Роковая встреча

Название, наверное, претенциозное, манерное, но ничего лучше для этой городской сказки (эпизода из авантюрно-приключенческого романа в сумбурно-мистическом стиле), увы, не придумалось.

************

…и кой черт её дернул сократить путь, нырнуть пусть и с плохонько, но освещенной улочки в густую тень двориков. В этот час, когда спали, наверное, все обитатели города, за исключением немногочисленных представителей «ночных профессий», и тишина обволакивала темные громады многоэтажных домов, звук её шагов хорошо был слышен в длинном и узком проходном дворе. И вот на этот самый шум и откликнулись явно вышедшие на «ночную охоту» парнишки лет шестнадцати, шумным матерком заявляющие о своей исключительности, дикой стаей появившиеся на углу. Её силуэт, темный на фоне светлых, недавно выкрашенных под «слоновую кость» стен ближайшего дома, разглядели сразу, заговорили еще громче, подбадривая себя и друг друга в ночной тишине нелепыми выкриками, неестественным смехом и, конечно, полудружескими тычками под ребра.

Одинокая девушка не стала ждать их глупых окриков и бестолковых бранных слов в свой адрес, только постаралась шагать, как можно тише и быстрее, хоть это и не имело уже никакого значения. Мальчишки, наливаясь азартом, спешили за ней. Срываясь на бег и мысленно проклиная себя за желание сэкономить минутки, она выскочила через гулкую, высокую арку к застроенному гаражами пустырю. Здесь, в дивном лабиринте старых самопальных жестяных, кирпичных и бетонных «домиков» для автомобилей, можно было легко затеряться, если бы не проклятая предательская тишина. Даже осторожные шаги на засыпанных мелким гравием дорожках шуршали в ночи оглушительно, а что уж говорить про бег… Но, впрочем, шансы еще были. Достаточно добежать до дальнего, слабо освещенного маленького перекрестка, от которого в разные стороны отходили аж четыре дорожки, как мальчишки, наверняка, растеряются, угадывая, какой путь выбрала их возможная жертва, затормозят, а то и вовсе бросят преследование, посчитав, что ночная беготня между гаражами не похожа на развлечение для настоящих мужчин, которыми они считали себя.

Беглянка успела порадоваться, что уходила от клиента не торопясь и не поленилась переодеться, все-таки бегать в брюках и тяжелых высоких ботинках удобнее, чем в мини-юбке и на высоченных каблуках, уложенных еще в чужой квартире в просторную сумку. Устремившись со всех ног к перекрестку, она успела заметить, как, будто живая, колыхнулась, выгнулась густая тень в промежутке между двумя гаражами. Но в этот же момент позади раздался сбивчивый, шуршащий по гравию топот десятка ног… «Опоздала…» – испуганно подумала беглянка, уже достигнув стенки гаража и замирая под жестяным плафоном слабосильной лампочки. А полдюжины мальчишек притормаживали свой разухабистый бег, понимая, что жертва никуда не денется, а если и попробует бежать дальше, то догнать её теперь не составит труда. «Как глупо, стоять вот так и просто ждать своей участи», – подумала она. Почему-то и в мыслях не было добраться до газового баллончика, предусмотрительно вложенного в кармашек сумки. Или до длинной и острой пилочки для ногтей, которая по ночному времени и тусклому освещению вполне могла выглядеть, как стилет. Беглянка понимала, что такие вот средства защиты хороши лишь при встрече один на один с изрядно пьяненьким придурком, решившим немножко поиграться с припозднившейся девушкой, просто пользуясь случаем, без какого-то предварительного умысла. Да так оно и было с ней пару раз, когда достаточно оказалось просто пшикнуть в лицо перцовкой и, развернувшись, бежать со всех ног, пока мужчина не пришел в себя от неожиданного отпора.

Но против дикой стаи разгоряченных погоней подростков не помогло бы ни одно из её подручных средств. «Пистолет… – как-то уныло подумала беглянка. – Кто-то же из девчонок хвастался, что её постоянный клиент торгует огнестрелом…» Но это уже были мысли обреченной. Деваться было некуда, разве что волшебным образом испариться с места события, и она просто стояла, прислонившись спиной к холодной грязноватой стенке гаража. И не заметила, как вновь колыхнулась, оживая, тень в узком проходе-щели…

Он вышел на пару шагов вперед и остановился вполоборота от нее, лицом к набегающим мальчишкам. Невысокий, стройный, но не накаченный, как было сейчас модно среди молодежи, на первый взгляд – лет тридцати пяти, а то и постарше. Обострившееся в момент опасности внимание к мелочам позволило ей отметить удивительную природную смуглость и гладкость его лица, роскошные, крупные кольца длинных, иссиня-черных волос, а в то мгновение, когда он на секунду обернулся, глянув на нее через плечо – разноцветье глаз. Один из них сиял голубоватым мерцающим холодом далеких, едва видимых в городе звезд, второй же светился теплом желтоватого, табачного цвета. Черная кожаная куртка-«косуха», такие же довольно узкие брюки и узконосые, на заметном каблуке полусапожки, украшенные металлическими бляхами: ни дать, ни взять – рокер-байкер, неожиданно оказавшийся в эту ночь между гаражами без мотоцикла и гитары. Он стоял спокойно, даже чуть расслабленно, и за те мгновения, пока мальчишки подбегали к ним, ей как-то невольно передалась малая часть его спокойствия. Мысли перестали метаться в голове, подобно попавшим в ловушку зверькам, дыхание, сбитое бегом, чуток успокоилось и выровнялось…

А подбежавшие парни уже обступали их привычным полукругом. И выглядели они ничуть не слабее неожиданно появившегося мужчины, а некоторые были и на голову повыше и пошире в плечах, чем он. Но, слегка смущенные неожиданным появлением совершенно лишнего здесь незнакомца, мальчишки не спешили атаковать, постепенно восстанавливая дыхание после короткого забега. А через полминуты самый крайний из них, зашедший, было, далеко влево от ставшего неожиданным препятствием рокера, проговорил ломающимся, громким баском: «Ты бы шел своей дорогой, дядя, а мы тут уж сами как-нибудь…» Остальные одобрительно гоготнули, поддерживая почин самого говорливого члена стаи. А девушка в ту же секунду поняла, что мальчишка хочет, чтобы незнакомец отвлекся от центровых персонажей, обратил внимание на него, отвечая или даже просто скосив глаза. И этого будет вполне достаточно для начала атаки.

Но незнакомец на простенькую уловку не поддался, скорее всего просто не обратил внимания на слова парнишки. Он был на удивление сосредоточен, будто в уме высчитывал сложную математическую задачу или играл шахматную партию вслепую. Беглянка не успела ничего подумать про странное поведение незнакомца, как вдруг прямо в голове её зазвучал гулкий, безжизненный, нечеловеческий голос: «Уходите…»

Она заметила, как что-то в лице рокера начало неуловимо меняться. Из-под верхней губы показались белоснежные клыки, само лицо вдруг стало вытягиваться вперед, превращаясь в звериную морду… губы его приоткрылись… и между гаражами повис полный угрозы и внутренней силы рык недовольного и могучего хищника…

Что увидели и услышали мальчишки, беглянка, конечно, не знала, но, похоже было, что им привиделось и прислышалось нечто более страшное и неотвратимое. Согнув спины, пытаясь, все еще стоя на ногах, прижаться к земле, они тихонечко, совсем по-щенячьи, взвизгивали и шаг за шагом отступали от блеклого светового пятна, внутри которого стояли девушка и незнакомец. А потом будто пеленой заволокло глаза на долю секунды, а когда она, сморгнув, прогнала пелену, мальчишек уже не было, только едва слышный топот затихал в отдалении… И на несколько минут в лабиринте гаражей воцарилась оглушительная тишина.

«Ты – оборотень?» – спросила в растерянности спасенная, даже не подумав, что сперва стоило бы поблагодарить человека, ну, или не человека, за свое избавление от встречи со стаей подростков.

Незнакомец засмеялся и легко, будто танцуя, повернулся к ней. «Оборотней не бывает, девушка, – сказал он. – Это все сказки…»

– Но я же сама видела… – запротестовала, было, она.

– Они тоже видели, – согласился незнакомец. – Видели то, что я им показал… цыганский гипноз.

И он легонько пожал плечами, будто недоумевая, как можно не понимать таких простых вещей.

– Меня зовут… – незнакомец на долю секунды задержался, будто выбирая себе имя из полусотни предложенных услужливой памятью вариантов: – …Матвей.

– А я Марго, – в ответ сообщила девушка. – Вообще-то, Даша, а Марго так, для клиентов… спасибо тебе, а то бы с этими… да и вообще…

Она не нашла слов, чтобы продолжить выражение благодарности, но Матвей, похоже, и не ждал их. Он шагнул поближе, внимательно, но без малейшей брезгливости, как обычно бывает у мужчин, узнавших про древнейшую профессию женщины, оглядел Дашу разноцветными глазами.

– Не похоже, чтоб ты каждую ночь здесь гуляла, – констатировал он.

– Так и не гуляю, – согласилась Марго. – Просто задержалась у одного… он постоянник, не хотелось обижать, да и человек хороший, а так я – только днем, да еще вечерком если немного…

Она легко болтала, стараясь выплеснуть в пустых, необязательных словах остатки нервного напряжения, почему-то при этом совершенно не опасаясь Матвея, будто бы и не  видела собственными глазами всего несколько минут назад трусливо удирающих, насмерть перепуганных зверенышей из дикой стаи.

– Пойдем, Даша-Марго, – предложил Матвей, уверенно беря девушку сильной рукой за локоть. – Провожу тебя, а то, небось, опять в какие-нибудь приключения влипнешь… раз не ночная ты бабочка, а дневная… да и беда, она, знаешь, не приходит одна…

– Пойдем, – обрадовано кивнула Даша. – Тут недалеко совсем, я просто дорогу хотела сократить, днем-то здесь удобнее ходить, чем вокруг по улице…

…Даша не соврала, хоть частенько это делала и безо всякой цели, просто приукрашивая себя и окружающую действительность, до маленькой, тесной «однушки», в которой она жила, было едва ли пять-семь минут неторопливого ходу.

– Это мы вдвоем с подругой снимаем, – продолжала тарахтеть девушка, едва переступив порог квартирки; она, не умолкая, говорила всю дорогу, притихнув только в подъезде, чтобы не потревожить бдительных соседей, частенько отслеживающих и её, и подруги прибытие домой, а потом с удовольствием обменивающихся собранной информацией между собой. – Таньча сейчас работает, ну, она обычно в ночь, а я – днем, так проще, чтоб не мешать друг другу… ты проходи, проходи…

Но Матвей и без особого приглашения не стал задерживаться у двери, мимолетом заглянув в квадратную комнатку, загроможденную широкой кроватью, накрытой рыжевато-буром, клетчатым пледом, шкафом, трюмо и старинной, китайской ширмой с изображением драконов. На трюмо, перед зеркалом, между баночками с кремом, флаконами духов, лака для ногтей и другими чисто женскими аксессуарами валялись красные узенькие трусики и несколько упаковок презервативов.

– Давай на кухню, – пригласила Даша, – хотя бы чаю тебе налью… ты не думай, мы сюда клиентов не водим, ну, разве что – иногда, или с кем не за деньги… да и то – раз в год по обещанию… иначе – соседи совсем со свету сживут, они и так на нас косятся, что часто выпивши возвращаемся… А как не пить, если угощают? Да и с хорошими людьми всегда приятно… Погоди,  я сейчас…

Она быстро прошла в комнатку, к стоящему на маленькой тумбочке возле кровати телефону, послушала несколько секунд долгий гудок в трубке, вздохнула и набрала хорошо знакомый номер. «Тамара?.. У меня все нормально, домой вернулась… нет, сегодня больше никуда… давай – завтра? А то у меня на обратном пути такое приключение выскочило, что теперь и выходить на улицу неохота… завтра расскажу… ладно… отдыхать буду… а деньги тебе завтра – это верняк… хорошо, позвоню, как всегда…»

В тесной кухоньке – едва развернуться двоим – Даша усадила все еще стоящего гостя к столику, а сама споро, ловко установила на маленькую газовую плиту чайник, вытащила из холодильника сыр и простенькую вареную колбасу, тонко нарезанный, но уже слегка заветренный лимон на блюдечке и едва початую бутылку коньяка.

– Будешь? – на всякий случай спросила она Матвея, тряхнув бутылкой. – Надо же расслабиться после такого…

Матвей кивнул без слов. Он уже ощущал себя не спасителем девушки от веселящейся компании подростков-хулиганов, а немного вещью, попавшей в этот дом с вполне определенной целью – быть отблагодаренным. А благодарить иначе, чем своим телом, Марго-Даша не умела, да и не представляла себе иной формы благодарности от женщины мужчине.

После первой же рюмочки благородного напитка, как оказалось подаренного Марго кем-то из благодарных клиентов, девушка поплыла в волнах легкой эйфории и начала болтать еще активнее, хотя по началу казалось, что выдерживать такой темп долго не в человеческих силах. Но рассказы о профессиональных приключениях перемежались воспоминаниями о ранней юности, школьных танцевальных вечерах, первых, вторых и последующих мальчиках, потом снова вспоминались к месту и не к месту грубые и добрые мужчины; алчные, озабоченные только деньгами и шмотками подружки; нахальные таксисты, норовящие получить за проезд натурой; любопытные не по чину соседи; туповатые и дотошные полицейские…

Гость не успевал, да особо и не стремился и слова вставить в бесконечный, казалось бы, монолог девушки, но временами поглядывал незаметно на висящие на стене часы, отмечая про себя: пятнадцать минут, полчаса, тридцать пять, сорок, сорок пять… Постепенно с каждой последующей рюмкой Даша пьянела все больше и больше, но держалась при этом молодцом, видно, сказывалась привычка пить с мужчинами наравне, не забывая о предстоящих профессиональных обязанностях. Так и сейчас, она неожиданно, но как-то к месту и во время вдруг сказала Матвею:

– Там, в ванной, полотенце, которое на трубе, возьми, ладно? Оно чистое, просто сушилось там, ты не думай…

– Я еще не успел ничего не подумать, – усмехнулся мужчина, поднимаясь из-за стола.

На него коньяк и последовавший за ним ликер, казалось, не произвели никакого действия. Гость держался прямо и уверенно, движения его были точны и аккуратны. А вот Дашка-Марго, вставая вслед за ним, едва не опрокинул хиленький, неустойчивый столик, засмеялась над своей пьяной неуклюжестью и поспешила в комнату, надо же как следует приготовиться…

Когда Матвей, держа в руках брюки, рубашку и полусапожки, вошел в комнатку, девушка встретила его переодетая в легонький, почти невесомый, соблазнительно короткий халатик, под которым угадывалось такое же соблазнительное, эротичное белье. «Бросай всё, – кивнула она в сторону одинокого стула. – Утром разберемся, а сейчас…» Она легонько толкнула освободившегося от ноши Матвея к кровати, укладывая на спину, и неуловимым движением сбросила с плеч халатик, демонстрируя гостю молодое красивое тело, изящный белоснежный бюстгальтер, узенькие трусики и белые же, в тон всему остальному, чулочки на резинке. «Ах, да…» – спохватилась она, шагнув в сторону и нажав клавишу на громоздком, старом магнитофоне. С шорохом и легким потрескиванием в динамике негромко разлилась по комнате спокойная, ритмичная музыка…

Начав профессионально с сосков на груди мужчины, Даша, потихоньку превращаясь в Марго, прошлась язычком по животу и лобку, скользнула ниже, мимо вздыбившегося в готовности члена, поласкала длинными нежными касаниями мошонку. Вернувшись к «главному блюду», прошлась неторопливо по стволу, смачно чмокнула залупу и моментально поглотила её горячим влажным ртом, задвигалась ритмично вверх-вниз, в процессе слегка оттягивая ласковыми пальчиками крайнюю плоть… Отвлеклась на секунду, повернувшись спиной к Матвею, шепнула: «Расстегни» и тут же, извернувшись, зажала член между упругими и мягкими грудями…

Через несколько минут, прерывая оральные ласки, оставшаяся в одних чулочках Марго поднялась с постели и, шагнув к трюмо, замерла вдруг, слегка задумавшись:

– А может, без этого? Ты как, если без резинки? Я-то чистая, не волнуйся… давай, а?

– Давай, – согласился Матвей, ему не грозили никакие человеческие болезни, а его недуги, даже страдай он чем-то, не могли передаться человеческой женщине.

– Хорошо-то как… – пробормотала Дашка, возвращаясь в постель…

Она оседлала мужчину, привычно сунув в себя новый средних, казалось бы, размеров член, но он вдруг как будто вырос и раздался в стороны во влагалище, заполняя все свободное пространство… Коснулся сильно и нежно ребристых стенок и – понеслись древние, как само человечество, движения… Вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз…

Ей давно не было так хорошо и спокойно с мужчиной; клиенты, конечно, исключались из этого определения, ибо – работа это работа, хотя и приходилось с большинством из них изображать, а иной раз и в самом деле получать постельное удовольствие. Но тут оказалось, что Матвей не только отважный распугиватель ночных хулиганов, но и просто-таки неутомимый любовник.

Меняя ритм, темп, изредка и позы, он, будто автомат, продолжал скользить в дашкином лоне упругим и горячим своим стержнем. Но ничего механического, отстраненного не было в этих движениях, напротив, присутствовала некая утонченная, звериная страсть, сдерживаемая мужчиной до поры до времени под маской нежности и заботы об удовольствии партнерши. Все чаще и чаще Матвей вдавливал своим телом лежащую на животе партнершу к постели, ставил девушку на четвереньки, или пристраивался у нее за спиной, лежа на боку, плотно прижимаясь своей грудью к её спине, неутомимо двигая и двигая бедрами, перекатывая между крепкими пальцами отвердевшие от возбуждения соски, опуская руки ниже, касаясь легкими движениями клитора…

Возбуждение от бесшабашного, такого замечательного и страстного, неожиданно показавшегося таким откровенно развратным соития туманило сознание не хуже выпитого недавно коньяка и ликера, но только одна мысль раз за разом упрямо проскакивала в обалдевшей головке девушки: «Почему же он все время оказывается сзади? Только чуть-чуть я успела поскакать сверху, а потом…» Но и это причудливое наблюдение тут же обрывалось, смытое волной шального оргазма… Пожалуй, так часто и легко Даша не кончала ни с кем из своих мужчин.

Будь она не так пьяна, не так возбуждена быстрыми, неутомимыми движениями партнера, то может быть и заметила бы, что ни капли пота не выступило на теле Матвея… И все равно она не успела осознать, как внутри влагалища вдруг начал раздуваться жесткий, тугой шар, как бесконечная струя семени разлилась, затопив, казалось, все её существо… а на спину между лопатками вдруг закапала горячая, обжигающая слюна зверя…

А потом была неожиданная острая и пронзительная боль пониже затылка и отвратительный хруст перекушенных шейных позвонков…

433
ПлохоНе оченьСреднеХорошоОтлично
Загрузка...

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.
avatar
5000
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио
 
 
 
Другие типы файлов