.

Оба негра, засунувшие члены в вагину и анал тощей блондинки, замерли в нелепых позах, привлекая гораздо больше внимания, чем в движении. Но хозяина это никоим образом не смутило. Об удобствах же гостьи он даже не думал. Она здесь, чтобы ему было хорошо. Только и всего.

– Ну, давай, послушаю, – кивнула Женька, пригубливая вкуснятину из бокала.

«И это тоже часть работы – подставлять уши под пьяные и не очень откровения клиентов, – машинально подумала она. – Иной раз такое расскажут, хоть стой, хоть падай, хоть в редакцию «Пионерской зорьки» отправляй…» Про радиостанцию совковых времен с таким интересным названием очень любила вспоминать соседка её матери, баба Клава, обычно сопровождая эти воспоминания трех, четырех и пятиэтажными матами. Было это давно, еще в детстве Женьки, которое случилось, похоже, в какой-то другой её жизни. А в этой… в этой приходилось внимательно, чтобы успеть во время подхватить разговор, слушать клиентов.

Вот недавно один говорливый попался. Поведал, как год назад, отправив жену в командировку, решил как-то деньком согрешить на полную катушку и вызвал сразу двух подружек. Девчонки оказались веселые, компанейские, поддержали его предложение и выпить, и забить косячок. Потом они покувыркались от души втроем. И снова выпили и покурили травку. А когда в дверь позвонили, и ничего не подозревающий хозяин открыл, то увидел на пороге огромного толстого пингвина с человеческим лицом и тощего унылого жирафа!!! Первая мысль у него была вполне логичная – докурился до глюков! Вторая, впрочем, такая же. И только минут через пять внятного и громкого словесного убеждения ситуация стала прозрачной, как ледяная водка в хрустальной стопке. У соседского сынишки был день рождения. И заботливый папаша с братом решили подготовить мальцу сюрприз, одевшись в костюмы неких популярных персонажей. Но пока ждали сына из школы, захотели покурить, вышли на площадку и – естественно, захлопнули за собой дверь. И вот теперь они пришли просить соседа помочь им перелезть через балкон в свою квартиру. Знали, что он дома. Потому как его забавы с девицами через стенку были очень хорошо слышны.

О том, как обалдели лежащие в комнате на диванчике голенькие девочки при появлении сразу двух ряженых глюков, клиент рассказывал особенно смачно, заливаясь неестественным, как от щекотки, хохотом. Впрочем, ситуация разрешилась к взаимному удовольствию. Соседи проникли в свой дом, пообещав хозяину не сдавать его жене, девочки получили приличные чаевые, ну, а клиент, похоже, несказанное удовольствие от необычной коллизии в серой обыденности своей жизни.

Однако сейчас Женьке надо было растопырить уши совсем для другого рассказа. Похоже, не очень-то веселого и забавного.

«Понимаешь, тут такое дело… Я уже три года в разводе, – говорил Георгий, задумчиво вращая в пальцах бокал. – Жену люблю до сих пор безумно. Ничего не могу с собой поделать. На других женщин просто не вставало первые полгода, от слова «совсем». С кем я только не пробовал. И с вашими тоже, и просто в клубах снимал, и даже по объявлению знакомился – безуспешно. Пока то, да сё – нормально, кажется, возбуждаюсь, а как до дела доходит – у меня на полшестого, хоть стреляйся. Ну, я тогда пристрастился онанировать, чтобы сбрасывать напряг. И незаметно этим делом увлекся. А что? И мне хорошо, и жене как бы не изменяю. Хотя я первые месяцы после развода очень на нее злился и как бы отомстить хотел, ну, тогда у меня все равно ничего не получалось. А теперь уже и онанизм не в кайф. Не торкает, как раньше. Порнуху смотрю, но совсем не помогает. Подумал, может, с живым человеком лучше будет? Ты просто посиди здесь, а я подрочу…»

Георгий, поставив на столик бокал, быстро встал на ноги и в одно движение скинул на пол старенькие домашние джинсы вместе с трусами, обнажив неплохих размеров висящий, но уже слегка напрягшийся член.

– Может, мне раздеться? – деловито предложила Женька.

За судьбу клиента она не переживала. На всех переживалки не хватит. Но сидеть полностью одетой перед полуголым мужчиной было очень непривычно и неправильно. Нет, конечно, такое бывало и не раз, но только когда, закончив работу, девушка собиралась на выход, а разомлевший после интима клиент не спешил одеваться. Впрочем, чего беспокоиться? Нравится этому не Гоше и не Гоге теребенькать шкурку, пусть получает удовольствие. Хочется, чтобы при этом рядом девушка посидела посмотрела на процесс – да за такие деньги хоть до утра! Впрочем, нет. Уговор был на два часа, значит, на два. А потом – или пусть продляет, или адью.

– Не надо раздеваться!

Георгий аккуратно присел в кресло и принялся водить рукой по стволу, поглядывая искоса на Женьку.

«Знаешь, почему мы развелись? Хо! Она меня бросила. Представляешь? А перед этим изменила. Слушай, я, наверное, сам дурак, но как-то раз случайно залез в её почтовый ящик. А там – письмо еще не прочитанное. Люда в тот момент ванну принимала, она это может по три-четыре часа делать. Просто лежит в воде и балдеет. Пены всякой напустит, солей накидает. Ну, а я от большого ума письмо открыл. И прочитал пожелание некого поклонника, чем они будут заниматься при следующем свидании. Там были такие подробности… Я тут же сообразил, что их свидание и впрямь будет следующим, очередным. Любовник писал, что хочет поиметь её раком на краю постели, потом стоя у стены, и еще закинуть её ножки себе на плечи, целовать родинку на попке… и кончить на её прекрасные голубые глазки».

По мере рассказа Георгий начал возбуждаться. Его член в ладони отвердел и не выглядел больше вялой колбаской. На взгляд профессионалки, перевидавшей уже под тысячу мужских причиндалов, этот был красив своей пропорциональностью и размерчиком чуть больше среднего.

«Мечта скучающей домохозяйки или оголодавшей студенточки, а не хуек, – меланхолично подумала Женька. – Вот только с такой скоростью он будет до утра наяривать. Может, все-таки как-то помочь?»

Но хозяин ребром ладони бесцеремонно оттолкнул протянувшуюся было к его мошонке руку девушки.

«Я сам! Только сам! Поняла? Для меня это важно! На чем остановился? Ах, да… И вот, значит, почитав письмо любовника, я наехал на жену, когда она вышла из ванной. Без криков, шума и битья посуды. Просто хотелось узнать, чего же ей не хватало во мне. У меня, знаешь, работа очень хорошая, пол-Москвы о такой просто мечтает. И жилье свое было, теперь вот сдаю ту квартиру, не могу там жить, а продавать – жалко, настоящую цену сейчас не возьмешь.

Люда и краснела, и бледнела, сперва все отрицала, говорила о какой-то ошибке, мол, случайный человек сбросил письмо не ей, а своей реальной любовнице. Но по её поведению я сразу понял – врет, изворачивается. А пока мы так препирались, пришел еще один электронный привет с вложением видеофайла. А там такое… По сравнению с порнухой, конечно, ничего особенного, ерунда полная, но… Это же моя жена в одних чулочках сосет какому-то мужику хер. Потом становится перед ним на четыре кости и подмахивает с удовольствием».

Георгий на секунду отвлекся, глотнув коньяка, на лбу у него выступили капельки пота, глаза блестели явно не пьяным блеском. Женьке вновь стало не по себе, как в первые минуты появления в этой квартире. Но хозяин никаких криминальных действий не предпринимал, продолжая гонять шкурку по залупе и рассказывать свою историю.

«Посмотрев вместе со мной порноролик со своим участием, а он был коротенький на пару минут, явно смонтированный из длинной записи, Люда все-таки призналась. Да, есть у нее любовник. Зачем он нужен, если я её во всем удовлетворяю? Сама ведь всегда говорила и тут повторила, что в сексе ей всего со мной хватало и хватает. Про деньги, про быт я уж не говорю, имела все, что хотела. Я никогда не жадничал. Любые капризы удовлетворял с первого слова.

А просто настолько оказалось, как два пальца… об асфальт. У нее подруги и на работе, и еще институтские все имеют связи на стороне. Кто и почему – их дело, зачем мне в чужом грязном белье копаться, но практически у каждой есть любовник. Постоянный или так – от случая к случаю, но часто. И Люда посчитала – чем она хуже, если, кроме мужа, у нее никого больше нет? Тут и подвернулся этот… Познакомились случайно в офисе, посидели потом в кафе. Слово за слово, он ей показался симпатичным. Он тоже женат, вот только имеет двоих детей, у нас-то с Людой никого не было. Встретились еще разок, а потом – в койку. Ну, чтобы было, как у всех. Взрослые люди, зачем в какую-то любовь играть и страсти неземные изображать? И так понятно: ей охота, а ему с какой стати сопротивляться? Он снимал номер в отеле на час. Там они и кувыркались, когда она, якобы, задерживалась на работе. Редко, конечно, чтобы я и жена любовника ничего не заподозрили. Раз-два в неделю на часок. А иногда даже и в обеденный перерыв, на скорую руку».

Георгий, заводясь все больше и больше от собственного рассказа и воспоминаний, уже лихорадочно дрочил, вцепившись свободной рукой в мягкий подлокотник кресла. Неожиданно он вскочил с места и, не прекращая движения ладони по стволу члена, потребовал от Женьки:

– Сними верх! Только быстро! Давай же!

Девушка послушно стянула через голову свитер, следом сняла чистенькую футболочку, мотнула головой, чтобы расправить взъерошенные блеклые волосы, и, заведя за спину руки, расстегнула лифчик. Грудь у нее было красивая, на двоечку с половиной, но твердая, стоячая. «Пока не успели размять хорошенько», – похабно шутили завистливые подружки по конторе. И соски от неунимающегося страха и непонятного возбуждения застыли, как каменные. Больше ничем, пожалуй, она похвастаться не могла. Слишком тощая, кожа да кости, с невнятной талией, узкими, мальчишескими бедрами. Да и ростом не вышла – метр с кепкой. Но грудь!

Георгий не стал даже взглядом касаться обнажившейся Женьки. Он прикрыл глаза ладонью и яростно работал правой рукой. Минут через пять девушка вновь хотела предложить клиенту свою помощь, но успела только подумать об этом. Из красивой багровой головки одна за другой полетели белесые длинные и горячие струи, покрывая её груди и возбужденные соски. Георгий глухо, невнятно застонал, подергивая бедрами, и, как подкошенный, упал в кресло.

Женька замерла на пару минут, не зная, что теперь делать? Оплата предполагала два часа общения – и в это время включался не только интим – а с момента её появления в квартире прошло, дай бог, минут сорок. Пока она растерянно обдумывала, как же быть дальше, немного пришел в себя клиент, видимо, получивший, благодаря присутствию девушки, давно желаемую нормальную разрядку. Слегка помахав рукой, он слабым голосом сказал:

– Возьми там… У компа…

Девушка поднялась и шагнула к столу с ноутбуком. Зажатые под его краешком там лежали три купюры как раз нужного достоинства. А рядом, ближе к стене, стояла на половину израсходованная туба бумажных полотенец. «Стереть, что ли, сперму с груди? – подумала Женька, засовывая деньги в карман. – А вдруг услышит, как шуршу бумагой, и обидится? Ну, на фиг, и так сойдет…» Она осторожно растерла скользкую, питательную сперму по коже, а потом тихонько спросила:

– Что – это всё?

– Ну, да, – все также невнятно и блаженно отозвался Георгий. – Иди, ладно? Я в коридоре свет оставил, найдешь…

Женька быстро подхватила со спинки кресла лифчик, футболку и свитерок, подняла с пола сумочку.

– Дверь только захлопни плотнее, – напутствовал её в спину хозяин.

«А он так и не дорассказал, почему же изменившая жена его бросила, – подумала Женька, торопливо одеваясь у самого выхода из квартиры. – А теперь, для полного счастья, не хватает только выхода из своей комнаты матери. Уж больно все гладко в этот раз сложилось. Так не бывает». И  она захихикала чуть слышно над собственными мыслями. Ну, а в общем-то, так жить можно. Просто послушать полчаса забавную историю о загулявшей жене, посмотреть, как клиент удовлетворяет сам себя, и получить за это двухчасовую оплату, будто все это время лежала под ним, раздвинув ножки.

Плотно и аккуратно, как просили, прикрыв за собой дверь до щелчка замка и негромко топоча рифлеными подошвами кроссовок, Женька резво побежала вниз по лестнице на выход. Все-таки бывают и в её профессии приятные и запоминающиеся моменты.

1 105
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments